Добросовестное выполнение международных обязательств



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Добросовестное выполнение международных обязательств



Рассматриваемый принцип, как бы завершающий изложе­ние основных принципов международного права, зародился и долгое время действовал как принцип соблюдения междуна­родных договоров — pacta sunt servanda ("договоры должны соблюдаться").

В современный период из обычно-правовой нормы он пре­вратился в договорную норму, а его содержание существенно изменилось и обогатилось.

В преамбуле Устава ООН говорится о решимости народов "создать условия, при которых могут соблюдаться справедли­вость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права", а в п. 2 ст. 2 фик­сируется обязанность членов ООН добросовестно выполнять принятые по Уставу обязательства, "чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принад­лежности к составу членов Организации".

Важным этапом в договорном закреплении данного прин­ципа стала Венская конвенция о праве международных догово­ров 1969 г. В ней отмечается, что "принцип свободного согласия и добросовестности и норма pacta sunt servanda получили все­общее признание". В ст. 26 установлено: "Каждый действую­щий договор обязателен для его участников и должен ими доб­росовестно выполняться".

Развернутую характеристику этот принцип получил в Дек­ларации о принципах международного права 1970 г., в Заклю­чительном акте СБСЕ 1975 г. и в других документах.

Смысл данного принципа заключается в том, что это — признанная всеми государствами универсальная и кардиналь­ная норма, выражающая юридическую обязанность государств и других субъектов соблюдать и выполнять обязательства, при­нятые в соответствии с Уставом ООН, вытекающие из обще­признанных принципов и норм международного права и соответствующих им международных договоров и других источни­ков международного права.

Принцип добросовестного выполнения международных обя­зательств служит критерием законности деятельности госу­дарств в международных и во внутригосударственных отноше­ниях. Он выступает в качестве условия стабильности, эффек­тивности международного правопорядка, согласованного с пра­вопорядком всех государств.

С помощью этого принципа субъекты международного права получают законное основание взаимно требовать от других уча­стников международного общения выполнения условий, связан­ных с пользованием определенными правами и несением соот­ветствующих обязанностей. Данный принцип позволяет отгра­ничивать правомерную деятельность от незаконной, запрещен­ной. В этом аспекте он ярко проявляется в качестве императив­ной нормы международного права. Указанный принцип как бы предупреждает государства о недопустимости отхода в заклю­чаемых ими договорах от кардинальных установлений между­народного права, выражающих коренные интересы всего меж­дународного сообщества, подчеркивает превентивную функцию норм jus cogens. Принцип добросовестного соблюдения между­народных обязательств, связывая императивные нормы в еди­ную систему международно-правовых предписаний, является их интегральной частью. Однако если отдельные нормы jus co­gens могут быть заменены другими на основе соглашения меж­ду государствами, то подобная замена невозможна по отноше­нию к данному принципу: его отмена означала бы ликвидацию всего международного права.

В процессе развития данного принципа было предусмотре­но, что при осуществлении своих суверенных прав, включая право устанавливать свои законы и административные прави­ла, государства-участники будут сообразовываться со своими юридическими обязательствами по международному праву.

Существенными признаками принципа добросовестного выполнения международных обязательств являются недопус­тимость произвольного одностороннего отказа от взятых обяза­тельств и юридическая ответственность за нарушение между­народных обязательств, которая наступает в случае отказа от их выполнения или иных действий (либо бездействия) участни­ка договора, имеющих противоправный характер. Нарушение международных обязательств порождает вопрос об ответствен­ности не только за отход от соглашения, но и за посягательство на сам принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

 

КОЛОСОВ

 

4. Принцип нерушимости государственных границ

 

Принцип нерушимости государственных границ составляет одну из важнейших основ безопасности европейских государств.

Идея нерушимости границ впервые получила свое правовое оформление в договоре СССР с ФРГ от 12 августа 1970 г., а затем в договорах ПНР, ГДР и ЧССР

с ФРГ. С этого времени нерушимость границ стала нормой международного права, юридически обязательной для государств - участников упомянутых договоров. В этих договорах выражены два существенных элемента: признание существующих границ и отказ от каких-либо территориальных притязаний.

Принцип нерушимости границ был сформулирован в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года: "Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы".

Посягательство на государственные границы - это односторонние действия или требования, направленные на изменение положения линии границы, ее юридического оформления или фактического положения линии границы на местности. Поэтому признание этого принципа означает также и отказ от каких-либо территориальных притязаний, то есть, как говорится далее в тексте принципа, государства "будут соответственно воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват или узурпацию части или всей территории любого государства-участника".

Государства - участники СБСЕ тем самым выразили свое признание или подтверждение существующих границ европейских государств. Это признание является международно-правовым, что влечет определенные юридические последствия, в частности это признание нельзя аннулировать. Международно-правовое признание фактически сложившейся границы приравнивается к соглашению государств относительно существующей границы.

Таким образом, основное содержание принципа нерушимости границ можно свести к трем элементам: 1) признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом; 2) отказ от каких-либо территориальных притязаний на данный момент или в будущем; 3) отказ от любых иных посягательств на эти границы, включая угрозу силой или ее применение.

Принцип нерушимости границ имеет много общего с традиционным принципом международного права - неприкосновенности государственных границ. Содержание последнего включает обязанность государств соблюдать существующую линию границы на местности: не допускать произвольного перемещения линии границы на местности и ее пересечения без соответствующего разрешения или вне установленных правил. Оно включает также право каждого суверенного государства контролировать пересечение его границы людьми и транспортными средствами.

Принцип нерушимости границ и принцип неприкосновенности границ различаются по географической сфере своего действия. Принцип нерушимости границ, согласно Заключительному акту 1975 года, действует только в отношениях государств - участников этого акта, то есть европейских государств, а также США и Канады. Принцип неприкосновенности границ имеет более широкую сферу действия, поскольку является принципом общего международного права и действует на всех континентах, независимо от того, существуют или нет специальные соглашения по этому вопросу.

 

 

6. Принцип мирного разрешения международных споров

 

Согласно п. 3 ст. 2 Устава ООН, "все Члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость". Эволюция принципа мирного разрешения международных споров отмечена серией международных договоров и соглашений, которые, по мере того как они ограничивали право обращаться к войне, постепенно развивали средства мирного разрешения международных споров и устанавливали юридическую обязанность государств использовать такие средства.

Общее международное право прежде лишь побуждало государства обращаться к мирным средствам разрешения международных споров, но не обязывало их следовать этой процедуре. Статья 2 Гаагской конвенции о мирном решении международных столкновений 1907 года не запрещала обращение к войне ("прежде чем прибегнуть к оружию"), не обязывала обращаться к мирным средствам ("обращаться, насколько позволяют обстоятельства") и рекомендовала весьма узкий круг мирных средств (Добрые услуги и посредничество).

В соответствии со ст. 33 Устава ООН стороны, участвующие в споре, "должны прежде всего стараться разрешить спор путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору".

В соответствии с современными концепциями международного права государства обязаны разрешать свои споры только мирными средствами. На международных конференциях представители некоторых стран иногда прибегают к произвольному толкованию Устава ООН с целью не допустить включения слова "только" в формулировку принципа. При этом они утверждают, что Устав не столько закрепляет то положение, что споры должны разрешаться мирными средствами, сколько требует, чтобы при разрешении международных споров не создавалась угроза миру и безопасности государств.

Однако положения Устава говорят об обратном. Общее положение п. 3 ст. 2 распространяется на все споры, включая те, продолжение которых может и не угрожать международному миру. Согласно п. 1 ст. 1 Устава, международные споры должны разрешаться в соответствии с принципами "справедливости и международного права". По мнению большинства государств, ссылки в Уставе на справедливость лишь подчеркивают, что мирные средства обязательны для разрешения любых международных споров.

Устав ООН предоставляет сторонам, участвующим в споре, свободу выбора таких мирных средств, которые они считают наиболее подходящими для разрешения данного спора. Практика обсуждения этого вопроса на международных конференциях показывает, что многие государства в системе мирных средств отдают предпочтение дипломатическим переговорам, с помощью которых разрешается большинство споров.

Непосредственные переговоры наилучшим образом отвечают задаче быстрого разрешения международного спора, гарантируют равенство сторон, могут быть использованы для разрешения как политических, так и юридических споров, наилучшим образом способствуют достижению компромисса, дают возможность приступить к улаживанию конфликта сразу же по его возникновении, позволяют не допускать разрастания спора до таких масштабов, когда он может угрожать международному миру и безопасности.

Вместе с тем развитие международных отношений, особенно в последние годы, отмечено стремлением государств выйти за пределы переговоров и создать иные приемлемые средства разрешения споров, которые основывались бы на обращении к третьим сторонам или международным органам. Часто при этом поднимаются вопросы, связанные с ролью Международного Суда ООН.

Попытки некоторых западных государств зафиксировать обязательную юрисдикцию Международного Суда, как правило, встречают резкий отпор со стороны многих государств. Эти государства считают юрисдикцию Суда факультативной, и такая позиция точно соответствует ст. 36 Статута Суда, согласно которой государства могут (но не обязаны) сделать заявление об обязательности для себя юрисдикции Международного Суда. Подавляющее большинство государств до сих пор не признало юрисдикцию Суда обязательной.

Анализ принципа мирного разрешения международных споров, зафиксированного в Декларации о принципах международного права 1970 года и Заключительном акте СБСЕ, показывает, что, несмотря на сопротивление, удалось отстоять ряд важных положений, которые, несомненно, являются дальнейшим развитием соответствующих положений Устава ООН.

В их числе обязанность государств "прилагать усилия к тому, чтобы в короткий срок прийти к справедливому решению, основанному на международном праве", обязанность "продолжать искать взаимно согласованные пути мирного урегулирования спора" в тех случаях, когда спор не удается разрешить, "воздерживаться от любых действий, которые могут ухудшить положение в такой степени, что будет поставлено под угрозу поддержание международного мира и безопасности, и тем самым сделать мирное урегулирование спора более трудным".

Нормативное содержание принципа мирного разрешения международных споров в последние годы стало предметом тщательного анализа на совещаниях экспертов СБСЕ по мирному урегулированию споров. Так, Совещание в Валлетте (Мальта, 1991 г.) рекомендовало параметры общеевропейской системы мирного урегулирования международных споров. Итоговым документом Совещания предусмотрено создание в Европе специального органа - "Механизма СБСЕ по урегулированию споров", который может быть использован по требованию любой из спорящих сторон и действует в качестве примирительного органа. Кроме того, документ рекомендует широкий комплекс обязательных и факультативных процедур, из которых спорящие стороны свободно выбирают те, которые они считают наиболее подходящими для разрешения конкретного спора.

Обязательные процедуры, рекомендованные Совещанием, не применяются, если одна из спорящих сторон считает, что спор затрагивает вопросы "территориальной целостности или национальной обороны, права на суверенитет над территорией суши или одновременных притязаний на юрисдикцию над другими районами..."

В целом можно считать, что последние годы отмечены, с одной стороны, возрастанием удельного веса мирных средств разрешения международных споров, а с другой - постоянным стремлением государств приводить нормативное содержание принципа в соответствие с потребностями общественной практики.

 

 

8. Принцип всеобщего уважения прав человека

 

Становление принципа всеобщего уважения прав человека и основных свобод для всех в качестве одного из основных международно-правовых принципов относится к послевоенному времени и связано непосредственно с принятием Устава ООН, хотя само понятие прав человека появилось в политико-правовой терминологии с конца XVIII века и связано с эпохой буржуазных революций.

В преамбуле Устава члены ООН подтвердили "веру в основные права человека... в равноправие мужчин и женщин..." В ст. 1 в качестве цели членов Организации говорится о сотрудничестве между ними "в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии". Важнейшее значение имеет ст. 55 Устава, согласно которой "Организация Объединенных Наций содействует: а) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития;... с) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех..." В ст. 56 предусматривается, что "все Члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для достижения целей, указанных в ст. 55".

Нетрудно заметить, что обязательства государств изложены здесь в самой общей форме, поэтому с момента принятия Устава и до настоящего времени государства стремятся конкретизировать нормативное содержание принципа всеобщего уважения прав человека. С наибольшей полнотой и универсальностью это сделано во Всеобщей декларации прав человека 1948 года и двух пактах, принятых в 1966 году: Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах.

Анализ многочисленных международных документов по правам человека показывает, что в современном международном праве имеется универсальная норма, в соответствии с которой государства обязаны уважать и соблюдать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, пола, языка и религии.

Отмеченная обязанность носит всеобщий характер. Это значит, что права и свободы человека подлежат соблюдению во всех государствах и действуют в отношении всех лиц без какой-либо дискриминации. При этом целью международного сотрудничества в этой области является не унификация национальных законодательств, а разработка стандартов (моделей), которые служат для государств своеобразной отправной точкой для выработки собственного национального законодательства.

Таким образом, непосредственная регламентация и защита прав и свобод человека по-прежнему остаются внутренним делом каждого государства. Международные нормы в области прав человека в подавляющем большинстве не могут применяться непосредственно на территории государства и требуют от него определенных шагов по своей имплементации. Положения, например, Пактов о правах человека прямо требуют от государства принятия мер, в том числе законодательных, по обеспечению индивидам прав, предусмотренных Пактами.

Как правило, международные документы не определяют, каким образом государство будет выполнять принятые на себя обязательства. Вместе с тем стандарты поведения, содержащиеся в международных документах, в определенной мере связывают свободу поведения государств в сфере национального законодательства. Более того, анализ развития нормативного содержания принципа всеобщего уважения прав человека показывает, что индивид постепенно становится непосредственным субъектом международного права.

Речь прежде всего идет о грубых и массовых нарушениях прав человека, когда сложившаяся в конкретной стране внутриполитическая ситуация позволяет говорить о "систематических, достоверно подтвержденных грубых нарушениях прав человека и основных свобод" (рез. ЭКОСОС 1503 от 27 мая 1970 г.). Такие явления, как геноцид, апартеид, расовая дискриминация и т. п., уже квалифицированы международным сообществом как международные преступления и в силу этого не могут рассматриваться в качестве дел, входящих во внутреннюю компетенцию государства.

Современное международное право поощряет индивида все более активно участвовать в борьбе за соблюдение международных стандартов в области прав человека. Например, Итоговый документ встречи государств - участников СБСЕ в Вене предписывает государствам "уважать право своих граждан, самостоятельно или совместно с другими вносить активный вклад в развитие и защиту прав человека и основных свобод", предусматривает "право лиц наблюдать за осуществлением и способствовать выполнению положений документов СБСЕ и присоединяться к другим с этой целью".

Документ Копенгагенского совещания СБСЕ обязывает государство "обеспечивать, чтобы отдельным лицам было разрешено осуществлять право на ассоциацию, включая право создавать, присоединяться и эффективно участвовать в деятельности неправительственных организаций, которые стремятся поощрять и защищать права человека и основные свободы, включая профсоюзы и группы по наблюдению за соблюдением прав человека".

 

 

9. Принцип самоопределения народов и наций

 

Безусловное уважение права каждого народа свободно выбирать пути и формы своего развития является одной из принципиальных основ международных отношений. Это право отражено в принципе самоопределения народов и наций.

Появлению принципа самоопределения народов предшествовало провозглашение принципа национальности, под флагом которого экономически и политически окрепшая буржуазия боролась с отживающим феодализмом. Однако принцип национальности не стал господствующим даже в международном праве эпохи буржуазных революций, поскольку предполагал самоопределение только по признаку национальности. Содержание принципа самоопределения менялось в зависимости от исторической обстановки. Было время, когда самоопределение сводилось к проблеме образования самостоятельных национальных государств, поскольку нации исторически сложились после государств. Стремление нации образовать собственное государство, следовательно, связано с конкретным этапом общественного развития.

Принцип самоопределения народов и наций в качестве обязательной нормы получил свое развитие после принятия Устава ООН. Одна из важнейших целей ООН - "развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов..." (п. 2 ст. 1 Устава). Указанная цель конкретизируется во многих положениях Устава. В ст. 55, например, она теснейшим образом связывается с задачей повышения уровня жизни, решением международных проблем в экономической и социальной областях, в сферах здравоохранения, образования, культуры, соблюдения прав человека и т. п.

Принцип самоопределения неоднократно получал свое подтверждение в документах ООН, в частности в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года, Пактах о правах человека 1966 года, Декларации о принципах международного права 1970 года. В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ особо подчеркнуто право народов распоряжаться своей судьбой. После развала колониальных империй вопрос о самоопределении наций в смысле образования самостоятельных национальных государств в основном решен.

Вместе с тем и сегодня принцип самоопределения является основным при решении проблем колониальных и зависимых народов, о которых говорится в главах XI-XIII Устава ООН, поскольку субъектом самоопределения являются не государства, а народы и нации.

В резолюции 1514 (XV) от 14 декабря 1960 г. Генеральная Ассамблея прямо указала, что "дальнейшее существование колониализма препятствует развитию международного экономического сотрудничества, задерживает социальное, культурное и экономическое развитие зависимых народов и идет вразрез с идеалом Организации Объединенных Наций, заключающимся во всеобщем мире". Согласно этой же резолюции и многим другим документам ООН, недостаточная политическая, экономическая и социальная подготовленность или недостаточная подготовленность в области образования не должны использоваться в качестве предлога для отказа в предоставлении независимости.

В документах ООН выражено главное в нормативном содержании принципа самоопределения. Так, в Декларации о принципах международного права 1970 года подчеркивается: "Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение".

Право национального самоопределения не исчезает, если нация образовала самостоятельное государство или вошла в состав федерации государств. Субъектом права на самоопределение являются не только зависимые, но и суверенные нации и народы. С достижением национальной самостоятельности право на самоопределение лишь меняет свое содержание, что находит отражение в соответствующей международно-правовой норме.

В содержании права на самоопределение все чаще выделяют экономические аспекты, например право каждого народа свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами, осуществлять культурное развитие и т. п.

Современное нормативное содержание самоопределения включает в себя как права народов, так и соответствующие им обязанности государств. Так, праву народов свободно, без какого бы то ни было вмешательства извне определять свой политический статус и осуществлять экономическое, социальное и культурное развитие соответствует обязанность государств не только уважать это право, но и содействовать ему путем совместных и индивидуальных действий.

Без строгого уважения и соблюдения принципа самоопределения народов невозможно выполнить многие жизненно важные задачи, стоящие перед ООН, например задачу содействовать всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии. Без строгого соблюдения указанного принципа невозможно также поддержание отношений мирного сосуществования между государствами. Каждое государство в соответствии с Декларацией 1970 года обязано воздерживаться от любых насильственных действий, которые могли бы помешать народам осуществлять их право на самоопределение. Важным элементом принципа является право народов испрашивать и получать поддержку в соответствии с целями и принципами Устава ООН в случае, если их лишают права на самоопределение насильственным путем.

Принцип самоопределения народов и наций - это право народов и наций, но не обязанность, и осуществление этого права может быть многовариантным. Самоопределение не должно осуществляться с сепаратистских позиций в ущерб территориальной целостности и политическому единству суверенных государств. С другой стороны, если народ создает орган, который его официально представляет и выполняет публично-правовые функции, то всякие насильственные действия, препятствующие извне процессу самоопределения, могут рассматриваться как нарушающие принципы невмешательства и суверенного равенства государств.

Право народов и наций на самоопределение теснейшим образом связано со свободой политического выбора. Самоопределившиеся народы свободно выбирают не только свой внутриполитический статус, но и свою внешнеполитическую ориентацию. Уважение свободы политического выбора становится фундаментом сотрудничества, а не соперничества и противоборства. С этим, в частности, связано право освободившихся государств на проведение политики неприсоединения, на участие в решении как общемировых, так и региональных проблем. Самоопределение означает право народов выбирать такой путь развития, который в наибольшей степени соответствует их историческим, географическим, культурным, религиозным (и т. п.) традициям и представлениям.

 

10. Принцип сотрудничества

 

Идея международного сотрудничества государств независимо от различий в их политическом, экономическом и социальном строе в различных сферах международных отношений в целях поддержания международного мира и безопасности является основным положением в системе норм, содержащихся в Уставе ООН.

После принятия Устава ООН принцип сотрудничества был зафиксирован в уставах многих международных организаций, в международных договорах, многочисленных резолюциях и декларациях.

Представители некоторых школ международного права утверждают, что обязанность государств сотрудничать носит не правовой, а декларативный характер. Подобные утверждения уже не соответствуют реальной действительности. Разумеется, было время, когда сотрудничество представляло собой добровольный акт государственной власти, однако впоследствии требования развивающихся международных отношений привели к превращению добровольного акта в правовую обязанность.

С принятием Устава принцип сотрудничества занял свое место в ряду других принципов, обязательных для соблюдения согласно современному международному праву. Так, в соответствии с Уставом государства обязаны "осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера", а также обязаны "поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры".

Принцип сотрудничества как правовая категория вытекает и из других положений Устава, в частности из положений ст. 55 и 56. Например, содержание ст. 55 свидетельствует о двух видах обязанностей членов ООН: обязанности государств сотрудничать друг с другом в достижении целей, предусмотренных Уставом, и их обязанности сотрудничать с ООН для достижения тех же целей.

Разумеется, конкретные формы сотрудничества и его объем зависят от самих государств, их потребностей и материальных ресурсов, внутреннего законодательства и принятых на себя международных обязательств. Однако анализ политико-правовых документов, отражающих намерения государств (таких, как Декларация 1970 года и Декларация принципов Заключительного акта СБСЕ), показывает стремление государств придать принципу сотрудничества универсальный характер.

Обязанность всех государств действовать в соответствии с принципами ООН со всей очевидностью предполагает их обязанность сотрудничать в решении различных международных проблем, "поскольку это может оказаться необходимым для поддержания международного мира и безопасности".

Обязанность государств сотрудничать друг с другом, естественно, предполагает добросовестное соблюдение государствами норм международного права и Устава ООН. Если же какое-либо государство игнорирует свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, то тем самым это государство подрывает основу сотрудничества.

 

11. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств

 

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств возник в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda на ранних стадиях развития государственности, а в настоящее время находит отражение в многочисленных двусторонних и многосторонних международных соглашениях.

В качестве-общепризнанной нормы поведения субъектов указанный принцип закреплен в Уставе ООН, преамбула которого подчеркивает решимость членов ООН "создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права". Согласно п. 2 ст. 2 Устава, "все Члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу Членов Организации".

Развитие международного права со всей очевидностью подтверждает универсальный характер рассматриваемого принципа. Согласно Венской конвенции о праве международных договоров, "каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться". Более того, "участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора".

Сфера действия рассматриваемого принципа заметно расширилась в последние годы, что получило отражение в формулировках соответствующих международно-правовых документов. Так, согласно Декларации о принципах международного права 1970 года, каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, принятые им в соответствии с Уставом ООН, обязательства, вытекающие из общепризнанных норм и принципов международного права, а также обязательства, вытекающие из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Авторы декларации стремились подчеркнуть необходимость добросовестного соблюдения прежде всего тех обязательств, которые охватываются понятием "общепризнанные принципы и нормы международного права" или вытекают из них.

В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ 1975 года государства-участники согласились "добросовестно выполнять свои обязательства по международному праву, как те обязательства, которые вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права, так и те обязательства, которые вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются".

Обязательства "по международному праву" безусловно шире обязательств, "вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права". Кроме того, в последние годы государства принимают, в частности, на региональном уровне важные документы, которые, строго говоря, не являются их обязательствами "по международному праву", но которые они тем не менее намерены строго выполнять.

Для Европы - это документы, принимаемые в рамках хельсинкского процесса. В Итоговом документе Венской встречи представителей государств - участников СБСЕ сказано, что они "вновь подтвердили свою решимость полностью выполнять в одностороннем, двустороннем и многостороннем порядке все положения Заключительного акта и других документов СБСЕ".

В различных правовых и социально-культурных системах существует свое понимание добросовестности, что непосредственным образом отражается на соблюдении государствами принятых обязательств. Концепция добросовестности получила закрепление в большом числе международных договоров, резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в декларациях государств и т, д. Однако следует признать, что определение точного юридического содержания понятия добросовестности в реальных ситуациях может вызывать трудности.

Представляется, что юридическое содержание добросовестности следует выводить из текста Венской конвенции о праве международных договоров, главным образом разделов "Применение договоров" (ст. 28-30) и "Толкование договоров" (ст. 31-33). Применение положений договора во многом определяется его толкованием. С этой точки зрения логично предположить, что добросовестным будет применение договора, который и истолкован добросовестно (в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора).

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств распространяется только на действительные соглашения. Это значит, что рассматриваемый принцип применяется только к международным договорам, заключенным добровольно и на основе равноправия.

Любой неравноправный международный договор прежде всего нарушает суверенитет государства и как таковой нарушает Устав ООН, поскольку Организация Объединенных Наций "основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов", которые, в свою очередь, приняли на себя обязательство "развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов".

Следует считать общепризнанным, что любой договор, противоречащий Уставу ООН, является недействительным, и ни одно государство не может ссылаться на такой договор или пользоваться его преимуществами. Такое положение соответствует ст. 103 Устава. Кроме того, любой договор не может противоречить императивной норме международного права, как она определяется в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров.

В правовых и политико-правовых документах последнего времени все чаще указывается на связь между обязанностью добросовестного соблюдения международных договоров и внутренним нормотворчеством государств. В частности, участники Венской встречи в Итоговом документе 1989 года согласились "обеспечивать, чтобы их законы, административные правила, практика и политика сообразовывались с их обязательствами по международному праву и были гармонизированы с положениями Декларации принципов и другими обязательствами по СБСЕ".

Подобного рода формулы свидетельствуют о расширении сферы применения принципа добросовестного соблюдения международных обязательств.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.107.77 (0.015 с.)