В поисках света. Глава 5: «Случайность или судьба?» 


Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

В поисках света. Глава 5: «Случайность или судьба?»



 

Часть 1

 

Сумерки рассеялись, и наступило долгожданное прелестное утро. Восходящее солнце нежно грело землю, лаская её своими лучами. Целую ночь шёл проливной дождь, поэтому вся растительность ещё была мокрой. Птицы громко чирикали, и запел первый петух, пробуждая сонное королевство. В семье Морисон первой проснулась Элеонора, а потом уже и Томас. Мать Эдварда поднялась в комнату на чердаке и села рядом со спящим юным принцем, нашёптывая ему в ухо:

 – Сынок, просыпайся, уже утро.

   – М… Что..? Мам, это ты? – вяло и неразборчиво сказал юноша.

 – Да, это я. Давай, вставай скорей, завтрак ждёт тебя на столе, – сказала Элеонора и пошла на кухню.

 Наследник Храброго неохотно приподнялся, надел рубашку и… И опять плюхнулся в постель.

– Эдвард! Ты где? Спускайся кушать! – на весь дом кричала его мать.

Тот вскочил от неожиданности и стал быстро натягивать на себя штаны и сам себе сквозь сон говорить: «Бегу, уже лечу, летаю…ой, что это я такое бормотать начал». После того он буквально сполз по лестнице вниз и явился к родителям.

 – Доброе утро, спящий ты наш красавец! – улыбаясь, поздоровался с сыном Томас. – Уже шесть тридцать, твои бабушка и дедушка уже давно в поле, а ты всё ещё, как следует, не очнулся.

 – Доброе утро, папа, я… Я признаю, не выспался, ну что поделать, сегодня лягу вовремя, – ответил принц, при этом два раза зевнув.

 – Эх, ну ты даёшь. Сядь, поешь, силы хоть прибавятся, – сказала Элеонора.

Эдвард сел за стол и принялся за еду. В то же время мать его спрашивала:

– Какие у тебя планы на сегодня?

– Ну, например, сейчас пойду в лес тренироваться. Я там такое местечко подыскал, где удобная площадка и там меня никто не найдёт. Кстати, там ещё тишина загробная, что каждый шелест хорошо слышен, – прожевав, отвечал юноша.

– Ты не боишься, что там может быть опасно? – настороженно сообщила Морисон.

– Вряд ли. Я же нахожусь не в дремучих дебрях, а ближе к выходу. Тем более что дорогу, по которой ежедневно путешествую, я знаю, как свои пять пальцев. Мне там опасаться просто нечего.

– Раз ты в этом так уверен, тогда иди с Богом, – согласился Томас. – Эл, кстати, я забыл тебе сказать, что я сегодня иду с Реджинальдом купаться на речку, поэтому меня не будет до полдня.

– Значит, когда все тут работают, истекая потом, ты идёшь гулять? Ты отлыниваешь от своих домашних обязанностей, а ведь ты знаешь, как же я этого не люблю! – разозлилась Элеонора на мужа.

– Извини, я не сообщил об этом тебе заранее. Просто я уже договорился, пойми, – упрашивал жену Храбрый.

– Хорошо, я предлагаю тебе честную сделку. Ты идёшь с другом купаться, а после чего ты перемоешь целую гору посуды с обеда и отремонтируешь калитку в придачу с твоими повседневными делами. Будем считать, что я сегодня добрая.

– Эмм… Кошмар, но сойдёт. Я согласен.

– Так и знала, что ты не откажешься ради Холлинса, – с удовлетворённым выражением лица, улыбаясь, ответила Морисон. – Ладно, я пошла в огород садить картошку, а вы уже сами после себя уберите.

– Пожалуй, и я тоже пойду нашу калитку починю, – заявил Томас и вышел во двор.

– Конечно, я крайний, как всегда, – после этих слов юноша стал собирать посуду и мыть её, затем вытирая стол.

Сделав свою работу, юный принц отправился на тренировку, предварительно переодевшись в специальный камуфляж для стрельбы, прихватив с собой лук и колчан со стрелами. Пройдя через огромные овощные плантации местных селян, он оказался на пороге Фееричного леса. Переступив его, Эдвард продолжал идти дальше, преодолевая лежащие брёвна и большое количество небольших ручейков на пути. При входе пели птицы, а позже, когда эльф уже почти дошёл до нужного места, по необъяснимой причине затихли. В один момент, остановившись, юноша сказал вслух:

– Наконец-то, вот она – лучшая поляна для тренировок.

Перед ним предстала озарённая солнечными лучами небольшая лужайка, на которой не было деревьев, только роскошные травы зеленели под небесной синевой. Посредине площадки в землю была вставлена высокая толстая палка, на которой развешена мишень. Возле неё стоял низенький пенёк, куда юный принц в случае надобности мог присесть или же положить свои вещи. Эдвард тренировался здесь прилежно, старательно. Перед тем, как выстрелить в мишень, он внимательно прицеливался, чуть прищуривал глаз для точности, натягивал на тетиву стрелу и… попадал прямо в «десятку»!

Спустя немного времени после появления на поляну, Эдвард в очередной раз держал прицел и уже был готов стрелять, как что-то странное стало сильно блестеть за мишенью, словно бриллиант на солнце. Юноша, медленно опустив лук вниз, тихо промолвил: «Что это? Мне интересно». Пройдя навстречу неведомому свету около шести шагов, он углубился в тенистый лес, его облик поблек на фоне огромных деревьев и попутных цветов самых разных окрасок. Ноги принца просто утопали в бесконечной растительности, что расстилалась, словно ковёр, куда не глянь. Одна мысль слегка настораживала Эдварда: «Хм, казалось, что этот блеск на небольшом расстоянии от места тренировки, когда всё совершенно по-другому – я иду, а он от меня будто убегает». И вправду, эти яркие лучи были далеко от юноши, а сверкали, словно находились совсем рядом. Но даже этот факт не останавливал искателя приключений, и он, несмотря ни на что, шёл дальше в надежде нечто найти, манящее его вглубь Фееричного леса.

Около получаса блуждал Эдвард, попусту теряя время. Однако вдруг произошло чудо: свет начал делать шаги навстречу, всё быстрее приближаясь к принцу. И вскоре тот смог разглядеть невероятную картину: огромный изумрудный водопад, переливающийся на солнце ослепительной радугой, в котором купались три прекрасные нимфы, радостно брызгая друг на друга водой. Но была и четвёртая девушка, что сидела на камне и громко смеялась, словно колокольчики звенят, а голос был у неё совсем юный, нежный и высокий. Она не была похожа на остальных, потому что внешность её была эльфийки, а красота превосходила всех девиц, которых в своей жизни видал Эдвард. В лучах божественного света сияли её длинные волосы, словно драгоценности, и невозможно было отвести взгляд; глубокие и выразительные глаза, будто изумруды, сверкали, глядя по сторонам… Будто невидимый магнит притягивал Эдварда к этой прелестной эльфийке, что он просто не мог не смотреть. Нимфы тоже были по-своему симпатичны, однако они настолько не впечатлили принца, как эта девушка. Наследник Храбрых любовался бы ею вечность, не обращая внимания ни на время, ни на жизнь, забыв обо всех собственных ценностях, увлечениях, стремлениях… Такова она – любовь с первого взгляда, что запутала в своих длинных сетях и его, юношу, который не имел ни малейшего желания попасть в них. Но судьбой Эдварду не было начертано долго оставаться около водопада, сидя среди густых кустарников и прячась за плотно растущими деревьями. К великому сожалению, он пребывал здесь не более пяти минут, а ему казалось, что время остановилось на мгновение, и весь мир перевернулся. Огромная змея, находящаяся в нескольких шагах от принца, уже давно имела себе на примете жертву. Она плавно и беззвучно подползала к намеченной цели, и, будучи у ног потомка короля, медленно приподняв голову, хотела укусить его. В этот опасный для жизни момент, как не странно, юноша настолько глубоко ушёл в себя и даже не подозревал, что ему нечто грозит поблизости. Но, услышав шелест, он посмотрел вниз, и на миг ужаснулся от увиденной картины. Однако не растерялся, и ударил змею по голове луком, что всегда был у него в руках. Животное зашипело и стало извиваться от причинённой боли. Тогда Эдвард начал быстро пятиться назад, боясь, что его заметят, и, споткнувшись о торчащий из-под земли корень дерева, упал, от чего раздался громкий треск, и принц вскрикнул. Слышимость в лесу очень хорошая, поэтому звуки дошли и до юных красавиц. Они встревожено стали оглядываться по сторонам, и перепугано переговариваться между собой:

– Неужели это охотники, о, нет! – взвизгнула одна нимфа.

– Охотники, кошмар! За нами следили! – испуганно подтвердили вторая и третья.

– Успокойтесь, без паники, – старалась угомонить подруг эльфийка. – Эй, постойте! Куда вы?! – не успев это сказать, как все трое исчезли, слившись с водой. Отчаянная юная девица глубоко вздохнула, вышла на сушу, одела наверх купальника камуфляж, взяла лук с колчаном и ушла в противоположную сторону от местонахождения принца.

Сын Храброго этого не видел, а сразу после своего падения подвёлся на ноги, и побежал, словно молния, ведь наделав много шума, не хотел, чтобы его смогли разглядеть. «Пролетев» на большой скорости несколько десятков метров без оглядки, Эдвард резко остановился, мысленно сказав самому себе: «И куда я опять забрёл?» Убегать не было необходимости, поэтому дальше он просто шёл быстрым шагом, желая скорей найти выход из настоящего лабиринта. Редко кому из путешественников, заблудившихся среди густо разросшихся растений этих диких земель, удавалось выбраться даже ясным днём и с картой в руках. В этой нелюдной местности почти невозможно ориентироваться, особенно в самой глуши, где сейчас и находился Эдвард. «Вот незадача: как же мне домой теперь добраться? Придётся мне идти, куда глаза глядят, что ж поделать!» – с небольшой тревогой на лице, и, в то же время, неким увлечением, подумал принц. Долго ходил он, бродил в, казалось, бесконечных чащах, а на горизонте так и не было видно просвета. Вскоре юношу стала посещать внезапная усталость, постепенно истощающая все запасы энергии; его ноги стали тяжелеть, а в горле пересохло от неутолимой жажды. Утомился королевский наследник, сел на землю, покрытую травой, и сладко уснул, не задумываясь ни о чём.

Уже пробил обеденный час, а Эдварда всё не было дома. Мать его Элеонора совсем разволновалась, что вышла во двор и на весь посёлок кричала имя своего сына в надежде, что он, услышав зов, вернётся. Однако, к сожалению, он был так далёк от родителей, что даже если все граждане Лайт Тауна громко бы звали его, всё равно звук не дошёл бы до глубины Фееричного леса. Томас тоже был в беспокойстве, куда же пропал юный принц. Но сердце его знало, что Морисон младший цел и невредим, поэтому он лишь успокаивал жену, утешая её словами, что всё будет хорошо.

А Эдвард ещё спал, да так крепко, как убитый, за семь часов и не пошевелился ни разу. И сон ему дивный снился: будто где-то в лесу течёт маленький ручей с прозрачнейшей водой и так громко журчит, что этот звук оглушает; и вдруг из чащи выбегает целое семейство лошадей, которое решило утолить жажду в нём; один из них, напившись, резко заговорил: «Вставай, хватит дремать!» Принц от неожиданности очнулся. Слегка приоткрыв глаза, перед ним стояло светящееся ярко-белое пятно, что на миг ослепило потомка Храбрых, и он никак не мог понять, что происходит. Сияние было настолько сильным, что Эдвард упал, и, прикрывая лицо рукой, в панике закричал:

– Кто ты?! Что тебе нужно?! Ты ангел?!

– Увы, не ангел. Прости, что напугал, я не хотел, – детским мальчишеским голосом ответил неизвестный субъект.

– Тогда почему ты так светишься? Я скоро точно ослепну! – испуганно вскрикнул принц.

– Ах, да. Мои извинения, я забыл потушить внутренний свет, – сказав это, сияние прекращалось, и, когда оно окончательно исчезло, чётко разъяснилось, кто предстал перед юношей. Это единорог – святейшее создание среди эльфинского народа и всего королевства. Он ещё не выглядел, как взрослый, но и ребёнком не был.

 Когда сверкание пропало, королевский наследник сумел полностью раскрыть глаза и увидеть существо, о котором он лишь читал рассказы и считал, что его почти невозможно встретить, ведь по описаниям все они очень дикие и сразу прячутся от простых эльфов и людей. Не растерявшись, Морисон встал и спросил:

– Кто ты? Не может быть, наверное… Ты… – у него словно дар речи отняли.

– Да, я единорог. Ты же это хотел сказать?

– Я и не думал, что вы умеете разговаривать… Неужели это сон? Если нет, тогда я сошёл с ума…

– Ты уже не спишь наверняка, потому что я тебя разбудил только что. А разговаривать здесь все умеют, кроме пегасов, которые по крови обычные лошади, но только с крыльями, что им достались от волшебного ручейка, – рассказал единорог.

– Значит, все легенды, которые я не раз читал – правда?..

– Боюсь, что да. Кстати, я совсем забыл представиться. Моё имя Эрнест, но можешь называть меня Эрни – так удобнее и мне больше нравится. А как к тебе обращаться?

– Эдвард, просто Эдвард. Я из Лайт Тауна, знаешь такой город?

– Да, слышал. Кажется, это далековато отсюда, – подумав, ответил Эрни.

– Да? Ужас! Ну вот, отлично, я заблудился… Как бы я хотел поскорей успеть добраться домой до обеда, но это невозможно… Что мне делать?

– Могу тебя расстроить, но обед уже был приблизительно шесть часов назад. Ты, скорее всего, его проспал.

– Как так? Мои родители уже, наверное, не в себе от волнения! – встревожено сообщил Морисон.

– В лучшем случае, до заката мы точно дойдём в твой Лайт Таун, но, самое главное, не идти после него. Нынче в этом лесу много опасностей, и, когда темнеет, нежелательно здесь разгуливать, особенно тебе. Я-то найду путь домой, а вот ты… вряд ли, – говорил Эрни.

– Постой, ты хочешь идти со мной?

– А как же, я ведь тут не случайно, а по приказу старейшин, это моя обязанность. И, кстати, ты хотел пить? Я принёс тебе кувшин с водой. Возьми, если нужно, он у меня в седельной сумке.

Эдвард взял питьё, про себя подумав: «Какая красота, ничего себе, это, наверное, из чистого золота», и с недоразумением спросил:

– Старейшин? Не может такого быть просто… – сделав один глоток из посудины, продолжил наследник Храбрых. – Я же обычный крестьянин, провинциальный эльф. Вся моя семья тоже состоит из простолюдинов. С чего это вдруг сами старейшины станут помогать мне? Спасибо большое, но, мне кажется, что произошло какое-то недоразумение. Я не тот, за кого ты меня принимаешь…

– Нет, это точно не ошибка. Ты совсем ничего не знаешь? Эх, как же сильно мне хочется тебе обо всём рассказать. Но, к сожалению, я не вправе это сделать, мне запретили. В общем, мне было велено лишь вытащить тебя из чащи леса. Ты со временем сам всё узнаешь, я думаю.

– О чём ты говоришь? Извини, но я не понимаю.

– Вот и славно, нечего преждевременно торопить события. Пей, не стесняйся, – предложил принцу единорог.

Эдвард, молча, выпил всю воду из кувшина, после чего снова обратился к Эрни:

– Держи, это твоё, спасибо.

– Оставь себе, я дарю. Это в память о нашей встрече, – в этот момент глаза Эрнеста засверкали.

– Нет, что ты, совесть мне не позволяет принять такой щедрый подарок. Тут и золото, и частицы бриллианта даже…

– И ещё по бокам рубины, изумруды, несколько сапфиров и жемчужин – дарю! – радостно заявил единорог.

– Я… Я и не знаю, как же мне отблагодарить тебя, – с безмерным счастьем ответил принц.

– Ничего не надо, просто возьми, пожалуйста.

– Спасибо, это так неожиданно.

– Да уж, жизнь полна сюрпризов, – согласился Эрнест.

Помолчав несколько секунд, единорог заговорил:

 – Что ж, Эдвард, давай уже двигаться навстречу твоему дому, а то день приближается к закату.

– Да, конечно.

Когда они начали идти, Морисон продолжил разговор:

 – Эрни, а где ты живёшь? Я читал, что единороги любят селиться на радужных лужайках, где неподалёку есть доступ к воде.

– Ты верно сказал. И зачем ты тогда спросил, если знал?

– Хотел уточнить, правдиво ли пишут в книгах. Хм, похоже, что да. Хотя я до сих пор не могу понять до конца, как выглядят радужные лужайки… Можешь описать подробнее?

– Думаю, что будет яснее, если ты сам увидишь одну из них. Нам как раз по пути. Хочешь, заглянем?

– Я об этом раньше только мечтать мог!

– Так и знал, что не откажешься. Кстати, как ты оказался так далеко от родного города, к тому же ещё и спящим? И почему у тебя в руках лук, а за спиной полупустой колчан?

– Так случилось… Рано утром я ушёл из дома на тренировки известной мне дорогой. Когда я прибыл на нужное место, всё было, как обычно. После того, как я выстрелил в мишень десять раз, с глубины леса стал мелькать подозрительный свет, что и привлекло моё внимание. Этот блеск то исчезал, то потом опять начинал мигать. Вот я и решил отправиться на разведку, всё равно надоели ежедневные тренировки, скучновато: одно и то же изо дня в день. Будто магнит притягивал к источнику этого мерцания, я шёл на зов своего сердца, что привело меня к некому изумрудному водопаду, сверкающему на много миль вперёд ослепительным сиянием. А там я увидел девушек…

– Можешь дальше не рассказывать, я понял, о чём ты. Ты видел водяных нимф, в чём я абсолютно уверен. Теперь я даже разгадал тайну неожиданной усталости, из-за которой ты уснул: если долго засматриваться на нимф, то через некоторое время твои силы начнут истощаться. Их неземная внешность притягивает к себе слишком много энергии, постепенно забирая её у тебя.

– В этом и дело, что я не смотрел долго… Лишь минут пять, не более, – оправдывался Эдвард.

– Достаточно одной минуты, чтобы скрытая магия нимф подействовала. Ещё повезло, что я тебя вовремя разбудил, иначе ты бы проспал ещё несколько суток.

– Спасибо, что бы я делал без тебя, – благодарил Эрни принц.

– Не за что. Я говорил же: мой долг – тебя выручать.

– Хм, – улыбнулся в ответ юноша. – Знаешь, тогда, когда я был около водопада, я видел среди нимф эльфийку. Правда, я видел её, но она была другая… Странно, всё это безумие, которое со мной сегодня целый день происходит – случайность или судьба? Просто, всё так быстро… Сначала этот водопад, потом та девушка, и ты…

– Вот, что я тебе на это скажу. Случайность происходит только с теми, кто в душе не ждёт ничего хорошего и боится думать плохо, а судьба приходит лишь тогда, когда ты осознанно ищешь нечто новое в своей жизни, без всякого страха перед возможными препятствиями. Так что сам определяй.

– Это судьба… Ведь я никогда не боялся приключений и мне очень нравятся неожиданные происшествия, конечно, если они хорошие.

– Гляди, мы пришли в одно из моих мест жительства.

– А как это, в одно из мест?

– Мы единороги – такие существа, которые не любят оставаться на одной и той же поляне больше, чем на неделю. Я вместе со своим семейством часто переезжаю на новые луга. Здесь, например, я жил месяц назад. Как видишь, сейчас тут другие единороги поселились на определённое время.

Словно раздвинулась занавесь тенистых деревьев, и перед путниками расстелилась райская полянка, где сочная зелёная трава сияла солнечными отблесками, а над нежно-голубым ручьём, протекающим через всю лужайку, виднелась колоритная радуга, переливающаяся на ярком свету. А разнообразность диких полевых цветов идеально смотрелась на фоне густой травяной растительности, благодаря отменной сочетаемости цветовой гаммы. Здесь паслись несколько небольших групп единорогов, что придавали витающей атмосфере божественность, дополняя её лучезарной непорочностью.

Эдварду не верилось, что это всё с ним происходит, что он видит настоящие чудеса природы вживую. Эльф окончательно переубедил себя в правдоподобности сказаний и легенд.

– Это точно не прекрасный сон? – засмотревшись на изумлённый пейзаж, сказал принц.

– К твоему приятному удивлению, то, что ты сейчас наблюдаешь – наяву. Понимаю, что трудно сразу усвоить столько информации, сколько ты получил за сегодняшний день. Но, во всяком случае, постарайся. Привыкай: вот она – реальность, – ответил Эрни.

– Все эти годы я жил, как слепой котёнок, а теперь понимаю, насколько мир ярче! Ведь всё то, что я раньше считал лишь народным вымыслом, сейчас ожило прямо на моих глазах! – радостно улыбаясь, говорил Морисон.

– Ты прав, что всё происходит волшебным образом. Потому, что в обычных лесах ты не найдёшь того, что есть в Фееричном. Если ищешь приключений – ты обратился по верному адресу, – мило улыбнувшись Эдварду на его слова, сказал единорог.

– Мне становится всё интереснее. Неужели, и вправду, у меня появилось столько неразгаданных вопросов и тайн… Смотри, мне кажется или это солнце начинает садиться? – заметил королевский наследник.

– Да, это уже закат близится. Нам надо спешить потому, что можем не успеть, дорога-то дальняя, а мы даже не на половине пути, – встревожился Эрни. – Слушай, а знаешь, о чём я только что подумал? Запрыгивай ты на меня верхом – так быстрее доберёмся!

– Давай, а тебе не будет тяжело? Я ведь нелёгкий, – засомневался Эдвард.

– Нет, я же единорог, а такие как я обычно выносливые. Так что не волнуйся. Тем более, как видишь, у меня ещё и седло в придачу имеется, – уговаривал принца Эрнест.

– Хорошо, – и Морисон сел верхом на Эрни.

– И кстати, с наступающим тебя днём рождения! – весело сказав это, единорог со своим новым другом двинулся с места.

  Во время скачки принц спрашивал Эрнеста:

– Откуда ты знаешь о моём дне рождения? Я тебе не говорил.

– Правильно, мне это было и раньше известно, что завтра, двадцать седьмого апреля, тебе исполняется восемнадцать лет.

– Точно, завтра! Я совсем забыл об этом! Я думал, что сегодня ещё двадцать пятое число… Надо же, у меня с утра уже будет полный дом гостей, а я сейчас непонятно где нахожусь, когда нужно готовиться к празднику!

 – Ничего страшного, к вечеру доберёмся в твой Лайт Таун, не переживай ты так, – успокаивал встревоженного Эдварда единорог. – Закат ведь только начался, а до его окончания мы уже будем на месте.

– Что ж, надеюсь, – ответил принц.

– Положись на меня, я же, всё-таки, твой хранитель, – заявил Эрни.

– Что? Какой ещё хранитель?

– А вот такой. Меня с сегодняшнего дня назначили, так что если будут проблемы – зови.

– А как?

– Позже, когда доедем, я вручу тебе маленькую волшебную арфу и объясню, что с ней делать, а то одних слов мало. Ты не поймёшь, нужно показать, – рассказывал Эрнест.

– Интересно, и как же ты вдруг ко мне прибежишь в любую секунду, даже если я в другом конце королевства? – удивлённым тоном спрашивал Морисон.

– Старейшины наделили меня специальным умением переноситься в любой желаемый уголок земли. Но не по собственной прихоти, а только если в моей помощи нуждается подопечный.

– Наподобие телепорта что ли?

– Это и есть телепорт.

– Слушай, у меня появилась грандиозная идея: почему мы сейчас добираемся своим ходом, если тебе можно переноситься? – радостно сказал Эдвард, будто сделал гениальное открытие.

– В том то и дело, что эту возможность можно использовать лишь раз в день. Не так всё просто, как кажется.

– Жалко, так было бы лучше, – слегка расстроился королевский наследник.

На дворе уже стемнело, солнце полностью ушло за горизонт. А Эдвард всё скакал на молниеносном единороге, который «летел» так быстро, что есть мочи. На часах через чуть больше сотни минут кукушка пропоёт полночь. В это время путники, наконец, добрались до поляны, где юноша тренировался в стрельбе. Остановившись, Эрнест обратился к потомку Храбрых:

– Надеюсь, отсюда ты сумеешь дойти сам. Мне дальше нельзя.

– Конечно, эту дорогу я знаю.

– Достань, пожалуйста, у меня из сумки арфу, – попросил Эрни.

Эдвард взял в седельной сумке инструмент, что был из чистого серебра и игрушечного размера, после чего единорог продолжил:

– Чтобы призвать меня, проиграй на струнах любую мелодию, состоящую из семи нот. Тогда она подействует, как сигнал. Только смотри аккуратнее, бережно относись к этой арфе, ведь она единственная. Потеряется или сломается, ведь она очень хрупкая, – утратишь связь со мной. И ещё: никогда не играй на ней просто так, а только тогда, когда хочешь меня позвать.

– Я всё понял. Спасибо тебе большое за то, что выручил и за великолепную арфу с кувшином. Можно я тебя на прощание обниму?

– Хи-хи! Хорошо, – после принц крепко обнял своего нового друга, от чего Эрнест был очень счастлив.

– Ну, тогда прощай.

– Стой, Эдвард! Я забыл тебе кое-что сказать... Если ты хочешь узнать правду, спроси об этом у своего отца, он даст тебе верный ответ. В общем, это всё. Мне пора. Не говорю «прощай», думаю, мы ещё увидимся. Удачи тебе и до встречи! – и единорог, развернувшись, ушёл.

– Пока! – крикнул вслед Морисон.

Всю дорогу, юноша думал над последними словами Эрни: «Почему он вдруг мне это решил сказать? Почему именно мой отец? Если же Эрнест и вправду мой хранитель, значит, стоит к нему прислушаться. Когда я разгадаю всё то, о чём мне пытался сказать Эрни, я сообщу об этом отцу. И я вот думаю: следует мне рассказывать ему о сегодняшнем происшествии? Мне кажется, что не нужно. Если родители будут допрашивать меня, откуда эти вещи взялись, я отвечу, что нашёл в лесу… Хотя, нет. Это как-то глупо. Я скажу, что… Катастрофа, что мне сказать-то! Я понятия не имею! Лучше промолчу – это единственный выход».

Когда Эдвард приближался к родному дому, заметил мать, сидящую около входа и отца, находящегося рядом с ней. Элеонора же, сразу увидев знакомый силуэт, встала на ноги и сказала мужу: «Томас, смотри, кто идёт!» Храбрый, услышав это, немедленно вместе с женой отправился к королевскому наследнику навстречу. В этот момент Морисон младший чувствовал себя довольно неловко, держа под одной рукой драгоценный кувшин с арфой в придачу. На ходу он уже думал, что ему ответить по этому поводу. Родители юноши, подойдя к нему, почувствовали огромное облегчение, будто камень с души спал. Элеонора от неописуемой радости, что с её мальчиком всё хорошо, что он жив и здоров, со слезами бросилась на Эдварда, крепко прижавшись к его груди:

– Сынок, родной! Слава Богу, ты жив!

– Не волнуйся, мама, я в отличном состоянии, как внешнем, так и внутреннем, – успокаивал свою мать потомок Храбрых.

– Что ж это ты так напугал нас с папой, мы всё время места себе не находили! – захлёбываясь слюной от счастья, говорила эльфийка, и её плач всё не утихал. – Господи, какое же великое чудо, что ты вернулся! Уже ведь ночь на дворе, я и не знала, что уже думать! Ну где тебя носило, а?

– Не волнуйся так, со мной ничего страшного сегодня не приключилось.

– Эдвард, как я рад тебя видеть! – после супруги обнял сына Томас.

– И я тебя тоже! – улыбаясь, говорил юный принц.

– А что это у тебя за вещи? – поинтересовалась Элеонора.

– У меня? Э… Да так, пустяки. А что? – юноша просто позеленел на глазах от неожиданно заданного вопроса. После своих слов он сразу же сказал самому себе: «Ужас, мне конец. Она спросила. Так, спокойно, без паники. Надо что-нибудь очень быстро придумать. Никто ничего не должен заподозрить».

– Да, у тебя. Что ты там принёс? – повторила Морисон.

– Ну как тебе объяснить… В общем, долгая история, – с перепугу ответил королевский наследник.

– Если долгая, тогда лучше тебе будет рассказать её завтра. А то уже поздно, сейчас скоренько покушаешь и спать. Ты не забывай – завтра день твоего рождения. В честь твоего совершеннолетия я пригласила половину деревни и испекла большущий торт. С одиннадцати часов утра будет полно гостей. Так что давай, идём в дом, и сделай так, как я тебе сказала. Смотри, чтобы не повторилась сегодняшняя история, что ты утром еле поднялся.

– Да, мама, – согласился Эдвард, вместе с родителями зайдя в усадьбу.

Внутри уже был накрыт стол к приходу юноши.

– Сынок, иди помой руки и возвращайся кушать. Супчик немного остыл, но ничего. Главное съедобный, – говорила принцу Элеонора.

 Поужинав, младший наследник Храбрых поднялся в свою комнату и укладывался спать. К нему пришла мать и села рядом на кровать, чтобы пожелать добрых снов:

– Как же время быстротечно… Будто совсем недавно тут жил маленький мальчик, который радостно бегал вокруг дома, смеясь детским звонким голосочком. Словно одно мгновение, и ты сейчас передо мной – взрослый умный парень, которому завтра исполняется восемнадцать лет… И я пришла к тебе по поводу одного вопроса. Можешь мне по секрету рассказать: откуда ты взял кувшин из чистого золота с драгоценными камнями? Такая посудина стоила бы около тысячи золотых монет, ты об этом знаешь?

Эдвард размышлял: «Опять! Мама пока своего не добьётся, так не отстанет. Хотя, с другой стороны, я понимаю её интерес, ведь далеко не каждому везёт, как мне: за один день так много приобрести и узнать! И посудина из чистого золота, конечно же, просто на дороге не лежит. Её раздобыть сначала надо, ещё и у единорога! Эх, моя жизнь потихоньку сходит с ума… Скоро и самих грокхов увижу в этом Фееричном лесу! Но почему МНЕ выпала такая честь встретить единорога? Ладно, придётся сказать правду, в которую она, естественно, не поверит. Но это вариант!»

– Я в лесу встретил единорога, который оказался моим хранителем. И в память о нём он мне подарил этот кувшин, из которого я предварительно выпил всю воду.

– Так, а теперь правду. Зачем же лгать собственной матери? Я разве этому тебя учила?

«Ну вот, так и знал. Если не хочет принять правды – значит ладно», – снова подумал Морисон младший.

– Я уже сказал. Это и всё, что было. И позволь мне попросить тебя: оставь это как семейную реликвию. Не продавай, пожалуйста.

– Хорошо, сынок, не буду. А если то, что с тобой сегодня произошло – твой личный секрет, то пускай его знать будешь только ты один. Я не заставляю тебя говорить. Всё, ложись, давай. Сладких тебе снов, дорогой, – после слов эльфийки принц лёг, накрыв себя пододеяльником до плеч, и мать поцеловала его в лоб.

– Спокойной ночи, – потушив последние свечи, сказала Морисон и, закрыв дверь, вышла из комнаты.

А Эдвард дальше продолжал мысленно общаться сам с собой: «Да уж, ну и денёк выдался. Я его никогда не забуду. Странно, почему это мне выпала такая честь видеть и разговаривать с настоящим единорогом? Он настолько добр и умён, именно такого друга я и искал всю жизнь. И как хорошо, что, наконец, я его нашёл. Хоть он и не эльф, всё равно, он лучше всех, кого я когда-либо встречал. Как жаль, что я не могу ни с кем разделить мою душевную радость. И жаль, что Эрни не придёт на мой день рождения. А ту эльфийку, которую я видел у водопада, я думаю, стоит забыть. Просто я, благодаря ей, смог определиться, кто является девушкой моей мечты. Я же раньше никогда не влюблялся, потому не знал этого чувства. Были только некие отдалённые симпатии, но не более чем. А сейчас сердце мне подсказывает, что это она – любовь. Никогда ещё в жизни у меня не билось так сильно сердце, как теперь, я постоянно думаю лишь об этой девушке, хотя предполагаю, что, скорее всего, мы больше не увидимся. А если судьба решит обратное, то могу пообещать всему миру, что она будет моей и только!» После этого Эдвард уснул, не давая бесконечным мыслям, постоянно возникающим у него в голове, нарушить ночной покой.

 

Часть 2

 

Вчерашний день миновал, сменившись сегодняшним утром. На улице замечательная солнечная погода, что свойственна концу апреля в этих краях. Всё так, как и должно всегда быть: здесь зеленеет сочная трава, распускаются первые цветы и на высоких деревьях громко и красиво поют свои волшебные мелодии птицы. В туманном воздухе веет лёгкой прохладой, а по небу местами быстро проплывают небольшие тучки. Во дворе пахнет весной, ещё раз подчёркивая величие и божественную красоту природы.

После долгого крепкого сна, на рассвете, юный принц очнулся, почувствовав в себе много сил для начала новых приключений. Сегодня памятный для него день и великий праздник для всего эльфинского народа. Как обычно, юноша встал, застелил кровать, оделся в простую домашнюю одежду, и спустился на первый этаж умываться. После он встретил по пути на кухню мать, и, поздоровавшись с ней, он прошёл дальше за стол, что уже был накрыт к завтраку, и, дождавшись, пока появятся родители, принялся кушать. По окончании трапезы Эдвард вышел на улицу, где длинным полукругом были выставлены столы, накрытые белоснежной скатертью, и деревянные скамейки возле них, застеленные узорчатой тканью. «Вау», – сказал вслух юноша, увидев это. К нему со спины подошла мать:

– Ну как тебе? Здесь будут сидеть гости. Скоро мы с твоим папой будем выносить еду.

– Здорово. И много блюд намечается?

– Да, приглашённых гостей же много, значит, и пищи соответственно.

– А где я буду сидеть? – спрашивал принц.

– Где угодно. Я, если ты, конечно, не против, специально планирую вынести стул, чтобы как-то выделить тебя как именинника на фоне целой толпы.

– Кстати, мама, я не припоминаю, когда ты раньше приглашала столько народу, сколько придёт сегодня. Почему вдруг ты решилась на это?

– Могу с лёгкостью ответить. У тебя сейчас не просто очередной день рождения, а ты отныне взрослый и самостоятельный эльф. Вот в чём разница между прошедшими годами, – с большой гордостью за своего сына в глазах объяснила Элеонора.

– Ах, да. Я постоянно забываю, что мне в девять часов и сорок три минуты вечера исполняется восемнадцать лет, восемнадцать! Понимаешь, я в душе ещё ребёнок и никак не могу свыкнуться с той мыслью, что по возрасту уже взрослый.

– Ты весь в меня, сынок. Я на твоём месте чувствовала бы себя так же, как и ты.

– Вот видишь, на отца я больше похож внешне, а на тебя внутренне.

– Почему же, у вас с ним одинаковый спокойный темперамент. И я безмерно счастлива, что не передался мой невыносимый характер. Ты же знаешь, какая я эмоциональная и впечатлительная.

– Возможно, что ты права. Но, с другой стороны, если бы все были близнецами, то весь мир стал бы тусклым и совсем скучным.

– Наверное… Ладно, Эдвард, я пойду в усадьбу, дел полно.

– Да, конечно. А, может, тебе помочь чем-то? – юноша хотел угодить матери.

– Пожалуй. Но я, если честно, не сильно тебя хочу напрягать сегодня. Ты же ведь именинник, – не сумев сдержать улыбку, ответила Элеонора.

– Нет, что ты. Родителям я всегда помогу, невзирая на праздники.

– Спасибо, дорогой. Мне очень приятно слышать от тебя такие вещи. Тогда идём внутрь, мне нужно раскладывать еду по посудинам. И, кстати, ты не возражаешь, если я поставлю тот золотой кувшин, который ты принёс вчера, на сегодняшний стол? Я бы хотела наполнить его красным вином.

– Конечно, думаю, это будет великолепным украшением. А подарки будут, как обычно, класть под толстый дуб? – смотря в сторону старого высокого дерева, что росло совсем рядом с усадьбой, спрашивал принц.

– Да, а как же. Это у нас давно перешло в семейную традицию. Всё, давай уже что-то делать, а то время не ждёт.



Поделиться:


Последнее изменение этой страницы: 2024-02-27; просмотров: 308; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.94.177 (0.11 с.)