ТОП 10:

Смутное время конца XVI – начала XVII вв.



 

Конец XVI - начало XVII вв. выделяется в особый период русской истории, за которым в дореволюционной историографии закрепился термин «Смута», в советской исторической науке его называли временем «крестьянской войны под руководством И. Болотникова и борьбы русского народа с польско-шведской интервенцией», в современной литературе появилось понятие « гражданская война». Коротко Смуту можно определить как общенациональный кризис, охвативший все сферы жизни. В политической области он проявился в слабости государственной власти, частой смене правителей, появлении самозванства, неподчинении окраин центру. В социальной сфере наблюдались все формы протеста вплоть до крайней – гражданской войны. Приметами кризиса в экономике стали хозяйственная разруха, разрыв экономических связей, падение темпов экономического развития. На межгосударственном уровне - вмешательство Польши и Швеции во внутренние дела России, что едва не стоило ей утраты национальной независимости.

Историки по-разному смотрят на причины Смутного времени. Церковная историография видела в Смуте кару за грехи Ивана Грозного, за безбожную жизнь народа. К.Аксаков считал, что Смута стала следствием династического кризиса и прихода к власти незаконных царей. С.Соловьев выводил Смуту из борьбы прогрессивных государственных начал с антигосударственными устремлениями боярства и казачества. В.Ключевский основное внимание уделял социальным моментам, считал, что общество находилось тогда в состоянии социальной неустойчивости, шла ожесточенная борьба между всеми сословиями за баланс обязанностей и привилегий. Н. Костомаров главную вину за возникновение Смуты возлагал на католическую Европу, на папство, иезуитов, поляков. Убедительнее других представляется точка зрения Р. Скрынникова, рассматривающего события конца XVI - начала XVII вв. как результат сложнейшего переплетения разнообразных противоречий: духовно-нравственных, династических, межсословных и внутрисословных, религиозных, национальных, экономических, межгосударственных. Таким образом, Смута представляла собой сложный феномен, в котором соединялись разновременно зародившиеся процессы и явления социально-экономического, политического, психологического и иного характера. По этой причине сложно четко определить как начало, так и конец Смуты. В литературе предлагаются разные временные рамки Смуты. Однако наиболее распространенной является схема историка С.Платонова, согласно которой Смута охватывает период между правлениями династий Рюриковичей и Романовых, т.е. с 1598 по 1613гг.

Истоки Смуты следует искать во внутренней и внешней политике Ивана IV, последствиях опричного террора и неудачах Ливонской войны. Опричнина уничтожила, созданный ранее, механизм управления страной, посеяла страх, недоверие и ненависть к власти, поставила на повестку дня вопрос о том, какой она должна быть и какими правами и обязанностями должны обладать те или иные слои общества.[208] Огромные затраты на Ливонскую войну разорили страну. Результатом стал тяжелейший экономический кризис, называемый в народе «порухой 70-80х годов XVIв.». От 50 до 90% земли в центре страны не обрабатывалось, снизилась урожайность, выросли цены. В 1570 - 1571гг по стране прокатилась эпидемия чумы, начался голод. Английский посол Дж. Флетчер в 1591г. издал книгу о России, где писал, что «жестокая политика и жестокие поступки Ивана IV так потрясли государство и до того возбудили общий ропот и непримиримую ненависть, что, по-видимому, это должно окончиться не иначе как всеобщим восстанием». В конце XVI в. положение еще более ухудшилось в связи с династическим кризисом. В марте 1584г. умер Ивана IV. Встал вопрос о преемнике престола. Старший сын царя Иван еще в 1581 г. был убит отцом в припадке гнева. Из двух оставшихся сыновей на престол взошел Федор[209], так как другой - Дмитрий был малолетним и рожден в сомнительном седьмом браке с Марией Нагой[210]. Новый монарх оказался слабым, не способным к управлению государством, человеком. Поэтому вместо него правителем страны фактически был шурин царя, брат его жены Ирины - Борис Годунов. В 1591 году в Угличе при неясных обстоятельствах погиб царевич Дмитрий[211]. В 1598г. умер бездетный Федор, «природных» государей не осталось, и династия Рюриковичей прекратила свое существование.[212] Угасание династии неизбежно поставило вопрос о престолонаследии. Притязания на верховную власть предъявили потомки Александра Невского - князья Шуйские, родственники первой жены Ивана IV –Романовы, а также Борис Годунов, который особой знатностью не отличался. Борьба закончилась победой последнего претендента. Б.Годунов стал первым в истории России выборным царем. Земский Собор 1598г. санкционировал его избрание на царство и открыл «период избирательной монархии».

Б.Годунов, легитимно получив власть, поставил задачу закрепить новую династию на престоле и стабилизировать положение в стране. Первоначально ситуация развивалась для царя благоприятно, чему способствовали его государственный ум, политические таланты, реформаторские устремления. При нем возрождались города, разоренные опричниной, и строились новые. Возникли Самара, Саратов, Царицын, Уфа. В городах возобновилось каменное строительство, появились каменные дома, мостовые, торговые ряды, лобное место. В Московском Кремле проложили первый водопровод. Успешной была социальная политика Б.Годунова. Он покровительствовал торгово-ремесленному населению и рядовому дворянству. Посадских людей изъяли из владения крупных феодалов и объединили в городские общины. Купцам на два года дали право беспошлинной торговли. Были приняты меры для успокоения дворянства. Служилым людям выдали двойное жалование, их земли частично освободили от налогов. Новый царь заботился и о низах общества. Всему сельскому население на один год отменили подати и недоимки, назначили пособия вдовам и сиротам. Ближайших политических противников Б.Годунов частично разгромил, а затем принял меры по либерализации режима, провел амнистию, ограничил казни. Он ликвидировал последний оплот опричнины – Государев двор, и тем самым уменьшил возможности на ее возрождение. Поддерживающим царя боярам, были пожалованы должности, чины, звания, земельные владения. Кроме того, Б.Годунов первым сделал попытку ликвидировать культурную отсталость России от Запада. При нем в страну приглашались иностранные ученые, военные, врачи, «рудознатцы», зодчие и художники. Впервые для обучения за рубеж были направлены молодые дворяне. Царь планировал также создать научную организацию, учредить университет, развернуть сеть школ. Его сын Федор начертил первую карту России. По свидетельству Авраама Палицына Б.Годунов убеждал бояр стричь бороды, чтобы походить на европейцев. По инициативе Б.Годунова в 1589г. в Московском государстве учредили патриаршество, что встретило одобрение духовенства.[213] Успешным оказались и внешнеполитические акции царя. Он заключил перемирие с Речью Посполитой и Крымским ханом, укрепил позиции России на Кавказе, развернул широкое продвижение в Сибирь, одержал военную победу над Швецией и возвратил, утраченные Иваном IV, города-крепости Иван-город, Ям, Капорье. Деятельность Б.Годунова первых лет его правления привела к возрождению экономики, к консолидации вокруг царя властной элиты, духовенства, дворянства, средних слоев и установлению социально-политической стабильности, подъему культуры и улучшению международного положения страны.

Вместе с тем политическая неустойчивость новой власти все же сохранялась. Новый царь не был божьим помазанником – его избрал народ. Согласно тогдашним представлениям, царь должен избираться не представителями сословий, а самим Богом. Поэтому возникла ситуация нелегитимности нового режима. Для некоторых кругов русской элиты Борис Годунов в определенной степени был самозванцем, выходцем из захудалого татарского рода. В Москве имелись представители знатных и богатых родов, которые по критериям того времени, обладали большими правами на престол, чем шурин бывшего царя. В их головах созревала опасная и разрушительная по политическим последствиям мысль: «Почему он, а не я?». Именно с эпохи правления Б.Годунова в Московском государстве возникла борьба за престол, невозможная при царях « законной династии». Организации этой борьбы немало способствовала и противоречивая политика нового правителя. Царь сделал ставку на усиление самодержавия, жестко преследовал тех, кто претендовал на его место[214]. Не принесли популярности Б.Годунову и крепостнические средства выхода из экономического кризиса. В 1597 г. появился указ об «урочных летах» (т.е. пятилетнем сыске беглых крестьян), о закрепощении холопов и населения городских слобод. Крепостническое законодательство сориентировало социальный протест непосредственно на государственную власть. В 1601-1603 гг. положение Б.Годунова еще более осложнилось в связи с неурожаями и невиданным голодом, унесшим сотни тысяч жизней.[215]Страшная природная катастрофа привела к разрушению едва устоявшихся социально-экономических связей. Следствием стал крах экономики и взрыв социально-политических противоречий. Ответственность за бедствия, обрушившиеся на страну, в массовом сознании возлагалась на царя. В 1603-1604 гг. в центре страны вспыхнуло народное восстание под руководством Хлопка жестоко, но с трудом подавленное московскими стрельцами. Для противников Б.Годунова падение его авторитета в народе стало сигналом для возобновления борьбы за власть. Важнейшим основанием был, также, факт трагической и таинственной гибели царевича Дмитрия, и распространение по стране слухов о его чудесном спасении.

На волне всеобщего недовольства царем зародилось явление самозванства и самозванчества,[216] которых ранее Русь не знала. Историки насчитывают в годы Смуты до 12 самозванцев. Первый называл себя сыном Ивана IV царевичем Дмитрием и вошел в историю как Лжедмитрий I. В литературе существует несколько точек зрения о происхождении Лжедмитрия I. По официальной версии это был беглый монах, в прошлом мелкий дворянин и слуга Федора Никитича Романова, Григорий Отрепьев.[217] В.Иконников и С.Шереметев признавали в нем настоящего царевича. Польские исследователи предполагали, что он был или сыном Стефана Батория, или простым польским дворянином. Некоторые ученые считают, что поскольку историческая наука из-за отсутствия неопровержимых сведений не в силах доказать достоверность или ошибочность каждой из этих версий, человека, который в начале XVIIв. стремился овладеть российским престолом, надо называть не «самозванцем», а «претендентом».

О своих притязаниях на русский престол Лжедмитрий I заявил в 1601 г. находясь в Польше. При этом он получил международную поддержку в лице Римской католической церкви[218]и польской шляхты.[219] На сторону самозванца перешли и некоторые слои русского общества.[220] Среди них антигодуновски настроенное боярство,[221] казачество, недовольные крепостническими мерами крестьяне и посадские люди и все те, кто искренне верил, что Лжедмитрий I был сыном Ивана IV и, поэтому, имеет более законные права на престол, чем Борис Годунов. В условиях такой массовой поддержки успех Лжедмитрию I в Московском государстве был обеспечен. По словам А.С.Пушкина, победа самозванца была обеспечена «мнением народным». В августе 1604г., сформировав с помощью поляков 2-4 тыс. войско, самозванец перешел русскую границу. Маршрут движения на Москву специально был избран через районы, где проживало недовольное Годуновым казачество, было много беглых крестьян и мало крепостей. В борьбе с Лжедмитрием I царь допустил ряд ошибок: вовремя не объявил его самозванцем, не верил в поддержку неприятеля народом, не встал во главе войска, направленного против врага. В итоге на сторону самозванца перешла почти вся западная и южная Русь. Московское правительство попыталось внесудебным террором подавить измену целых регионов страны. Но это только укрепило у местного населения популярность Лжедмитрия I. 13 апреля 1605г. в разгар боевых действий Б.Годунов скончался. На престол взошел его шестнадцатилетний сын Федор, находившийся у власти с апреля по июнь 1605г. Смерть царя Бориса привела к признанию самозванца ведущими боярскими родами и переходу на его сторону правительственных войск. 10 июня Федор был низложен и убит в Москве вместе с матерью. История царствования династии Годуновых закончилась.

20 июня 1605 г. Лжедмитрий I торжественно вступил в Москву. Его позиции укрепило «признание» Марией Нагой в нем своего сына. 30 июля была восстановлена «законная» династия путем коронации царя Дмитрия Ивановича патриархом Игнатием. Воцарение на престоле самозванца было уникальным, если не единственным, случаем в истории Европы, что объяснялось сложностью ситуации в стране и надеждами различных слоев общества на нового царя в разрешении их проблем. О политике царя Дмитрия в массовом сознании и литературе сложилось много ложных стереотипов. С подачи своих противников он вошел в историю как правитель-демагог, непримиримый враг русского народа, польский ставленник и марионетка.[222] Современные ученые стремятся оценить личность и деятельность данного монарха более беспристрастно. По сведениям очевидцев, Лжедмитрий I внешне был некрасив[223], но его отличали образованность, смелость, решительность, государственный ум, дипломатические способности, политический такт. Даже противники считали царя Дмитрия незаурядной личностью, признавали его способность производить впечатление, убеждать и вести за собой людей. Московская элита, не без помощи которой новый царь взошел на престол, рассчитывала использовать молодого неопытного правителя в своих целях, получить при его посредстве власть. Но неожиданно для всех он стал править самостоятельно. Отличалась независимостью внешняя политика царя Дмитрия. Чтобы повысить международный авторитет верховной власти, он стал именовать себя в дипломатических документах императором, пошел на конфликт с Речью Посполитой, не признававшей за русскими правителями царского титула и упорно называвшей их великими князьями. Для европейских стран была объявлена политика открытых дверей. Одновременно царь добился от Запада финансовой помощи. Ему принадлежал приоритет в создании европейского союза для борьбы с Турцией, в разработке планов покорения Крыма. Став московским правителем, царь Дмитрий отказался от обязательств полякам и Риму. Он сохранил православие как государственную религию и не разрешил строить в России католические храмы. Польша не получила обещанных территорий и царь отказался воевать на стороне Сигизмунда III против Швеции.

Царь Дмитрий проявил самостоятельность в выборе характера внутренней политики, остановился на ее демократическом варианте, отказался от деспотического самовластия прежних московских правителей. Став московским государем, Дмитрий заявил: «Есть два способа царствовать - милосердием или суровостью и казнями, я избрал первый способ».[224] В основном царь сдержал свое слово. Он отказался преследовать противников,[225] прекратил начатые его предшественником, репрессии, вернул боярам, отобранные еще Иваном IV, земли, удвоил жалованье служилым людям. Новый царь успешно создавал облик современного западного политика. Он отказался от охраны, от ношения роскошных царских одеяний, не спал после обеда. Царь просто общался с народом, «ходил пешком по городу, заходил в разные мастерские, толковал с мастерами, говорил со встречными на улицах».[226] При решении важнейших государственных дел царь опирался на Боярскую думу, которую он переименовал в Сенат. Он боролся с взяточничеством и злоупотреблениями чиновников всех уровней, по средам и субботам лично принимал челобитные и необходимые меры для наказания провинившихся приказных людей. Стремясь подвести под свою политику юридическую основу и желая улучшить правовые отношения в стране, царь распорядился начать подготовку нового Свода законов с учетом европейского законодательства, ввел бесплатное судопроизводство. Он объявил свободу экономической деятельности, разрешил всем заниматься промыслами, ремеслами и особенно торговлей, заявив, что «от свободной торговли, дозволенной всем и каждому, государство богатеет»[227]. Заслугой царя Дмитрия было ограничение крепостнических отношений в деревне. Особыми указами он запретил потомственную кабалу, предоставил свободу холопам и крестьянам, бежавшим от владельцев в начале XVII в., лишил прав на крестьян тех помещиков, которые не кормили крепостных во время голода. О том, что новый царь заговорил с русскими голосом свободы, свидетельствовало, также, открытие границ прежде замкнутого государства, разрешение беспрепятственного въезда и выезда из страны, проведение в жизнь идеи свободы совести. Англичане, современники тех событий, отмечали, что Дмитрий был первым государем в Европе, который сделал свою страну до такой степени свободной. В планы царя Дмитрия входило обеспечение роста образованности русского общества. Он планировал продолжить политику Б.Годунова по обучению молодых людей за границей, намеревался основать сеть русских школ, создать в России университет и Академию наук. «Как только с Божьей помощью стану царем, - говорил он – сейчас заведу школы, чтобы у меня во всем государстве выучились читать и писать. Заложу университет в Москве, стану посылать русских в чужие края, а к себе буду приглашать умных и знающих иностранцев, чтобы их примером побудить моих русских учить своих детей всяким наукам». В отличие от прежних правителей он поощрял творчество населения, народные забавы и веселых «скоморохов», не преследовал игру в шахматы, любил пляски, песни, желал, чтобы «все кругом его веселилось».[228] Все это делало его популярным и любимым в народе правителем.

Однако, несмотря на позитивность внутренней и внешней политики, царь Дмитрий не удержался на престоле. В литературе высказываются разные суждения о причинах его падения. Ряд исследователей считает, что Россия еще не была готова к переходу на европейский путь развития и отвергла его через устранение царя Дмитрия. К тому же временной горизонт для реализации задуманных реформ оказался незначительным. Большинство историков видят причины поражения в противоречивой политике царя, в том, что он не оправдал надежд, которые на него возлагали разные социальные силы[229]. В.Ключевский главную вину за отстранение от власти царя Дмитрия возлагал не народ, а на боярство. « Большим боярам, - отмечал историк, - нужно было создать самозванца, чтобы низложить Годунова, а потом низложить и самозванца, чтобы открыть дорогу к престолу одному из своей среды».[230] Н.Костомаров также считал, что «народ любил Дмитрия и строже всякой верховной власти готов был наказать его врагов».[231] Заговорщики, понимая общее настроение, выступали не под лозунгом свержения самозванца, а наоборот, спасения царя от поляков.[232] Одна их причин гибели Дмитрия кроется в его беспечности, игнорирование им информации о готовящемся против него заговоре, нежелании принимать меры для собственной защиты. Этим воспользовались заговорщики во главе с В.Шуйским и 17 мая 1606г. убили царя[233]. По мнению Н.Костомарова царь Дмитрий «несомненно, для русского общества был человеком, призывавшим его к новой жизни, к новому пути. Устранив его, боярство отвергло, судя по всему интересный и плодотворный вариант русской истории»[234].

С 19 мая 1606 по 17 июля 1610 гг. страной правил Василий Шуйский. Его называли «выкрикнутым», «боярским», « присяжным» царем. Первое прозвище появилось потому, что Василий, не имея наследственного права на престол и не желая избрания на Земском Соборе, уговорил бояр «выкликнуть» его имя, когда 19 мая толпа собралась на Красной площади. Прозвище «боярский» он получил за то, что, во-первых, был выходцем из знатного боярского рода, по – сути, являлся последним Рюриковичем на российском престоле по линии А.Невского. Во-вторых, В.Шуйский был ставленником бояр в борьбе с самозванцем. В-третьих, при вступлении на престол царь Василий дал торжественную клятву, вошедшую в историю как Крестоцеловальная (« Подкрестная») запись, где подчеркивалось особое положение Боярской думы как полномочной сотрудницы царя в делах высшего суда. В.Ключевский считал, что «это был первый опыт построения государственного порядка на основе формально ограниченной верховной власти».[235] С.Платонов, наоборот, утверждал, что в «записи трудно найти настоящее ограничение царского полновластия, а можно видеть только отказ от недостойных способов его проявления». По мнению ученого, царь просто обещал вернуться к тем порядкам, которые существовали до Ивана IV, когда Дума была правообразовательным и правоохранительным учреждением.[236] Однако нельзя не видеть позитивных сторон «Крестоцеловальной записи» Шуйского. Он отказывался от трех прерогатив царской власти времен опричнины: 1) немилости по личному усмотрению и без достаточного повода; 2) конфискации имущества у непричастной к преступлению семьи и родни преступника; 3) суда по доносам с пытками и оговорами. В.Ключевский был прав, когда говорил, что «клятвенно стряхивая с себя эти прерогативы, Шуйский превращался из государя холопов в правомерного царя подданных, правящего по законам».[237] Иными словами, запись Шуйского была, скорее всего, первым робким шагом к правовому феодальному государству, чем созданием ограниченной олигархической монархии.

Воцарение Василия Шуйского несколько успокоило Москву, смягчило противоречия в верхнем эшелоне власти, завершило боярский этап Смуты. Но большая часть общества ничего не выиграла. Среднее боярство, дворянство, приказные люди рассчитывали на более серьезные изменения, чем разделение полномочий между царем и верхушкой боярства. Провинции были недовольны тем, что не приняли участия в выборах царя, как это было в 1598г. Против нового правителя выступило население северских и южных окраин, получившее от Лжедмитрия I ряд податных льгот. В 1607г. правительство Шуйского приняло Уложение о крестьянах, по которому был введен 15 – летний срок сыска беглых и суровые денежные санкции для тех, кто их принимает. Новый шаг в закрепощении крестьян усилил их неприязнь к Василию Шуйскому. Царь не обладал харизматическими качествами. По описанию В.Ключевского «это был пожилой, 54-летний боярин небольшого роста, невзрачный, подслеповатый, человек неглупый, но более хитрый, чем умный, донельзя изолгавшийся и изынтриганившийся, прошедший огонь и воду…».[238] Ученый отмечал, что «Шуйский не знал, что такое святость присяги, на практике редко считался со своей «крестоцеловальной записью», а правовые нормы, существовавшие в стране, не предусматривали ответственность государя за нарушение такой клятвы. Престиж царя подрывало и его противоречивое отношение к фигуре царевича Дмитрия. В 1591г., будучи председателем правительственной комиссии, по расследованию убийства царевича, Василий Шуйский уверял, что тот погиб. В 1605г., после прибытия названного Дмитрия в столицу, Шуйский доказывал народу, что царевича спасли. В 1606г., взойдя на престол, он, в разосланной по стране грамоте, объявил убитого царя Дмитрия Гришкой Отрепьевым, попом- расстригой и самозванцем. Рядовое население было возмущено причастностью Шуйского к убийствам Федора Годунова и Лжедмитрия I , отказывалось давать присягу незаконному царю. Со временем и верхи, и низы общества утратили доверие к царской власти. Смута не прекратилась, а приобрела другой характер. Если ранее она была дворцовой, боярской, то с воцарением В.Шуйского стала повсеместной и общенародной. Таким образом, гибель коронованного царя и приход к власти «выкрикнутого» монарха положили начало Смуте как широкому социальному движению и началу гражданской войны в России.

Удобной формой для организации массового антиправительственного движения вновь стало самозванство.[239] В Польше во владениях того же Мнишека объявился якобы чудом, спасшийся[240] от московской толпы царь Дмитрий. Позднее его стали именовать Лжедмитрием II.[241] Вокруг него объединились поляки, литовцы, стрельцы, крестьяне, холопы и др. Марина Мнишек признала в новом претенденте на русский престол своего мужа. Новый самозванец, не решаясь сразу показаться в Москве, где знали царя Дмитрия, поначалу направил туда своих доверенных лиц. Согласно одной из версий таким человеком был И.Болотников[242], движение которого, стало апогеем гражданской войны. На протяжении длительного периода восстание под руководством И.Болотникова рассматривалось отечественными историками как первая крестьянская война в России, направленная на уничтожение феодального строя. В современной литературе сложилась альтернативная точка зрения, согласно которой И.Болотников выражал интересы всех недовольных текущей политикой правительства. Вокруг него объединились крестьяне, посадское население, казачество, беглые холопы, стрельцы, дворяне и даже князья. В дошедших до наших дней документах не обнаруживаются специфически крестьянские требования. В грамотах Болотникова речь шла о власти, мести, о перераспределении имущества и богатства. Движение не носило антимонархического характера. Более того, оно было направлено на восстановление на престоле справедливого законного царя Дмитрия. Восстание началось летом 1606г. Повстанцы захватили около 70 городов, подошли к Москве и потребовали открыть ворота посланникам истинного царя. Но столичные жители не доверяли повстанцам и ворота не открыли. Началась безуспешная двухмесячная осада столицы. Внутри армии И.Болотникова возникли разногласия. Дворянские отряды во главе с З.Ляпуновым, И.Пашковым, Г.Сумбуловым, недовольные антипомещичьими призывами И.Болотникова[243] и разбойничьими действиями черни, перешли на сторону правительства. Уход военноначальников ослабил боевую силу повстанцев. Они стали терпеть поражение за поражением, отступили сначала к Калуге, затем к Туле, где 10 октября 1607г. были окончательно разбиты. Сам Болотников попал в плен, был отправлен в Каргаполь, где его ослепили и утопили.

Весною 1608г. Лжедмитрий II сам двинулся на Москву. Он остановился в 17 км от нее в местечке Тушино. Вскоре это село превратилось во вторую столицу России, где были свои царь, царица, царский двор, Боярская дума, приказы, армия, патриарх, велась хозяйственная жизнь, устанавливались связи с другими странами[244]. В результате сформировались два параллельных центра, которые контролировали разные регионы страны. Лжедмитрию II подчинялись уезды севера и центра, Шуйскому остались верны некоторые города Европейской России, Урал и Сибирь. За незаконное присвоение государственных полномочий Лжедмитрия II прозвали «тушинским вором».

Политическое двоецентрие парализовало государство и сделало его легкой добычей для противников России. В борьбе с Лжедмитрием II Шуйский решил опереться на иноземную помощь. В феврале 1609г. был заключен договор со шведским королем Карлом IX, по которому Швеция соглашалась предоставить военную помощь, но при условии отказа Москвы от притязаний на прибалтийские земли, передачи шведам русской крепости Карелы и заключения вечного союза против Польши. Договор со Швецией имел для России двоякое значение. С одной стороны, объединенная русско-шведская армия под предводительством Скопина-Шуйского и шведа Делагарди, опираясь на ополчение северных городов, очистила от тушинцев сначала север России, а к апрелю 1610г. отбросила отряды Лжедмитрия II от Москвы. С другой стороны договор 1609 г. спровоцировал против России открытую польскую интервенцию[245]. Вмешательство иноземцев явилось новым существенным фактором, определившим дальнейшее направление событий в Московском государстве. С вторжением Сигизмунда III развалился лагерь самозванца в Тушино. По приказу короля тушинские поляки отправились в Смоленск, а Лжедмитрий II с преданными ему людьми отошел в Калугу. Русские из лагеря самозванца во главе с боярином М.Салтыковым[246] 4 февраля 1610г. заключили с Сигизмундом III договор о приглашении на русский престол его сына Владислава. В.Ключевский, отмечая значимость данного соглашения, писал, что «ни в одном акте Смутного времени русская политическая мысль не достигла такого напряжения, как в этом документе».[247] Элементы договорных отношений между монархом и страной, едва намеченные в «Подкрестной записи» В.Шуйского, получили в договоре 4 февраля 1610г глубокое развитие. В нем формировались права не только боярства, но и остальных сословий, развивались идеи личной свободы, защиты всех подданных от произвола власти, наказание только по решению суда. Новым было положение о возвышении незнатных людей по заслугам. Говорилось также, о свободе совести,[248] но одновременно обеспечивалось и неприкосновенность русской православной веры. Вместе с тем по настоянию делегации М.Салтыкова в договоре закреплялось крепостное право, и содержался запрет государю давать вольность холопам. Данное соглашение по сравнению с «Крестоцеловальной записью» В.Шуйского делало шаг вперед по демократизации управления страной. Владислав должен был делить власть не только с Боярской думой, но и с Земским Собором. Он превращался в русского царя польского происхождения, так же как и его отец Сигизмунд III был польским королем шведского происхождения.

В Москве противники В.Шуйского при дворе сначала не поддержали кандидатуру Владислава. Они планировали посадить на русский престол племянника царя, популярного в обществе воеводу М.Скопина-Шуйского. В марте 1610г. после ряда военных побед над Лжедмитрием II он вступил в Москву и был торжественно встречен народом. Однако вскоре полководец внезапно умер[249]. Войско царя, высланное против Сигизмунда III к Смоленску, было разбито польским гетманом Жолкевским. Смерть Скопина-Шуйского и поражение царской армии переполнило чашу терпения оппозиции. Группа дворян во главе с З.Ляпуновым 17 июля 1610г. совершила переворот, свергла В.Шуйского, вынудила его постричься в монахи, позднее выдала его полякам. Власть перешла в руки Боярской думы, состоящей из семи человек, а время их правления вошло в историю как «семибоярщина». Думе пришлось выбирать между двумя соискателями престола: Владиславом и шедшим к Москве Лжедмитрием II. Сильнее опасаясь самозванца, бояре предложили трон сыну польского короля, заключили с ним договор[250] и 17 августа 1610г. Москва дала ему присягу. Одним из условий договора был немедленный приезд Владислава в Москву, а также выведение Сигизмундом III войск из России. Однако польский король сдерживал сына, не спешил отправлять его в Москву, так как сам решил занять русский престол. Между тем шла оккупация страны иноземцами. Москва была занята польским войском Жолкевского, а Новгород шведами. Москвичи какое-то время терпели поляков, так как присутствие их гарнизона в столице делало ее недоступной для Лжедмитрия II. В декабре 1610г. самозванец был убит, что стало поворотным пунктом в истории Смуты. Для патриотически-настроенного населения, главным врагом остались иноземцы, и, прежде всего, поляки. С этого времени Смута приобрела характер национальной борьбы за освобождение страны от интервентов. Патриарх Гермоген призвал к антипольскому восстанию на защиту отечества и церкви. В ответ на его призыв было сформировано два народных ополчения.

Первое ополчение сформировалось в Рязанской земле зимой 1611г. Оно было пестрым по составу, объединило в своих рядах казаков, посадских и служилых людей, крестьян и т.д. Во главе стояли рязанский воевода П.Ляпунов, князь Д.Трубецкой и атаман И.Заруцкий. «Троеначальники» объявили себя Временным правительством. Правительство составило особый документ под названием «Письменный приговор», который наделял большими полномочиями Земский Собор и давал большие права дворянству и посадскому населению. Однако «троеначальникам» не удалось добиться военного успеха. В марте ополчение осадило Москву, но захватило лишь Белый город, не сумев освободить всю столицу. В ополчении с самого начала не сложилось единства между дворянами и казаками. Казаки были недовольны ограничениями « Письменного приговора» относительно их привилегий. Летом 1611г. разногласия переросли в острый конфликт. Казаки подозревали П.Ляпунова во враждебных действиях, вызвали его на круг для объяснений и казнили. Оставшись без вождя и напуганные казацким самосудом, дворяне и дети боярские разъехались по домам. И.Заруцкий отбыл на Дон, а под Москвой остался только князь Д.Трубецкой. Таким образом, первое ополчение распалось, не решив задачу избавления столицы от иноземцев.

Второе ополчение появилось осенью 1611г. в Нижнем Новгороде. Ядром его стали жители городов. Инициатором его формирования выступил нижегородский староста купец Козьма Минин, военное руководство осуществлял князь Д.Пожарский. Новое ополчение было лучше подготовленным. Правительство «Совет всея земли», созданное ополченцами, организовывало постепенное продвижение, восстанавливало порядок во взятых городах, пополняло силы. В августе 1612г. ополченцы подошли к Москве, соединились с отрядом Д.Трубецкого и разбили гетмана Ходкевича. 26 октября капитулировал польский гарнизон в Московском Кремле, и началось изгнание иноземцев из всей страны.

Вслед за этими событиями наступил последний этап «периода избирательной монархии». Было решено созвать Земский Собор для выборов нового царя. С этой целью от каждого уезда в Москву прибыло по разным подсчетам от 700 до 800 выборщиков от всех сословий. В чем-то эти выборы напоминали современные. На царский престол претендовало несколько серьезных кандидатов[251], обсуждение кандидатур осуществлялось в два тура, применялись, говоря современным языком, черный пиар, подкуп избирателей[252] и т.д. В результате упорной борьбы во второй тур, который состоялся 21 февраля 1613г, вышли шведский герцог Карл Филипп и Михаил Романов. К этому времени большая часть дворян и провинциальных ополченцев, поддерживающих шведскую кандидатуру, разъехалась по домам. Под Москвой сконцентрировались отряды казаков, насчитывающие по разным подсчетам от 4,5 до 10 тыс. человек. Под давлением казачества[253] Земский Собор избрал на престол Михаила Романова[254], положив начало последней царской династии, правившей страной 300 лет.

Нельзя не согласиться с историком В.Кобриным, который считал, что политический вектор в России конца XVI -начала XVII вв. давал шанс направить страну по демократическому пути развития. Никогда раньше и никогда позднее Россия не знала такого всплеска деятельности представительных учреждений, как в годы Смуты. Постоянно функционировали Земские Соборы, Советы ополчений, различные правительства с широким составом из всех сословий, соблюдался принципы выборности, составлялись различные конституционные документы, осуществлялось более близкое знакомство с западной цивилизацией. Однако закрепить эту тенденцию в России не удалось. Земский Собор 1613г., избирая Михаила Романова на престол, не сопроводил свой акт уже никаким договором. Власть приобрела легитимный, но, как и ранее, самодержавный характер. Со всей очевидностью к началу XVII в. идея монархии, как единственно приемлемой формы власти для России, прочно закрепилась в общественном сознании. К негативным экономическим последствиям Смуты следует отнести хозяйственную разруху, ликвидировать которую удалось только к середине XVII в. Потребность преодоления экономического кризиса обусловила дальнейшее закрепощение крестьян и посадского населения, что вызывало недовольство низов. Таким образом, Смута открыла столетие, прозванное в России «бунташным» веком. После Смуты ослабло международное положение страны. Московское государство сохранило национальную независимость, но понесло территориальные потери, уступив противникам развитые западные земли.[255] На какое-то время усилилась культурно-изоляционная замкнутость России от остальных европейских государств.

 

 

4.4 Россия в царствование первых Романовых.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.017 с.)