ТОП 10:

Обновление традиционного общества в первой половине XIX в.



 

XIX век в ми­ро­вой истории – это время промышленных революций,[416] в ре­зульта­те которых на Западе завершилось формирование индустриальных обществ.[417] Промышленный переворот изменил социальную структуру западноевропейских государств. Свыше 60 миллионов европейцев переселились в го­ро­да, население которых к кон­цу столетия перешагнуло за миллионную отметку. Повысился удельный вес промышленников, увеличилось число конторских, технических и торговых служащих. Возросла численность работников наемного труда. В Англии рабочие стали составлять 70% общего числа жителей, в дру­гих развитых странах – более половины.[418] В струк­ту­ре рабочего класса на первое место вышли металлурги, машиностроители, железнодорожники, шахтеры, оттеснив на второй план текстильщиков. Техногенная цивилизация сформировала корпоративный коллективизм, со­ци­ально-груп­по­вое и классовое сознание. С од­ной стороны, общность своих социальных интересов осознавала буржуазия, с дру­гой – пролетариат. В ре­зульта­те XIX сто­ле­тие стало веком социальных антифеодальных революций.[419] В аван­гар­де революций шла буржуазия, которой активно помогал рабочий класс. Одновременно рабочие заявили о се­бе как о са­мос­то­ятельной политической силе. К середине XIX в. была создана политическая организация рабочего класса Европы - Первый Интернационал. Теоретическое оформление классового пролетарского сознания нашло выражение в тру­дах К. Маркса и Ф. Эн­гельса.[420] Серией крупных восстаний пролетариат начал борьбу за свои права.[421] Основной целью социальных революций было полное уничтожение феодальных и полуфеодальных отношений. Итогом стала окончательная победа капитализма, как в эко­но­ми­чес­кой, так и в со­ци­ально-по­ли­ти­чес­кой сфере. Утвердились либеральные идеи, сформировалось гражданское общество. Менялась жизнь населения европейского континента. Возможности развитой индустрии отразились на характере и структуре потребления. Был создан массовый рынок, ориентированный на простых людей. Население получало товары приемлемого качества и по доступной цене, что повысило благосостояние общества.XIX век стал временем развития национальной идеи в Ев­ро­пе. Она воплощалась различно. В Германии и Италии пробуждение национального сознания проявилось в создании самостоятельных государств. В Венгрии и Чехии – в борьбе народов за автономию. Важнейшим показателем этого процесса был не­ви­дан­ный прогресс национальных культур.[422] Национальные интересы в XIX веке определяли также весь ход международных отношений, разрушая старые и создавая новые, казавшиеся невероятными ранее, союзы. Соотношение сил в Ев­ро­пе изменилось. Было поколеблено безусловное лидерство стран старого капитализма – Англии и Франции. По ряду важнейших экономических показателей вперед вырвались США и Германия. Страны Европы, осуществив модернизацию, получили преимущества по сравнению с те­ми странами, которые основывались на принципах традиционализма. Это позволило усилить начавшуюся еще в XVIII в. экспансию развитых стран на Восток, который в си­лу своей отсталости, не мог им противостоять. Англия захватила почти весь Индостан и колонизировала Северную Америку, Голландия обосновалась в Ин­до­не­зии, Франция – в Вест-Ин­дии, Канаде и Индокитае. Европа подчинила себе также Африку и часть Османской империи. Практически все государства Востока попали в ту или иную форму зависимости от наиболее сильных капиталистических стран, превратились в их колонии или полуколонии. Колонизация носила двоякий характер. С од­ной стороны, осуществлялся грабеж национальных богатств, вывозилось ценное сырье, золото и серебро, ввозились и продавались по крайне высоким ценам товары массового спроса, разрушались традиционное восточное ремесло и формы быта, нещадно эксплуатировалось местное население. Вместе с тем Восток воспринял и благотворное воздействие более передовой западной цивилизации. Внедрялись рыночные отношения, развивалась капиталистическая экономика, усваивались демократические отношения и реформировались политические институты. Европейские стандарты внедрялись в Ин­дии, Египте и Иране. Дальше всех по пути модернизации продвинулась Япония. Особенность японских преобразований заключалась в том, что они были проведены наиболее последовательно и быстро, на основе максимального использования опыта передовых европейских стран. В ре­зульта­те реформ в Япо­нии было покончено с фе­ода­лиз­мом, а к на­ча­лу XX в. японский капитализм оказался вполне конкурентоспособным.

Россия в на­ча­ле XIX века оставалась традиционным обществом. Она была огромной евроазиатской державой, расположенной на территории от Балтийского моря до Тихого океана. На этом пространстве проживало свыше 40 миллионов человек, различных по национальному и религиозному составу. В социальной структуре выделялись привилегированные и податные сословия. К привилегированным слоям принадлежали: дворянство, духовенство, купечество. Податные сословия включали в себя крестьянство, мещанство, казачество. Дворянство было господствующим сословием и обладало всем комплексом прав и привилегий. Духовенство идеологически обеспечивало власть монархии и дворянства, за что имело ряд льгот. Купечество делилось на три гильдии. Оно было освобождено от некоторых податей и рекрутчины.[423] Мещанство, к ко­то­ро­му относились ремесленники, мелкие торговцы, наемные работники, имело свое самоуправление и суд, но было обложено высокими налогами и поставляло рекрутов в ар­мию. Самым многочисленным (94%) и угнетенным сословием оставалось крестьянство. Оно, как и прежде, жило общинами и имело традиционный патриархальный уклад. Общины регулярно поставляли рекрутов и платили подати. Около 50% крестьян относились к категории го­су­дарствен­ных. Они заселяли Север России, Си­би­рь и в не­ко­то­рые центральные губернии, платили налоги государству и считались свободными. Остальные 46% крестьян были крепостными. В не­чер­но­зем­ных губерниях Центра они составляли 2/3 крестьян, в чер­но­зем­ной полосе – около 1/2, в Сред­нем Поволжье – около 1/3. Эта категория крестьянства была наиболее бесправна и угнетаема. Казачество России составляло особую социальную группу. Оно насчитывало полтора миллиона человек,[424] объединялось в де­вять войск, [425] которые располагались в ос­нов­ном по границам империи. Казаки имели особый жизненный уклад, защищали страну и участвовали в войнах. Вместе с тем наблюдались признаки дальнейшего разложения российского сословного общества. Из дворян, купцов, разбогатевших мещан и крестьян формировался класс буржуазии. Из среды обедневших крестьян и городской бедноты складывался рабочий класс. Однако эти новые слои были немногочисленными , слабыми, политически невлиятельными.

Российская империя в на­ча­ле XIX в. представляла собой типичную сельскую страну. В ней насчитывалось 100 тыс. деревень, где проживало более 90% населения, и всего 415 го­ро­дов с 2,3 млн. жителей. Преобладали малые города аграрного типа. Крупными центрами с на­се­ле­ни­ем более 200 тыс. человек были только Петербург и Москва.[426] В Рос­сии была неразвита дорожная сеть, грузы перевозились летом по рекам, а зи­мой – санным путем. Основой экономики страны оставался аграрный сектор. Промышленные предприятия все еще существовали в ви­де мануфактур, не были оснащены машинами, находились под контролем государства, выполняли преимущественно государственные заказы, главным образом военные. Ведущими отраслями промышленности оставались горнодобывающая и металлургическая, которые были размещены на Урале, Алтае, в Забайкалье, а так­же текстильная - в Москве, Владимире, Петербурге. По большинству параметров экономического развития Россия отставала от передовых западноевропейских государств. Ее будущее зависело от того, насколько быстро она сумеет преодолеть это отставание и вступит на путь капиталистической модернизации. В ис­то­рии России XIX в. можно выделить два этапа, на протяжении которых решалась эта задача: первая половина XIX в., когда происходило обновление традиционного общества, и вторая половина столетия, когда страна уверенно вступила на буржуазный путь развития.

По своему политическому устройству Россия в XIX в. оставалась абсолютной монархией, поэтому все императоры данного столетия в той или иной мере внесли свой вклад в мо­дер­ни­за­цию страны. XIX в. открылся убийством в ночь с 11 на 12 мар­та 1801 г. императора Павла I. Его место занял сын Александр I. Он вошел в ис­то­рию как один из самых загадочных, непонятных и таинственных правителей династии Романовых. Современникам и потомкам во многом были неясны причастность Александра I к заговору против отца, [427] смысл его поведения,[428] характер политики и обстоятельства кончины императора.

Правление Александра I было противоречивым, отличалось, с од­ной стороны, либерализмом и демократизмом, с дру­гой – консерватизмом и реакционностью. С этих позиций историк С. Ф. Пла­то­нов выделил во внутренней политике Александра I четыре этапа: 1801–1805 гг. – период лавирования, компромиссов и начало либеральных преобразований; 1807–1812 гг. – время государственных реформ М. М. Спе­ранско­го; 1814–1820 гг. – этап конституционных колебаний; 1821–1825 гг. – кон­сер­ва­тив­но-охранительный период – « аракчеевщина».

Обстоятельства воцарения Александра I, обязанного своим приходом к власти действиям заговорщиков физически устранивших законного императора Павла I, заставляли его первоначально действовать осторожно, лавируя между различными придворными группировками. 12 марта он опубликовал Манифест, где обещал править по законам Екатерины II. Затем император отменил все указы Павла I, ограничивавшие привилегии дворянства. В первые годы правления действовали два законосовещательных органа власти. 30 марта 1801 года был создан Непременный (постоянный) совет, состоявший из 12 высших екатерининских сановников. Главная роль в этом совете принадлежала организаторам дворцового переворота 11 марта 1801г. Позднее участники заговора были удалены от двора и его пополнили более достойными людьми. Несмотря на то, что Непременный совет определялся Манифестом как высший административный и законосовещательный орган власти, доверия императора он не получил. По существу с самого начала его роль была второстепенной, так как параллельно с ним летом 1801года был создан неофициальный Негласный (интимный) комитет из приближенного круга «молодых друзей» императора.[429] В обширные планы Комитета входила реорганизация государственного управления, постепенное освобождение крестьян, введение конституционных порядков, создание представительных учреждений, провозглашение демократических свобод, законодательное ограничение самодержавия. Такой поход в целом отвечал общему для того времени пониманию принципов « просвещенного абсолютизма». Главными советниками и ближайшими сподвижниками царя стали его воспитатель Ф.С. Лагарп,[430] арис­ток­ра­ты П. А. Стро­га­нов, В. П. Ко­чу­бей, Н. Н. Но­во­сильцев, А. А. Чар­то­рыйский. С их деятельностью связывают большинство перемен, осуществленных на старте царствования Александра I.

Начало века было отмечено активным поиском новых форм государственной жизни, общественного устройства и управления государством. Это было обусловлено кризисом прежней военно-бюрократической модели управления, стремлением преодолеть отсталость России от передовых европейских стран, желанием еще больше укрепить позиции абсолютизма. Реформы центрального управления начались с Сената, который к началу века утратил былое значение, приданное ему Петром Великим. Указом от 5 июня 1801г. Александр I повелел восстановить Сенат « на прежнюю степень, ему приличную». Указ от 8 сентября 1802г. объявлял Сенат верховным местом империи, хранителем законов, высшей судебной инстанцией, органом надзора за администрацией. Согласно указу Сенат наделялся новым для него правом - делать «представления» по поводу законности и целесообразности издаваемых верховной властью законодательных актов. Власть Сената ограничивалась только императором, который назначал его членов. Обер-прокурором Сената стал один из « молодых друзей» императора граф Павел Строганов. В итоге данная реформа не только восстановила, но и повысила роль Сената как высшего административного, судебного и контролирующего органа власти.

В том же 1802 году по плану Н.Новосильцева и А.Чарторыйского была подготовлена первая министерская реформа, ставшая заметным шагом в совершенствовании государственной структуры управления. Специальный Манифест царя заменил устаревшие петровские коллегии учреждениями западноевропейского типа – министерствами. Было объявлено о создании восьми министерств: военных сухопутных сил, военных морских сил, внутренних дел, юстиции, иностранных дел, финансов, коммерции, народного просвещения. Министры наделялись широким кругом полномочий, единолично управляли вверенными им министерствами и несли персональную ответственность за их деятельность перед императором, который их и назначал и увольнял. Наделение министров большими правами создавало условия для усиления влияния высшей бюрократии на верховную власть, но одновременно значительно повышало оперативность и эффективность управления государственными делами. Среди первых назначенных Александром I министров были как екатерининские вельможи, так и его «молодые друзья», что в целом отвечало общему духу компромисса первых лет правления этого императора. Между тем министерская реформа 1802года больше внимания сконцентрировала на министрах, а не министерствах. Функции и структура министерств еще не были четко определены, коллегиальное начало до конца не упразднено.

Правители России первой половины XIX в. уже ясно сознавали, что вольный труд намного эффективнее принудительного и искали варианты решения крестьянской проблемы. Александр I приостановил раздачу государственных земель[431] с крестьяна­ми в частные руки и тем самым ограничил распространение крепостного права. Он первым из императоров сделал практические шаги по освобождению крепостных крестьян. 20 фев­ра­ля 1803 г. по инициативе графа С.П.Румянцева появился указ «О вольных хлебопашцах». Он предусматривал возможность выкупа на волю крепостных, но при обязательном согласии помещика. Крестьяне, получившие вольную на основании указа, стали именоваться свободными «вольными хлебопашцами». Указ имел не только моральное, но и реальное значение. К кон­цу царствования Александра I по этому закону волю получили 47153 крепостных мужского пола, что положило начало ликвидации в стране рабства. [432] Более серьезной по своим последствиям была крестьянская реформа в Остзейском крае – современных Латвии и Эстонии. В 1804–1805 гг. были приняты специальные положения, по которым крестьяне этих регионов объявлялись наследственными и пожизненными держателями наделов, арендованных у помещиков. Создавались особые комиссии, которые определяли повинности крестьян в пользу помещиков, вводились крестьянское самоуправление и суд, крестьянам предоставлялись гражданские права. Параллельно с этим правительство провело ряд важных мер в социальной сфере. Большое значение имел указ от 12 декабря 1801года, подготовленный по инициативе Н. Мордвинова, о праве покупки земли купцами, мещанами, государственными крестьянами, составлявшем ранее исключительную монополию дворянского сословия.

На начальном этапе правления Александра I удалось достигнуть существенных успехов на поприще образования. Было создано Министерство просвещения. Правительство разделило страну на учебные округа. Завершилось формирование системы общего образования. Образовательная система состояла из трех ступеней: сельских одноклассных приходских училищ, уездных трехклассных училищ и губернских шестиклассных гимназий. Пройдя эти ступени, можно было поступать в выс­шее учебное заведение – университет. В XVIII в. функционировал лишь один университет - МГУ. При Александре I было создано пять та­ких учебных заведений.[433] В 1804 г. университеты получили устав, который считают самым демократичным за всю историю не только России, но и Советского Союза, так как он обеспечивал выборность руководства и значительную внутреннюю автономию. Всего в 1805 г. в ве­де­нии Министерства просвещения находилось около 500 учеб­ных заведений, в ко­то­рых обучалось 34 тыс. учащихся [434]. Начало XIX в. характеризовалось активной издательской деятельностью. Печатались книги русских писателей, переводились иностранные экономические, политические, юридические и философские трактаты, выходили журналы «Вестник Европы», «Северный вестник», «Журнал российской словесности», отражавшие разные общественные настроения. Не случайно Н. М. Ка­рам­зин назвал Россию этого времени самой читающей страной в ми­ре, осуществившей настоящий прорыв в ев­ро­пейскую цивилизацию.

Политика первых лет правления Александра I создала вокруг него ореол просветителя, либерала, сделала царя чрезвычайно популярным в об­ществе, питала надежды на новые реформы. А.С.Пушкин охарактеризовал это время « как дней Александровых прекрасное начало». Однако внешнеполитические события на время приостановили преобразовательную деятельность Александра I. В 1805–1807 гг. Александр I впер­вые принял участие в войне европейских государств с императором Наполеоном I и проиграл. Между Россией и Францией был заключен Тильзитский мир, в со­от­ветствии с ко­то­рым русский император был вынужден действовать в русле политики Наполеона Бонопарта. Россия, в частности, присоединилась к кон­ти­нен­тальной блокаде Англии, т. е. прек­ра­ти­ла с ней торговые и другие отношения. Французский император также подтолкнул Россию к войне со Швецией, заставил Александра I признать восстановление независимости части Польского государства. Поражение в войне, и, особенно, союз с На­по­ле­оном I, породили недовольство в об­ществе, подорвали престиж Александра I в дво­рянских и городских купеческих слоях,[435] оттолкнули от него либерально настроенных «молодых друзей» – аристократов. Ореол «либерального монарха» потускнел.

Снижение авторитета в обществе не смутило императора. После окончания военных кампаний 1805–1807 гг. начался новый виток реформаторской активности Александра I. Опорой царя в проведении преобразований стала не либеральная аристократия, а прог­рес­сив­но мыслящее чиновничество. Ярким его представителем был статс-секретарь М. М. Спе­ранский. Он вышел из семьи сельского священника, получил духовное образование, но затем перешел на гражданскую службу. По отзывам современников М.Сперанский отличался большим и ясным умом, солидными теоретическими и практическими познаниями, умением четко излагать свои мысли, необыкновенной работоспособностью, сильной и гибкой волей. Благодаря личным качествам он сделал блестящую карьеру и с конца 1807г. стал ближайшим советником императора. В 1809г. М.Сперанский по поручению царя разработал сложную многоступенчатую реформу государственного переустройства России. План преобразований получил название «Введение к Уло­же­нию государственных законов». Проект неоднозначно оценивается историками. Одни ученые видят в нем шаг к консти­ту­ции и отмене крепостного права, другие – бюрократическую утопию. Проект М.Сперанского представлял принципиально новое понимание системы государственного устройства, во многом опередившее свое время. Стержнем плана преобразований являлась реформа государственных органов, в ос­но­ву которой был положен западноевропейский принцип разделения властей. По плану М. Спе­ранско­го законодательные функции должны были сосредоточиться в двух­па­лат­ном парламенте. Нижней палатой парламента становилась выборная от всех сословий Государственная дума, венчавшая пирамиду волостных, окружных и губернских дум. Предполагалось, что на своих ежегодных собраниях она будет рассматривать и одобрять законопроекты, смету доходов и расходов, формулировать письменные представления о нуждах народа, об ответственности министров и т.д. Верхней палатой становился Государственный совет, члены которого не избирались, а наз­на­ча­лись царем из высокопоставленных сановников. Он должен был стать органом совещательного характера для предварительного рассмотрения исходящих от императора проектов законов, а также для наблюдения за исполнением законов с целью упорядочения законодательства. Исполнительная власть предоставлялась министерствам, губернским, окружным и волостным управлениям. Большое значение в проекте М.Сперанского придавалось реформе Сената. Он предлагал изменить саму структуру Сената, создав два самостоятельных учреждения - Правительствующий Сенат и Судебный Сенат. Правительствующий Сенат должен был контролировать всю исполнительную власть от местных правлений до министерств. Судебный Сенат выступил бы верховным органом независимой судебной власти, которому подчинялись все остальные суды. На вершине власти находился император. Ему принадлежало исключительное право законодательной инициативы и окончательного утверждения законов. Император мог в любое время прервать работу Государственной думы и распустить ее, назначить новые выборы. Права монарха были хотя и широки, но все же ограничены. Реформатор проводил мысль о том, что власть царя должна строиться на прочных основаниях закона. Он предложил «правление, доселе самодержавное, постановить на непременном законе». По сути М.Сперанский разработал план превращения самодержавной монархии в монархию конституционную. Согласно «Введению к уложению государственных законов» лица первых двух сословий (дворянство, купцы и мещане, государственные крестьяне), получали избирательные и основные политические права. Под политическими правами понималось право занимать те или иные должности в сфере управления. Третье сословие, к которому М.М.Сперанский относил крепостных крестьян, домашних слуг, рабочих наделялись по его плану общими гражданскими правами, в том числе правом защиты личности от произвола власти.

В чис­ле заслуг М. Спе­ранско­го – разработка эффективной финансовой реформы, которая тогда была крайне необходима стране. Бесконечные войны и неумелое хозяйствование дворян разоряли государство. В 1810 г. дефицит бюджета составлял более половины государственных доходов, а го­су­дарствен­ный долг равнялся 100 млн. рублей и не было ни малейшего резерва.[436] М. Спе­ранский предложил установить жесткий контроль над расходованием государственных средств, создать новую денежную систему, ввести подоходный налог с по­ме­щичьих земель, изъять из обращения обесценившиеся ассигнации. Американский профессор М. Ра­эфф высоко оценил этот аспект деятельности М. Спе­ранско­го, считал, что его финансовые идеи намного опережали взгляды западноевропейских экономистов, были поворотным пунктом в ис­то­рии управления русскими финансами.[437]

Во внешней политике М. Спе­ранский поддерживал союз с Фран­цией. Он считал это государство образцом для подражания и даже позаимствовал при разработке своих реформ некоторые нормы французских гражданских законов. Кодекс Наполеона М.Сперанский рассматривал как последнее слово юридической науки.

Александр I, ознакомившись с пла­ном государственных преобразований М. М. Спе­ранско­го, одобрил его, но реализовал только частично. Осуществление проекта началось в 1810 г. с соз­да­ния в составе 35 сановников Государственного совета, который оставался высшим государственным органом вплоть до Февральской революции 1917г. Реальное значение Госсовета было больше, чем роль московской Боярской думы или петровского Сената. Он координировал всю законотворческую деятельность и контролировал выполнение законов. В ведении Государственного совета находились многие важные вопросы внутренней и внешней политики государства, включая ежегодные государственные сметы доходов и расходов, отчеты и штаты министерств и др. Другой мерой по реализации реформ М.Сперанского стало осуществленное летом 1811г. преобразование министерств, которое нередко называют « вторым учреждением министерств». Структура министерств была перестроена и существенно улучшена. Установлены единые принципы их организации, уточнены функции, определен порядок делопроизводства. Министерства конституировались как высшие органы исполнительной власти, что укрепило властную вертикаль, придало ей определенную стройность. Для координации деятельности министерств в 1812г. был законодательно оформлен новый орган высшего административного управления – Комитет министров. Он представлял собой совещание министров, собиравшееся для обсуждения сложных межведомственных вопросов. Император внедрил в жизнь предложение М.Сперанского по улучшению качественного состава чиновников и созданию грамотной и профессионально подготовленной бюрократии. В 1809г. были изданы два указа, определившие новый порядок и правила получения придворных званий. Придворные звания превращались лишь в по­чет­ные отличия и не обеспечивали получение определенных должностей. Занятие высших постов предполагало наличие у претендента высшего университетского образования, или сдачи государственного экзамена после обучения на специальных курсах в университете. Кроме того, для чиновников вводились периодические переаттестации. По мнению некоторых историков, введение экзамена на чин вызвало самое большое недовольство в высших кругах дворянства. Оно во многом определило дальнейшую судьбу М.М.Сперанского, стало одной из причин отставки реформатора. Александр I внедрил в жизнь и отдельные направления финансовой реформы М.Сперанского. Были сокращены бюджетные расходы, повышены налоги, введен подоходный налог на помещичьи земли. Правительство перестало прибегать к эмиссии как средству решения финансовых проблем. Обращающиеся ассигнации объявлялись государственным долгом, часть которого подлежала выкупу за счет приватизации казенных лесов, сдаваемых в аренду имений и т.д. Были выпущены семилетние 6% облигации, погашение которых осуществлялось серебряными монетами. Результатом принятых мер стало снижение к 1811г. дефицита бюджета и государственных долгов. Остальные идеи М. Спе­ранско­го не были осуществлены. Государственная дума появилась только через 100 лет, крепостные крестьяне не получили гражданских прав, финансовые замыслы реформатора до конца не реализовались.

Весной 1812г. автор проекта государственных преобразований был отстранен от дел, выслан сначала в Нижний Новгород, позднее переведен в Пермь. Падение М.Сперанского обусловливалось многообразными причинами. Планы по модернизации страны напугали российскую элиту, особенно дворянство. Неготовность к нововведениям показали и многие советники императора. Знаменитый писатель и историк Н.М.Карамзин подал царю « Записку о древней и новой России», в которой доказывал, что всякое нарушение самодержавного принципа правления приведет страну к смутам, что благоденствие государству принесут не реформы, а подбор достойных людей на руководящие посты. По свидетельствам современников сам император выражал недовольство проектами Сперанского, жаловался, что советник слишком определенно ограничил прерогативы монарха, « вовлек меня в глупость». Симпатии первого министра к Франции вступали в противоречие с враждебным отношением русского общества к Наполеону. О Сперанском распускались политические сплетни, молва объявляла его французским шпионом. Сказывалась и зависть придворных сановников, видевших в нем выскочку из низов. В заговоре против Сперанского участвовали сестра царя Екатерина, им­пе­рат­ри­ца-мать Мария Федоровна, московский ге­не­рал-гу­бер­на­тор Ф. В. Рас­топ­чин и др. Чтобы успокоить придворные круги и высшую бюрократию, Александр I решил пожертвовать одним из крупных умов России. Отстранение главного реформатора символизировало новое прекращение либеральных преобразований, тем более что усложнившаяся внешнеполитическая обстановка не располагала к риску, связанному с их осуществлением.[438]

Третий этап преобразований Александра I начался после окончания военных кампаний 1812–1814 гг. и разгрома французской армии. К это­му времени для продолжения либеральных реформ появились новые благоприятные условия. Расширилась социальная база преобразований за счет целого поколения, выросшего на реформах, а так­же офицеров и рядовых – участников наполеоновских войн, побывавших в Ев­ро­пе и ставших сторонниками либеральных порядков. Учитывая эти настроения, Александр I во­зоб­но­вил реформы. Вместе с тем, преобразования коснулись преимущественно развитых национальных окраин. Финляндии, присоединенной к Рос­сии в 1809 г., была дана широкая политическая автономия, даровано либеральное законодательство, сохранены права Сейма и Сената. В 1815г. по решению Венского конгресса Россия получила Польшу. Александр I даровал ей конституцию, признанную одной из самых прогрессивных в мире. Она предоставила значительную власть Сейму, дала полякам право формирования собственного правительства и создания своей армии, декларировала неприкосновенность личности, свободу печати, независимость суда, избирательное право, признание польского языка официальным. Королем Польши становился русский царь, а ко­ман­ду­ющим армией – брат царя великий князь Константин. Таким образом, в Фин­лян­дии и Польше установился консти­ту­ци­он­но-мо­нар­хи­чес­кий режим. Александр I рассчитывал распространить конституционные порядки и на собственно Россию, о чем свидетельствовало его выступление на открытии польского сейма в 1818 г. В этом же году он поручил группе советников во главе с Н. Н. Но­во­сильце­вым разработать проект конституции. В 1819 г. такой проект под названием «Государственная уставная грамота Российской империи» был готов и одобрен императором. Грамота утверждала основные политические свободы, равенство граждан перед законом и ограничение власти самодержца двухпалатным представительным органом. Но принять эту конституцию Александр I так и не решился. Про­ект Н. Но­во­сильце­ва был опубликован только в 1831 г. восставшими поляками, обнаружившими его в бу­ма­гах русского наместника в Польше.

Во второй половине 1810-х годов возобновилась работа правительства по освобождению крепостных крестьян. В 1816 г. по инициативе местного дворянства свободу получили крестьяне Эстлян­дии, в 1817 г. – Кур­лян­дии, в 1819 г. – Лиф­лян­дии. Несмотря на то, что по условиям реформы крестьяне превращались или в арендаторов помещичьей земли или в батраков, факт отмены крепостного права в та­ком развитом регионе, как Прибалтика нельзя недооценивать. В 1818 г. император дал секретное поручение 12 са­нов­ни­кам разработать проекты отмены крепостного права для русских губерний. Предложения по крестьянскому вопросу подготовили П. А. Вя­земский, А. А. Арак­че­ев, Д. А. Гурьев, Н. С. Мордви­но­в, П. Д. Ки­се­ле­в и другие. Проекты отличались умеренностью, не предполагали быстрого и полного освобождения крестьян.[439] Однако и в та­ком виде они не получили поддержки помещиков, не были реализованы, остались лежать под сукном.

В на­ча­ле 1820-х Александр I окончательно расстался с ре­фор­ма­торски­ми либеральными идеями. Внутренняя политика последних лет правления этого императора отличалась ярко выраженным реакционным кон­сер­ва­тив­но-ох­ра­ни­тельным содержанием. Это объяснялось рядом внешних и внутренних обстоятельств. В 1820–1823 гг. разразились военные революции в Ис­па­нии и Италии. Началась борьба за независимость в Гре­ции. Священный союз, который возглавляла Россия, оказался не способен поддерживать политическую стабильность, бывшие союзники заняли антирусскую позицию. Не спокойно было и в России. Разразился бунт Семеновского полка. Власти выявили существование тайных обществ офицеров, строивших планы насильственного свержения монархии.[440] С целью спасения царского режима, Александр I отказался от либеральных преобразований, передал дела в ве­де­ние министра-реакционера А. А. Арак­че­ева.[441] Новый высокопоставленный бюрократ стал проводить политику полицейского деспотизма и жестокого подавления всякого недовольства в стра­не. В рассмат­ри­ва­емый период широкое развитие получили военные поселения, ставшие источником страшных бед крестьян, причиной их возмущений и многочисленных бунтов.[442] Был сделан шаг назад в крестьянском вопросе. Была возрождена практика пожалования государственных земель помещикам, восстановлено право помещиков ссылать крепостных крестьян за «дурные проступки» в Си­бирь. В 1820 г. царь санкционировал создание военной полиции. Значительный размах приобрело доносительство, была усилена цензура. Претерпела изменения и политика правительства в сфе­ре образования. В уни­вер­си­те­тах был введен казарменный режим. Из них начали изгонять за вольнодумство либеральных профессоров, изымать либеральную литературу, подвергать гонениям студентов.

Этими реакционными мерами Александр I окончательно подорвал свой авторитет в об­ществе. Сам император к кон­цу своего правления испытывал сильное разочарование и горечь оттого, что ему не удалось до конца реализовать концепцию реформаторского абсолютизма. Императором овладели апатия и усталость. Он стал избегать протокольных церемоний и торжественных церковных служб, начал искать утешения в ре­ли­гии, мистике, принимал при дворе разных проходимцев, целителей и гадалок, много путешествовал по стране. В 1825 г. царь, находившийся на отдыхе в Та­ган­ро­ге, неожиданно скончался. Смерть его, как и жизнь, вызвала в об­ществе различные суждения и толки. Появилась версия о том, что Александр I не умер, а, чтобы отойти от мирских дел, скрылся, стал монахом Федором Козьмичом и еще долго жил и замаливал грехи. Вместо него был похоронен офицер, убитый на дуэли и внешне похожий на императора. Этого взгляда придерживались исследователи Н. Шильдер, В. Ба­ря­тинский и др. «Сфинкс, не разгаданный до гроба», – сказал о нем П. А. Вя­земский и был прав.

В це­лом в царство­ва­ние Александра I коренных изменений в об­ществе не произошло. Этот император, несмотря на ум и прогрессивные взгляды, недостаточно подходил на роль великого реформатора. По выражению М. Спе­ранско­го, «он был слишком слаб, чтобы управлять, и слишком силен, чтобы быть управляемым». Кроме того, Россия в первой четверти XIX в. еще не была готова к радикальным реформам. Александр I не чувствовал поддержки своих начинаний ни в семье, ни в прид­вор­но-бю­рок­ра­ти­чес­ких кругах. Главное не было серьезной опоры в сре­де поместного дворянства. Характерной чертой эпохи было зарождение в дворянских кругах либерального направления. Однако, большинство дворян было настроено консервативно. Отсюда и лавирование императора между различными политическими силами, непоследовательность и низкая эффективность его политики. Вместе с тем в пер­вой четверти XIX в. были сделаны первые практические шаги по решению двух острейших вопросов российской действительности: отмене крепостного права и ограничению самодержавия. Все императоры, возглавлявшие российский престол после Александра I, вынуждены были в той или иной мере продолжать решать эти проблемы.

Вторая четверть XIX в. связана с име­нем Николая I. Он пришел к влас­ти в не­обыч­ных условиях. Задолго до смерти Александр I определил своим наследником брата Николая, а не старшего по возрасту Константина.[443] Однако это держалось в тайне, даже от будущего императора. В ре­зульта­те после смерти Александра I при решении вопроса о влас­ти возникло недоразумение. Николай, войска и государственные органы дали присягу Константину, а Констан­тин, живший в Вар­ша­ве, – Николаю. Пока шло выяснение обстоятельств дела,[444] установилось междуцарствие. Создавшейся обстановкой воспользовались тайные общества офицеров. Они обвинили Николая I в узур­па­ции власти и в день его присяги 14 де­каб­ря 1825г. подняли мятеж, который вошел в ис­то­рию России как восстание декабристов. Оно было новым императором подавлено.[445]







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.013 с.)