Понятие преступления по международному уголовному праву.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие преступления по международному уголовному праву.



 

Международное уголовное право включает две группы преступлений:

- международные преступления или преступления против мира и безопасности человечества;

- преступления международного характера или конвенционные преступления.

Впервые понятие преступлений против мира и безопасности человечества появилось с поручением Генеральной Ассамблеи ООН Комиссии международного права составить проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. До этого времени в международной практике и научной литературе использовались термины «международные преступления», «преступления по международному уголовному праву», «преступления международного характера», «международные уголовные преступления».

Преступлениями против мира и безопасности человечества признаются посягательства на основы мирового сообщества, на мир, мирное сосуществование между народами и государствами, безопасные условия существования всего человечества. Эти преступления ряд ученых также называют международными преступлениями в собственном смысле слова (И. И. Карпец, В. П. Панов, Н. Ф. Кузнецова). А. В. Наумов и И. И. Лукашук обозначают их как преступления по общему международному праву. Суть этих преступлений состоит в том, что они являются серьезными нарушениями, посягающими на мир, добрососедство и безопасность человечества. Указанные преступления предусматриваются международными конвенциями и соглашениями.

В международных преступлениях не получил окончательного решения вопрос о его субъекте. Отечественная доктрина уголовного права исходит из того, что субъектами преступлений, в том числе и международных, могут быть только физические лица. Считается, что нельзя говорить об уголовной ответственности государств. Ответственность государств может быть, но не уголовная[55].

В международном уголовном праве в настоящее время считается, что за преступления против мира и безопасности человечества уголовную ответственность несут физические лица. Это обстоятельство постоянно подчеркивается в международных документах. Так, в Уставе Международного трибунала по бывшей Югославии закреплена личная уголовная ответственность (ст. 7). Римский Статут Международного уголовного суда устанавливает, что Суд обладает юрисдикцией в отношении физических лиц (ст. 25). На Нюрнбергском процессе также шла речь об уголовной ответственности физического лица.

За международные преступления личная ответственность наступает по международному уголовному праву независимо от того, признано ли такое деяние преступлением по национальному уголовному праву или нет. Это обстоятельство было отмечено в Уставе Нюрнбергского военного трибунала.

За одно и то же международное преступление наступает уголовная ответственность физического лица и международно-правовая ответственность государства. В Статуте Международного уголовного суда подчеркивается, что уголовная ответственность лица за преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, не влияет на ответственность государств по международному праву (ст. 25).

Доктрина международной уголовной ответственности государства имела сторонников в прошлом (В. Пелла, Г. Доннедье де Вабр), есть ее сторонники и в настоящее время (Ф. Малекян). Профессор Ю. Решетов, говоря о прерогативе Международного уголовного суда по установлению персональной ответственности, высказывается за то, что «путем создания соответствующей юридической процедуры материалы этого суда должны создавать основания и для того, чтобы поставить вопрос о криминальной ответственности государства, которой сегодня не существует. Необходимо предусмотреть в присущих международному праву формах нормы об уголовной ответственности соответствующего государства»[56]. Однако американские юристы Ш. Бассиуни и К. Блейксли полагают, что в современном мире в силу политических причин еще не время для обсуждения вопроса об установлении уголовной ответственности государств.[57]


Комиссия международного права уже поднимала вопрос о международной уголовной ответственности государств. В 1983 г., работая над проектом Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, Комиссия обратилась в Генеральную Ассамблею ООН с просьбой уточнить, может ли быть государство субъектом международной уголовной ответственности вследствие политического характера этой проблемы[58]. И Комиссия международного права пришла к выводу, что необходимо установить персональную уголовную ответственность за международные преступления, что, однако, не является препятствием к рассмотрению в будущем вопроса об уголовной ответственности государства. В настоящее время для государств не предусмотрена уголовная ответственность за международные преступления, для них установлена международно-правовая ответственность.

Как отмечалось, за международные преступления возможно одновременное наступление уголовной ответственности физического лица и международно-правовой ответственности государства. Следует подчеркнуть, что государство может быть субъектом исключительно преступлений против мира и безопасности человечества. В соответствии с доктриной международного уголовного права государство не может быть субъектом преступлений международного характера.

Связь международного преступления с деятельностью государства рассматривается как отличительный признак международного преступления от преступления международного характера. Однако это отличие не является универсальным.

В УК РФ к числу международных преступлений отнесено наемничество - ст. 359. Но за наемниками могут стоять не только государства, а общественные движения, партии, частные лица. Из-за того, что нет связи в указанных случаях наемничества с государством, преступление не перестает быть посягательством против мира и безопасности человечества. То же самое можно сказать и о разработке, производстве, накоплении, приобретении или сбыте оружия массового поражения - ст. 355 УК РФ.

За международные преступления возможна уголовная ответственность юридических лиц.

В международном уголовном праве допускается уголовная ответственность юридического лица в случае, когда внутреннее право страны предусматривает такую ответственность. Так, еще Стокгольмской декларацией Конференции Организации Объединенных Наций по окружающей среде 1972 г. отмечалась необходимость в целях сохранения благоприятной для человека окружающей среды признания ответственности со стороны граждан и обществ, а также со стороны предприятий и учреждений на всех уровнях.[59]

Уголовная ответственность юридического лица предусмотрена Международной Конвенцией о борьбе с финансированием терроризма 1999 г.:

1. Каждое государство-участник в соответствии с принципами своего внутреннего права принимает необходимые меры для того, чтобы можно было привлечь юридическое лицо, находящееся на его территории или учрежденное по его законам, к ответственности в случае совершения физическим лицом, ответственным за управление этим юридическим лицом, или контроль за ним, которое выступает в своем официальном качестве, преступления, указанного в ст. 2. Такая ответственность может носить уголовный, гражданский или административный характер.


Загрузка...

2. Такая ответственность наступает без ущерба для уголовной ответственности физических лиц, совершивших эти преступления.

3. Каждое государство-участник обеспечивает, в частности, чтобы к юридическим лицам, несущим ответственность согласно п. 1, применялись эффективные, соразмерные и действенные уголовные, гражданско-правовые или административные санкции, в том числе и финансовые санкции (ст. 5).

В конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. об ответственности юридических лиц сказано следующее:

1. Каждое государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в серьезных преступлениях, к которым причастна организованная преступная группа, и за преступления, признанные таковыми в соответствии со ст. 5, 6, 8 и 23 настоящей Конвенции.

2. При условии соблюдения правовых принципов государства-участника ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной.

3. Возложение такой ответственности не наносит ущерба уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления.

4. Каждое государство-участник, в частности, обеспечивает применение в отношении юридических лиц, привлекаемых к ответственности в соответствии с настоящей статьей, эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие уголовных или неуголовных санкций, включая денежные санкции (ст. 10).

В настоящее время уголовную ответственность корпораций признают многие государства системы общего права. Предусмотрена уголовная ответственность за ряд преступлений в США, Великобритании, Австралии, Канады, суды которых неоднократно осуждали юридических лиц за совершенные ими преступления.

В ряде стран европейско-континентальной системы права также устанавливается ответственность корпораций. Уголовное законодательство Голландии (ст. 51), Дании (глава 5 УК), Франции и другие закрепляют уголовную ответственность юридического лица. В этом же направлении развивается уголовное право других европейских, а также азиатских государств (Германия, Италия, Япония, Китай). Представляется, что и в уголовном праве Российской Федерации следует предусмотреть уголовную ответственность юридических ниц как частных фирм, так и государственных и муниципальных предприятий, организаций за совершение ряда преступлений таких, например, как экологические, экономические и некоторые другие.

В определенной степени начало в вопросе установления ответственности юридического лица по законодательству российской Федерации положено Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности» 2002 г. В соответствии с этим законом экстремистская организация - это общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

К экстремистской деятельности (экстремизму) законом отнесены:

1) деятельность общественных и религиозных объединений либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

– насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

– подрыв безопасности российской Федерации;

– захват или присвоение властных полномочий;

– создание незаконных вооруженных формирований;

– осуществление террористической деятельности;

– возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

– унижение национального достоинства;

– осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

– пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

2) пропаганда и публичная демонстрация нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

3) публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;

4) финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств.

Законом предусмотрено, что создание и деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности, запрещаются в Российской Федерации.

Если общественное или религиозное объединение либо иная организация или их структурное подразделение осуществило экстремистскую деятельность, повлекшую нарушение прав и свобод человека, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающую реальную угрозу причинения такого вреда, то соответствующее общественное или религиозное объединение либо иная организация могут быть ликвидированы, а деятельность соответствующего общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, запрещена по решению суда на основании заявления Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему соответствующего прокурора либо, в предусмотренных законом случаях, - заявления федерального органа юстиции или его соответствующего территориального органа.

В случае принятия судом решения о ликвидации общественного или религиозного объединения подлежат ликвидации также их региональные и другие структурные подразделения.

Подготовка, организация, попытка совершения и совершение любого вида экстремистской деятельности в соответствии с указанным законом могут привести к ликвидации организации, признанной экстремистской. Хотя названным законом и не установлена уголовная ответственность экстремистской организации, однако вынесение судом решения о ликвидации такой организации представляет собой одну из санкций, рекомендованных к применению за совершение преступления юридическим лицом международно-правовыми нормами.

В феврале 2003 г. в Верховный Суд Российской Федерации поступило заявление о признании террористическими ряда организаций с целью вынесения судом решения о ликвидации либо запрете соответствующих организаций при признании их террористическими.

На IX (Каир, 1995 г.) и Х (Вена, 2000 г.) Конгрессах Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями вопросам уголовной ответственности юридических лиц уделялось немало внимания. Многие государства выступили в поддержку введения корпоративной уголовной ответственности в странах, где ее еще нет, в целях предотвращения нанесения ущерба окружающей среде предприятиями и муниципальными властями. Рассматривались и возможные наказания за такие преступления юридических лиц:

– крупные штрафы;

– роспуск или закрытие организаций-нарушителей;

– отказ от заключения с ними контрактов на выполнение финансируемых государством работ;

– введение судебного надзора;

– ограничение деятельности организации;

– конфискация товаров или оборудования, связанных с преступлением;

– обнародование судебного решения в отношении корпораций нарушителей.

При этом уголовная ответственность юридического лица не означала бы освобождения виновных лиц от личной уголовной ответственности.

Таким образом, по международному уголовному праву за преступление может наступить международная ответственность государства, уголовная ответственность юридического лица, а также уголовная ответственность физического лица. При привлечении к уголовной ответственности физических лиц, являющихся должностными лицами, возникает вопрос об иммунитетах и привилегиях, которыми должностные лица наделены согласно международному и национальному праву.

Как уже отмечалось, иммунитеты должностных лиц государства, в том числе глав и других высших должностных лиц государств, предусматриваются международными конвенциями. В числе их можно назвать

– Конвенцию о специальных миссиях 1969 г.,

– Конвенцию о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г.,

– Венскую Конвенцию о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 г. и др.

В конвенциях устанавливается иммунитет высших должностных лиц от уголовной юрисдикции государства пребывания. Одновременно предусматривается, что иммунитет от уголовной юрисдикции принимающей Стороны не освобождает лицо от уголовной юрисдикции своего национального государства (ст. 31 Конвенции о специальных миссиях 1969 г.; ст. 3 Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г.).

В соответствии с общим правилом национального права глава государства обладает иммунитетом от уголовной юрисдикции во время нахождения в должности. Вопрос об уголовной ответственности главы государства возможен только после осуществления особой процедуры отстранения его от должности (импичмента).

После ухода с поста главы государства вопрос об иммунитете эксглавы страны решается в национальном праве по-разному. Общим правилом является отсутствие иммунитета бывшего главы государства от уголовной юрисдикции за особо тяжкие преступления, совершенные во время пребывания в должности. Этот важнейший принцип международного уголовного права был воспринят многими государствами мира, привлекшими к уголовной ответственности за коррупцию и другие преступления собственных бывших глав государств и других высших должностных лиц.

В международном праве иммунитет от уголовной юрисдикции главы государства во время пребывания в должности не признается в отношении преступлений против мира и безопасности человечества.

В мае 1999 г. Главный обвинитель Трибунала по Югославии Луиза Арбур обратилась к судье Трибунала Давиду Антонию Ханту за подписью под обвинением и санкцией на арест Слободана Милошевича - Президента Югославии, Милана Милутиновича - Президента Сербии, Николы Саиновича - зам. премьер-министра Югославии, генерал-полковника Драголюба Ойданича, возглавляющего Вооруженные силы сербов в Косово, и Владко Стойильковича министра внутренних дел Сербии, командующего полицейскими силами, за совершение преступлений геноцида, преступлений против человечности, военные преступления. Через несколько дней это обвинение вступило в силу.

В международной практике государств имеются примеры, хотя и немногочисленные, выдачи бывших глав государств для привлечения к уголовной ответственности за преступления против мира и безопасности человечества, совершенные в период пребывания лица в должности главы государства. В Статуте Международного уголовного суда закреплено, что должностное положение главы государства или правительства, члена правительства или парламента, избранного представителя или должностного лица правительства ни в коем случае не освобождает лицо от уголовной ответственности согласно настоящему Статуту и не является само по себе основанием для смягчения приговора.

Иммунитеты или специальные процессуальные нормы, которые могут быть связаны с должностным положением лица, будь то согласно национальному или международному праву, не должны препятствовать осуществлению Судом его юрисдикции в отношении такого лица (ст. 27).

Большинство международных преступлений предусматривается уголовным законодательством РФ. При этом некоторые нормы о преступлениях инкорпорированы в УК РФ почти дословно (за исключением наказания). Это касается норм о разработке, производстве, накоплении, приобретении или сбыте оружия массового поражения, наемничестве. Другие нормы содержат только отдельные предписания, предусмотренные международными конвенциями. К ним можно отнести ст. 360 УК РФ о нападении на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой.

В национальной доктрине международного уголовного права считается, что пока норма международного права о преступлении не включена во внутреннее уголовное законодательство, до тех пор она непосредственно применяться не может[60].

В соответствии со Статутом Международного уголовного суда к преступлениям против человечности отнесено преследование[61] любой идентифицируемой группы или общности по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, гендерным или другим мотивам, которые повсеместно признаны недопустимыми согласно международному праву в связи с любыми деяниями, указанными в пункте о преступлениях против человечности, или любыми преступлениями, подпадающими под юрисдикцию Суда. Однако аналога этой нормы УК РФ не содержит, что не позволяет в должной мере оценить ряд неправомерных актов.

Начало третьего тысячелетия в Российской Федерации ознаменовалось увеличением бесчинств, расправ скинхедов над лицами определенных этнических групп и гражданства. Скинхеды совершали налеты на торговцев, представителей «кавказской национальности» на рынке в Ясенево г. Москвы, на выходцев из Бангладеш, африканских государств и других в московском торговом центре в Царицыно и т. п. В МИД РФ неоднократно поступали заявления от дипломатических представительств государств (в том числе европейских) о преследовании и нападениях на их сотрудников, являющихся гражданами их государств, происхождением из Азии, Африки, Латинской Америки, с просьбой обеспечить безопасность этих лиц для работы и проживания в российской столице.

Правоохранительными органами столицы в лучшем случае возбуждались уголовные дела по факту убийства из хулиганских побуждений, а также хулиганства. Однако подобные нападения далеко выходят за пределы рядового хулиганства. Не секрет, что в столице и других городах Российской Федерации происходит «преследование» людей по этническому признаку: избиение, издевательство, оскорбление, причинение вреда здоровью вплоть до убийства. Фактически здесь усматриваются признаки преследования не отдельных лиц, а идентифицируемой группы, отнесенного указанным Статутом к преступлениям против человечности. Но поскольку такой нормы о международном преступлении УК РФ не содержит, то в принципе официально даже и не поднимался вопрос о преступлении против мира и безопасности человечества. В отдельных лишь средствах массовой информации в связи с такого рода инцидентами 06суждается вопрос о рождении и развитии русского фашизма.

В этом вопросе заслуживает внимания законодательный опыт Узбекистана. Статья 156 гл. VIII «Преступления против мира и безопасности человечества» УК Республики Узбекистан закрепляет уголовную ответственность за «возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды». Она предусматривает наказание в виде лишения свободы от 5 до 10 лет за «умышленные действия, унижающие национальную честь и достоинство, оскорбляющие чувства граждан в связи с их религиозным или атеистическим убеждением, совершенные с целью возбуждения вражды, нетерпимости или розни к группам населения по национальным, расовым, этническим или религиозным признакам, а равно прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ в зависимости от их национальной, расовой, этнической принадлежности или отношения к религии, совершенные:

а) способом, опасным для жизни других лиц;

б) причинением тяжких телесных повреждений;

в) насильственным выселением граждан с мест их постоянного проживания;

г) ответственным должностным лицом;

д) по предварительному сговору или группой лиц».

Преступления международного характера в сравнении с международными являются менее общественно опасными деяниями, посягают на отношения по международному сотрудничеству государств в различных областях: социально-культурной, экономической, экологической, предпринимательской, научно-исследовательской, военно-технической, в сфере правового сотрудничества и т. п., обеспечению основных прав и свобод личности, нормальной деятельности организаций и учреждений. Различать преступления следует по объекту посягательства. Международные - как преступления против мира и безопасности человечества - посягают именно на мир между народами, государствами и основы безопасности всего человечества.

Современное международное уголовное право предусматривает значительное число преступлений международного характера. К ним относятся: работорговля; торговля людьми; нелегальная иммиграция и эмиграция; угон воздушного судна; легализация денежных средств, полученных преступным путем; контрабанда; изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг; незаконный оборот наркотиков; незаконное распространение порнографических материалов и др.

Единой систематизации преступлений в международном уголовном праве на настоящий момент нет. Можно только констатировать, что во втором Проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества кодифицированы 5 международных преступлений:

– агрессия;

– военные преступления (в том числе и причинение обширного, долговременного и серьезного ущерба природной среде);

– геноцид;

– преступления против человечества;

– преступления против персонала ООН и связанного с ней персонала.

В соответствии со Статутом юрисдикция Международного уголовного суда распространяется на серьезнейшие преступления, к числу которых отнесены четыре из вышеназванных, за исключением последнего (преступления против персонала ООН и связанного с ней персонала).

События первых лет нового тысячелетия несомненно повлияют на классификацию международных преступлений. Думается, что сегодня нет оснований не относить к международным преступлениям против мира и безопасности человечества международный терроризм.

На настоящий момент имеется, хотя и не окончательная, но вполне определенная систематизация исключительно международных преступлений. Единой классификации преступлений международного характера до сих пор нет. В мире имеется несколько сот международных конвенций разного уровня, содержащих определения преступлений международного характера.

Очевидно, что в современных условиях сближения правовых систем мира, консолидации мер борьбы с преступностью в глобальном масштабе, увеличивающемся объеме мер и действий по оказанию взаимной помощи и содействия между государствами в предупреждении, пресечении преступлений, привлечении виновных к уголовной ответственности и исполнении наказания возникли основания для разработки Международного Уголовного кодекса, в котором были бы представлены положения как Общей, так и Особенной частей аналогично национальным кодексам. При этом Особенная часть этого Кодекса должна была бы состоять из преступлений против мира и безопасности человечества и преступлений международного характера. Представляется, что подготовка такого Кодекса - вопрос не столь далекого будущего[62].

Преступления международного характера в литературе называют еще конвенционными. В принципе не возражая против такого наименования, можно только отметить, что источником определения международных преступлений также являются международные конвенции. Поэтому утрачивается какое-либо различие между конвенционными и международными преступлениями по этому признаку.

Преступления международного характера посягают на права и свободы человека, нормальную деятельность организаций, учреждений, затрагивающих интересы нескольких государств. Очевидно, в силу последнего для определения преступлений международного характера иногда используются термины транснациональные, трансграничные преступления.

Понятие транснационального преступления дано в Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г.

Преступление носит транснациональный характер, если:

а) оно совершено в более чем одном государстве;

б) оно совершено в одном государстве, но существенная часть его подготовки, планирования, руководства или контроля имеет место в другом государстве;

в) оно совершено в одном государстве, но при участии организованной преступной группы, которая осуществляет преступную деятельность в более чем одном государстве; или

г) оно совершено в одном государстве, но его существенные последствия имеют место в другом государстве (ст. 3).

Как видно из определения, транснациональное преступление, строго говоря, не обязательно будет относиться к преступлениям международного характера. Оно может быть и обычным уголовным преступлением, более того, оно может быть и преступлением против мира и безопасности человечества. Убийство супруга, совершенное по найму киллером на территории иностранного государства, можно рассматривать как транснациональное. К транснациональному следует отнести и долговременный, серьезный ущерб окружающей природной среде, причиненный на территории сопредельных государств. А это преступление вторым проектом Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, ст. 8 Римского Статута Международного уголовного суда отнесено к военным преступлениям. В связи с этим термин «транснациональный» не отражает специфики преступлений международного характера и поэтому, представляется, не может быть использован как синоним преступлений международного характера.

Конвенциями о трансграничных деяниях, например Женевской Конвенцией о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния 1979 г., Базельской Конвенцией о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением 1989 г. под «трансграничным» понимается любое действие, затрагивающее национальную юрисдикцию по крайней мере двух государств.

«Трансграничная перевозка» означает любое перемещение опасных или других отходов из района, находящегося под национальной юрисдикцией одного государства, в район или через район, находящийся под национальной юрисдикцией другого государства, либо в район или через район, не находящийся под национальной юрисдикцией какого-либо государства, при условии, что такая перевозка затрагивает по крайней мере два государства (ст. 2 Конвенции о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением). Таким образом, понятие «трансграничный» также не отражает особенностей преступления международного характера.

По-видимому, термины «транснациональный», «трансграничный» - скорее собирательные термины для всех преступлений, совершаемых на территории или затрагивающих интересы двух и более государств. Вопрос о толковании этих терминов является спорным[63].

С учетом изложенного вторую группу преступлений международного уголовного права предпочтительнее именовать преступлениями международного характера, а также в силу традиции конвенционным и.

Преступления по международному уголовному праву не ограничиваются только международными преступлениями и преступлениями международного характера.

Выше уже рассматривалось, что международные преступления - это преступления против мира и безопасности человечества, а преступления международного характера - это посягательства на отношения сотрудничества государств в различных сферах.

Преступление по международному уголовному праву включает в себя:

а) международное преступление,

б) преступление международного характера,

в) любое другое преступление, при решении вопросов о преступности и наказуемости которого необходимо использовать нормы международного уголовного права. Например, совершается преступление главой официальной правительственной делегации на территории другого государства, при этом глава пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции государства места совершения преступления. Здесь вопрос о преступности деяния, совершенного главой официальной миссии, решается с учетом действия принципа специальной миссии, т. е. норм международного уголовного права. Транснациональное преступление, к примеру, - это преступление по международному уголовному праву, но оно может быть и международным, и преступлением международного характера, и «обычным» уголовным преступлением (кражей, мошенничеством, нанесением тяжкого вреда здоровью лица и т. п.).

В международном уголовном праве особое внимание уделяется ответственности командиров и других начальников. Так, в Статуте Международного уголовного суда 1998 г. предусматривается:

а) военный командир или лицо, эффективно действующее в качестве военного командира, подлежит уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда, совершенные силами, находящимися под его командованием и контролем, в результате неосуществления им контроля надлежащим образом над такими силами, когда:

– такой военный командир или лицо либо знало, либо, в сложившихся на тот момент обстоятельствах, должно было знать, что эти силы совершали или намеревались совершить такие преступления; и

– такой военный командир или такое лицо не приняло всех необходимых и разумных мер в рамках его полномочий для предотвращения или пресечения их совершения либо для передачи данного вопроса в компетентные органы для расследования и уголовного преследования.

Аналогичная уголовная ответственность наступает и для любого другого начальника за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда, совершенные подчиненными, находящимися под его эффективной властью и контролем, в результате неосуществления им контроля надлежащим образом над такими подчиненными, когда:

а) начальник либо знал, либо сознательно проигнорировал информацию, которая явно указывала на то, что подчиненные совершали или намеревались совершить такие преступления;

б) преступления затрагивали деятельность, подпадающую под эффективную ответственность и контроль начальника; и

в) начальник не принял всех необходимых и разумных мер в рамках его полномочий для предотвращения или пресечения их совершения либо для передачи данного вопроса в компетентные органы для расследования и уголовного преследования (ст. 28)[64].

Ряд преступлений по международному уголовному праву может совершаться специальным субъектом. Характерен специальный субъект для коррупционных преступлений. С коррупцией связаны многие процессы последних лет в разных странах мира, где фигурируют высшие должностные лица государства. В коррупции обвинялся бывший Президент Индонезии Сухатра, присвоивший миллиарды долларов, китайские правительственные чиновники, поднимался скандал в связи с коррупцией в отношении Президента Филиппин Д'Эстрады, был осужден за получение взяток бывший Президент Республики Корея Чон ду Хван.[65]

Пристальное внимание проблемам коррумпированности уделяют последние Конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, особенно VIII Конгресс в Гаване (1990 г.), IX Конгресс в Каире (1995 г.) и Х в Вене (2000 г.).

Борьбе с коррупцией посвящены Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г., Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г.

В Российской Федерации на борьбу с коррупцией направлены, в частности, нормы о получении взятки (ст. 290 УК), коммерческом подкупе (ст. 204 УК). Однако реальное применение этих норм права не отличается последовательностью.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.33.139 (0.024 с.)