В поисках света. Глава 4: «Спустя восемнадцать лет… » 


Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

В поисках света. Глава 4: «Спустя восемнадцать лет… »



 

 

 Пролетали дни, а за ними месяца и годы. Жизнь в городке Лайт Таун шла своим чередом. Вскоре Эдвард отпразднует уже своё восемнадцатилетие. За этот немалый промежуток времени многое изменилось. Усадьбу, в которой Элеонора впервые встретила Томаса, перестроили на более обширный дом, где было две просторные комнаты, и ещё третья, что находилась на чердаке – личное помещение для Эдварда. Интересно, откуда же взялась такая сумма денег у обыкновенных простолюдинов, чтобы оплатить всё это? Благодаря младшему члену семьи, конечно. Немалые финансы были получены в награду за призовые места в крупных соревнованиях. Казалось бы, ещё вовсе ребёнок, а уже может содержать всю родню. А это неспроста так происходило. Победы Эдварду помогала одержать королевская кровь. Можно легко заметить, что всё, за что бы ни брался Томас – идеально, даже крестьянские работы, к которым его руки никогда не прикасались. Таким волшебным даром владели все его предки и близкая родня. И Эдвард это унаследовал, неосознанно использовав свою урождённую способность в усовершенствовании навыков стрельбы из лука. Родственники юного эльфа, восхищаясь его великим талантом, очень гордились, что он сумел достигнуть огромных высот.

Повзрослев, Эдвард стал воистину неописуемой красоты, словно ангел спустился с небес. Статная фигура, густые тёмные локоны, свисающие до плеч, и эти нежно-голубые глаза – в них просто утопала каждая девушка… Волшебный низкий голос и идеально чёткое произношение: когда он говорил, мир переворачивался… Все, кому удавалось встретить на пути юного наследника престола, удивлялись его неземной внешности, ведь, такие от природы эльфы рождаются раз в тысячу лет. А, самое главное, что его душа также прекрасна. Эдвард очень умён и воспитан, добр и умеет понимать того, от которого все отвернулись, так как сам через это прошёл. В молодого принца влюблялись многие эльфийки, что не могли устоять перед его завораживающим взглядом, однако ни одна из них не сумела покорить сердце юноши. За школьные годы он заработал большую популярность в своём окружении. Его знали как самого умелого лучника среди учеников всех школ в окрестности. Комната юноши была заставлена самыми разными медалями, кубками и другими предметами вознаграждения. Томас и Элеонора тогда были на седьмом небе от счастья: их любимый сын самый лучший! Им гордился весь городок Лайт Таун и ценил такого необычайно одарённого жителя.

Не только Эдвард за целых восемнадцать лет сильно подрос и возмужал, но и его родителей не обошли перемены во внешности. Года летят: четверть жизни мы растём, половину – взрослеем, и, в конечном итоге, стареем. Времени ход не остановить ни на миг, поэтому и голова Томаса слегка покрылась сединой, и его маленькая бородка побелела, словно покрывшись инеем. Элеонора изменилась: черты её лица стали более зрелыми, а взгляд мудрее. Впрочем, и муж эльфийки приобрёл эти же характеристики. Мартин и Оливия недавно отпраздновали шестидесятилетие, их настиг преклонный возраст.

Тогда как раз наступило солнечное апрельское время, когда птицы возвращались из тёплых краев, и приближался долгожданный традиционный праздник Эльфгарда – Цветочный Карнавал, что отмечался уже около трёхсот лет. Это событие всегда считалось самым красивым в году. Народ веселится в этот день, украшая свои дома разнообразными растениями колоритных окрасок, одевая очень яркие одежды, рисуя на стенах своих жилищ любимые виды цветов. Эльфы даже придумали, как можно безошибочно узнать внутренние качества друг друга. Для этого стоило лишь посмотреть, какие цветы изображены на дверях усадьб. Если нарисованы розы – хозяева того дома мягкосердечные и мечтательные; ромашки – своеобразные и жизнерадостные; лилии – загадочные и скрытные; георгины – богаты духовно и гордые; клевер – простые и открытые; гладиолусы – красноречивые и умные. Все перечисленные виды цветов являлись самыми распространёнными. Конечно, и другие разновидности были присущие некоторым эльфам. Однако толкований было слишком много, поэтому была издана не одна книга по этому поводу.

 Но, самое интересное и впечатляющее на Цветочном Карнавале – вечерний парад бабочек. Это неописуемое зрелище, которое можно наблюдать в центральных частях всех городов Эльфгарда. Для особо яркой и очаровывающей атмосферы эльфы, занимающиеся ежегодной поимкой различных насекомых, вылавливают редкостных светящихся бабочек, которые бывают четырёх окрасок: тёмно-розовой, салатовой, бежевой и оранжевой. Их широкие крылья украшают мелкие узоры переливающегося золотистого цвета, напоминающие запутавшиеся между собой усики винограда. Туловища этих прекрасных созданий чёрные, что на свету периодически отблескивают пепельным оттенком, и втройне массивнее любых обыкновенных бабочек. А особо ценится их необыкновенное сияние, происходящее благодаря небольшим бахромчатым зубчикам на кончиках крыльев, которые загораются под влиянием лунного света. Как только эти насекомые появляются под открытым ночным небом – их роскошные крылышки сверкают ярко-золотистым блеском, что в течение нескольких минут распространяется по всему узору на них. Бабочки этого вида в темноте подобны парящим красочным фонарям, радующим глаз любого живого существа. Они водятся только в Фееричном лесу, поэтому и «раздобывают» их именно на окраинах, так как очень многие боятся проникать вглубь опасных зарослей. Каждый год, когда начинается вечерний парад, всё небесное пространство наполняется разноцветными блистающими созданиями – этот момент потрясает намного больше, чем любое другое волшебство; свечение на миг становится ослепляющим и намного ярче всех звёзд.

В каждом доме, хозяин которого являлся эльфом, праздновался день Цветочного Карнавала. Существовал ещё один ежегодный обычай по этому случаю – соревнование по плетению венков. В крупных городах и селениях Эльфгарда всегда собирались толпы юных девиц, желающих получить приз победителя – небольшую клетку со светящейся бабочкой, что очень дорого ценилась, и которую можно было продать за весьма выгодную цену или же выпустить самому на вечернем параде. Со дня появления праздника Цветочного Карнавала считалось, что тому, кому посчастливится освободить волшебную бабочку в ночное небо и при этом загадать заветное желание – тогда любая, даже самая несбыточная мечта воплотится в реальность.

Вернёмся в Лайт Таун. На главной площади сегодня воцарилась настоящая суматоха из-за предстоящего Цветочного Карнавала – приехала ярмарка! Поэтому сюда собрались все местные жители, начиная от бедных крестьян и заканчивая вельможной знатью. И это неудивительно, ведь здесь есть абсолютно всё: и продукты, и различные бытовые вещи, и красивые одежды, и клетки с разноцветными светящимися бабочками, которых приобретали за два-три дня до начала парада. Никто из граждан Лайт Тауна не упустил бы такого прекрасного шанса приобрести качественные и недорогие товары. Народ уже начал готовится к великому торжеству, объединяющему всех вместе, согревающему сердца, радующему душу. Эдвард с раннего утра отправился за покупками со всей своей роднёй: отцом, матерью, бабушкой, дедушкой и тётёй Сарой.

Пока семья Морисон выбирала нужные вещи, предстояла неожиданная встреча. Томас совершенно случайно, ступив шаг назад, спиной столкнулся с мужчиной, несущим полную корзину яблок. Фрукты немного посыпались на землю. Храбрый, даже не посмотрев на эльфа, принялся подбирать плоды, и, во время этого, активно извиняться. Когда Морисон поднялся к уровню глаз, тот самый эльф заговорил:

– И ты хочешь сказать, что не узнал меня? Ха-ха-ха! – радостно смеясь, обратился к Томасу, на первый взгляд, незнакомец. Он был высоким и полным, с небольшими усами; коротко стриженые волосы были пепельно-русого цвета. Возраст его достиг сорока пяти лет, они были с Томасом одногодками. Одевался этот эльф всегда скромно, как полагалось простому крестьянину, но при этом не мог отказать себе в кожаных сапогах с большими железными ремнями по бокам. Он прослыл местным кузнецом, мастером своего дела. У него часто заказывали доспехи для орфуской армии.

– Реджинальд, старина! Здравствуй! Сколько лет, сколько зим! – с огромным счастьем ответил принц, приобняв своего давнего друга – Реджинальда Холлинса. – Какими ветрами тебя занесло в наш маленький городок?

– Я тут себе хижинку купил, вон там, за углом, – показывал тот. – Обстоятельства обернулись таким образом, что мне пришлось переехать. Помнишь, я раньше жил в маленькой усадьбе в Гринхилле? Райский уголок... – вздохнул Реджинальд.

 – Так что же тебя заставило покинуть родной дом, в котором ты жил всё это длительное время? – поинтересовался Томас.

– Долгая и грустная история. Моя жена… она умерла три месяца назад…– мрачным тоном сообщил Холлинс, и его глаза вмиг грустно заблестели.

– Анастасия? Я сожалею о столь невыносимой для тебя утрате…– печальным голосом посочувствовал отец Эдварда.

– Спасибо, друг. Да, на чём я остановился… В связи с этим трагическим событием я решил сменить место жительства, – продолжал кузнец.

– То есть, вы продали имения… – почёсывая свою маленькую бородку, обдумывал Томас. – Жаль, однако. Я хотел бы ещё, как раньше, у вас погостить.

– Жаль, но ничего уже не изменишь – усадьба обрела новых хозяев. Не волнуйся, на моём новом месте тебе тоже очень понравится, я в этом уверен. А это, по всей видимости, твой сын, не так ли? – указав на Эдварда, спрашивал Реджинальд.

– Да, ты прав, это он. Как же тебе удалось так быстро сделать выводы, смотря, всего лишь, на его профиль?

– Ты шутишь? Вы же, как две капли воды! Один в один – точная копия! Я его из миллиона смогу отличить от остальных! – не скрывая свои бурные от рождения эмоции, воскликнул друг Томаса.

– Правда? А мне кажется, что он, наоборот, весь в свою мать, – высказал своё мнение Храбрый.

– Похож, похож на тебя. Внимательней гляди и заметишь намного большее сходство твоих черт, чем Элеоноры, – убедительно сказал Холлинс. – Вырос, ничего не скажешь. Последний раз я его видел совсем малышом. А ты, наверное, помнишь мою дочь Адель, которая родилась на пять дней позже Эдварда, – тут Томас кивнул в знак согласия. – Ты знал мою супругу, она вся в неё, – с глубоким вздохом промолвил эльф. – У меня многое есть, что тебе рассказать. Может, давай лучше зайдём ко мне, попьём винца, и мы с тобой обо всём поговорим. Как ты, мой старый друг, на это смотришь?

– Да, я, собственно, не против, – ответил Храбрый. – Только я не знаю точно. Подожди-ка минуточку, я переговорю с женой.

Томас подошёл к Элеоноре, что стояла немного дальше от него, и спросил:

– Эл, дорогая, позволь мне тебя о чём-то попросить, – смотря ей прямо в глаза, сказал королевский сын.

– Говори, – ответила эльфийка.

– Я только что старого приятеля Реджинальда встретил, думаю, ты его помнишь, он приходил к нам, когда Эдвард был маленьким. Он недавно переехал в наш город, и предложил мне посетить его новое жильё. Я бы не хотел упустить такой возможности.

– Ты прямо сейчас уходишь? А кто же поможет мне нести эти неподъёмные сумки? – возмутилась Морисон, показывая на пакеты с продуктами.

– Эмм… – не зная, что сказать, опустив взгляд на землю, промолвил Томас. – У тебя же есть Эдвард.

– Конечно, а тебе ни капельки не жаль нашего сына? Вот так всегда, – высказалась эльфийка.

– Не переживай, мам. Я помогу тебе, – неожиданно вставил Эдвард.

– Спасибо, хоть кто-то обо мне заботится.

– Нет-нет, ты не поняла, я просто… – начал мямлить Храбрый.

– Ладно уже, иди куда хочешь, – отпустила мужа Элеонора.

После этих слов Томас с радостной физиономией направился в сторону Реджинальда:

– Я пойду.

– Вот это я понимаю, нормальные эльфы! А то вечно: «Мы бы с радостью, но как-нибудь в другой раз» и различные отговорки. Что ж, идём, мой друг, – счастливо воскликнул Холлинс.

 Томас отправился в гости к Реджинальду и, с тех пор, он часто к нему заходил за разными советами или же просто так. А тем временем остальные Морисон продолжили свои покупки. Оливия и Мартин, наконец, приобрели коня, на которого копили целый год; Элеонора нашла красивую и недорогую глиняную посуду; Сара выбрала подходящую ткань для пошива новой одежды.

Эдвард постоянно находился рядом с матерью, ходил за ней по пятам. Но, в один момент, его взгляд случайно остановился на великолепном изделии, озарённом лучами божественного света. Это был волшебный лук, изготовленный величайшими мастерами – настоящее королевское оружие. Оно было из красного дерева Фееричного леса, а тетива на нём из волоса самого единорога. Во тьме оно сияет, как фонарь, а на свету блестит, словно алмаз. Довольно многих манят эти необъяснимые чары, скрытые в луке. Не просто юного принца привлёк именно этот экземпляр, ведь необычные вещи притягивают к себе и необыкновенных личностей. Эдвард, жаждав посмотреть на прекрасное оружие вблизи, уверенно глядя вперёд, стал идти поперёк целой толпы, навстречу своей цели. И, наконец, дойдя до неё, эльф остановился, и его лицо расплылось в радостной улыбке. Ничего подобного ему не удавалось раньше увидеть. Его рука уже потянулась к волшебному луку, чтобы прикоснуться к нему, но, его перебил владелец оружейной лавки:

– Любуетесь королевским оружием, юноша?

Эдвард даже и не заметил торговца – настолько он был углублён в свои помыслы.

– Королевским? Я… Я просто хотел у Вас узнать, что это за лук, – ответил Морисон.

– Не Вы один у меня этим интересовались. Этот товар уникален, как Вы видите, что сделан он из самых тонких и редких материалов. Великий Андриан приказал изготовить три, совсем непохожих на остальных, лука в память о его погибших сыновьях Храбрых, в честь их бесстрашности перед смертью за свой народ. Один из этих экземпляров в нашем королевстве находится в руках у короля Генриха, – пояснил пожилой мужчина, продававший оружие.

– Ого, – тихо промолвил Эдвард, смотря на божественный лук, и его глаза увеличились в размере. – Где Вы достали эту вещь? – с огромным удивлением спрашивал принц.

– Мне подарили, давно, лет двадцать назад. Долго лежало и пылилось у меня в доме это прелестное оружие, и я даже не знал, что хранил все эти годы. А когда я решил узнать, то мне сказали, что это нечто особенное и является легендарной реликвией. Я сам и не припомню, как же знаменитый лук оказался моей собственностью. Я уже состарился совсем, а потомков у меня нет. Вот я и хочу передать эту вещь молодым поколениям, – рассказывал владелец лавки.

– Можно поинтересоваться, за сколько монет Вы продаёте этот королевский лук?

– За две тысячи золотых, мой мальчик, – ответил мужчина.

После этих слов принц мысленно ужаснулся от столь заоблачной цены. Теперь он понимал, что никогда не сможет иметь такую благородную вещь. И вдруг Морисон младший услышал голос родной матери, зовущей его.

– Извините, мне пора. Спасибо большое за информацию, – в спешке сказал Эдвард торговцу и ушёл.

– Не за что, сынок, не за что… – ответил в след эльфу старик.

Когда юный принц подошёл к Элеоноре, она его начала расспрашивать:

– Ну где ты опять ходишь! Ты не подумал, что я здесь с тяжёлыми сумками тебя выжидаю! Что это ты там делал через дорогу?

– Я? Ничего, просто так, – решил сказать неправду Эдвард, так как знал, что мать как всегда ему устроит допрос по мелочам.

– Ладно, держи сумки, – отдав лишний груз сыну, обратилась к нему Морисон, и они вдвоём отправились домой.

По дороге им повстречался Томас, который на пару часов уходил в гости к Реджинальду:

– Кого я вижу! – воскликнула Элеонора.

– Меня, – остановившись, ответил Храбрый.

– Конечно тебя! Кого же ещё мне нужно видеть! Ну что, как там у твоего друга дела?

– Замечательно, мы отлично провели время. И хижина у него миловидная, и сад весь в цвету. А его дочь Адель я так и не застал, она была на ярмарке, – говорил Томас.

– Что нового за эти года? И о чём вы так долго беседовали? – поинтересовалась эльфийка.

– Как обычно, о жизни. Реджинальд мне рассказывал много разных ситуаций, с которыми ему пришлось сталкиваться на пути, а позже веселил меня своими историями… Кстати, ты же помнишь Анастасию Холлинс, его жену? – обратился к супруге Храбрый.

– Кажется, что да. Она была такой высокой и стройной, и ещё у неё длинные рыжие волосы всегда были заплетены в тугую косу?

– Да, именно так, – подтвердил Морисон старший.

– А чего это ты меня о ней спрашиваешь?

– Дело в том, что Реджинальд мне сообщил, что она умерла три месяца назад, у себя же дома во сне. Лично для меня это было неожиданной вестью.

– Бедняжка… – посочувствовала Элеонора. – Я прекрасно помню, какая она была хозяйка, каждое воскресенье посещала церковь, растила маленькую чудную дочку. Царство ей небесное, она этого заслужила.

В разговор подключился Эдвард:

– А кто такие Холлинс? Я уже понял, что в этой семье папин старый друг, но, мне хотелось бы узнать подробнее. Просто, такое ощущение, что я уже где-то слышал эту фамилию.

– Когда ты был малышом, только недавно научился делать первые шаги, я познакомился с Реджинальдом. И наша с ним встреча была вовсе не случайностью – она нам была послана судьбой.

– Или едой, – перебила мужа Морисон.

– Эл, перестань, я же серьёзно говорю, – сказал Томас супруге.

– Я тоже абсолютно серьёзно.

– Ладно, так вот. Впервые я его увидел, когда в нашей семье был праздник, на который мы позвали многих родственников – день твоего крещения, – снова обратился к сыну Храбрый. – Тогда Реджинальд был лучшим другом одного троюродного брата твоей мамы, и находился в списке приглашённых. И, во время застолья, мы настолько сблизились, что к концу дня стали хорошими приятелями. Позже он приезжал к нам из соседнего городка Гринхилла, в котором жил, да и мы с Элеонорой часто их проведывали. Ещё мы постоянно писали друг другу письма, чтобы не утратить связь. Ты, когда был маленьким, даже иногда его мог назвать «папой», он ведь много времени уделял именно твоим играм.

– Да уж, я-то помню, как отец тебя ревновал, и каждый день приходил ко мне пожаловаться, – вставила Морисон.

– Вот и неправда, я, наоборот, был очень рад знать, что моему сыну весело, и что он счастлив. Да, некоторые моменты меня могли задеть, потому что я боялся, что когда Эдвард вырастет, будет больше любить Реджинальда… И, вообще, я очень жалею, что мы так долго не общались. Ведь Холлинс тогда переехали, ничего не сказав нам об этом. Из-за этого и прервалась наша дружба на много лет. Я благодарю Бога, ведь это и вправду чудо, что нам удалось встретиться спустя столько времени. Я уже думал, что мы больше не увидимся.

– Вот теперь всё ясно. Я, наконец, понял, почему мне мистер Холлинс показался знакомым – детская память, как оказалось, не подвела. Так сколько мне было, когда вы перестали общаться?

– Четыре с половиной. Удивительно, как ты вообще его запомнил тогда, ты был совсем крошкой, – ответила Элеонора.

– Ну что ж идёмте уже, а то что-то мы стали на дороге, – сказал Томас.

– Ах да, пошли, так можно вечность разговаривать, – согласилась жена Храброго.

 По возвращению домой семьи Морисон, ярко оранжевое солнце начинало медленно опускаться в воду, потихоньку исчезая с горизонта. Его горячие лучи, словно пылающий огонь, пронзили светом всю реку, что отражала пламя в своих глубинах. В небесной синеве растеклись в длинные полосы нежно розовые облака, что подобно пуху, всё больше растягивались по всему воздушному пространству. При этом великолепном закате, Эдвард сидел в саду у старинного дуба и размышлял о жизни. С собой он прихватил толстую книгу с прочным переплётом и позолоченной обложкой, на которой крупными письменными буквами было написано: «Династия королей Храбрых и сказания о них». Открыв перед собой огромный том, эльф углубился в чтение, тщательно изучая каждую строку исторической правды. Переворачивая страницы одну за другой, Эдвард узнавал столько невероятного, что совсем забыл о времени, и даже не заметил, как быстро наступил вечер.

 – Эдвард! – отворив дверь дома, крикнула на весь двор Элеонора.

Юный принц, услышав знакомый голос, поднялся на ноги и с книгой под мышкой отправился на зов. Подойдя к матери, он сказал:

– Я здесь, ты меня звала?

 – Не то слово звала! Мы с отцом уже разволновались, куда же это ты пропал! – повысила тон миссис Морисон. – Ты хотя бы предупреждай, где ходишь. И что это за книга там у тебя? – спросила она сына.

 – Сказания о королях династии Храбрых, – ответил Эдвард.

– И где же ты взял это?

 – Да так, в местной библиотеке выпросил. Сначала мне сказали, что брать домой такие ценные книги запрещается, но я пообещал, что взамен всю неделю буду помогать рассортировывать архивы.

 – Эх ты, согласился работать из-за какой-то там книжки.

– Нет, мам. Она не простая, а очень старинная и высоко ценится, как древняя летопись. Это же истории на основе реальных событий, хотя и немного приукрашенные, – возразил Эдвард.

– В общем, ладно, давай заходи внутрь, покажешь свои басни отцу. Мне интересно, что он на это скажет, – сказала Элеонора.

Этим временем Томас сидел у себя в комнате и смотрел в небольшое окошко. И тут к нему подошла его супруга с сыном, который держал под руками огромный том:

 – Посмотри, что Эдвард читает, это ты его надоумил? – спросила Элеонора у мужа.

– Нет. Подожди-ка, разверни её лицом ко мне, – узнавая нечто знакомое, попросил Храбрый. – А разве этот экземпляр не лежал в библиотеке при королевском дворе?

– Откуда ты вообще знаешь такие подробности, мне интересно. Даже нам с Эдвардом это неизвестно, – удивилась Морисон.

 – Просто я изучал эту книгу в юном возрасте, насколько я помню.

 – Что? В королевском дворце? – с недоразумением спросила Элеонора.

 – Нет, ты не так поняла. Я просто помню, что мой отец давал её мне и говорил, что она из библиотеки самого короля, вот и всё.

 – Ясно, но как ему, простолюдину, удалось взять этот большой том из королевского дворца? – с огромным интересом допрашивала Томаса Морисон.

 – Я не знаю, он мне не говорил, – Храбрый сумел убедить жену в правдивости своих слов, искусно соврав ей.

 – Хорошо, но для чего ты читал эти легенды? Там же большая часть сказаний выдуманная, – утверждала Элеонора. – Это пустая трата времени.

  – Кто тебе сказал, что события, изложенные здесь, подобны сказкам? С чего ты вообще это взяла? Я более чем уверен, что все истории были вполне реальными, – возразил Томас.

  – Вот видишь, мама, папа тоже думает так же, как и я, – вставил Эдвард.

– Я прекрасно понимаю, что могу быть не всегда права, но, подумайте логически! Вот, например: как простой смертный эльф смог победить обычным стальным мечом златокрылого дракона, которого прислал дьявол из адского измерения, если даже ангелы не знали, что делать? Это же немыслимо, королевскую династию буквально обожествили и она отныне на равных со старейшинами. Лично я считаю, что на самом деле Храбрые не такие уж святые, как кажется, они наверняка обыкновенные эльфы, чьи предки просто были королями. Легенду «О златокрылом драконе и его истребителе» придумал народ, чтобы произвести впечатления на потомков.

  – Эх, ничего ты не понимаешь… – вздохнул Томас. – Тебе просто на просто трудно понять, что будь то эльф или человек, можно победить зло чистой душой и сердечной верой в настоящее чудо. Всё изложено так, как оно и происходило, глазами очевидцев.

– Если честно, пап, я не могу тоже понять, как одной лишь верой и чистой душой можно свершить нечто легендарное? – спрашивал Эдвард.

– На самом деле всё очень просто. Наш внутренний мир, сынок, настолько могуч, что ты даже себе не представляешь как. Для того чтобы наши мысли материализовались и преобразились в настоящее оружие, нужно очиститься от плохих воспоминаний и тёмных помышлений, выбросить всю грязь из своего сердца, оставив в нём только всё самое доброе и светлое. Любой эльф или человек способен силой своего сознания творить невиданные вещи.

 – Тогда почему только Храбрым удалось прославиться? Почему им было предначертано стать избранными? – интересовался юный принц.

 – В древних письменах говорится, что потомки того, кто уничтожил бы златокрылого дракона, будут славиться легендами и даже ангелы сочтут их, как равных. И поэтому, именно с тех далёких пор, королевский род стал зваться Храбрым за невероятную отвагу и бесстрашие перед ужасным чудовищем, которое должно было стереть с лица земли весь народ эльфинский. А почему именно Вардлоку Тавриалу было суждено обрести такую славу, известно лишь самому Богу.

– Я и думать не могла, что ты так много знаешь. Поразительно, каким образом мальчик из бедной крестьянской семьи настолько умён, будто он знатного происхождения? Мне иногда кажется, что ты от меня что-то скрываешь. Ну не может быть такого, так не бывает! – говорила мужу Элеонора.

– Просто мой отец работал помощником в библиотеке одной церковно-приходской школы, и там за его труды его обучили грамоте. Соответственно, я тоже приобрёл от него полезные знания. Больше никаких секретов у меня для тебя нет, разве что один, который только я и знаю, – объяснял Томас уверенным тоном, как будто всё так и было (его жена в любом случае не поверила бы тому, что он принц орфуский).

 – Хм, надеюсь, что рано или поздно я узнаю, в чём дело. Мне уже не терпится, что же такое очень личное ты от меня скрываешь? – опустив взгляд на пол, спросила себя Морисон.

 – Ну-ка, Эдвард, найди, пожалуйста, страницу шестьсот семьдесят восемь. Если я не ошибся, то там описываются невероятные вещи, – сообщил сын Андриана.

 Юный принц по просьбе открыл книгу в заданном месте. Там крупными заглавными буквами было написано: «РАЗДЕЛ 8 – ВОЛШЕБНЫЕ РЕЛИКВИИ КОРОЛЕЙ ХРАБРЫХ». Увидев эту строку, Томас радостно заявил:

– Да-да, оно. Я ещё не забыл содержание этого тома. Пролистай дальше, может, возьмёшь для себя что-то полезное, сынок. Восьмой раздел самый последний и увлекательный.

Когда перевернули три страницы вперёд, на пол выпал оборванный лист, цветом отличающийся от остальных. Подняв его, у Эдварда глаза увеличились в размере:

– Пап, а вот это… – показывая изображение своему отцу, говорил Морисон младший. – Ты знаешь, ты видел такой лук раньше? – с большим любопытством спросил он.

 – Лук огненного дракона… Хм. Эта страница без номера, её видно кто-то вложил, она не принадлежит этой старинной книге. Если тебе интересно, то я впервые слышу об этой реликвии. И почему она тебя так удивила?

 – Ладно, пока вы тут беседуете, я удалюсь ненадолго, – сказала Элеонора и ушла.

 – Я… Я просто видел этот лук сегодня на ярмарке и…

– Стоп-стоп-стоп! Где ты сказал? Сегодня? На ярмарке? Немыслимо! Смотри, что здесь написано: «О существовании такой мощи оружия ещё никто не мог себе ранее представить, а редчайшие материалы, из которых оно было изготовлено, практически невозможно найти во всём королевстве, – очень быстро и чётко читал Томас. – Три подобных экземпляра были выпущены по приказу короля Андриана Великого в память о его погибших сыновьях, – после этого слова темп чтения эльфа значительно замедлился, – во время осады нодэанской крепости: Энэриуса, Томаса и Вильяма,  – после этих слов он остановился и продолжил чтение про себя.

«Так, значит, никто и не догадывается, что я жив!..», – начал размышлять Томас. – «Верно, я знал об этом, ведь, согласно слухам, остался в живых только Гавриил после окончания войны. Все думают, что я погиб! Всё правильно: я был там и я должен был погибнуть вместе со своими братьями! Но я струсил! А на этом оборванном куске пергамента написано, что я отдал свою жизнь… Это лишь потому, что мой отец был уверен в том, что я исполню свой долг! Никто никогда бы не подумал, что я, сын короля, просто жалкий трус, который до сих пор скрывается от своего прошлого!»

 – Почему ты замолчал? – с недоразумением спрашивал Эдвард.

– Да, я просто… Не знаю. В общем, это неважно. Главное то, что это была невероятная случайность для тебя увидеть сегодня вживую этот самый лук. Ты уверен на сто процентов, что то был именно лук огненного дракона?

– Конечно, его ни с чем не сравнить, тем более, как мне сказали, он стоит целых две тысячи золотых! – ответил принц.

– Если это так, значит, ты счастливчик. Два лука находятся под стражей у короля, а один из них двадцать пять лет назад исчез при неизвестных обстоятельствах. Скорее всего, что как раз этот потерянный лук ты и заметил. А что говорил продавец?

– Сказал мне, что этот лук ему кто-то подарил лет двадцать назад, и даже не знал до сегодня, какую ценную реликвию ему дали. Он просто хранил оружие у себя дома и лишь недавно стал продавать его по крупной цене.

– Ясно. Жаль, что мы упустили такой шанс, – вздохнул Томас.

– Ты бы купил его?

– А почему и нет, я бы не отказался иметь столь памятную вещь. Лук принёс бы нам удачу и благополучие, судя по его материи.

И тут в комнатных часах запела кукушка.

– Кукушка! Уже полночь! – резко произнёс Морисон старший. – Давай быстро спать, а то завтра рано утром не сможешь подняться.

– Да, папа, иду. Спокойной ночи, – Эдвард покорно ответил отцу.

– Спокойной ночи.

После своих слов, Томас сам, потушив свечи, улёгся в кровать и мигом уснул, несмотря на то, что некоторое время его сознание мучили грустные воспоминания. А вот его родной сын почти всю ночь не мог найти покоя: бесконечные вопросы и странные мысли окружали его, непонятные картинки мелькали перед глазами: о том, как он впервые пошёл в школу, как его обижали, а затем следовал его первый урок, как его хвалил учитель… Далее продолжались кадры из жизни, где он получает первые места в соревнованиях по стрельбе и его мать плачет от радости; а потом эта ярмарка и лук огненного дракона, что словно призывает: «Возьми меня, я – то оружие, которое тебе нужно». Всё время юноша задавался вопросами: «Почему я это чувствую? То, чего не должен? Ведь я обычный эльф, а меня тянет к приключениям… Возможно, я ненормальный, но иногда мне кажется, что я и вовсе не эльф, а некое странное существо исчезающего вида! Какое-то непонятное и глупое ощущение будто у меня в жилах течёт иная кровь… И как же тяжело осознавать, что я всего ЛИШЬ ЭЛЬФ, когда душа стремится к чему-то невероятному, чего я не могу объяснить…»

 

 



Поделиться:


Последнее изменение этой страницы: 2024-02-27; просмотров: 286; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.94.177 (0.106 с.)