О ВЫБОРЕ МЕТОДИК ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

О ВЫБОРЕ МЕТОДИК ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ



Психологический эксперимент отличается трудоемкостью. Вовсе не каж­дого больного следует подвергать такому исследованию. Нужно выделить тех больных, с которыми целесообразно проводить такой эксперимент, перед началом исследования сформулировать конкретные вопросы, возникающие у клинициста. К числу таких вопросов, как указывается в методическом письме Государственного института психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР «Об экспериментально-психологическом исследовании больных в психоневро­логических учреждениях», относятся следующие: 1) получение дополнительных данных для дифференциального диагноза; 2) оценка эффективности терапии; 3) оценка степени интеллектуального снижения во время экспертизы (трудовой, военной, судебной); 4) анализ дефекта или нарушений интеллектуальной дея­тельности при изучении новых, малоизвестных заболеваний.

При использовании экспериментально-психологических методик для реше­ния этих задач выбор методик должен быть различен. Так, например, в отделе­нии больницы может проводиться лечение больных эпилепсией каким-либо новым препаратом, под влиянием которых сокращается количество припадков или они вовсе прекращаются. Психиатра может в этом случае интересовать воп­рос о том, как действует препарат на общее психическое состояние больных, на их психический темп, сообразительность, внимание. Для ответа на эти вопросы может быть предпринято экспериментально-психологическое исследование груп­пы больных.

Но какие методики могут быть для этой цели избраны? Как рассуж­дать при выборе этих методик? В данном случае диагноз клинически ясен. Степень нарушения психики больных до лечения может быть разной. За­дачей исследования является лишь выяснение динамики некоторых показателей до и вскоре после лечения, а также катамнестически — спустя несколько меся­цев. В таком случае могут быть рекомендованы следующие методики: «Отыски­вание чисел» (см. описание) для установления динамики темпа, «Заучивание десяти слов» для характеристики способности запоминания в динамике и еще одна методика — для сравнения темпа и качества мышления. Не обязательно, чтобы это была одна и та же методика для всех больных данной группы. Посколь­ку сравнению подлежат показатели до и после лечения, можно для больных, не имеющих образования, взять методику «Последовательность событий» (три раз­ные серии), а для больных с образованием больше 7 классов взять равнотрудные наборы «Аналогии отношений» или «Существенные признаки».

В другом случае, для учета эффективности терапии больных другим заболе­ванием, могут быть избраны иные методики, позволяющие дать оценку изменению состояния больных по иным важным для того заболевания критериям (на­пример, при склерозе — по состоянию моторики, утомляемости, легкости эф­фективной дезорганизации поведения).

Таким образом, при подборе методик, нужных для оценки эффективности терапии, следует избрать критерии, по которым можно будет судить о ее эффективности, и выбрать несколько наименее трудоемких методик, позво­ляющих повторное применение, адекватных избранным критериям. Малая трудоемкость здесь нужна для того, чтобы можно было охватить всех больных подвергающейся лечению группы, а также контрольной группы. Для повторно­го применения необходимо подготовить равнотрудные варианты заданий. Кро­ме того, в этом случае очень важно выбрать методики, имеющие количествен­ные показатели.

Иным путем выбираются методики экспериментального исследования тог­да, когда ставится задача получения дополнительных данных для дифференци­ального диагноза. Так, например, больной, направленный на военную или тру­довую экспертизу, просит о снятии якобы необоснованно поставленного в пре­жние годы и в другом городе диагноза шизофрении. Окончательное заключение будет дано «по получении объективных данных», но задачей экспериментально-психологического исследования будет в таком случае выявление характерных для шизофрении расстройств психики: причудливости ассоциаций, разноплано­вости мышления, эмоциональной отгороженности. В таком случае могли бы быть использованы следующие методики: «пиктограмма», «придумывание 60 слов», «классификация», «выбор ценностей».

В другом случае, например, при отграничении шизофрении от сифилиса нервной системы, важно выявить наличие или отсутствие органической слабос­ти, нарушений памяти, моторики, повышенной утомляемости.

Следовательно, для получения дополнительных диагностических дан­ных следует пользоваться наиболее апробированными методиками, по­зволяющими обнаружить ошибки, типы решений, кривые работоспособ­ности и т. д., многократно наблюдавшиеся в экспериментально-психологических лабораториях при одном из дифференцируемых заболеваний. Это означает, что перед началом исследования экспериментатор должен знать, между какими за­болеваниями проводится дифференциальная диагностика и каковы признаки нарушений познавательной деятельности при каждом из этих заболеваний. Ко­личественные показатели, трудоемкость экспериментальных методик играют в этих случаях гораздо меньшую роль.

Помимо клинических задач и образовательного уровня больных, при выборе экспериментальных методик приходится еще руководствоваться сооб­ражениями о том, как больной понимает цель исследования и как к нему отно­сится. Так, например, если больной сознателен и проявляет депрессивную реак­цию на собственную несостоятельность, то беседа и исследование проводятся под углом зрения проверки памяти. Начинать исследование лучше всего с методики заучивания 10 слов (эта методика вообще очень удобна для начала исследо­вания). Если же можно заподозрить тенденцию больного к аггравации, обяза­тельно начинать исследование с трудных для больного заданий — удобнее всего с пересказов и классификации.

Нередко, в зависимости от состояния и устремленности больного, прихо­дится менять подбор методик и мотивировку исследования. Например, интеллекту­ально сниженный, возбужденный больной не желает подвергаться исследованию и вообще ни о чем ином, кроме выписки из больницы, не желает разговаривать; в таком случае отдельные исследования мотивируются как проверка показателей выздоровления («осмысление сюжетных картин» — как проверка зрения, «пере­сказы» — как проверка умения читать и писать и т. д.). Если по своей направленно­сти методика «куб Линка» полезна, при исследовании какой-либо больной — пожи­лой, интеллектуально сниженной женщины, едва ли уместно предложить ей эту методику, так как она может воспринять ее как «детскую игрушку». Мужчинами же такая «строительная задача» принимается как более адекватная.

В некоторых случаях приходится в процессе самого исследования менять пред­варительно задуманный план его. Так, например, больному шизофренией предло­жено выполнить классификацию, но он не хочет действовать в соответствии с инст­рукцией или действует совершенно не так, как нужно. Значит ли это, что опыт дол­жен быть прерван и исследование отменено? Нет. В таком случае эксперимент «на ходу» трансформируется в своеобразный ассоциативный эксперимент; экспери­ментатор записывает все высказывания больного по поводу каждой картинки, и эти ассоциации также дают материал для суждений об особенностях мышления боль­ного.

Очень часто приходится видоизменять не только состав методик для исследова­ния каждого больного, но и порядок проведения каждого опыта.

В этой большой изменчивости и гибкости экспериментально-психологичес­ких методик заключена большая трудность для тех, кто должен ими овладеть; в то же время в этом их большое достоинство, так как возникает возможность иссле­довать возбужденных, параноидных, депрессивных, мутичных, аггравирующих или находящихся в состоянии расстроенного сознания больных.

Следует отметить, что не может быть подбора методик для исследования больных определенным заболеванием хотя бы потому, что эксперименты с боль­ным производятся чаще всего тогда, когда диагноз его еще представляется со­мнительным.

Неправильным является высказываемое некоторыми психиатрами пожела­ние, чтобы каждый больной был обследован одинаковыми двумя или тремя методиками и на каждого был написан как бы «статус» по аналогии с невроло­гическим статусом. Данные экспериментально-психологического исследования не дают основания для какого-то самостоятельного статуса; они могут быть ис­пользованы лишь как элементы общего психического статуса, как его дополне­ние. Поэтому, прежде чем выбрать для исследования очередного больного те четыре или пять методик, с помощью которых его нужно исследовать, необходи­мо вместе с лечащим врачом выяснить основную задачу исследования.

Таким образом, выбор методик для исследования определяется, прежде всего, клинической задачей, но также и образовательным уровнем больного, его психическим состоянием и отношением к исследованию.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.76.226 (0.007 с.)