ТАТЬЯНА. «Разумный кузнечик»



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ТАТЬЯНА. «Разумный кузнечик»



Отдельные регрессанты прошли достаточно длительный курс сеансов регрессии, благодаря чему удалось выявить характерный тренд их личных историй, содержащих и воспоминания об этапах личного бытия в человеческом теле, и о других пространствах и материальных носителях (проще говоря, телах), которые им когда-то принадлежали. Одна из таких – Татьяна. Сейчас ей за сорок, служащая в одной из вполне солидных организаций.

Начиная с раннего детского возраста, ей периодически снились необычные сны, смысл которых становился понятен только некоторое время спустя, а некоторые из них до сих пор не разгаданы. Вот, например, один такой сон, который она описала по нашей просьбе. В рассказе Татьяны интересно не только содержание сна, но и точное описание многоаспектного способа восприятия, который сам по себе уже показывает нестандартность ситуации. И еще обратите внимание, в каком возрасте она впервые увидела этот сон.

«Этот сон повторялся несколько раз с разными промежутками времени. Первый раз приснился, когда мне было около десяти лет. В таком розовом возрасте ребенок еще куклами обычно интересуется, а мне вот такое приснилось… Это локальный участок сна, без обычных сновидческих переходов сюжета ни к нему из остального сна, ни из него. Как и многое во сне, он имеет несколько смысловых слоев. Это ощущение сложно передать, но попробую сравнить со съемочной площадкой. Так вот, я вижу сюжет, с одной стороны, как актер, то есть изнутри себя самой как из личности, являющейся участником сюжета и не знающей о содержании сценария. С другой стороны, вижу эту локальную сюжетную сцену как режиссер - как бы снаружи (панорамно). Одновременно понимаю смысл происходящего, как бы это мог понимать находящийся рядом сценарист, который удерживает в голове весь сценарий от завязки до финала. И каким-то четвертым уровнем восприятия еще и получаю конкретные расшифровки смысла отдельных деталей, как это мог бы получить зритель, случайно оказавшийся рядом со съемочной площадкой и спросивший у работников сцены, что здесь происходит.

Вот этот сюжет. Я не знаю, кто я и как я выгляжу (что само по себе интересно, потому что обычно я во сне отдаю себе отчет в том, как я выгляжу и кто я есть), но я имею сознание, зрение, чувства. Я нахожусь внутри некоего сооружения, которое сотрясается от мощных ударов снаружи. Мне очень страшно, но на этом «первом» (актерском, включенном в сюжет) уровне осознания я не понимаю, что это за шум и удары снаружи, что я такое (или кто я такой) и что вообще происходит – есть только ощущение смертельной опасности.

Теперь опишу, что я одновременно с этим видела и понимала на уровне второго, «режиссерского» сознания: это сооружение имеет вид огромного (сотни метров, а то и более километра) параллелепипеда с закругленными гранями и углами. Материал стен – пластик, т.е. искусственно произведенный, очень толстый (несколько метров), очень прочный, цвета темной морской волны. Это сооружение загерметизировано от внешнего мира и служит хранилищем образцов флоры и фауны (может, я тоже один из образцов?). Оно сделано специально для того, чтобы уберечь образцы жизни в планетном катаклизме, который неизбежен. Что за причина у катаклизма – я не знаю, но вижу, что океаны вышли из берегов, всю планету захлестывают высоченные волны, которые смывают леса даже с высоких гор. Именно они бьют в стены моего «ковчега» и на самом деле могут смыть его с места. Ковчег (хотя мне больше нравится название «биосфера», которое американцы взяли для своих экспериментов по созданию искусственной среды обитания) – так вот, ковчег укреплен, он имеет несколько мощных выростов в основании – столбов, которые заглублены в землю. Но волны настолько мощные, что есть опасность, что «биосферу» все-таки смоет, и тогда судьба ее под большой опасностью. Но третьим уровнем сознания («сознание сценариста») понимаю, что до такой трагической развязки не дойдет (точнее, это я как бы из будущего вижу - знаю, что не дошло!), биосфера выдержала натиск волн и дала возможность восстановить жизнь на планете.

Четвертым уровнем сознания (так сказать, «сознанием зрителя, который еще ничего не понял») внимательно осматриваю материал стен этого сооружения, заглядываю куда-то под основание столбов… Короче, любопытствую. Ощущение после этого сна – жуть, как после пережитой реальной опасности. Было полнейшее ощущение реальности происходящего. И этот сон повторялся несколько раз. Третьим же, сценаристским, уровнем сознания знаю, какая это планета. Она несколько меньше Земли, имеет более холодный климат, большего размера северная зона – тундра и вообще ледники, она более обросшая лесом, причем лес преимущественно хвойный. На ней была цивилизация, по уровню близкая к нашей, и даже внешне практически идентичная нам. А, может, это и была Земля в какие-то незапамятные времена?»

 

Спонтанных сновидений у Татьяны, намекающих на ее, скажем так, богатое «доисторическое прошлое», хватило бы на целую книгу. Но мы пока оставим их за текстом и сосредоточимся на информации, которая была ею рассказана во время сеансов регрессии. Скажем только, что эта наша клиентка отличается от большинства остальных умением наблюдать за проявлениями своего внутреннего мира, анализировать их, а также развитой интуицией. Говоря эзотерическим языком, ее можно было бы отнести к категории «сновидящих», так как именно во сне ей приходят провидения и предупреждения. Точность таких увиденных во сне предсказаний приближается к ста процентам. Во время сеансов регрессии открылось, что у Татьяны был опыт жизни в теле негуманоидных существ, обладавших специфическим разумом (сюжет одного из ее сеансов регрессивного поиска мы так и назвали - «Разумный кузнечик»), и гуманоидов в цивилизации, технически и этически гораздо более высокоразвитой, чем наша современная. Был и опыт, скажем так, колонизации – участия в заселении нашей планеты.

Пока остается непонятным, в какой последовательности выстраивается порядок воплощений. Например, около пяти тысяч лет назад она была сибирской шаманкой, примерно в тысячном году до новой эры – общественным деятелем в Древней Греции. Спустя еще тысячу лет – тем самым «разумным кузнечиком». В семнадцатом веке нашей эры – членом тайного просветительского общества в Германии. В девятнадцатом – английской курсисткой. И неизвестно, сколько лет прошло с того времени, когда она в составе инопланетной экспедиции участвовала в создании колонии на древней Земле. Хотя и это еще не все… Итак, слово Татьяне.

 

Оператор: 2000 лет тому назад. Остановимся на этом времени. Оглядись. Есть ли какие-то образы?

Татьяна: Вижу темные кристаллы. Они прозрачные и очень большие, к середине темнее. У меня ощущение, что я намного меньше, чем эти кристаллы, но это какое-то неестественное ощущение. Что-то здесь не так. Вокруг меня – пещера. Нет, это не пещера, а углубление, как бы полость в небольшом камне, внутри которой находятся кристаллы. Это место небольшое само по себе, но мне почему-то оно кажется большим, хотя я и чувствую, что это не так. Вот теперь возникает ощущение, что я уже вышла вовне этой пещеры. Странно, будто я выгляжу не как человек. Это двуногое и двурукое существо, чем-то похожее на хамелеона или кузнечика. На голове от затылка ко лбу - не то, чтобы гребень, а как бы лоб такой выпуклый и покатый. Глаза по бокам, глубоко посаженные, но не фасетчатые. Тело более сухое, чем у человека. Чешуи или каких-то кожных наростов нет, а вот кожа более плотная, розовато-сиреневая. Ощущение, что у него суставы более пластичные - они не так жестко сгибаются. Хрящи! Не кости у них, а больше похожи на хрящи, более гибкие! По нашим меркам, немного неловкое существо, но в том мире оно приспособлено нормально. Ох ты, даже хвост есть! (невольно смеется).

Оператор: Ты говоришь, что у него есть две руки и две ноги. Рассмотри эти конечности получше.

Татьяна: Сейчас. Так, рука заканчивается кистью, четыре пальца, но у них больше суставов в пальце. Ладонь не врастопырку, как у нас - пальцы расположены параллельно друг другу. Нога устроена похоже на руку - пальцы длинные, а стопа немного короче.

Оператор: Опиши окружающий пейзаж.

Татьяна: Нет ощущения привычной растительной жизни вокруг. Либо она там другая, либо ее там мало. Вот! Я поняла, что это была за пещера. Это действительно небольшая полость в камне, намного меньше его размером, но это существо может туда как бы сознанием проникать. Это как если бы из его сознания выдвигался некий перископ (но только его глазами не видно, это какой-то другой принцип действия), и этим перископом существо может заглядывать внутрь очень маленьких объемов. Причем, оно себя воспринимает в этот момент сообразно размеру окружающего пространства – малым в малом пространстве. Совершенно непривычное ощущение, я такого никогда не испытывала, у нас нет пригодных для этого органов чувств. Так, вокруг него каменистое пространство, местность не гористая, хотя есть перепады высот. У слагающей породы много розоватого оттенка, белый и голубоватый тоже есть. Светло, но светила не вижу. Я иду куда-то. Способ передвижения интересный, как ходьба с прискоком: прошел, подбежал, подпрыгнул, схватился лапой за скалы, подтянулся и опять пошел. Эти животные неразумные, в нашем понимании, но со специфической формой осознания мира. Что-то оно там себе соображает, но я даже не могу разобрать его мысли, настолько они мне сейчас непривычны. Странное ощущение, будто эти существа могут увеличиваться и уменьшаться в размерах. Вот сейчас возникло ощущение, что он вообще вытянулся выше ближайшего гористого хребта и смотрит поверху. Кажется, у них такой способ восприятия: оставаясь на месте телом, сознанием в это время заглянуть вдаль или внутрь. Образ совершенно четкий, я понимаю, что я это там умела делать, но как это объяснить — не знаю.

Оператор: Размышляешь ты по-человечески?

Татьяна: Не совсем, но похоже на это. Внимание у этого существа, то есть у меня, очень быстрое и очень легко перемещается из стороны в сторону, вмещает очень многое в короткий промежуток времени. Я чувствую свою природу ближе к женскому полу, но не совсем так, как это принято у людей.

Оператор: Где ты живешь?

Татьяна: Я, по-моему, нигде не живу. Непонятно… Сплю, свернувшись клубочком, просто на камнях.

 

Татьяна подробно просмотрела несколько дней жизни этого существа, в течение которых оно постепенно поднималось все выше в горы. Назначение этого пути было для нее непонятно, ее словно бы тянула некая неведомая цель – как животных влечет инстинкт, который невозможно преодолеть. В горах этому существу было холодно, но оно упорно шло вперед. И вот наступил некий момент времени, когда путь закончился.

 

Татьяна: Желание идти выше пропало. Я не пойму, что это было – ритуал или что, но… я как-будто что-то получила, чем-то напиталась, что ли. И теперь я иду обратно.

Оператор: То есть мы пропустили этот важный момент? (Да). Тогда давай вернемся обратно на три дня.

Татьяна: Да, почти это время. Я сижу и… просто сижу, просто смотрю вокруг. Из гор что-то исходит, невидимое, и я впитываю его в себя. Я не знаю, что это, я просто чувствую это восходящее «что-то». Излучение, сила какая-то. Я как бы даже вижу, как оно поднимается – его глазами не видно, но какими-то органами восприятия этого существа его видно. Оно выходит из гор, оно идет вверх. Мне почему-то надо было «это» в себя взять. Я пропитываюсь им.

Оператор: Ты чувствуешь себя лучше или…?

Татьяна: По-другому - более сильной.

Оператор: Значит, оно силу придает?

Татьяна: Это какое-то качество непонятное. У меня нет такого сознания, как у человека – я не понимаю, а просто вижу. Даже не столько вижу, сколько чувствую эти образы, - но я не понимаю, что к чему. То, что я впитываю в себя в этом месте – оно дает мне чувство тождества со всем. Я ощущаю себя частью всего. И я несу эту силу с собой, я стараюсь ее в себе сохранить - у меня ощущение (опять же, когда не видимо, но ощущаемо), что в объеме выше головы и ниже груди, вот в этой части тела как будто я несу с собой часть того, что излучалось из гор. Я должна это куда-то донести. Но куда, что, зачем? Не понимаю.

 

И это только небольшой отрывок из необычных воспоминаний Татьяны, но не единственный – продолжение последует дальше. Неудивительно, что ей было очень сложно объяснить характер ощущений того существа, в теле которого она какое-то время назад пребывала, ведь у людей наверняка нет органов чувств, которые позволили бы получить схожие ощущения. Хотя, как после сеанса рассказывала Татьяна, эти необычные ощущения были настолько реальными, что можно было подумать, что она сейчас снова стала «разумным кузнечиком».

Может быть, человеческое тело является настолько универсальным, что способно дать нам возможность посмотреть на мир глазами иных существ, почувствовать жизнь такой, как чувствуют ее они, и осознать этот опыт? Жаль только, что мы пока никак не используем этот бесценный дар, иначе наверняка было бы иным наше отношение к природе во всех ее многообразных проявлениях. Те же, кто на себе испытал, как это - быть Другим – уходили от нас совершенно иными людьми. Они никогда уже не будут жить, как простые потребители земных благ. Такая же метаморфоза произошла со следующим нашим регрессантом.


АНДРЕЙ. «Выползает какая-то хрень, блин…»

 

Отметив свой сорок шестой день рождения, Андрей не мог пожаловаться на свою жизнь. Успешная карьера, хорошая семья, любимая жена, нормальные дети. Все в порядке. Беспокоило лишь какое-то не до конца осознанное любопытство к себе самому. Хотелось что-то о себе узнать – но что, он сам не понимал, потому и решил покопаться в своем прошлом – вдруг что-нибудь откопает? Правда, он рассчитывал посмотреть только текущее воплощение до физического рождения. А то, что увидел, повергло его в шок, а нас заставило в очередной раз глубоко задуматься. Кстати сказать, он ведет абсолютно трезвый образ жизни (это мы сообщаем для тех, кто готов все необычные явления считать следствием одной-единственной причины…)

Поскольку особых задач для регрессионного поиска мы с Андреем не ставили, то решено было отправиться в свободный поиск. Первый образ, который появился перед его закрытыми глазами – образ женщины с рыжеватыми волосами лет тридцати от роду, одетой в сарафан из простой коричневой ткани и разношенные деревенские тапочки. Эта женщина оказалась его женой – конечно, женой в одной из прошлых жизней. Жили они отшельниками в бревенчатом доме, в лесу, с грудным сынишкой Васечкой, недалеко от ближайшей деревни в Смоленской области. Обстановка в доме была очень простая, без излишеств, поэтому оператор предложил Андрею сходить к близлежащему озеру и посмотреться в воду. В зеркале воды отразился длинноволосый бородатый мужик крепкого телосложения (сам Андрей носит короткую стрижку и бреется) в рабочей поношенной одежде и кирзовых сапогах. Поскольку быт смоленского крестьянина и нас, и Андрея, честно говоря, мало интересовал, то оператор предложил Андрею оказаться мысленно в точке времени, отстоящей от настоящего времени на тысячу лет назад, и осмотреться. Последовало такое описание.

 

Андрей: С правой стороны вижу густые лиственные деревья. Очень густой лес, чуть ли не непроходимый. Может быть, это лиственница? Я на склоне горы стою, недалеко от меня, знаю, находится огромная проплешина в этом лесу – место, где нет деревьев. Грунт светлого цвета, и на нем ничего не растет. И еще углубление правильной формы. Если сверху на него смотреть, это похоже на амфитеатр. Многоступенчатая воронка, расширяющаяся кверху и глубокая. Она имеет искусственное происхождение, а не природное. Не пойму, откуда я это знаю, но это так. И в самом ее центре - огромная шахта.

Оператор: А из чего эти ступеньки сделаны, как расположены?

Андрей: Они вырезаны или выбурены из самой породы, которая сама по себе темная и вперемешку с красноватым щебнем, похожим на гранит. Они сверлили эту дырку в земле конусообразным инструментом, который оставлял такие ступенчатые следы. Только это огромная шахта, может быть, метров двадцать в диаметре. И, соответственно, вокруг нее по возрастающему радиусу ступеньки идут с шагом в метр или два.

 

Интересно, что подобные «дыры в земле» - непонятно откуда появившиеся провалы многометровой ширины и глубины – имеются и сейчас, и даже запечатлены на фотографиях. И предположение о естественном карстовом происхождении применимо далеко не для всех таких провалов.

Предложение оператора совершить мысленную прогулку внутрь этой шахты Андрей воспринял с интересом, и этот эксперимент принес результаты. Внизу оказалось озерцо прозрачной воды и некий механизм, сделанный явно из металла («…коробку передач в автомобиле разбирали? Корзину сцепления можете себе представить? Вот типа этого, только гигантское»). Было похоже, что этот механизм завяз в вязком мокром грунте, и его просто бросили. Возник естественный в такой ситуации вопрос – а кем были хозяева этого механизма и для чего его сюда доставили? Оператор предложил Андрею отодвинуться по времени назад на полгода и посмотреть, что изменилось. А изменилось многое. Механизм оказался частью огромного круглого приспособления с острыми выступами на ободе, именно оно вращалось и выбуривало шахту. Андрей подробно описал внешний вид этого приспособления и способ, которым оно приводилось в движение. Потом его внимание привлекло существо, управлявшее процессом. Реакция Андрея на внешний вид этого существа была настолько непосредственной и эмоциональной, что эту часть рассказа стоит привести дословно.

 

Оператор: А кто этим всем управляет?

Андрей: Выползает какая-то хрень, блин… (Он был явно ошарашен увиденным).

Оператор: Какого вида эта хрень?

Андрей: Внешние очертания напоминают кашалота, только более подвижного, вытянутого в длину, и размером поменьше. Кожица у него скользкая, темно-серого цвета. Глаза по бокам расположены, круглые, как у рыбины, но они прикольного цвета - черные с коричневым. Похоже, он меня видит, что ли? Он на мое пришествие среагировал. Но я не чувствую опасности.

 

Кстати, сам Андрей в этот период своего существования выглядел вполне обычно, как пожилой сухощавый человек с длинной бородой. Чтобы увидеть этот образ, пришлось попросить его подойти к небольшой лужице воды и посмотреться в нее. Прием, конечно, несколько условен, но он эффективен и основан вот на чем. Любое живое существо в течение жизни обязательно и многократно видит свое отражение в различных предметах, таких, как вода, отполированный металл, зеркало – не суть важно, где именно. И этот образ запечатлевается в памяти, на каком бы носителе информации эта память ни хранилась. И сохраняется вечно. Прием «посмотрись в зеркало» лишь помогает вызвать из памяти и визуализировать эти образы.

 

Андрей: Такое ощущение, что… это они опять пришли сюда и бурят. Спрашиваю, зачем, и он говорит таким роботизированным голосом: «Это нам нужно для жизни. Мы хотим зайти вглубь вашей планеты…»

Оператор: А сами они откуда?

Андрей: Он так посмеялся в ответ и говорит: «Оттуда же, откуда и ты – с Ориона».

 

Такого поворота темы мы совершенно не ожидали. По образу жизни, интересам и складу личности Андрей никак не напоминал внедренца с «богатым космическим прошлым». Дальнейшие расспросы позволили выяснить подробности этой фантастической картины. На момент времени, который сейчас вспоминал Андрей (напомним, что это было чуть более тысячи земных лет назад), сам он какое-то время уже жил жизнью земного человека. Причем такой выбор – стать человеком – он сделал самостоятельно и добровольно, чем вызвал сожаление у своих соплеменников, обитателей планеты по имени Плерома (такое название настойчиво произносило существо, обнаруженное на дне шахты).

Почему о таком шаге приходилось сожалеть? Дело, видимо, было в принципиально разных уровнях развития земной цивилизации и того сообщества, к которому принадлежал Андрей, будучи коренным, скажем так, плеромианцем или плеромянином, или как там еще они сами себя называли… Это сообщество состояло из высокоразвитых существ, достигших высокого технического развития. В памяти Андрея последовательно всплывали картины старта чем-то похожего на ракету межзвездного аппарата, себя самого, одетого в скафандр («Шлем круглый, спереди стеклянная маска. Скафандр белого цвета, но, конечно, не такой, как у наших космонавтов, скорее, напоминает костюм химзащиты. Еще какие-то ремешки, поясочки, что-то за спиной типа ранца»).

Экспедиции представителей этого сообщества периодически навещали Землю, скажем так, с санитарными целями. Помните фильм «Через тернии к звездам»? Вот примерно такую же миссию выполняли и соплеменники Андрея на Земле. Только объектом очистки была не биосфера нашей планеты, а ее составляющая, которую мы сейчас привычно называем ноосферой, или энергоинформационным полем.

 

Андрей: … слишком много грязной информации… Энергоинформационная очистка.

Оператор: Чистите энергоинформационное поле? Как вы это делаете?

Андрей: А вот как раз этот… как его… за спиной-то был? Рюкзачок специальный, там два таких цилиндрика, включается насос, и он закачивает что-то… Короче говоря, когда смотришь на этот эгрегор, он как облако. И если оно грязное, засоренное, то оно темное, как туча. А когда включаешь вот эту штучку, оно прямо на глазах светлеет.

Оператор: А что изменится после того, как вы очистите его?

Андрей: Ну, людям станет легче дышать. Когда оно загрязнено, то люди живут, как в темном подвале. Это влияет на образ жизни, на мысли. Ну, плохо, короче говоря. Когда это поле мы очищаем, осветляем, тогда становится легче дышать. Как будто на свежий воздух всех вывели из темного подвала.

Оператор: Вы сказали, что Ваша цель – лечить. Кого Вы лечите и от чего?

Андрей: Всех подряд тут надо лечить. Тут все плохие и не понимают, что с ними творится.

Оператор: Все – это кто? Живые существа? (Да.) Они принадлежат к какому-то одному виду, или к разным видам?

Андрей: Вообще все живые существа, которые здесь есть. Это наша разработка, но что-то пошло не так.

Оператор: Допустили ошибку?

Андрей: Может быть.

Оператор: Скажем так, для Вас это привычная работа?

Андрей: Да, это привычная работа.

 

И опять, и снова мы наталкиваемся на проблемы восприятия и передачи информации. Регрессант может в деталях описать и даже нарисовать образы существ и предметов, которые когда-то были для него привычными. Эти образы порой кардинально отличаются от имеющихся у человеческой цивилизации. Понятно, каким образом и для чего их применяли. Но передать технические детали, разъяснить принцип действия он не может, как ни старается. Просто не хватает технических знаний и знаний об устройстве мироздания.

В описанной ситуации интересно еще и вот что. Работа с некоей энергоинформационной составляющей природы в нашем обществе тоже осуществляется, правда, с применением естественных экстрасенсорных способностей отдельных людей и, скорее, на уровне интуиции и ощущений, но не на уровне полного осознания происходящих при такой очистке процессов. Но если бы мы сумели восстановить утраченные знания таких, как Андрей, изобрести и использовать технические приспособления для этой же цели? Может быть, меньше стало бы на планете конфликтов и войн? И, может быть, история Андрея подтолкнет кого-то к изобретению таких «астральных пылесосов»?

В тех случаях, когда человек вспоминает свое «космическое прошлое», всегда интересно, какая же телесная форма была у существа, сознание которого теперь существует рядом с нами в виде простого землянина. Точное описание этих форм и понимание их сущности приходит не сразу. Ведь человек во время сеанса регрессии находится в полном сознании. У него сохраняются все его предрассудки, самый главный из которых, внушенный официальным общечеловеческим мировоззрением: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда!» И это понятно, ведь ни в школе, ни в семье, ни в обществе никто и никогда не говорил, что ты, мол, Вася или Петя, не в первый раз родился на этой голубой планете. Поэтому логический ум человека со всеми его стереотипами поначалу активно сопротивляется, пытается отвергнуть новые непривычные ощущения и образы. И лишь удивительная реальность возникающих ощущений и чувство, что они знакомые и порой до боли родные, постепенно снижают это сопротивление. Подчас оператору приходится задавать большое количество дополнительных вопросов с тем, чтобы помочь человеку обратить внимание на важные детали памяти о своем прежнем биологическом теле. При этом, оператор должен контролировать каждое свое слово, чтобы нечаянно не вызвать ложные ассоциации.

Вот таким же сложным и долгим путем Андрей подходил к пониманию особенностей физического устройства биологического носителя - тела, в котором он некогда участвовал в санитарных экспедициях на Землю.

Оператор: А Вы себя кем ощущаете – землянином или инопланетянином?

Андрей: Нет, не землянином.

Оператор: А кем? Представителем какой общности? Что это за народ, раса?

Андрей: Ну, по ощущениям, вроде, как гуманоиды – человеческая раса, люди.

Оператор: Хорошо, сделаем небольшой мысленный эксперимент. Рядом с Вами появляется зеркало, оно – справа. Вы поворачиваетесь направо, смотритесь в это зеркало и описываете все, что в нем видите.

Андрей: Вижу скафандр со шлемом. Ранец. Оборудование там.

Оператор: Хорошо. Вы пока стоите перед зеркалом. Снимите с себя скафандр. Вот он лежит рядом с Вами, Вы остались без скафандра.

Андрей: … интересно! В зеркале какое-то животное мохнатое, напоминает не то волка, не то медведя. Прямоходящее. Лапы мохнатые. Когти, как у зверей.

Оператор: Как устроена ладонь?

Андрей: Ладонь – есть поверхность ладони. Кожица темная… Пальцев не то пять, не то шесть.

Оператор: Есть ли отстоящие от других пальцы?

Андрей: Нет, они так рядом идут аккуратненько.

Оператор: Большого пальца нет?

Андрей: Он есть, но он так особо не выделяется.

Оператор: Черты лица, форма головы какие?

Андрей: Как и было, не то волчара, не то медведь. Вроде, когда в скафандре был, сквозь маску что-то человеческое проглядывало. Мне казалось, что я человек, да. А вот когда снял, сразу моментально – животное, и ничего другого не вижу.

Оператор: Хорошо. Вы без скафандра. Вы понимаете, насколько для Вас это вредно или, может быть, безболезненно находиться вот именно в той обстановке?

Андрей: Да привычно, не ощущаю никакой опасности, дискомфорта нет. Вот, одеваю скафандр, и снова вижу человеческое лицо.

Оператор: Хорошо, есть у скафандра съемная перчатка? (Есть.) Снимите.

Андрей: Перчатку снимаю – лапа.

 

Ни Андрей, ни мы пока не понимали, с чем связаны эти метаморфозы. Поэтому на некоторое время отложили вопрос о внешнем виде, и оказалось, что не зря. Следующий этап в воспоминаниях Андрея был связан именно с очередной экспедицией на средневековую Землю. А то, что происходило после приземления, позволило ответить и на вопрос о странностях его внешнего вида.

 

Оператор: Были ли Вы раньше на Земле? Вы лично?

Андрей: Такое ощущение, что бывал, да. Причем бывал неоднократно. Вот мы сейчас прилетели, нас тут несколько – я смутно вижу их всех. Отчетливо вижу только спину командира - он идет впереди. И ощущаю себя в человеческом облике. Причем это, как ни странно, все стали людьми.

Оператор: А Вы понимаете, почему все стали людьми?

Андрей: Ну, потому что так положено здесь.

Оператор: Положено быть людьми?

Андрей: Да. Так нужно здесь… А, вот что! Мы принимаем ту форму, которая нужна.

Оператор: Каким образом устроено Ваше тело, что Вы способны менять форму? Что происходит, когда Вы меняете форму?

Андрей: Не знаю даже, что происходит. Просто – раз, и форма появилась.

Оператор: Раз вы можете менять форму, то есть ли у вас какая-то собственная форма, присущая вам изначально? Ваша собственная форма?

Андрей: Наша форма - это свет.

Оператор: Тогда зачем Вам был скафандр на той планете, откуда Вы прилетели?

Андрей: Потому что мы там были в форме животных, и необходим был скафандр, иначе бы эти тела там не выжили.

 

Да, это был интересный поворот темы. Представьте себе, идете вы по улице, навстречу вам идет простой с виду человек, а на самом деле он – это мимикрировавший под форму землянина такой вот пришелец? Но, судя по рассказу Андрея, не далее, как в средневековой Европе вполне могло так быть…

Оператор: В какой момент Вы приняли решение жить здесь, на Земле?

Андрей: Как-то в один прекрасный момент мне просто захотелось здесь остаться. Вот сейчас я явственно ощутил такое желание, что для меня это – родное, я здесь останусь. Мне надоело все это, так сказать, прыжки туда-сюда. Хочу жить, как люди, вот! Это было шагом, не совсем логичным и не совсем правильным, с точки зрения жителя Ориона, потому что все мои товарищи, братья и сестры, они это осудили. Им это не понравилось. С неодобрением, но они сказали: «Живи, как хочешь, это твои проблемы». Предупреждали, что тебе будет тяжело, ну, и так далее.

Оператор: Что Вы сделали для того, чтобы остаться на Земле?

Андрей: Я просто принял форму человека. Я ощутил, что нужно … как это сказать, опуститься прямо до человека.

Оператор: А способность менять форму у Вас осталась?

Андрей: Нет.

Оператор: Как Вы сейчас относитесь к Вашему решению? Насколько правилен был Ваш выбор?

Андрей: Вот у меня сейчас мысль такая: «Выбор всегда правильный, потому что свободную волю никто не отменял».

Оператор: Знаете ли Вы, какой срок Вы хотите прожить на Земле?

Андрей: Я его уже практически прожил.

Оператор: И что планируете дальше?

Андрей: Я планирую вернуться домой.

Оператор: Ваше решение пройти сеанс регрессивного поиска – оно Вам для чего-то нужно? Что оно может изменить в Вас?

Андрей: Скорее, придаст уверенности в дальнейших событиях жизни.

Оператор: Хорошо. Как Вы сейчас себя чувствуете?

Андрей: Прекрасно. Знаете, такое ощущение эйфории.

Оператор: Вы, наверное, не ожидали такого?

Андрей: Честно говоря, не ожидал.

На этом сеанс был закончен. Как обычно, после сеанса состоялась небольшая дополнительная беседа, в которой выяснилось, что увиденные сейчас образы Андрей никогда раньше не видел – ни во снах, ни в детских или взрослых фантазиях, ни в литературе или кинофильмах. Исключением был только один образ – той самой «хрени», которую он обнаружил на дне шахты, он приснилсяему пару месяцев назад. Возможно, Андрей подсознательно уже был готов к тому, чтобы вспомнить свое прошлое, и ему нужен был только небольшой толчок, которым и стала наша с ним встреча.

Возможно, наша встреча была не последней, и нам еще удастся узнать, каков был социальный строй в той цивилизации, к которой он некогда принадлежал, какова ее роль в истории нашей планеты, и какие еще разумные (или просто живые) сообщества приходилось им встречать в космосе.

А что наблюдение цивилизаций друг за другом имеет место быть, тому только в нашей практике есть еще несколько подтверждений. Взять хотя бы воспоминания Татьяны о «разумном кузнечике». В один из моментов своих блужданий по горам это существо заметило явно техногенный предмет цилиндрической формы, сделанный, судя по блеску и цвету, из металла. Предмет этот не имел отношения к привычному для «кузнечика» миру и никогда до этого ему не встречался. У «кузнечика» появилось ощущение, что из предмета за ним наблюдают, но он, так ничего и не поняв, просто ускакал дальше.

Или такой рассказ, сделанный буквально на бегу. Рассказчица – совсем юная девушка, начинающий юрист, у которой на уме, кроме любви и карьеры, ничего пока и не было. Она явственно и четко увидела себя в «летающей тарелке» в компании еще нескольких таких же, как она, людей. Да, это были люди – красивые, хорошо сложенные, - но люди не с Земли. Приборы, находящиеся в этом корабле, были ей досконально известны, она великолепно понимала их назначение. Оператор попросил описать одежду. Рассказчица с закрытыми глазами осмотрела себя так, как если бы глаза были открыты, то есть она ощущала себя так, как если бы именно в это время была той самой инопланетянкой. И даже показала рукой на свою одежду – вот, мол, на мне скафандр, он серебристый, но материал – не ткань, а цельнолитое полотно, выполняющее защитную функцию для тела. Потом она показала рукой на приборы, встроенные в скафандр.

Сидя на стульчике в небольшой комнатушке служебного офиса, это юное создание рассказывало, как она – та, кем эта девушка себя в этот момент времени ощущала – укладывалась в спускаемую капсулу. В прозрачном куполе капсулы отражались помигивающие огоньки приборов. Капсула покинула пределы дисковидного летательного аппарата и стала снижаться. Девушка ощутила вибрацию капсулы - она проходила плотные слои атмосферы той планеты, за которой велось наблюдение.

Следующая картина, которая возникла перед ее мысленным взором (несмотря на это, образы были яркие и четкие) – она стоит на каком-то небольшом утесе, а внизу – грандиозное пожарище, остатки планетарной катастрофы. Местами еще пылают лавовые языки. Все выжжено. Зачем же она прилетела сюда? Нужно было посмотреть, остались ли живые – но нет, никто не выжил. Где находилась погибшая планета? Что было причиной катастрофы? Какое отношение к ней имели люди в «летающей тарелке»? Что ее саму занесло потом на Землю? Тогда ответ на эти вопросы получить не удалось – слишком мало было времени на беседу. А потом следы этой девушки затерялись…




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.142.91 (0.024 с.)