Есть ли у христиан Откровение?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Есть ли у христиан Откровение?



Распространенное у мусульман имя Бога «Аллах» образовано соединением арабского определенного артикля «аль», подчеркивающего единственность, и арабского слова «илях» - «бог». Таким образом, русским аналогом слова «Аллах» служит словосочетание «Единый Бог» («Единственный Бог»). В дальнейшем мы будем использовать термины «Аллах», «Бог», «Единый Бог» как тождественные.

Согласно вере Авраама (мир ему!), Бог Един и недосягаем для Его творений, кроме как по Его собственному изволению. То, что Всевышний Сам захотел открыть людям, то и стало нашим достоянием через посредство духов Божьих и пророков, посланников Бога. Субъект Откровения - Сам Всемогущий Бог, человек же является лишь Его инструментом, орудием исполнения Его воли.

Пророк сам наперед не знает содержания Откровения и узнаёт его вместе со всеми Откровение Всевышнего имеет внешние признаки ~ пророк говорит: «Было мне Слово Бога: иди и скажи людям следующее...» - далее следует прямая речь Самого Бога. Так говорят пророки Израиля, так говорит и Мухаммад (мир им всем!). Это Откровение можно принимать, можно отвергать, единственное, чего нельзя делать - это изменять данное свыше Послание по человеческому усмотрению, ибо в этом случае оно перестает быть Словом Бога и становится рукотворным, а при искажении его смысла может стать и лжепророческим. Весь Преславный Коран строится по форме: «Скажи им», и никто и никогда не вправе и уже не сможет что-либо изменить в его тексте.

Однако совсем иначе было в Иудаизме и Христианстве. В корпус пророческих книг иудейского Писания попали исторические хроники, противоречащие друг другу книги сомнительного происхождения, книги, сохранившиеся лишь в переводах. Во многих текстах пророков появились позднейшие вставки, существенно меняющие смысл текстов.

Что касается Христианства, то сохранились лишь обрывочные сведения о жизни Иисуса и отдельные его поучения в устном пересказе, записанные через несколько десятилетий после их произнесения и, большей частью, с чужих слов. Священнослужители II! - IV веков, считавшие себя очевидно выше пророков, провели селекцию древних текстов: многие из книг были произвольно отвергнуты через 200 лет после их написания, другие произвольно включены в известный нам корпус Новою Завета. В окончательной редакции Новый Завет был утвержден Трулльским Собором Церкви только в 692 году, т. е. почти через 7 столетий после описанных событий! Причем большую часть этих книг составили даже не пересказанные поучения Иисуса Христа, а собственные поучения нескольких его учеников и известного гонителя христиан. Павла, который лично вообще никогда не видел и не слышал Иисуса. Пророческой формулы: «Скажи им...» - в их текстах нет вообще, более того, часто встречается прямо противоположное.

Например, Евангелие от Луки в канонизированном синодальном переводе начинается так: «Как уже многие начали составлять повествованияо совершенно известных между нами событиях, как передалинам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне,по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен»(Лк. 1:1 - 4). Из данного текста очевидным образом следует, что субъектом этого «доброго послания» (по-гречески - «эвангелион») является не Бог, а человек, причем не очевидец, а передающий с чужих слов одно из многих описаний Иисусова учения. Цель послания также чисто человеческая - автору «рассудилось» утвердить ученика в ранее полученных знаниях. Слово «передали» как нельзя лучше показывает, что речь идет о том, что сами христиане называют Преданием.

Евангелие от Иоанна, происхождение которого вызывает немало споров у современных исследователей, заканчивается словами: «Многое и другое сотворил Иисус; но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг»(Ин. 21:25). Эти завершающие слова наглядно показывают, что субъектом послания является человек, который сам решает, что ему выбрать для публикации из большого объема информации, и который при этом признает факт серьезного сокращения им самим того, что дошло до него об Иисусе.

Апостол Павел в первом Послании к Коринфянам также ссылается либо на волю Господа (Иисуса Христа), либо на свою собственную: «...это сказано мноюкак позволение, а не как повеление Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я» (1 Кор. 7:6); «...вступившим в брак не я повелеваю, а Господь <...> Прочим же я говорю, а не Господь...» (1 Кор 7:10 - 12); «Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет...»(1 Кор. 7:25) и т. д.

С позиции верующего в Единого Всемогущего Бога, все, что говорится от имени человека, даже самого святого и уважаемого, должно относиться не к Откровению Бога, а к назидательным человеческим сочинениям: философским, богословским, нравоучительным, т. е. к тому, что сами христиане называют «священным Преданием». Если христиане считают Новый Завет Откровением Бога, они должны были бы вынести за его рамки, по крайней мере, все слова апостола, где он сообщает, что излагает не повеление Бога и даже не поучение Иисуса (мир ему!), и публиковать эти вставки как предания благочестивых мужей. Тот факт, что они этого не сделали, свидетельствует в пользу того, что весь Новый Завет можно рассматривать лишь как Предание, но не как книгу Откровения:Евангелия - как своего рода аналог недостоверных хадисов, послания апостолов - аналог тафсиров (толкование). И когда ссылка на слова Иисуса (мир ему!) не носит характера прямой цитаты, а лишь комментирует некие не сохранившиеся в целости фрагменты его речи, эта ссылка есть лишь человеческое свидетельство об Иисусе, но никак не может быть свидетельством самого Иисуса о воле Всевышнего. Таким образом, весь христианский Новый Завет - это лишь очередные интерпретации текстов израильских пророков без какого-либо нового Откровения, выходящего за рамки иудейской традиции!Новая, собственно христианская религия оформилась как учение постепенно, во II - IV веках, и институциализировалась в IV - V веках силами императоров Рима и жреческого сословия без новых пророков и без нового пророческого Откровения.

Где же то Откровение Бога, которое апостолы должны были бы комментировать, а не подменять? Сам Иисус Христос (мир ему!) не оставил после себя книги Откровения Нового Завета, где бы говорил: «Так повелел мне Бог сказать вам...», после чего следовал бы определенный текст, не подверженный никаким изменениям и позднейшим вставкам. - Таких слов нет ни в одной христианской книге. И если мы верим во Всемогущего Бога, мы должны признать: если бы была Его воля ниспослать Откровение Нового Завета, то она, как и всякая воля Всемогущего, несомненно исполнилась бы и была бы защищена от желающих приписать к тексту Откровения что-либо свое!

Более того, Иисус Христос (мир ему!), посланник Бога, многократно запрещал ученикам рассказывать о себе, сами же ученики говорили, что всего, что произнес Иисус, не вместили бы многие книги. Евангельский Иисус постоянно подчеркивает, что он послан только к иудеям, - так, на просьбу исцелить хананеянку он отвечает: «...Я послан только к погибшим овцам дома Израилева <...>нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Мф. 15:24 - 28). Нигде в Евангелиях не говорится о приобщении язычников к ученикам Иисуса - это лишь позднейшая интерпретация ' Церкви, которая опровергается Книгой Деяний (гл. 10, 11:1 - 19): через 17 лет после вознесения Иисуса первоверховный апостол Петр обращает в свою веру язычника Корнилия, и все удивляются этому!А затем Петр использует весь свой авторитет апостола и ссылку на недавнее знамение свыше, чтобы убедить остальных апостолов в целесообразности начать обращать в свою веру и других язычников. - Если бы Иисус действительно заповедал ученикам обращать не иудеев, то почему в течение 17 лет они этого не делали, а потом начали искать обоснование этому в новых чудесах и знамениях, а не в ссылках на прямые указания своего учителя?

В Евангелии от Иоанна Иисус прямо раскрыл причину, по которой Бог пока еще не дает людям текста нового Откровения: «Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить.Когда же придет он, дух Истины, то наставит вас на всякую Истину, ибо не от себя говорить будет, но будет говорить, что услышит,и будущее возвестит вам» (Ин. 16:12 - 13). «Утешитель же, дух святый, которого пошлет Отец во имя мое, научит вас всему и напомнит вам все, что я говорил вам»(Ин. 14:26).

Разве это не прямое свидетельство того, что Иисус Христос именем Бога заявил, что подлинное содержание его пророческого благовестил и не должно было в то время оформиться в виде записанной книги Откровения? Ведь даже его ученики из иудеев, веривших в свою богоизбранность, еще «не могли вместить» полноту Истины, а ведь ее нужно было открыть для всех народов земли, закосневших в язычестве и еще не готовых к восприятию Единобожия! И потому Всевышний Бог возвестил, что святой дух позднее откроет то, что слышал от Бога, - когда учение великих пророков Авраама, Моисея и Иисуса (мир им!) станет доступным для всех.

Каким же образом бесплотный дух мог открыть потом и напомнить Слово Всемогущего Бога? - Для этого нужен был новый пророк, наделенный от Бога правом передавать Его Слова. Нам, обладающим-Преславным Кораном, теперь известно, что этим Пророком стал Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует!), а посланным к нему духом был Ангел Гавриил (Джибраил), который передавал ему Слово Всевышнего.

Так для меня стало очевидным то, что в христианской традиции я не имею книги, о которой можно было бы твердо сказать: «Это дано по воле Бога Самим Богом через Его посланника, который засвидетельствовал, что эти Слова, начиная с таких-то и заканчивая такими-то, суть Слова Бога». Вместо этого я имею многочисленные предания и поучения I века, из которых через 200 - 300 лет люди, не являвшиеся пророками, часть провозгласили священными, а часть неканоническими, более того - дополнили этот свод писаниями и хрониками неизвестного происхождения, а также позднейшими вставками в сам текст.

Например, в латинское издание Библии, в первое соборное послание Иоанна, главу 5, чья-то дерзостная рука вписала в XVI веке(!) новый стих под номером 7 (скорее всего с целью опровергнуть протестантов): «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и святый дух; и сии три суть едино». Эта фраза была потом перенесена и в греческую, и в славянскую редакции Библии. Неужели и эту фразу тоже считают Откровением? Современные христиане пытаются доказать, что эту фразу цитировали некоторые писатели III века, относя ее к Евангелию от Иоанна, в коем ее сегодня нет. Но это обстоятельство лишь усиливает сомнение в подлинности всех новозаветных текстов, которыми через столетия столь свободно могли манипулировать люди, не получившие от Бога пророческую миссию.

Становилось ясным, что Новый Завет может считаться лишь нравоучительным, назидательным чтением - благочестивым Преданием, но уж никак не является пророческим возвещением слов Самого Бога. Однако и назидательность этого чтения вызывала много вопросов, так как в условиях отсутствия собственного пророческого Откровения церковная иерархия объявила себя как бы коллективным и постоянно действующим пророком - вроде оракула, от имени которого священнослужители вправе толковать и даже менять любые тексты. И когда корпоративные интересы жреческого сословия («жрец» по-русски - «священник», «тот, кто освящает жертвы») входили в прямое противоречие с древним текстом, жрецы, исходя из своих интересов, вводили обязательные (под угрозой анафемы, пыток и казни) толкования, имеющие часто прямо противоположный исходному тексту смысл.

Например, Иисус Христос прямо запрещает называть кого-либо себе отцом: «И отцом себе не называйте никого на земле: ибо один у вас Отец, Который на небесах» (Мф. 23:9). Смысл прост и очевиден, это не притча, а прямое предписание. Тем не менее в Церкви римско-византийского образца все служители - «отцы», причем «святые», «святейшие» или «преподобные», а некоторые из них еще и «владыки», т. е. Повелители-администраторы. Иисус увещевает: «...молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны. Не уподобляйтесь им: ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6:7 - 8). Опять-таки простое и прямое предписание. Посчитайте, сколько часов в день и в неделю длится сегодня христианское богослужение и к скольким посредникам обращаются верующие, полагая, очевидно, что Отец Небесный не знает их нужд!

Где же искать Истину Бога, не переписанную людьми в своих - пусть даже и благих - намерениях? Может ли собрание даже 300 самых уважаемых богословов заменить одного пророка, посланного Всемогущим Богом и возвещающего Его всемогущую волю? Что в официальном тексте Евангелий от Бога, а что от средневековых инквизиторов?

Пусть обладатели Евангелия судят по тому, Что в нем Господь им ниспослал, А те, кто суд вершит не по тому, Что им низвел Господь, Те - возмутители [Господнего порядка].

(Коран, 5:47)

Так звучит Слово Божье, которое четко разъясняет нам, что в дошедших до нас отрывочных текстах древней школы иудеохристиан содержится Истина, возвещенная Богом через Иисуса Христа (мир ему!), и эта Истина свята для нас. Но есть в этих текстах и нечто, добавленное по человеческой воле, на что указывали даже сами ученики Иисуса. Мы, мусульмане, верим в пророческое и посланническое достоинство Иисуса Христа, и те его слова, которые он произносил как пророк и посланник Бога, - для нас истинные слова. Но, чтобы почитать их истинными, нам нужна уверенность, что предлагаемые современными христианами слова и поучения Иисуса были действительно его словами, а не позднейшим изобретением. А такой уверенности как раз и нет! Иоганн Волыфганг фон Гете так описал свои впечатления об этом (в цикле «Западно-восточный диван»):

Чтоб дать Евангелье векам, Христос в наш мир с Небес сошел и стал внушать ученикам Святой Божественный глагол. Потом вознесся ввысь опять, Они ж во славу Божества пошли писать и повторять, Кто как запомнил, те слова. И все различно, как обычно, - Но и способны все различно! И вот у христиан беда - Терпи до Страшного суда!5 (Пер. О. Чухонцева)

 

Когда я впервые открыл Священный Коран, увидел фразу «Скажи им...» и прочитал слова, благовествующие о Всемогущем Творце, которые никем не были переправлены, я понял, что это слова Самого Всемогущего. Бога. Бог - автор Корана, а Мухаммад - Его Посланник. Всемогущий не нуждается ни в человеческих руках и ногах ни в птичьих крыльях, ни в плачущих портретах своих «угодников», ни в сомнительных «знамениях», ни в человеческом редактировании Своих Слов, ни в иных формах «боговоплощения», ибо Он Всемогущ, Он сотворил весь мир в мгновение ока, Он властен довести Свою волю до людей так, как захочет и когда захочет и через того посланника, которого Сам изберет. О тех же, кто отвергал и отвергает сегодня Ислам, возводя на него всевозможные обвинения и строя домыслы, Сам Господь сказал:

Что ж им не поразмыслить над Кораном?

Не будь от Бога он,

В нем много бы нашлось противоречий.

(Коран, 4:82)

Строгая логическая непротиворечивость, чудесным образом сочетаемая с изысканной поэтической возвышенностью и истинами, до которых не мог додуматься никто из смертных, - все это характерные свойства этой священной Книги, переданной через Посланника Мухаммада (мир ему!), не имевшего ни научного, ни литературного образования! В словах Бога нет противоречий в них нет позднейших вставок, они ясно очерчивают начало и окончание слов Всевышнего, они напоминают и разъясняют то, что говорил Иисус и иные пророки до него (мир им!), они возвещают всем народам земли социальную доктрину Единобожия - от семьи и быта до государственного устройства.

Мы Книгу в истине тебе послали

Для подтверждения того,

Что прежде из Писания пришло,

Для охранения его [от всяких искажений].

(Коран, 5:48)

Прочитав эту Книгу, я понял: истинное христианское Откровение, о грядущем ниспослании которого говорил Иисус, - это Священный Коран.

Что же касается споров о качестве переводов смысла Корана на русский язык то мне известен только один действительно русский текст, передающий смысл Откровения - это «перевод смыслов Корана» Иман Валерии Пороховой. Хотя некоторые ученые исламоведы советской школы пытаются критиковать ее труд за неточности они не предложили ничего лучше. Да и в принципе содержание слов идущих от Самого Всемогущего Бога, не может быть адекватно передано никакими человеческими словами а тем более на другом языке. Тем самым, речь может идти лишь о переводе смыслов, и задача переводчика - создать в терминах другого языка наиболее близкую по смыслу понятийную модель, которая должна удовлетворять двум требованиям: 1) не противоречить оригиналу, 2) быть литературно совершенной, поэтичной, высокохудожественной, чтобы войти в сознание человека, воспитанного в культуре русского языка. Красота перевода Иман Пороховой вынудила даже такого ее критика как арабист В. Ушаков, начать публиковать свой поэтизированный перевод, который можно назвать «в подражание Пороховой».

Библия, переведенная с еврейского и греческого на славянский и русский языки, содержит больше ошибок, неточностей, даже прямых искажений смысла, чем перевод смысла Корана. Например, лишь одним русским словом «образ» передаются пять разных по смыслу и оттенкам греческих терминов в Новом Завете: «икон», «идолон», «типос», «морфи», «схима». Однако большинство людей не имеет богословского образования и не интересуется нюансами смысла, не «раскапывает» текст греческого, а тем более еврейскою оригинала, ему достаточно того содержания, что лежит на поверхности, - лишь бы оно не было искажено по смыслу переводом. Славянский перевод Библии высокопоэтичен, он вошел в сознание миллионов людей, отразившись во множестве поговорок, пословиц, сравнений, став основой художественных произведений.

Было бы утопией считать, что миллионы простых людей в России станут знатоками арабского языка и начнут вести заумные споры об этимологии арабских терминов. И перевод Пороховой не ставит перед собой как бы «академической», а на самом деле невыполнимой задачи создать равный оригиналу текст Откровения - он просто понятен по-русски, он поэтически красив, легко ложится на память и передает основное смысловое содержание так, чтобы не противоречить смыслу оригинала, - причем это соответствие первоисточнику удостоверено международной академией «Аль - Азхар», наиболее авторитетной в мусульманском мире. После 1000 лет неудачных попыток преодоления образопоклонства Аллах удостоил нас чуда - сделал во многом доступным смысл Своего Откровения. Этот дар Аллаха знаменует собой новую эру для нашей страны, ведь сказано:

И ни один посланник не был послан Нами, Кто не владел бы языком своих людей, Чтобы он мог им ясно говорить о сути.

(Коран, 14:4)

 

Вера в Иисуса Христа

Вера в Иисуса (мир ему!) как не только праведного раввина, пророка и духовного спасителя правоверных израильтян - евр. «Мошиях» = «Мессия», арабск. «Масих», греч. «Христос», - но и как в сошедшего с Небес и вочеловечившегося Бога, базируется на нескольких трактовках Церковью Нового Завета, названных догматами, сомнение в которых квалифицировалось как ересь и влекло пытки и смертную казнь.

Во-первых, наименование Иисуса по всему тексту Нового Завета «сыном Божьим»

«А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божьими, которыени от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились»(Ин. 1:12-13).

Так же «чадами Бога» и «родственниками» Иисуса становятся и все остальные, кто будет исполнять волю.

Самого Бога, будет Ему покорным, т. е. «муслимом»6 «...кто будет исполнять волю Отца моего небесного, тот мне брат, и сестра, и матерь»(Мф. 12:50), «...матерь моя и братья мои суть слушающие слово Божье и исполняющие его»(Лк. 8:20 - 21). Это определение «сыновства» Богу, данное самим Иисусом Христом (мир ему!).

Более того, в самом Новом Завете многократно говорится о том, что конечная цель посланнической миссии Иисуса - зделать всех людей «сынами Бога», добиться всеобщего «усыновления Богу» В Послании к Ефесянам говорится:

«Благословен Бог и Отец господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в Небесах, так как Он избрал нас в нем прежде создания мира <...> предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по благоволению воли Своей»(Еф. 1:3-5).

Было бы безумно предположить, что это свидетельствует о тождественности всех людей Творцу! Следовательно, даже отредактированный текст Нового Завета показывает иносказательность слов «рождение от Бога», их переносный духовный смысл, обозначающий по аналогии послушание сына отцу и принятие сыном воли отца. Поэтому выражение «сын Божий и сын человеческий», относимое к Иисусу в Новом Завете, означает признание Бога своим духовным Отцом, вверение всего себя Богу. Говоря иначе, перед нами ангел по духу с плотью человека. Но ангел - не Бог, он сотворен Им, как и человек. В том, что Иисус (мир ему!) имел, как ангел, праведную душу, мусульмане не сомневаются. Иисус, вслед за Авраамом и Моисеем, - величайший из пророков, который вверил всего себя Богу, т. е., говоря по арабски, стал «муслимом» - мусульманином. Его примеру должны последовать все люди и все народы земли, к чему и призвал Пророк Мухаммад (мир ему!).

Кстати говоря, словосочетания «сын Божий» и «сын человеческий» написаны по-гречески без заглавных (прописных) букв. Заглавными их сделали в Средневековье люди, очевидно, полагавшие себя выше апостолов - авторов этих текстов, и потому считавшие, что они вправе исправлять то, что сами называют Откровением. Ведь когда буква становится заглавной, как, например, в слове «Свет», то в этом случае речь идет уже не просто о некоем свете, а об атрибуте Божества, т. е. налицо изменение смыслового содержания текста. Таким образом, именование Иисуса (мир ему!) «сыном Божьим» никак не может свидетельствовать об отождествлении этого человека с Богом, и те, кто в Средневековье стали писать слово «сын» с заглавной буквы, хорошо это понимали и, видимо, поэтому пошли на дерзостное искажение текста.

Начиная с V века христиане, объявившие Иисуса Богом, ссылаются на те места Нового Завета, где говорится о том, что Иисус «рожден прежде создания мира». Приведенный выше фрагмент Послания к Ефесянам (1:3 - 5) опровергает эти аргументы: все люди избраны и предопределены к «усыновлению» именно «до создания мира»!

Во вторых, ссылаются на то, что Иисус говорит: «Я и Отец - одно» (Ин. 10:30), однако из контекста следует, что речь идет только о единстве цели, но не о единстве природы и даже не об одной воле, а о добровольном и полном подчинении Иисусом своей воли воле Бога. Далее в молитве Иисус говорит: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во мне, и я в Тебе, так и они да будут в нас едино» (Ин.17:21). Не означают же эти слова о единстве всех апостолов и даже всех верующих того, что все они перестанут быть самостоятельными существами и превратятся в одного человека, в одного субъекта!

Иисус сказал: «...верующий в меня не в меня верует, но в Пославшего меня» (Ин. 12:44). На протяжении всего Нового Завета говорится, что Бог Отец посылает Иисуса спасать людей - так как же могут быть одним существом Пославший и исполняющий Его волю посланник? Если Бог «благоволил» Иисусу, значит, у них разная воля. Сам Иисус говорит: «...не ищу моей воли, но воли пославшего меня Отца» (Ин. 5:30). а в Гефсиманском саду молится Богу: «...Отче! О, если бы Ты благоволилпронести чашу сию мимо меня! Впрочем, не моя воля, но Твоя да будет»(Лк. 22:42). И наконец, последние, согласно Евангелию, слова Иисуса: «Боже мой, Боже мой! Для чего Ты меня оставил?» (Мф. 27:46), и «Отче! В руки Твои предаюдух мой» (Лк. 23:46), - не дают никаких оснований говорить о тождестве существа Иисуса и Единого Бога. (Интересно, что слово «предаю» по-арабски буквально и означает «ислам».) И неужели из слов Иисуса: «...иду к Отцу; ибо Отец мой более меня» (Ин. 14:28), - кто-то может сделать вывод о том, что в Боге существуют разные уровни всемогущества?!

Апостол Павел вполне отчетливо обозначил подчиненность Иисуса Единому Творцу: «...всякому мужу глава - Христос, жене глава - муж, а Христу глава - Бог»(1Кор. 11:3); «Когда же все покорится Ему, тогда и сам сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15:28).

Средневековая церковная иерархия, не находя в древних текстах опоры своей доктрине, через 400 лет после написания Евангелий и апостольских посланий придумала совершенно новое учение о «единой сущности Бога в трех ипостасях». По-гречески слово «ипостасис» означает, во-первых, существо, а во-вторых, может переводиться и как «личность». Но главное, что все эти термины - абстракции, и разделение на «сущность», «существо» и «личность» возможно только в модели, которую человек выстраивает в уме для удобства познания. В реальности же никакая «личность» не может существовать отдельно от своего собственного «существа» и от своей «сущности».

Манипулирование подобными абстракциями было свойственно древнегреческим софистам. Можно провести аналогию с их известным парадоксом, где на вопрос: «Можно ли выпить море?» - следует ответ: «Да, если отделить от морской воды воду всех рек, впадающих в него». Так и понятие «сущности» Бога после искусственного отделения от него человеческим умом понятия «личности» Бога оказывается чем-то пустым и недейственным и уж никак не всемогущим.

Чтобы распознать механизм этого типично греческого софизма, достаточно использовать простой и понятный каждому термин «субъект» («самостоятельно действующее существо»). Вера в Единого Бога означает веру в одного субъекта действия, и в этом принципиально важном положении взгляды иудеев и мусульман совпадают. Вполне логично, что в Новом Завете, созданном иудеями монотеистами, Бог Отец, Иисус и дух святой - три разных субъекта, действующих самостоятельно, причем Иисус и дух постоянно и послушно исполняют волю Единого Бога! Поэтому-то языческое жреческое сословие, привыкшее на протяжении веков играть роль наместников языческих богов на земле, и хотело найти привычную формулу, чтобы сохранить свой «богочеловеческий» статус в глазах суеверных неграмотных масс. С этой целью в IV - V веках жрецы «подправили» иудеохристианское Единобожие в соответствии с привычным для них представлением о двуликих, трехликих, тысячеликих и тому подобных богах - разные субъекты действия были объединены в одного многоликого субъекта, т. е. Богу были приданы несколько лиц - в данном случае три.

Многоликость, или «многоипостасность», богов - обычное дело для всех древних религий, в данном же случае нужно было отождествить «сына Божья» и «духа» с Самим Богом, то есть сделать их «сотоварищами» Единого Бога. После этого служители культа могли без труда провозгласить себя преемниками «сына Божья» и носителями его духа,то есть объявить себя коллективным «телом» в очеловечившегося Божества - телом, царствующим на земле от имени Самого Божества над всеми людьми. Согласно терминологии христиан, жрецы самонарекли себя Церковью, богочеловечеством.Так и родилось учение о «трех ипостасях Единого Бога» сформировалось представление о Церкви как о «теле Христа-Бога», а причащение «тела Христова» стало главным и строго обязательным ритуалом ортодоксального христианства.

Участвуя в этом ритуале, человек верит в избавление от грехов и в свое реальное соединение с Богом, в то,что становится частью Божества. Однако вся эта сложная пирамидальная конструкция имеет, помимо мистики другую, вполне земную цель: участие человека в ритуале причащения богочеловечества символически означает вольное или невольное согласие стать низшей ступенькой космической иерархии земная верхушка которой - «божественные» правители и «священные» жрецы - выводится из-под всякого контроля снизу и из под ответственности перед народом за любые свои действия.

Для возбуждения в молящихся еще большей уверенности в исключительности и незаменимости жреческой иерархии ее руководство, священноначалие, утвердило обязательный для всех догмат о «первородном грехе» Адама, якобы наследуемом по природе от рождения каждым живущим человеком, независимо от его личных качеств. И избавиться от этого наследуемого греха можно исключительно через ритуал своего вхождения в иерархическую пирамидучерез причащение богочеловечества, которое может быть совершено исключительно только служителями этой иерархии!

Надо сказать, что на фоне всех этих философских и софистских ухищрений весьма просто и ясно звучат слова апостола Павла: «...един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус...»(1 Тим. 2:5). Посредник в данном случае - посланник Бога, т. е. человек, исполняющий прямо обращенную к нему волю Всевышнего.

Если учение о том, что Иисус является ликом Божества, по-своему объяснимо, то все-таки совсем необъяснимым выглядит присвоение статуса лика, ипостаси святому духу, который по учению самой же Церкви является абсолютно бесплотным и действует скорее как энергия, сила Бога, а не как некая распознаваемая личность. Такой проблемы нет для верующего, который не придает Единому Богу сотоварищей и не обожествляет святого духа: для него самостоятельно действующий святой дух - это ангел, подчиненный Единому Богу, а дух, действующий энергетически, - это действие Бога в процессе реализации Его воли.

Учение о как бы раздельном существовании в Боге Его сущности и нескольких Его самостоятельно действующих личностей (ипостасей) было возведено в V веке в непререкаемый и не подлежащий даже обсуждению догмат, охраняемый, как и другие, не верой в непротиворечивость Откровения, а угрозой анафемы с дыбой, колесованием, ритуальным сожжением на костре инквизиции или в деревянной клетке. Этот догмат противоречит христианскому же учению о непознаваемой сущности Бога, поскольку сам представляет собой знание об отношениях ипостасей к их единой сущности. И попытка вторжением ума в сущность Бога придать ее «ипостасным» выражениям диалектическое единство представляется далекой от Единобожия, от веры Авраама и от веры самого же Иисуса (мир им!), как она изложена даже в текстах отредактированного Церковью Нового Завета. Иисус везде подчеркивает подобность своих действий Единому Богу, что он -посланник Бога, послушно творящий только то, что Единый Бог Сам захотел ему открыть: «Сын ничего не может творить сам от себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и сын творит также. Ибо Отец любит сына и показывает ему все, что творит» (Ин. 5:19 -20).

В -третьих, ссылаются на то, что в Новом Завете, в первом послании Павла к Тимофею, прямо говорится о воплощении Бога что и выразилось в факте чудесного рождения Иисуса (мир ему!). Однако даже в Толковой Библии Лопухина официально разрешенной православной цензурой, признается, что в это Послание (главу 3, стих 16) через 300 лет после его написания были добавлены две буквы, В древних списках там стояло греческое слово «ос» («который»), так что текст выглядел следующим образом: «...великая благочестия тайна, которая открылась во плоти...». Патриарх Константинопольский Иоанн Златоуст в конце IV века предварил слово «ос» буквами «Те», и мы получили «Теос» («Бог») так что в итоге родилось современное чтение: «...великая благочестия тайна: Бог явился в плоти...». Именно этот текст, рожденный через 300 лет после смерти апостола Павла, христиане и приводят как главное доказательство идеи «боговоплощения», идеи немыслимой для авраамического Единобожия.

Следует заметить, что приписка Иоанна Златоуста сразу же вошла в противоречие с остальным текстом Нового Завета так, апостол Павел, в отличие от христиан Средневековья, отнюдь не отождествляет Господа Иисуса (мир ему!) с Единым Богом, что ясно, например, из следующих слов «нет иного Бога, кроме Единого. Ибо хотя и есть так называемые боги или на небе, или на земле, так как много есть богов и господ много; но у нас один Бог Отец,из Которого [мы] все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос»(1 Кор. 8:4 - 6).

Догматы средневековых соборов государственной Церкви, не основанные на древних текстах, подвергались сомнению самими же христианами: так, уже в V веке миллионы верующих не признали догматы, принятые на Халкидонском Соборе, и откололись от Римско-византийской государственной Церкви, которая преследовала их руками императора. Затем в течение нескольких веков постоянно возникало множество различных богословских школ - Церквей, сект и ересей, истреблявшихся государством, а в XVI веке возникли Протестантские Церкви, составившие большинство в ведущих странах. Запада все догматы о богочеловечестве Иисуса Христа и сегодня основываются, как правило, на вышеприведенных текстах.

Интересны высказывания великого русского писателя Льва Толстого,который, оценивая добровольное принятие двумя кадетами Ислама, в письме их отцу сравнил византийско-христианскую и мусульманскую традиции (с оговоркой, что мусульманская традиция не могла быть ему известна в полной мере ввиду отсутствия исламских книг на русском языке:

«Что касается до самого предпочтения магометанства (Ислама) православию, и в особенности по тем благородным мотивам, которые выставляют ваши сыновья, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу. Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше всего христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, тo для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе, и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата - Единого Бога и Его Пророка - вместо того сложного и непонятного богословия - Троицы, искупления, таинств, Богородицы, святых и их изображений и сложных богослужений.Оно и не могло быть иначе, т. е. не могло не быть того, чтобы магометанство, по отсутствию многих суеверий, затемняющих сущность учения и вошедших в церковную веру, не стояло бы выше этой церковной веры по одному тому, что магометанство возникло на 600 лет позднее христианства».

Низведение (в сознании верующих) Бога на землю, т. е. язычество, пантеизм (многобожие), приводит к тому, что Бог оказывается, по их представлениям, земным царем и несет ответственность за все происходящее в мире зло. Либо Он не всемогущ и не в силах уничтожить зло, либо Он Сам допустил это зло и наслаждается им. Беспомощным людям не на что надеяться, кроме как согласиться с кощунственным представлением о Боге, с установленной Им вопиющей несправедливостью в мире и униженно выпрашивать («вымаливать») у более сильного, пусть и злого начальника хоть какие то льготы по сравнению с другими.

Язычество обожествляет фольклор, превращая фольклор другого народа во враждебную религиозную мифологию. Крайняя форма язычества находит выражение в понятии об исключительной «богоизбранности» жреческого сословия и вытекающем из этого клерикализме (борьбе за господство духовенства в обществе силою государственных институтов принуждения). Такие понятия приводят даже к отрицанию национальной самобытности народа и подмене национальности космополитской мифологией.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.98.69 (0.035 с.)