Особняк герцога Эйбрамсона. Комната Кэтрин.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особняк герцога Эйбрамсона. Комната Кэтрин.



Я сидела перед зеркалом и смотрела, как Маргарет меня причёсывает. Девушка мне нравилась. Она была молчаливой, скромной и вечно краснеющей. Я видела в ней себя, прошлую. Мэгги была невысокого роста, слегка полноватой,но это ничуть не портило, ее главным достоинством были её добрые и умные глаза. Она провела щеткой по волосам в последний раз и отложила её.

- Что предпочитаете, леди Кэтрин? Локоны? Прическу - ракушку? Или косы? Можно сделать колосок и зачесать наверх,- начала предлагать Мэгги, нервно теребя мои волосы. Я улыбнулась.

- А что мне больше подойдёт?- спросила её. Мне было всё равно, как причешут. Я иду на пир к дьяволу и внешний вид - последнее, что волнует меня в сию минуту.

- Косы. Они так Вам идут,- смело предложила девушка,- можно сделать несколько прядей, выбивающихся из причёски.

- Хорошо. Приступай,- пожала плечами,- я полностью полагаюсь на твой вкус.

Девушка снова взяла щётку и стала ворожить над моей головой. Я смотрела на отражение и видела девушку с пустыми затравленными глазами. Лицо не красили, ни глаза, ни длинные волосы, ни высокие скулы. Закрыла глаза. Что толку думать об этом снова и снова. Не приведёт ни к чему, лишь побередит рану и всё.

Когда Мэгги закончила, я взглянула на причёску. Действительно, красиво. Тонко и изящно. Толстая коса обволакивала голову колосом. В волосы были вставлены несколько цветов в тон платью. Две тонкие пряди, завиваясь, были выпущены на свободу у висков.

- Прекрасно, просто изумительно,- я поблагодарила служанку,- смотрится и просто и изыскано. Где ты научилась?

Мэгги залилась румянцем.

- На младшей сестрёнке. У неё волосы длиннее, чем Ваши и приходится каждый раз ими заниматься. Мне это в радость. Я люблю волосы и что-то делать из них. Это, как искусство.

- Да, хорошо, когда в жизни есть увлечение,- с тоской произнесла я. – Ладно, Мэгги, ты можешь идти.

- Но как же платье? Корсет? Юбки?

Я поджала губы. Обычно я носила платья без корсетов и справлялась с одеванием сама. Но не сегодня.

- Хорошо,- согласилась я с девушкой.

Мэгги достала полупрозрачную рубашку. Я сняла пеньюар и обнажила плечи. На спине были видны шрамы, и я слышала, как Мэгги почти бесшумно выдохнула, заметив их.

Девушка подошла ко мне. Я нагнулась и просунула голову и руки в отверстия. Примерно через три четверти часа меня одели. Я стояла и чувствовала, как грудь вздымается под натиском стянутого корсета.

- Вы восхитительны, госпожа! – воскликнула Мэгги,- давайте, я Вас подушу.

- Не стоит, - отмахнулась я. Духи были редкими, подарком Ника в ту пору, когда я ещё могла не ощущать половину запахов. Но сейчас мне от ядреного аромата становилось дурно. Наверное, поэтому я хранила их. Чтобы при случае они слегка затмевали боль или уносили мысли в другую сторону.

Я посмотрела на себя в полный рост. Усмехнулась.

Роберту должно понравиться. Бледно-розовое платье с жемчугом и цветами мне шло, как ничто другое. Красиво. Изящно. И слишком мило. Я сказала бы, даже невинно. Квадратный вырез выставлял напоказ полушария груди и это единственное, что мне не нравилось в этом платье. Я чувствовала себя не красивой, а грязной и использованной. Холодно улыбнулась изображению.

- Благодарю, Мэгги. Ступай.

Девушка поклонилась и тихо вышла из комнаты.

Интересно, а Эдвард успел до неё добраться? Я коснулась причёски и отдёрнула руку. Нужно идти. Не хотелось, но ОН заставит. Так или иначе. Я не могла объяснить то, что подчинялась ему беспрекословно. Он говорил – я делала. Почему бы просто не вырубить его, оглушить чем-то и сбежать подальше от этого монстра? Много раз я говорила с Ником на эту тему. Брат отговаривал меня от этого шага. Говорил, что не получится, что отец отыщет меня и будет в сто раз хуже. Куда уж хуже? Факт остаётся в том, что я не могу противиться его приказам. Если не выполняю, что что-то сжимается внутри и вызывает боль. Не телесную, душевную. Роберт назвал её Связью. Он мало говорил про это, а я не решалась спросить. Он не слишком любит вопросы на подобную тему и злится, когда я начинаю выведывать.

Я провела рукой по атласной ткани, выпрямила плечи, подняла подбородок, нацепила на лицо участливую улыбку и приготовилась к нечто ужасному. Ибо папочка по-другому и не может.

Спускаясь по лестнице, я слышала голоса, оркестр и звон бокалов. Все выглядели, как полагается: немногочисленные дамы были в откровенных платьях и я подозревала, что это были обычные шлюхи. Мужчины любят шлюх, гораздо больше жён или невест. Мужчины же ничем особым друг от друга не отличались. Я мало заостряла внимание на их одеянии. Но глаза их поедали доступных красавиц.

- Вот и моя дочь, леди Кэтрин! – неожиданно посмотрела на право, и увидела у лестницы отца. Казалось, он помолодел лет на пять. Меня это начинало беспокоить.

Я медленно спустилась и встала рядом. Гости стали поочерёдно подходить к нам и выказывать своё почтения. Я чуть не фыркнула вслух, наблюдая за ними.

- Рад с Вами познакомится, леди Эймрамсон. Роберт, она воистину прекрасна, как Вы и говорили,- мужчина взял мою левую руку и коснулся её холодными губами. Я внимательно окинула его взглядом. Было и так понятно, что это и есть тот, с кем хотел познакомить меня отец. Вампир или что-то ещё. Не человек точно.

Красивый, статный, устрашающий. Длинные волосы цвета осенней листвы ниспадали на плечи волнистым каскадом. Зелёные хищные глаза прищурено рассматривали мою фигуру. Тонкие губы растянулись в жёсткой улыбке, а серьга в левом ухе блестела на свету. Мужчина не был могуч, но его аура заставляла трепетать. Высокий, он был выше Роберта на две головы, и он прекрасно смотрелся в красном камзоле с золотой отделкой.

- Не скажу, что рада, милорд,- потянула я, кланяясь.

- Кэтрин, что за манеры,- недовольно проговорил Роберт,- это почётный гость этого дома. Уважай, будь добра.

Я сдержала едкое замечание, но ядовитость так и читалась в моих глазах. Я надеялась на это.

- Прошу прощения, Ваше Сиятельство. Конечно же, я безумно рада видеть у нас такую высокопоставленную особу. Надеюсь, Вам понравится особняк и те апартаменты, которые Вам выделены,- прощебетала я,- если хотите, могу с утра показать Вам окрестности.

- Дочка, Лорд Раквуэй не может с тобой пойти покататься на лошадях. К слову, и ты тоже.

Стиснула зубы. Конечно, не может. Аллергия на солнце. Сделаю вид, что не знаю кто он. Да и это знание ничего мне не даст толком. Видно, что этот вампир на стороне Роберта. Ничего хорошего от него ждать не следует.

- Леди Эймрамсон, позвольте, приглашу Вас на танец,- молодой мужчина весьма приятной наружности вклинился между Робертом и лордом Раквуэем.

Лучше он, чем этот упырь. Я ожидающе посмотрела на герцога. Тот кивнул в знак согласия.

Поклонилась и протянула руку молодому человеку. Мы вышли в центр зала и стали танцевать вальс.

- Меня зовут Ричард, леди Кэтрин. Я сын графа Пэриша.

- Приятно познакомится,- наклонила голову. Его имя мне ничего не дало. От мужчины пахло ванилью и вином. Я смотрела на его шею и думала о том, что было бы прекрасно её прокусить и попробовать ваниль на вкус. Сглотнула. Отвернулась. Нужно сконцентрироваться на чём-то.

- Вероятно, для Вашего отца великое счастье найти дочь. Одну он потерял и сейчас, наверное, опекает Вас,- с улыбкой произнёс Ричард. Да, уж опекает… Скорее, как трофей. Дорогой, ценный и уникальный. А дочь он не потерял. Он её убил, предварительно подвергая пыткам. Так что да, я для него великое счастье, а он для меня кромешный ад.

- Да, наверное, но я ещё не слишком привыкла к этому,- пропела я. Не стала больше ничего говорить. На повороте, заметила, что герцог о чём-то говорит с вампиром. Решила подслушать. Сконцентрировалась, отделила звуки и навострила уши.

- Даже если она поняла кто я, это не имеет значения,- холодно прозвучал голос лорда Раквуэя,- это не изменит наших планов. Тем более всё равно об этом узнает. Не сегодня, так завтра точно.

- Кристоф, остерегайся. Она слушает только меня и не может навредить МНЕ. Но ты…

- Не лишай меня удовольствия посмотреть, на что она способна, Роберт. Я тебе не тряпичный мальчик,- прошипел Кристоф,- я сильнее, чем она и гораздо сильнее, чем ты. Так что не смей мне перечить и говорить, что делать.

- Твой создатель ясно дал мне понять, что я главный и распоряжаюсь тобой,- возмутился Роберт. Я даже почувствовала его злость. Бедный человек.

Кристоф рассмеялся.

- Йорк может, кого угодно заставить думать не в том направлении. Мотайте на ус, Ваше Сиятельство. Я не тот, с кем Вы захотите связываться. И Йорк мне не указ, хотя бы потому, что я его создатель.

Чувствовала, как Роберт побледнел. Дыхание его участилось. Что-то новенькое для него. Страх. Мне нравилось это, даже очень.

Музыка стихла, и Ричард привел меня к отцу.

- Детка, ты можешь идти. Сейчас здесь будет то, что не для глаз юной девы,- проурчал Роберт, поглаживая меня по плечу. Хотелось смахнуть руку и толкнуть ненавистного мужчину.

- Приятно было познакомиться, Кристоф,- холодно улыбнулась, (смотря) глядя на удивлённое лицо вампира. Роберт же просто поджал губы,- хорошо папа, я буду у себя.

Как можно скорее я покинула зал и закрылась в апартаментах.

Дёрнув платье вниз, разорвала его. Тоже самое случилось и с корсетом. Как только с одеждой было покончено, надела бриджи и свободную мужскую рубаху. Из волос вынула цветы и надела широкополую шляпу. Можно было пройти через окно, но вполне можно выскользнуть и через чёрный ход.

Я не раз думала о побеге. Это было бы легко, не составило бы усилий взять и уехать подальше отсюда. Но не всё так просто. Роберт предупреждал меня, что будет, если я осмелюсь на это. Однажды я набралась воли и ночью удрала из особняка. Меня нашёл Ник, он знал, где я могла спрятаться под утро. Он рассказал, что Роберт медленно убивает мою горничную. Он передал через сына, что если я не появлюсь, каждый день будет умирать одна девушка. Я не стала спрашивать, каким образом он заглушит слухи о многочисленных смертях, меня это не волновало. Я вернулась с Николасом и увидела Сару. Она была мертва, обескровлена, расчленена. Папочка тогда рассмеялся и оповестил меня, что органы неплохо расходятся на дьявольском рынке. Больше я не пыталась сбегать, и Роберт прекрасно знал, что если я ухожу кататься на лошадях, то обязательно вернусь. Обычно это было ночью. Как сейчас.

Проходя мимо кухни, слышала, как слуги обсуждают бал. Как презрительно говорят о шлюхах и мужчинах. Мне стало интересно сие действо. Не будут же они в бальном зале совокупляться?

Я прислонилась к стене и выглянула. Было не слишком хорошо видно, ибо обзор из-за спуска и загораживающих колонн был плохим. Хотя можно было и не смотреть, а просто прислушаться и услышать мужские и женские стоны, шлепки о плоть. Мне стало омерзительно, и я незаметно выбежала на улицу в мгновение ока. Холодный воздух ударил в нос и впервые за вечер искренне улыбнулась. Обогнула дом и зашла в конюшню. Пахло сеном, навозом и лошадьми. Было темно и нужно было быть аккуратной с лошадьми. Чтобы не испугались.

- Гермес, это я, Кэти, - проворковала, протягивая морковку, которую заведомо стащила с кухни. Когда твоя скорость высока, можно незаметно своровать еду. Меня это радовало, хотя можно было бы и не проказничать.

Гермес заржал и быстренько умял овощ. Я, тихо посмеиваясь, открыла загон.

- Скучал по мне? – спросила я, когда морда коня уткнулась мне в плечо,- и я дорогой мой. Вывела его на улицу. Ночью он казался ещё чернее. На загривке красовалось белое пятно, а умные глаза всегда смотрели на меня с пониманием. Села и пустила коня рысью. Я уже давно не ездила в седле. Да и зачем? Мне и так удобно. С Гермесом мы выбрались в лес и бежали в его гуще. Меня мало волновало время суток, наличие диких зверей, которые, безусловно, здесь были. Мне хотелось только развеять по ветру остатки сегодняшнего вечера.

В лесу я слезла с Гермеса. Листва шуршала подо мной, и это было удивительно, ибо почти всё время лили дожди. Вероятно, ещё не до конца опавшая крона деревьев защитила почву от слёз Божеств. Мне нужно читать поменьше женских романов, романтика – последнее, чем я могу дышать или жить. Гораздо продуктивнее будет изучать медицину или то, как меня «делают». Возможно, об этом задуматься нужно сейчас. Ведь Роберт зачем-то пригласил этого вампира, который к тому же оказался чьим-то создателем. По лицу Роберта можно было догадаться, что этот Кристоф важная и опасная фигура в их отвратительном мире. Стоит ли мне его боятся? Нет. Не думаю. Что со мной может случиться такого, чего ещё не было? Я стояла и слушала ночную тишину. Ветер, сопение коня, шелест кустов и листьев. Идиллия. Ночное небо. Под ним я чувствовала себя дома. Наверное, оттого, что я не знала где моё место, что я такое и как с этим буду жить. А буду ли?

В моём арсенале были десятки вопросов, и порой казалось, что на них просто нет ответа. Роберт часто повторял, что я могу делать только то, что он позволит. Когда я упиралась, то отец запрещал мне читать, кататься на Гермесе или Луне. Это было жестоко. У меня не было друзей, подруг, знакомых. Только герцог и Ник. Я чувствовала себя белой вороной. Я была простой девушкой, крестьянкой и вдруг стала потерянной дочерью герцога. Я была человеком – стала опасным монстром. Какие могут быть друзья при всём этом? Ностальгия. Она роет мне яму.

Рядом заржал конь. Повернула голову. Гермес стал вести себя беспокойно. Топтаться на месте, мотать мордой. Почуяла запах страха, бешеный ритм сердца коня. Прислушалась. В кустах что-то было. Посмотрела на них. Волк. Сзади тоже зашуршали ветки. Да, стоило догадаться. Волки охотятся стаей. Прижалась к коню. Хищники вышли на поляну, сверкая глазами. Они скалились, обходили нас по кругу.

Я зарычала. На них. Один из волков прыгнул на Гермеса и схватил того за загривок, вися на нём. Конь встал на дыбы, ревя от боли. Схватила волка, отодрала и с размахом бросила его об дуб, который стоял прямо по курсу.

Кровь. Бедный Гермес.

Чувствовала, как клыки удлинились. Злость подступила к горлу и в следующее мгновение я стала разбираться с волками. Это было просто. Я сильнее, быстрее и умнее. Гермес оставался на месте, потому что чувствовал рядом со мной безопасность. Три волка успели сбежать, но один, самый резвый кинулся на меня, клацая зубами. Я перехватила его в полёте и впилась в его шею. Горячая кровь хлынула в горло. Я глотала так, как будто от этого зависит моя жизнь. Полностью выпив волка, я вытерла тыльной стороной ладони рот.

- Домой, Гермес. Неудачная сегодня прогулка вышла, да? – невесело спросила я,- ничего, сейчас Адам тебя залатает. Жить будешь. Я села на коня и мы, не спеша, поскакали к особняку.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.234.223.227 (0.012 с.)