Зороастризм - новая идеология России?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Зороастризм - новая идеология России?



Сегодня ведется много споров об идеологии будущей России. Помимо традиционных оппонентов: западников и почвенников, на российскую политическую сцену вышел набирающий силу во всем мире Ислам. Кремлевские чиновники и олигархи, прозванные в народе «лицами демократической национальности», не найдя по заказу Президента России позитивного идеала, занялись конструированием образа врага В качестве ориентиров были выбраны «лица кавказской национальности», «исламские террористы» - так было легче сплотить перепуганных православных россиян под крылом «западников».

«Почвенники», в очередной раз не поймав славянофильскую птицу тройку и не дождавшись от Православной Церкви никакой вразумительной социальной доктрины, обратились от религиозных утопий к политической географии - геополитике. Яркий представитель этого течения Александр Дугин сумел придать этой науке, выпестованной американцами, антизападное направление, и его труды неожиданно стали учебными пособиями не только у православных коммунистов, жириновцев и генералов, мечтающих сокрушить НАТО, но и у движения «Наш дом – Россия».

. здесь изложена наша критика основ геополитики Александра Дугина. Имеется в виду изд.: дугин А. Геополитика не предполагает третьей силы // Мусульманский курьер, 1999. № 1.

 

Однако при этом никто не задумался всерьез о главном - о мировоззрении, на основе которого создается любая идеология, в том числе и геополитическая. Мировоззрение - это модель бытия, устанавливающая шкалу моральных ценностей и систему поведенческих ориентиров личности в обществе, и потому именно в мировоззрении заложены критерии, по которым формируется та или иная структура государственной власти, или, говоря по-научному, критерии легитимности власти. Российские политики с советским прошлым обычно отмахиваются от вопросов мировоззрения и заявляют: «Ну, мы же православные...» - правда, в чем это выражается, кроме протокольных встреч с иерархами Церкви, никто из них объяснить не может в отличие от них, г-н Дугин выстраивает свою концепцию на основе подчеркнуто философского и религиозного дуализма.

В целом мировоззрение может базироваться на двух качественно отличных друг от друга исходных постулатах:

• вере в недосягаемого для человеческой воли и опытного познания Всемогущего Творца мироздания, Единого Бога, ни в чем не нуждающегося и создавшего мир по Своей милости ради вечного блаженства Своих творений, дающего человеку знание о Себе и о Своей воле черезпророков - это авраамическое Единобожие(трансцендентный монотеизм).

• вере в наличие досягаемого для человеческой воли и опытного познания абсолютного начала, Единого или Первоединого, которое существует либо как разумное существо в различных сверхъестественных образах, богах, ипостасях божества, духах, либо как некая безличная животворящая субстанция, материя - это пантеизм(многобожие).

К авраамическому Единобожиюотносятся Ислам, Иудаизм (в меру его соответствия собственным пророкам) и Христианство (в меру его соответствия иудейским пророкам).

Пантеизмможно подразделить на четыре основных вида:

2. 1) языческий монизм присущий развитым религиям. У мироздания нет личного Творца, оно происходит из вечного начала - Первоединого. На вершине иерархической пирамиды бытия пребывает одно верховное божество. Оно вполне самостоятельно и подчиняет себе нижестоящих богов, лишь частично самодеятельных: при богов, ангелов, демонов, духов умерших людей и живых жрецов. Все они выступают посредниками между верховным божеством и человеком, и через них верховный бог низводит свою благодать или злость на все живущее в нижестоящем мире;

2.2) многобожие, политеизм (в обиходе - собственно язычество, народные верования). Первоединое, абсолютная субстанция, разделяется на многих субъектов и пребывает во множестве богов, демонов, духов и. т. п., обладающих относительной самостоятельностью в принятии собственных решений. Верховное божество является лишь первым среди равных;

2.3) дуализм. Первоединое, абсолютная субстанция, разделяется на два взаимоисключающих и антагонистических начала, обладающих полной самостоятельностью.

2.4) Развитие бытия происходит вследствие их вечной диалектической борьбы друг с другом с переменным успехом;

2.4) нетеистические религии и атеизм. Перво-единое, абсолютная субстанция, не имеет вообще никакого личностного выражения, это - материя, обожествленная природа, из недр которой развивается человеческий разум, постепенно овладевающий стихиями и становящийся господином вселенной (пятиконечная звезда, пентаграмма, ставшая официальным символом и у американских масонов, и у советских коммунистов, - знак сверхчеловека, побеждающего стихии).

Данное деление условно, Поскольку в жизни такие варианты редко встречаются в чистом виде, чаще возникают их различные переплетения и комбинации (религиозный синкретизм).

В исповедуемом нами Единобожии нет дуализма - Бог Един, и нет никого равного Ему и нет Ему никакого противостояния. Сатана противостоит не Всемогущему Богу, а человеку.В мироздании в целом, в общем ходе исторического процесса есть только воля Всемогущего Единого Бога. Социальные поступки, мотивированные злом, совершаются не богами как это мыслят себе язычники, а обычными людьми.

Согласно Корану, человек сотворен свободным, его волевое начало предполагает возможность выбора, а значит, в душе человека есть нравственное разделение на веру и безверие, на преданность Богу и духовный декаданс. Бог призывает человека свободно выбрать прямой путь к Истине, выбрать добро и отвергнуть зло, и потому свободный человек ведет в душе непримиримую борьбу добра со злом - «великий джихад»

Однако внутреннее намерение сделать добро должно быть засвидетельствовано и вовне, исходя из чего Ислам требует справедливого социального и государственного устройства. Нельзя стремиться только к внутреннему совершенству, к построению «Царствия Божья внутри себя», подставляя злу под удар «другую щеку», необходимо самым решительным образом предотвращать торжество зла в обществе и государстве. Для этого нужны не вера в мистическую борьбу обожествленного света с обожествленной тьмой, не многочасовые обряды, призывающие добрых богов победить злых богов, а волевое усилие людей установить справедливые законы и твердо исполнять их. Бог для этого и сотворил человека, наделив его свободной волей.

Как же мыслят себе мироздание последователи дуализма? В философии дуализм означает веру в то, что диалектическая «борьба противоположностей» происходит не в сознании индивидуального человека, а во всем бытии, определяя весь процесс исторического развития. Эта борьба двух антагонистических начал может быть абстрактной, как в философской системе Гегеля, а может «наполняться материалистическим содержанием», как это было в марксизме-ленинизме. В последнем случае такая борьба приобретает религиозное значение и стремится к тотальной победе над «силами реакции» Вспомним большевистскую песню «Вихри враждебные веют над нами, (Темные силы нас злобно гнетут.) В бой роковой мы вступили с врагами, | Нас еще судьбы безвестные ждут», - здесь уже не абстрактная дуалистическая философия, а религиозный гимн, посвященный непримиримой борьбе «сынов света» со слепым роком.

Собственно религиозный дуализм возникает тогда, когда нравственное разделение на добро и зло проецируется по аналогии с внутренним миром вовне, и не только на всю природу, но даже и на Божественный мир который приобретает от этого человекообразные, антропоморфные черты. Образы, существующие только в уме, мистифицируются, персонифицируются и наделяются собственным самодеятельным бытием. Это то же самое, как если начать верить, что пушкинское Лукоморье - реальная потусторонняя страна, где реальный кот ходит по золотой цепи на дубе и действительно говорит, как человек.

Человек создает себе вымышленный мир, в котором происходит борьба примерно равных по силе, т. е. не всемогущих, богов добра и зла: Гора и Сета в египетской мифологии, Ахура-Мазды и Ахримана в зороастризме, «царя Иудейского» Христа и Дьявола в иудеохристианстве, «сынов света» с «темными силами» в коммунизме и т п. Тем самым он исключает для себя Всемогущество Единого Бога, Господа миров, Властелина Судного дня (с.:м Коран, сура 1 «Аль - Фатиха»)

Поскольку языческое сознание может легко обожествлять не только образы властительных модей, представителей фауны и флоры, но и абстрактные понятия, то и естественное понятие структуры власти, государства, может легко превратиться в религиозного кумира, идола, как бы самостоятельно существующего на Небесах и воплощенного на земле в должности царя, вождя, генерального секретаря и т. п.

В Древнем Египте сын Божий Гор побеждал злодея Сета, в зороастризме за 6 веков до Христианства сформировалось учение о Спасителе мира («Саошйанте»), который должен был чудесно родиться от девы и победить зло в конце времен. Учение о Спасителе Израиля оформилось и у иудеев, мечтавших сокрушить языческий Рим: пришедший во плоти Мошиях (греч Христос) должен был подобно персидскому Спасителю сразиться с «князем мира сего» - Дьяволом, а затем с воплощением мирового зла в лице императора язычника, победить его, восстановить величие Израиля и потомков Давида на Иерусалимском престоле и установить мир во всем мире. (Иудеи отказались от почитания Иисуса Мессией после явного отсутствия данных признаков: в 70-м году н. э. последовало поражение от римлян, полное разрушение Иерусалима и рассеяние иудеев по всей земле.) Коммунисты провозгласили «партией истины» пролетариат, возглавляемый вождем-спасителем, для которого в центре Москвы возвели древнеегипетскую усыпальницу. Место духа Божья у них заняла обожествленная Революция, а роль Сатаны была отведена «мировому империализму».

Хотя дуалистическая схема мира всегда больше подходила для революционного переустройства мира, ею иногда пыталась воспользоваться консервативная власть (как и сегодня в России) так, во II - II! веках н. э. император Рима был провозглашен земным воплощением солнечного бога Митры, а все его противники и даже критики превратились в служителей противостоящего ему бога зла. Однако митраизм не стал священным для всех народов империи: многие народы продолжали почитать своих национальных богов, так что в их системе координат император не воспринимался как религиозный Спаситель их собственного народа и человечества в целом, что открывало простор губительному для империи сепаратизму.

В этот период александрийская школа неоплатоников (особенно языческий философ Плотин, учитель Христианской Церкви Ориген и жрец Ямвлих) сослужила свою службу Риму, совместив иудеохристианское учение о Мошияхе - Спасителе Израиля с зороастрийским учением о Спасителе мира (VI в. до н. э.),

•иудейским тайнознанием, включая книгу «Зогар», ставшую основой каббалы (I в. до н. э. — III в. н. э.), учениями аскетов гностиков и книгами Сивилл (I - IV вв. н. э.),

•эзотерическими трудами Гермеса Трисмегиста Тота (III в. н. э.),

•культом египетских, элевсинских и митраистских мистерий (III - v вв. н. э.).

Имя «Иошуа» (по гречески произносится как «Иисус») переводится на русский как «Иегова спасает», причем евангельский Иошуа спасает исключительно «погибших овец дома Израилева», ибо, как мы уже цитировали выше, «нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Мф. 15:24, 26) Однако усилиями неоплатоников-христиан поучения странствующего по палестинским селениям раввина были абсолютизированы и предложены всему человечеству в качестве модели мироздания. Региональная история превратилась в миф, описывающий глобальное спасение всего человечества в будущей жизни, а условием вхождения в рай стало абсолютное послушание личности и народов воле диктатора Рима, чудесно превратившегося в «наместника Христа», и смиренное восприятие любых его несправедливостей в этой жизни. Место Единого и Всемогущего Бога-Творца, к коему каждый может обращаться на прямую и непосредственно, заняла противостоящая пара: «Христос Мошиях, Царь не от мира сего» - «Дьявол, Князь мира сего», борьба которых до сих пор не выявила победителя.

Религия предстала в виде линейных отношений противоборствующих сторон - без вертикали, связывающей человека с Творцом мироздания. После введения догмата о единосущии человека и Бога совершенно лишним в этой схеме оказался Всемогущий Творец, участвующий через Своего «единородного сына» в делах мира сего. Наш Создатель согласно этим воззрениям, оказался либо бессильным перед богом зла, либо вообще не могущим обойтись без зла для осуществления Своего собственного плана развития человечества.

Таким образом, даже само понятие о Всемогуществе Единого Бога мешало языческим мифотворцам-дуалистам создавать увлекательный всемирно-исторический сериал о борьбе супермена и его команды с сионистской мафией, плетущей нити мирового заговора. Чтобы ниша Всемогущего Творца не оставалась для народа зияюще пустой, сам Иисус Христос и был объявлен «единосущным Творцу», а все сомневающиеся в этом были причислены к еретикам, что влекло за собой их пытки и казнь.

Прямой путь человека к Творцу в римско византийском государственном Христианстве был как бы перекрыт жрецами, так что без особого жреческого посвящения в таинства самостоятельное следование к Богу, как и у язычников, стало как бы невозможно. Символические ключи от двери в Царство Небесное, врученные Мошияхом апостолу Петру, поставили человека в абсолютную зависимость от жреческой касты - эксклюзивного обладателя этих ключей. Непризнание же власти Петра и его преемников над ключами от рая стало трактоваться как служение Дьяволу с соответствующими карающими последствиями.

Тем самым, государственное римское Христианство впитало в себя дуалистическую модель, сильно приправленную восточной мистикой и эзотерикой. Только для нас, мусульман, имеющих Откровение через Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и да приветствует1), Иисус (мир ему!) - не второй и не «воплощенный» Бог, не объект мифотворчества, а реальный праведный человек, которого Всемогущий Бог послал к его соплеменникам-иудеям со спасительной для этого народа миссией пророческого благочестия.

Для мусульман зло становится внешней реальностью лишь после того, как человек сам начинает следовать ему. Что касается Александра Дугина, то он очевидным образом свидетельствует о своем и философском, и религиозно-мировоззренческом дуализме, близком к позднему зороастризму. В конструируемой им модели мира бытие делится на два противостоящих друг другу полюса: «Суша и Море», «атлантизм и евразизм», «береговая и континентальная зоны» и т. д. В своем самом капитальном сочинении «Основы геополитики» он пишет:

«Главным законом геополитики является утверждение фундаментального дуализма,отраженного в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Этот дуализм выражается в противопоставлении "теллурократии" ("сухопутного могущества") <...> и "талассократии" ("морского могущества") <...> Уже изначально данный дуализм имеет качество враждебности, альтернативности двух его полюсов»2

Автор видит в этих полюсах такую степень самодостаточности, что они сами по себе определяют социальную мотивацию людей, характер их поступков, а значит, и весь ход истории: «"Сухопутное могущество" <...> на цивилизационном уровне воплощается в оседлости, консерватизме, в строгих юридических нормативах, которым подчиняются крупные объединения людей - рода, племена, народы, государства, империи <...> Сухопутным народам чужды индивидуализм, дух предпринимательства. Им свойственны коллективизм и иерархичность <...> "Морское могущество" представляет собой тип цивилизации, основанной на противоположных установках. <...> Геополитическое видение истории представляет собой модель развития планетарного дуализма до максимальных пропорций. Суша и Море распространяют свое изначальное влияние на весь мир. Человеческая история есть не что иное, как выражение этой борьбы и путь к ее абсолютизации»3.

Заявив в интервью «Мусульманскому курьеру», что он - христианин православно-старообрядческого толка, А. Дугин действительно не противоречит той редакции государственного Христианства, в которой с IV века утвердился пантеистический дуализм. Он, безусловно может причислять себя к православным, если рассматриваемые им «зону Моря», царство «свободной торговли», «индивидуализма» и «либерал-капитализма» он отнесет к царству дьявола (Аримана, Антихриста и т. п.), а зону «консервативной традиции», «коллективизма», моральной устойчивости, марксизма - к царству Спасителя (Саошйанта, Мошияха, Христа).

В дуалистической модели бытия в принципе ничего не меняется от перемены наименований - религиозное сознание, верящее в борьбу двух движущих сил обожествленной Природы: огня и воды, суши и моря, света и тьмы, и т. п., может персонифицировать эти силы и придать каждой из них иконный лик бога (богочеловека, ангела), борющегося с демоном. Рациональное же сознание видит в этих началах лишь борьбу человеческого рассудка с бесформенной «материей», но и оно готово, слегка поморщившись, поступить каких-нибудь богов в темном прошлом, еще не просвещенном наукой, и пригласить «патриотических» попов в качестве временных попутчиков (вследствие чего сегодня мы и наблюдаем удивительную идеологическую близость воспитанных коммунистами чиновников и православных «патриотов»).

Однако для фундаментального церковного Христианства, как оно исторически сложилось, персонификация всех природных стихий с приданием им иудейских или греко-римских имен являетсявсе-таки строго обязательной.На этом зиждется преемственность этой религии (по убеждению её последователей) с иудейской «священной историей» с традицией израильских пророков без ссылки на которую Христианство вообще ничем не отличалось бы от других пантеистических мифологий. По этому А. Дугин имел бы полное моральное право именовать себя православным христианином только в том случае, если бы он публично засвидетельствовал на Библии, что его «зоны сухопутного могущества» одновременно являются «канонической территорией христианского православия», строго подчиненной соответствующей жреческой корпорации со всеми ее догматами и житиями святых, а «зоны свободной» зоны свободной торговли, индивидуализма и демократии» - регионом обитания антихриста, дьявола и его чертей, а равно католиков протестантов и прочих «еретиков»

Оставив, впрочем, этот вопрос на усмотрение церковных наставников А. Дугина, мы вынуждены констатировать, что методологическая установка его книги объективно все-таки ближе к дохристианскому толкованию двух полюсов бытия как тонических (безличных, природных) сил: его Суша и Море - это могучие подземные стихии, побуждающие людей к тем и \и иным социальным действиям так же неотвратимо, как в день полнолуния притяжение луны неотвратимо влечет лунатика на крышу (а дугинского дуалиста - еще и в водоем)



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.21.182 (0.009 с.)