ЛЮБОВЬ К ПРОФЕССИИ И К СЕМЬЕ – ИСТОЧНИК СЧАСТЬЯ ЧЕЛОВЕКА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЛЮБОВЬ К ПРОФЕССИИ И К СЕМЬЕ – ИСТОЧНИК СЧАСТЬЯ ЧЕЛОВЕКА



Когда-то в одной телевизионной программе Юрий Никулин, известный артист, на вопрос, что такое счастье, ответил: «Счастье – это когда с радостью идёшь на работу и с радостью возвращаешься домой». Правда, удивительно точная формула счастья?(33 слова)

На мой взгляд, человек тогда по-настоящему счастлив, когда любит свою профессию, в которой он состоялся, и когда дома его ждут любимые люди[2]. Правильность такой точки зрения могу доказать, обратившись к художественной литературе.(35 слов)

Мне хочется рассказать об удивительной книге и ещё более удивительном авторе – Антоне Семёновиче Макаренко, педагоге и писателе. Сейчас мало кто читает его «Педагогическую поэму», мало кто знает, что А.Макаренко создал школу, в которой обучались несовершеннолетние преступники. В лесу. На поляне. В здании старой колонии для малолетних преступников. Его книга названа просто и то же время пафосно – пе-да-го-ги-че-ска-я по-э-ма. Педагогическая! Поэма! Думаю, те, кто читал эту книгу, согласятся со мной: в ней очень образно и выразительно описан труд педагога, самоотверженно выполняющего свою работу. Антон Семенович пишет о себе, о трудных подростках–беспризорниках, малолетних преступниках, которые были уже сформировавшимися «личностями», о педагогическом коллективе, в котором случайные люди не задерживались... Читая произведение, мы вместе Макаренко встречаем первых воспитанников, раскрываем вместе с ним случаи воровства, боремся с пьянством учеников, грабежами, их игрой в азартные игры. Мы ужасаемся вспышкам антисемитизма и обнаруживаем мёртвого ребёнка в спальне девочек. В то же время вместе с ним верим в тех, кто совсем недавно был беспризорником, вором, насильником, игроком... И шаг за шагом разрозненные группы ребят объединяются, становятся крепким и дружным коллективом. «Педагогическая поэма» - одна из жемчужин русской литературы. Это наблюдения человека с многолетним педагогическим опытом, влюблённого в свою профессию. Это наблюдения педагога, считавшего себя счастливым. (198 слова)

Вспомню и другое произведение, в котором тоже поднимается вопрос любви. Только речь в нём идёт не о любви к профессии, а о любви к родным детям, к мужу. Конечно же, это роман Л.Н.Толстого «Война и мир», в котором, по мнению самого писателя, одной из главных мыслей, наряду с народной, является мысль семейная. В образе Наташи Ростовой, любимой героини автора, воплощен идеал женщины-матери. Сущность её натуры – любовь. Это чувство неотделимо от героини. Своё счастье она находит в семье. Не случайно в эпилоге мы видим её не наивной девочкой, а любящей и любимой женой, матерью четверых детей. Любовь к Пьеру и детям делает Наташу по-настоящему счастливой, только в семье она приобретает душевное спокойствие.(111 слов)

Приведенных аргументов, как мне кажется, достаточно для того, чтобы утверждать: человек счастлив тогда, когда ему комфортно и дома, и на работе, когда он может заниматься любимым делом, когда он окружен заботой и лаской родных и близких. А значит, любовь к профессии и к семье, безусловно, является источником счастья. (48 слов)

Всего:425 слов

НАПРАВЛЕНИЕ: ЛИТЕРАТУРА

ПРИМЕРНЫЕ ТЕМЫ

в форме вопроса в форме цитаты в форме назывного предложения В форме повествовательного предложения
Почему сегодня великая русская литература перестала быть великой? «Только одна литература неподвластна законам тления. Она одна не признаёт смерти» (М.Е.Салтыков-Щедрин) Литературный процесс и бизнес Отсутствие интереса к книгам – угроза нравственности
Какой он – настоящий писатель? «Нравственность человека видна в его отношении к слову» (Л.Н.Толстой) Подвиг писателя Творчество – средство постичь душу, сделать ее лучше.
Отличается ли современная литература от классической? «Литература — это совесть общества, его душа». (Д.С.Лихачёв) или «Литература, в которой не бьется тревога совести, — это уже ложь». (Д.С.Лихачёв) «Ужас» современного чтива... Писательство — не развлечение, а трудный поиск истины.
Может ли человек прожить без книг? Литература – это руководство человеческого разума человеческим ростом» (В.Гюго) Моя любимая книга Библиотеки — это сокровищницы всех богатств человеческого духа.
Каково значение книги в твоей жизни? «Книга – немой учитель» (Платон) Бесспорная нужность чтения Книга – это учитель жизни
Какова роль книги в жизни человека? «Хорошая книга – это ручеек, по которому в человеческую душу втекает добро». (Ф.А.Абрамов) Долгая жизнь книги... Книга – источник знаний
Почему нельзя прожить без книг? «Страница книги – это огромный экран, который и не снился самому лучшему телевизору!» (С.Львов). «Вечная» литература... Литература – нравственный учитель
Что важнее в современном мире – книга или компьютер? «Раньше гусиными перьями писали вечные мысли, а теперь вечными перьями пишут гусиные мысли». (В.Солоухин) Открывая книгу... или Читая книгу... Через литературу – к познанию мира
Можно ли заменить книгу компьютером? «Люди перестают мыслить, когда перестают читать». (Д.Дидро) Воспитание книгой (литературой)  
Помогает ли литература решать нравственные проблемы? «Книга есть кратчайший отчет о пройденном пути человечества…» Л. Леонов Чудесный мир литературы  
Есть ли книги, нужные всегда... «Книга – это сосуд, который нас наполняет, но сам не пустеет» А. Декурсель Книги, обязательные для чтения...  
Чем опасно равнодушное отношение к книгам? «Хорошая книга выстраивает личность» (О.Л.Кабачек) Отражая время...  
Спасет ли литература жестокий мир людей?   «Чтение — это окошко, через которое дети видят и познают мир и самих себя» (В.А.Сухомлинский) Уроки, данные книгой...  
Чем опасна «некачественная» литература? «Время проходит, но сказанное слово остается» (Л. Н. Толстой) Книга, изменившая жизнь  
Нужна ли книга в век высоких технологий? ««Перо – это оружие, которое острее отточенных мечей». (Перес) Живой диалог с писателем...  

ЦИТАТНЫЙ МАТЕРИАЛ

Михаил Андреевич Осоргин Заметки старого книгоеда (очерк) Есть два подобия целомудренных и страстных объятий: море и раскрытая книга; их оценить может всякий возраст. Но море однообразнее книги и быстрее утомляет; книга держит в объятиях часами, годами, всю жизнь, и любовные выдумки ее безграничны. Прочитанная, она остаётся в памяти – и снова рождается, опять влекущая и еще раз полная тайны. В море мы плаваем на поверхности – в книгу уходим с головой, и чем глубже, тем слаще и чудеснее. Чаще всего её называют другом. Она бывает Учителем, ласковой матерью, детищем и злым врагом. Но, конечно, она – возлюбленная, неподражаемая в постоянстве и вечном равнодушии. Ничто не дало миру столько добра и столько зла, как книга, и никто другой не пользовался таким почётом в памяти далёких поколений. Самым невозможным кажется исчезновение книги, замена её иной человеческой выдумкой. Это, конечно, случится, – но к тому времени люди переродятся, и не будет больше ни любви, ни вымысла, ни наивной веры, украшающей нашу жизнь. С жалостью думается о таких людях будущего
Татьяна Бутузкина И книга недвижна, но книге охота Прильнуть к человеческой теплой руке М.Светлов Прильнуть. Замереть. Зашептать прямо в душу Горячих признаний бессвязную речь… И если покой, наконец, Ваш нарушу, То как непокой двух сердец уберечь? Не сгинуть пылинкою тех путешествий, Где Ваши победно сияли глаза, Хрустальною чаркой, что жажду утешив, Разбили на счастье, высоко взнеся? И не затеряться на полке заветной Среди переплетов, таких дорогих, Как дерево осенью- полураздетой, Печальный под ноги бросающей стих? Прильнуть бы навечно в блаженной истоме К надежной и теплой, и верной руке, И вместе состариться в маленьком доме, Где звезды мерцали бы на потолке!


1. Есть книги – волею приличий Они у века не в тени Из них цитаты брать – обычай Во все положенные дни. В библиотеке иль читальне Любой – уж так заведено – Они на полке персональной Как бы на пенсии давно. На них печать почтенной скуки И давность пройденных наук; Но, взяв одну такую в руки, Ты, время, Обожжешься вдруг… А.Т. Твардовский   2. Книжек первые страницы Нас встречают с первых лет. И несут нас, словно птицы, Облетая целый свет. Мы дружны с печатным словом. Если б не было его, Ни о старом, ни о новом Мы не знали б ничего! За страницею страница – С нею можно в путь пуститься По морям и в глубь веков, Среди джунглей и снегов. С ней всегда легла дорога, С ней узнаешь очень много, У меня в руках, взгляни – ка, Это красочная книга С.Я.Маршак Книга – учитель, Книга – наставница, Книга – близкий товарищ и друг, Ум, как ручей, высыхает и старится, Если ты выпустишь книгу из рук. Бедным считайте такое жилище, Где все забота – набить бы живот, Где калорийная, вкусная пища Пищу духовную не признает. Книга – советчик. Книга – разведчик, Книга – активный борец и боец, Книга – нетленная память и вечность. Спутник планеты Земля, наконец… В. Боков  
Б.Слуцкий Прозаики Исааку Бабелю, Артему Весёлому, Ивану Катаеву, Александру Лебеденко Когда русская проза пошла в лагеря: в лесорубы, а кто половчей – в лекаря. В землекопы, а кто потолковей – в шофёры, в парикмахеры или актёры, - вы немедля забыли своё ремесло. Прозой разве утешишься в горе! Словно утлые щепки, вас влекло и несло, вас качало поэзии море.   По утрам, до поверки, смирны и тихи, вы на нарах писали стихи. От бескормиц, как палки тощи и сухи, вы на марше слагали стихи. Из любой чепухи вы лепили стихи.   Весь барак, как дурак, бормотал, подбирал рифму к рифме и строку к строке. То начальство стихом до костей пробирал, то стремился излиться в тоске.   Ямб рождался из мерного боя лопат. Словно уголь, он в шахтах копался. Точно так же на фронте, из шага солдат, он рождался и в строфы слагался.   А хорей вам за пайку заказывал вор, чтобы песня была потягучей, чтобы длинной была, как ночной разговор, как Печора и Лена – текучей. Ф.И. Тютчев   Теперь тебе не до стихов, О слово русское, родное! Созрела жатва, жнец готов, Настало время неземное… Ложь воплотилася в булат; Каким-то божьим попущеньем Не целый мир, но целый ад Тебе грозит ниспроверженьем.. Все богохульные умы, Все богомерзкие народы Со дна воздвиглись царства тьмы Во имя света и свободы! Тебе они готовят плен, Тебе пророчат посрамленье,- Ты — лучших, будущих времен Глагол, и жизнь, и просвещенье! О, в этом испытанье строгом, В последней, в роковой борьбе, Не измени же ты себе И оправдайся перед богом… 24 октября 1854
М.Горький КАК Я УЧИЛСЯ Рассказ Когда мне было лет шесть-семь, мой дед начал учить меня грамоте. Было это так. Однажды вечером он достал откуда-то тоненькую книжку, хлопнул ею себя по ладони, меня по голове и весело сказал: - Ну, скула калмыцкая, садись учить азбуку! Видишь фигуру? Это – «аз». Говори: «аз»! Это – «буки», это – «веди». Понял? - Понял. - Врёшь. Он ткнул пальцем во вторую букву. - Это – что? - «Буки». - Это? - «Веди». - А это? – Он указал на пятую букву. - Не знаю. - «Добро». Ну – это какая? - «Аз». - Попал! Говори – «глаголь», «добро», «есть», «живёте»! Он обнял меня за шею крепкой, горячей рукой и тыкал пальцами в буквы азбуки, лежавшей под носом у меня, и кричал, всё повышая голос: - «Земля»! «Люди»! Мне было занятно видеть, что знакомые слова – добро, есть, живёте, земля, люди – изображаются на бумаге незатейливыми, маленькими знаками, и я легко запоминал их фигуры. Часа два дед гонял меня по азбуке, и в конце урока я без ошибки называл более десяти букв, совершенно не понимая, зачем это нужно и как можно читать, зная названия буквенных знаков азбуки. Насколько легче учиться грамоте теперь, по звуковому способу, когда «а» так и произносится – «а», а не «аз», «в» - так и есть «в», а не «веди». Великую благодарность заслужили учёные люди, придумавшие звуковой приём обучения азбуке, - сколько детских сил сохраняется благодаря этому и насколько быстрее идёт усвоение грамоты! Так – повсюду наука стремится облегчить труд человека и сберечь его силы от излишней траты. Я запомнил всю азбуку дня в три, и вот наступило время учить слога, составлять из букв слова, Теперь, по звуковому способу, это делается просто, человек произносит звуки: «о», «к», «н», «о» и сразу же слышит, что он сказал определённое, знакомое ему слово – «окно». Я учился иначе: для того, чтоб сказать слово – «окно», я должен был проговорить длинную бессмыслицу: «он-како-наш-он-но=окно». Ещё труднее и непонятнее складывались многосложные слова, например: чтобы сложить слово «половица», нужно было выговорить «покой-он=по=по», «люди-он=ло=поло», «веди-ик=ви=полови», «цы-аз=ца=половица»! Или «червяк»: «червь-есть=че», «рцы-веди-яз=рвя=червя», «како-ер=къ=червякъ»! Эта путаница бессмысленных слогов страшно утомляла меня, мозг быстро уставал, соображение не работало, я говорил смешную чепуху и сам хохотал над нею, а дед бил меня за это по затылку или порол розгами. Но нельзя было не хохотать, говоря такую чепуху, как например: «мыслете-он=мо=мо», «рцы-добро-веди-ивин=рдвин=мордвинъ»; или: «буки-аз=ба=ба, «ша-како-иже-ки=шки=башки», «арцы-ер=башкиръ»! Понятно, что вместо «мордвин», я говорил «мордин», вместо «башкир» «шибир», однажды сказал вместо «богоподобен» «болтоподобен», а вместо «епископ» «скопидом». За эти ошибки дед жестоко порол меня розгами или трепал за волосы до головной боли. А ошибки были неизбежны, потому что в таком чтении слова трудно понять, приходилось догадываться о смысле их и говорить не то слово, которое прочитал, да не понял, а похожее на него по звукам. Читаешь «рукоделье», а говоришь - «мукосей», читаешь «кружева», говоришь «жевать». Долго – с месяц и больше – маялся я на изучении слогов, но стало ещё трудней, когда дед заставил меня читать псалтырь, написанный на церковно-славянском языке. Дед хорошо и бойко читал на этом языке, но он сам плохо понимал его различие от гражданской азбук. Для меня явились новые буквы «пса», «кси», дед не мог объяснить, откуда они, бил меня кулаками по голове и приговаривал: - Не «покой», дьяволёнок, а «пса», «пса», «пса»! Это была пытка, она продолжалась месяца четыре, в конце концов я научился читать и «по-граждански» и «по-церковному», но получил решительное отвращение и вражду к чтению и книгам. Осенью меня отдали в школу, но через несколько недель я заболел оспой и учение прервалось, к немалой радости моей. Но через год меня снова сунули в школу – уже другую. Я пришёл туда в материных башмаках, в пальтишке, перешитом из бабушкиной кофты, в жёлтой рубахе и штанах «навыпуск», всё это сразу было осмеяно, за жёлтую рубаху я получил прозвище «бубнового туза». С мальчиками я скоро поладил, но учитель и поп невзлюбили меня. Учитель был жёлтый, лысый, у него постоянно текла кровь из носа, он являлся в класс, заткнув ноздри ватой, садился за стол, гнусаво спрашивал уроки и вдруг, замолчав на полуслове, вытаскивал вату из ноздрей, разглядывал её, качая головою. Лицо у него было плоское, медное, окисшее, в морщинах лежала какая-то прозелень, особенно уродовали это лицо совершенно лишние на нём оловянные глаза, так неприятно прилипавшие к моему лицу, что всегда хотелось вытереть щёки ладонью. Несколько дней я сидел в первом отделении, на передней парте, почти вплоть к столу учителя, - это было нестерпимо, казалось он никого не видит, кроме меня, он гнусил всё время: - Песко-ов, перемени рубаху-у! Песко-ов, не вози ногами! Песков, опять у тебя с обуви луза натекла-а! Я платил ему за это диким озорством: однажды достал половину арбуза, выдолбил её и привязал на нитке к блоку двери в полутёмных сенях. Когда дверь открылась – арбуз взъехал вверх, а когда учитель притворил дверь – арбуз шапкой сел ему прямо на лысину. Сторож отвёл меня с запиской учителя домой, и я расплатился за эту шалость своей шкурой. В другой раз я насыпал в ящик его стола нюхательного табаку, он так расчихался, что ушёл из класса, прислав вместо себя зятя своего – офицера, который заставил весь класс петь «Боже, царя храни» и «Ах, ты, воля, моя воля». Тех, кто пел неверно, он щёлкал линейкой по головам как-то особенно звучно и смешно, но не больно. Законоучитель, красивый и молодой, пышноволосый поп, невзлюбил меня за то, что у меня не было «Священной истории ветхого и нового завета» и за то, что я передразнивал его манеру говорить. Являясь в класс, он первым делом спрашивал меня: - Пешков, книгу принёс или нет? Да. Книгу? Я отвечал: - Нет. Не принёс. Да. - Что – да? - Нет. - Ну, и – ступай домой. Да. Домой. Ибо тебя учить я не намерен. Да. Не намерен. Это меня не очень огорчало, я уходил и до конца уроков шатался по грязным улицам слободы, присматривался к её шумной жизни. Несмотря на то, что я учился сносно, мне скоро было сказано, что меня выгонят из школы за недостойное поведение. Я приуныл – это грозило мне великими неприятностями. Но явилась помощь – в школу неожиданно приехал епископ Хрисанф. Когда он, маленький, в широкой чёрной одежде сел за стол, высвободил руки из рукавов и сказал: «Ну, давайте беседовать, дети мои!» - в классе сразу стало тепло, весело, повеяло незнакомо приятным. Вызвав, после многих, и меня к столу, он спросил серьёзно: - Тебе – который год? Только-о? Какой ты, брат, длинный, а? Под дождями часто стоял, а? Положив на стол сухонькую руку, с большими острыми ногтями, забрав в пальцы непышную бородку, он уставился в лицо мне добрыми глазами, предложив: - Ну-ко, расскажи мне из священной истории, что тебе нравится? Когда я сказал, что у меня нет книги и я не учу священную историю, он поправил клобук и спросил: - Как же это? Ведь это надобно учить! А может, что-нибудь знаешь, слыхал? Псалтырь знаешь? Это хорошо! И молитвы? Ну, вот видишь! Да ещё и жития? Стихами? Да ты у меня знающий. Явился наш поп, красный, запыхавшийся, епископ благословил его, но когда поп стал говорить про меня, он поднял руку, сказав: - Позвольте минутку... Ну-ко, расскажи про Алексея человека божия?.. - Прехорошие стихи, брат, а? – сказал он, когда я приостановился, забыв какой-то стих. – А ещё что-нибудь?.. Про царя Давида? Очень послушаю! Я видел, что он действительно слушает и ему нравятся стихи; он спрашивал меня долго, потом вдруг остановил, осведомляясь быстро: - По псалтырю учился? Кто учил? Добрый дедушка-то? Злой? Неужто? А ты очень озорничаешь? Я замялся, но сказал – да! Учитель с попом многословно подтвердили моё сознание, он слушал их, опустив глаза, потом сказал, вздохнув: - Вот что про тебя говорят – слыхал? Ну-ко, подойди! Положив на голову мне руку, от которой исходил запах кипарисового дерева, он спросил: - Чего же это ты озорничаешь? - Скушно очень учиться. - Скучно? Это, брат, неверно что-то. Было бы тебе скучно учиться – учился бы ты плохо, а вот учителя свидетельствуют, что хорошо ты учишься. Значит, есть что-то другое. Вынув маленькую книжку из-за пазухи, он написал: - Пешков, Алексей. Так. А ты всё-таки сдерживался бы, брат, не озорничал бы много-то! Немножко – можно, а уж много-то – досадно людям бывает! Так ли я говорю, дети? Множество голосов весело ответили: - Так. - Вы сами-то ведь немного озорничаете? Мальчишки, ухмыляясь, заговорили: - Нет. Тоже много! Много! Епископ отклонился на спинку стула, прижал меня к себе и удивлённо сказал, так, что все – даже учитель с попом – засмеялись: - Экое дело, братцы мои, ведь и я тоже в ваши годы-то великим озорником был! Отчего бы это, братцы? Дети смеялись, он расспрашивал их, ловко путая всех, заставляя возражать друг другу, и всё усугублял весёлость. Наконец встал и сказал: - Хорошо с вами, озорники, да пора ехать мне! Поднял руку, смахнул рукав к плечу и, крестя всех широкими взмахами, благословил: - Во имя отца и сына и святого духа, благословляю вас на добрые труды! Прощайте. Все закричали: - Прощайте, владыко! Опять приезжайте. Качая клобуком, он говорил: - Я приеду, приеду! Я вам книжек привезу! И сказал учителю, выплывая из класса: - Отпустите-ка их домой! Он вывел меня за руку в сени и там сказал тихонько, наклоняясь ко мне: - Так ты – сдерживайся, ладно? Я ведь понимаю, зачем ты озорничаешь! Ну, прощай, брат! Я был очень взволнован, какое-то особенное чувство кипело в груди, и даже когда учитель, распустив класс, оставил меня и стал говорить, что теперь я должен держаться тише воды, ниже травы, я выслушал его внимательно, охотно. Поп, надевая шубу, ласково гудел: - Отныне ты на моих уроках должен присутствовать! Да. Должен. Но – сиди смиренно! Да. Смирно. Поправились дела мои в школе – дома разыгралась скверная история: я украл у матери рубль. Однажды вечером мать ушла куда-то, оставив меня домовничать с ребёнком; скучая, я развернул одну из книг вотчима «3апнски врача» Дюма-отца, и между страниц увидал два билета – в десять рублей и в рубль. Книга была непонятна, я закрыл её и вдруг сообразил, что за рубль можно купить не только «Священную историю», но, наверное, и книгу о Робинзоне. Что такая книга существует, я узнал незадолго перед этим в школе: в морозный день, во время перемены, я рассказывал мальчикам сказку, вдруг один из них презрительно заметил: - Сказки – чушь, а вот Робинзон – это настоящая история! Нашлось ещё несколько мальчиков, читавших Робинзона, все хвалили эту книгу, я был обижен, что бабушкина сказка не понравилась, и тогда же решил прочитать Робинзона, чтобы тоже сказать о нём – это чушь! На другой день я принёс в школу «Священную историю» и два растрёпанных томика сказок Андерсена, три фунта белого хлеба и фунт колбасы. В тёмной, маленькой лавочке у ограды Владимирской церкви был и Робинзон, тощая книжонка в жёлтой обложке, и на первом листе изображён бородатый человек в меховом колпаке, в звериной шкуре на плечах, - это мне не понравилось, а сказки даже и по внешности были милые, несмотря на то, что растрёпаны. Во время большой перемены я разделил с мальчиками хлеб и колбасу, и мы начали читать удивительную сказку «Соловей» - она сразу взяла всех за сердце. «В Китае все жители – китайцы и сам император – китаец», - помню, как приятно удивила меня эта фраза своей простой, весело улыбающейся музыкой и ещё чем-то удивительно хорошим. Мне не удалось дочитать «Соловья» в школе – не хватило времени, а когда я пришёл домой, мать, стоявшая у шестка со сковородником в руках, поджаривая яичницу, спросила меня странным, погашенным голосом: - Ты взял рубль? - Взял; вот – книги... Сковородником она меня и побила весьма усердно, а книги Андерсена отняла и навсегда спрятала куда-то, что было горше побоев. В школе я проучился почти всю зиму, а летом умерла моя мать, и дед тотчас же отдал меня «в люди» - в ученики к чертёжнику. Хотя я и прочитал несколько интересных книг, но всё-таки особенного желания читать у меня не было, да и времени на это не хватало. Но скоро это желание явилось и сразу же стало сладкой мукой моей – об этом я подробно рассказал в книжке моей «В людях». Сознательно читать я научился, когда мне было лет четырнадцать. В эти годы меня увлекала уже не одна фабула книги, - более или менее интересное развитие изображаемых событий, - но я начинал понимать красоту описаний, задумываться над характерами действующих лиц, смутно догадывался о целях автора книги и тревожно чувствовал различие между тем, о чём говорила книга, и тем, что внушала жизнь. Жилось мне в ту пору трудно, - моими хозяевами были закоренелые мещане, люди, главным наслаждением которых являлась обильная еда, а единственным развлечением – церковь, куда они ходили, пышно наряжаясь, как наряжаются, идя в театр или на публичное гулянье. Работал я много, почти до отупения, будни и праздники были одинаково загромождены мелким, бессмысленным, безрезультатным трудом. Дом, в котором жили мои хозяева, принадлежал «подрядчику землекопных и мостовых работ», маленькому коренастому мужику с Клязьмы. Остробородый, сероглазый, он был зол, груб и как-то особенно спокойно жесток. У него было человек тридцать рабочих, все – владимирские мужики; жили они в тёмном подвале с цементным полом и маленькими окнами ниже уровня земли. Вечерами, измученные работой, поужинав щами из квашеной вонючей капусты с требухою или солониной, от которой пахло селитрой, они выползали на грязный двор и валялись на нём, - в сыром подвале было душно и угарно от огромной печи. Подрядчик являлся в окне своей комнаты и орал: - Эй, вы, дьяволы, опять на двор вылезли? Развалились, свиньи! У меня в дому хорошие люди живут – али им приятно глядеть на вас? Рабочие покорно уходили в подвал. Все это были люди печальные, они редко смеялись, почти никогда не пели песен, говорили кратко, неохотно и, всегда выпачканные землёй, казались мне покойниками, которых воскресили против их воли для того, чтобы мучить ещё целую жизнь. «Хорошие люди» - офицеры, картёжники и пьяницы, они били денщиков до крови, били любовниц, пёстро одетых женщин, куривших папиросы. Женщины тоже напивались и хлестали денщиков по щекам. Пили и денщики, пили помногу, насмерть. В воскресные дни подрядчик выходил на крыльцо и садился на ступени, с длинной узкой книжкой в одной руке, с обломком карандаша в другой; к нему гуськом, один за другим, подходили землекопы, точно нищие. Они говорили пониженными голосами, кланяясь и почёсываясь, а подрядчик орал на весь двор: - Ладно, будет! Бери целковый! Чего? А в морду – хочешь? Хватит с вас! Иди прочь... Но! Я знал, что среди землекопов есть немало однодеревенцев подрядчика, есть родственники его, но он со всеми был одинаково жесток и груб. И землекопы были тоже жестоки и грубы в отношении друг к другу, а особенно – к денщикам. Почти каждое воскресенье на дворе разгорались кровавые драки, гудела трёхэтажная грязная ругань. Землекопы дрались беззлобно, как бы выполняя надоевшую им обязанность; избитый до крови отходил или отползал в сторону и там молча осматривал свои царапины, раны, ковырял грязными пальцами расшатанные зубы. Разбитое лицо, затёкшие от ударов глаза никогда не вызывали сострадания товарищей, но если была разорвана рубаха – все сожалели об этом, а избитый хозяин рубахи угрюмо злился, иногда плакал. Эти сцены вызывали у меня неописуемо тяжёлое чувство. Мне было жалко людей, но я жалел их холодной жалостью, у меня никогда не возникало желания сказать кому-нибудь из них ласковое слово, чем-либо помочь избитым – хотя бы воды подать, чтобы они смыли отвратительно густую кровь, смешанную с грязью и пылью. В сущности, я не любил их, немножко боялся и – произносил слово «мужик» так же, как мои хозяева, офицеры, полковой священник, сосед-повар и даже денщики, - все эти люди говорили о мужиках с презрением. Жалеть людей – это тяжело, всегда хочется радостно любить кого-нибудь, а любить было некого. Тем горячее я полюбил книги. Было и ещё много грязного, жестокого, вызывавшего острое чувство отвращения, - я не буду говорить об этом, вы сами знаете эту адову жизнь, это сплошное издевательство человека над человеком, эту болезненную страсть мучить друг друга – наслаждение рабов. И вот в такой проклятой обстановке я впервые стал читать хорошие, серьёзные книги иностранных литераторов. Я, вероятно, не сумею передать достаточно ярко и убедительно, как велико было моё изумление, когда я почувствовал, что почти каждая книга как бы открывает предо мною окно в новый, неведомый мир, рассказывая мне о людях, чувствах, мыслях и отношениях, которых я не знал, не видел. Мне казалось даже, что жизнь, окружающая меня, всё то суровое, грязное и жестокое, что ежедневно развёртывалось предо мною, всё это – не настоящее, ненужное; настоящее и нужное только в книгах, где всё более разумно, красиво и человечно. В книгах говорилось тоже о грубости, о глупости людей, об их страданиях, изображались злые и подлые, но рядом с ними были другие люди, каких я не видал, о которых даже не слышал, - люди честные, сильные духом, правдивые, всегда готовые хоть на смерть ради торжества правды, ради красивого подвига. Первое время, опьянённый новизною и духовной значительностью мира, открытого для меня книгами, я стал считать их лучше, интереснее, ближе людей и – как будто – немного ослеп, глядя на действительную жизнь сквозь книги. Но суровая умница-жизнь позаботилась вылечить меня от этой приятной слепоты. По воскресеньям, когда хозяева уходили в гости или гулять, я вылезал из окна душной, пропахшей жиром кухни на крышу и там читал. По двору плавали, как сомы, полупьяные или сонные землекопы, визжали горничные, прачки и кухарки от жестоких нежностей денщиков, я – посматривал с высоты на двор и величественно презирал эту грязненькую, пьяную, распутную жизнь. Один из землекопов был десятник, или «нарядчик», как они звали его, угловатый, неладно сделанный из тонких костей и синих жил старичок Степан Лешин, человек с глазами голодного кота и седенькой, смешно рассеянной бородкой на коричневом лице, на жилистой шее и в ушах. Оборванный, грязный, хуже всех землекопов, он был самый общительный среди них, но они заметно боялись его, и даже сам подрядчик говорил с ним, понижая свой крикливый, всегда раздражённый голос. Я не раз слышал, как рабочие ругали Лешина за глаза: - Скупой чёрт! Иуда! Холуй! Старичок Лешин был очень подвижен, но не суетлив, он как-то тихонько, незаметно являлся то в одном углу двора, то в другом, везде, где собиралось двое-трое людей: подойдёт, улыбнётся кошачьими глазами и, шмыгнув широким носом, спрашивает: - Ну, что, а? Мне казалось, что он всегда чего-то ищет, ждёт какого-то слова. Однажды, когда я сидел на крыше сарая, Лешин, покрякивая, влез ко мне по лестнице, сел рядом и, понюхав воздух, сказал: - Сенцом пахнет... Это ты хорошо место нашёл – и чисто, и от людей в стороне... Чего читаешь? Он смотрел на меня ласково, и я охотно рассказал ему о том, что читал. - Так, - сказал он, покачивая головой. – Так – так! Потом долго молчал, ковыряя чёрным пальцем руки разбитый ноготь на левой ноге, и вдруг, скосив глаза на меня, заговорил, негромко и певуче, точно рассказывая: - Был во Владимире учёный барин Сабанеев, большой человек, а у него – сын Петруша. Тоже всё книжки читал и других к тому приохочивал, так его – заарестовали. - За что? – спросил я. - За это самое! Не читай, а коли читаешь – помалкивай! Он усмехнулся, подмигнул мне и сказал: - Гляжу я на тебя – сурьёзный ты, не озоруешь. Ну, ничего, живи... И, посидев на крыше ещё немножко, он спустился на двор. После этого я заметил, что Лешин присматривается ко мне, следит за мной. Он всё чаще подходил ко мне со своим вопросом: - Ну, что, а? Однажды я рассказал ему какую-то очень взволновавшую меня историю о победе доброго и разумного начала над злым, он выслушал меня очень внимательно и, качнув головою, сказал: - Бывает. - Бывает? – радостно спросил я. - Да ведь – а как же? Всё бывает! – утвердил старик. – Вот я те поведаю... И «поведал» мне тоже хорошую историю о живых, не книжных людях, а в заключение сказал, памятно: - Конешно, ты эти дела вполне понять не можешь, однако – разумей главное: пустяков много, в пустяках запутался народ, ходу нет ему – к богу ходу нет, значит! Великое стеснение от пустяков, понимаешь? Эти слова толкнули меня в сердце оживляющим толчком, я как будто прозрел после них. А ведь в самом деле, эта жизнь вокруг меня – пустяковая жизнь, со всеми её драками, распутством, мелким воровством и матерщиной, которая, может быть, потому так обильна, что человеку не хватает хороших, чистых слов. Старик прожил на земле впятеро больше меня, он много знает и, если он говорит, что хорошее в жизни действительно «бывает», - надобно верить ему. Верить – хотелось, ибо книги уже внушили мне веру в человека. Я догадывался, что они изображают всё-таки настоящую жизнь, что их, так сказать, списывают с действительности, значит – думал я – и в действительности должны быть хорошие люди, отличные от дикого подрядчика, моих хозяев, пьяных офицеров и вообще всех людей, известных мне. Это открытие было для меня огромною радостью, я стал веселее смотреть на всё и как-то лучше, внимательнее относиться к людям и, прочитав что-нибудь хорошее, праздничное, старался рассказать об этом землекопам, денщикам. Они не очень охотно слушали меня и, кажется, не верили мне, но Степан Лешин всегда говорил: - Бывает. Всё бывает, браток! Удивительно сильное значение имело для меня это краткое, мудрое слово! Чем чаще я слышал его, тем более оно будило во мне чувство бодрости и упрямства, острое желание «поставить на своём». Ведь если «всё бывает», значит, будет и то, чего мне хочется? Я замечал, что во дни наибольших обид и огорчений, наносимых мне жизнью, в тяжёлые дни, которых слишком много испытал я, именно в такие дни чувство бодрости и упрямства в достижении цели особенно повышается у меня, в эти дни меня с наибольшею силою охватывало юное Геркулесово желание чистить авгиевы конюшни жизни. Это осталось со мною и теперь, когда мне пятьдесят лет, останется до смерти, и этим свойством я обязан священному писанию человеческого духа – книгам, отражающим великие мучения и пытки растущей души человека, науке – поэзии разума, искусству – поэзии чувств. Книги продолжали открывать предо мною новое; особенно много давали мне два иллюстрированных журнала: «Всемирная иллюстрация» и «Живописное обозрение». Их картинки, изображавшие города, людей и события иностранной жизни, всё более и более расширяли предо мною мир, и я чувствовал, как он растёт, огромный, интересный, наполненный великими деяниями. Храмы и дворцы, не похожие на наши церкви и дома, иначе одетые люди, иначе украшенная человеком земля, чудесные машины, изумительные изделия – всё это внушало мне чувство какой-то непонятной бодрости и вызывало желание тоже что-то сделать, построить. Всё было различно, непохоже, но однако я смутно сознавал, что всё насыщено одной и той же силой – творческой силою человека. И моё чувство внимания к людям, уважение к ним росло. Я был совершенно потрясён, когда увидел в каком-то журнале портрет знаменитого учёного Фарадея, прочитал непонятную мне статью о нём и узнал из неё, что Фарадей – был простым рабочим. Это крепко ударило меня в мозг, показалось мне сказкой. «Как же это? – недоверчиво думал я. – Значит – который-нибудь из землекопов тоже может сделаться учёным? И я – могу?» Не верилось. Я стал доискиваться – нет ли ещё каких-нибудь знаменитых людей, которые были бы сначала рабочими? В журналах никого не нашёл; знакомый гимназист сказал мне, что очень многие известные люди были сначала рабочими, и назвал мне несколько имён, между прочим – Стефенсона, но я не поверил гимназисту. Чем больше я читал, тем более книги роднили меня с миром, тем ярче, значительнее становилась для меня жизнь. Я видел, что есть люди, которые живут хуже, труднее меня, и это меня несколько утешало, не примиряя с оскорбительной действительностью; я видел также, что есть люди, умеющие жить интересно и празднично, как не умеет жить никто вокруг меня. И почти в каждой книге тихим звоном звучало что-то тревожное, увлекающее к неведомому, задевавшее за сердце. Все люди так или иначе страдали, все были недовольны жизнью, искали чего-то лучшего, и все они становились более близкими, понятными. Книги окутывали всю землю, весь мир печалью о лучшем, и каждая из них была как бы душой, запечатлённой на бумаге знаками и словами, которые оживали, ка

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.232.99 (0.02 с.)