ТОП 10:

Несколько дней спустя. Погреб.



- Сегодня без наркоза. Морфий закончился,- отчеканил Роберт, надевая на руки тканевые перчатки. Я слышала их шорох. От сказанных слов мне стало плохо. В горле пересохло, и на лбу появились бисеринки пота. Руки заледенели, а из горла вырвался стон. Я старалась заглушить его, но это было не так просто.

- Рекомендую тебе сжать зубы и заткнуться. Меня это отвлекает.

- Простите, что приходится терпеть весь этот ад, я не нарочно,- выдавила я саркастичным тоном, за что получила больной шлепок по животу. Хотелось сжаться и закрыться от мира.

Роберт что-то прикрутил к вискам. Оно сжало голову и грозило её разорвать. Чувствовала острые наконечники. Они едва касались кожи, заставляя её покрыться мурашками.

- Что…Что, вы собираетесь делать?- дрожащим голосом спросила я, понимая, что не получится оттянуть момент. Иглы резко вошли в виски.

- МАТЬ ЧЕСТНАЯ!- завопила я, хрипящим голосом. Он срывался, проникая в самую глубину души. Не могла вздохнуть. Не могла плакать. Я вообще ничего не могла. Как будто конечности умерли и осталось только голова, разум. Но это было не так. Просто ОН что-то сделал с этими иглами, обездвиживая меня.

- Я собираюсь внедрить в тебя ген зверя. Их в народе называют оборотнями, ликанами. Но этот ген усовершенствован. Из него изъята возможность оборачиваться. Думаю, это на благо. Хотя, кто знает, как он себя поведет в тебе, малышка.

Я ничего не ответила. Мозг поглощал информацию, анализируя её. Боже, чем я стану? Зверем? Монстром? Ещё хуже?

- Сейчас будет больно, - герцог усмехнулся,- Так что, уволь от твоих воплей.

Он сжал мою челюсть и разомкнул её. Вставил вонючую тряпку так, чтобы я не смогла её выплюнуть. Опять же, смочена она в кипарисе. К этой дряни я испытываю отдельную любовь.

Чувствовала, как затылок пронзила режущая боль. Слышала, как он разрезает мой череп. Мычала в тряпку, захлёбываясь слезами. Руки, ноги внезапно стали трястись. Волосы прядями падали на холодный пол. Видела, боковым зрением, как Роберт с рук стряхивал их вместе с кровью. Мне поплохело. Хотелось отключиться, пережить эту муку в забытье. Но не могла. Я уже давно не могла отключиться из-за боли. Только от потери крови…. Только от неё. Я молила Создателя покарать этого сумасшедшего! И меня тоже. За то, кем стала, кем буду и что сделаю.

Пальцы мужчины прошлись по нервным окончаниям. Выгнулась. Сделала последний вдох и упала на стол.

Темнота. Такая блаженная, спокойная. Она дарила мне наслаждение, лаская своими полотнами. Рычание. Резкое, громкое и страшное. Взгляд вправо: ничего. Снова. Этот звук. Как будто скребутся ногти обо что-то. Рык. Ужасающий. Быстрый. Утробный. Он был везде. Со всех сторон. Я вертела головой, телом, пытаясь увидеть источник звука. Обезопасить себя. Но как? Тишина. Только моё прерывистое дыхание. Неожиданно разворачиваюсь, и когтистые лапы впиваются в кожу. Зверь. Огромный, с острыми зубами. С клыков капала слюна. Из пасти воняло. Я закричала. ОНО вонзило в меня зубы и проникло в меня. Его больше нет, хоть тупая боль и осталась. Пустота. Жалкая, томящая, не дающая дышать бездна. В груди полыхало пламя. Неистовство. Смерть. Жажда убивать. Но длилось это считанные секунды, после чего затихло. Снова Темнота. Я растворялась в ней, возвращаясь в скупую ненавистную реальность…

 

Года спустя

Тихо. Тишина меня пугала. Она означала, что явно что-то творится здесь. Немногочисленные слуги уже давно спали, но не Ник и Роберт. Их сердца бились быстро. Это неправильно. Они поочерёдно зашли ко мне в спальню и пожелали спокойного сна. Заверили, что в ссоре, что не собираются общаться друг с другом. Поведение Ника мне было понятно, но вот отец… Его участие и острая реакция на слова Ника меня заставили засомневаться. Роберт никогда не проявлял столь повышенных эмоций к Николасу. Он ограничивался лишь едкими замечаниями или угрозами. В последнее время герцог совсем распустился. Не знаю, можно ли стать более сумасшедшем… Опыты прекратились пару месяцев назад и начались испытания. Жестокость. Это именно то, что может охарактеризовать моего господина. Когда он резал меня, он практически не проявлял свою натуру вне погреба. Но за эти несколько лет, когда эксперименты начали сокращаться, он почти до смерти забивал слуг. Я кидалась им на помощь и мне доставалась в три раза сильнее. Почему не могу его убить? Обезвредить? Уничтожить? Каждый раз, когда решаюсь, что-то меня останавливает. Какой-то барьер. И вот сейчас, прислушиваюсь, стараясь уловить слова. Мужчины находятся под землёй. Я тихо, в мгновение ока подкрадываюсь к запертой двери. Туннель. Встала спиной к стене, облокотилась на неё. Сердца бились отчётливей, быстрей. Я прекрасно слышала, но содержимое разговора медленно доходило до сознания, а может, я просто, не хотела воспринимать информацию, как правду.

- Не смей мне перечить, мальчишка! – Рявкнул Роберт. От его голоса во рту пересохло.

- Знаете что, отец. Скоро о нашей семье начнут ходить слухи. Хозяин забивает служанок. Порой до смерти. Нужно делать это тихо, не привлекать внимание. А Вы? Вытаскиваете во двор на всеобщее обозрение.

- Я и без тебя прекрасно знаю, что мне нужно делать и как,- рычал Роберт.

- У Вас, отец, голова с катушек слетела, извольте так выразиться. Думаю, и Кэти вскоре начнёт подозревать что-то…

Николас запнулся. Что подозревать?

- Да, будет тот ещё спектакль, когда моя маленькая куколка поймёт, что единственный, кто её жалел, любил, лелеял, успокаивал – бессовестно лгал. А? Как ты думаешь, что с тобой будет? Она когда-нибудь поймёт, что ТЫ делал это по моей наводке.

В голове моей стучал пульс. Более я не слышала слов, точнее не слушала. Меня предали. Использовали, заманили, оболгали. Ник. Он единственный вселял в меня надежду. И почему? Потому, что ему так сказали, чтобы я не сорвалась. Ублюдок! Твари! Они оба! Что я им такого сделала, что нужно было так жестоко? Почему, Ник? За что?

Груди зарождалась ярость. Её останавливала обида, шок и душевная боль от предательства.

Я вошла в погребную комнату и кашлянула.

- Да, Ник, как ты думаешь? Что с тобой будет,- горько рассмеялась. На лице Николаса была написана растерянность. Да, ты не ожидал меня увидеть. И тем более не предполагал, что я ВСЁ услышу. Роберт же, развалившись на стуле, на который присел специально смотрел на меня снизу вверх, ехидно ухмыляясь. Его ситуация явно забавляла. Во мне бушевала такая ненависть, что самой было страшно.

Я провела рукой по пыльному деревянному столу. На нём были различные инструменты, а так же подсвечник с зажженной свечой. Взяла его. Указательным пальцем подхватила стекающий воск. Больно. Освежающе. Ненадолго, но притупило желание свернуть им шеи, или выпить досуха, а может разложить на этом ненавистном столе и вытащить все внутренности…. Засунуть в рот, этому ублюдку, чтобы подавился собственной кровью…

- За что, Ник? – выплюнула я. Глаза были на мокром месте. От осознания того, что никому нельзя доверять. Предательство. Оно так присуще человеку, особенно, если за него обещана награда.

- Иллюзия надежды. Ты в ней нуждалась, чтобы продолжить начатое,- просто проговорил Николас,- я был прекрасным вариантом, чтобы ты продолжала ложиться на стол.

- Надежда. Знаешь, я думала, ты не такой. Мне казалось, что мы были близки, что я могла тебе доверять… Факт в том, что ты такой же узколобый мерзавец, как и твой отец…

- Малышка, следи за языком,- прошипел герцог, грозно тряся указательным пальцем.

- Заткнись, - проорала я,- столько лет, я терпела посягательство на святое. Столько лет, я ТЕБЯ боготворила, считала братом. Столько лет, ложилась на этот…. Чтобы ОН не сделал это ещё с кем-нибудь. Плевать я хотела на надежду, будь она проклята! – голос мой хрипел от надрывных эмоций,- ты якобы поддерживал меня, и это делало меня счастливой, нужной и любимой…

- Мне жаль,- только и смог проговорить этот человек. Русые волосы были взъерошены, в глазах, будто начищенный доспех, сиял страх.

- Знаешь, мне всё равно.

Я почувствовала пустоту. Неистовую, разрывающую и отпускающую. Она открыла дверь, выпуская нечто страшное, непонятное и дикое.

- Вы! Вы пошли против Создателя!

- Ну, покарай меня,- Роберт заржал, как конь. Было противно смотреть на это разглаженное лицо с натянутой улыбкой, усами, как у насекомого и аурой, как у чудовища.

- Непременно,- прорычала я. Клыки удлинились.

- Отец,- начал говорить Ник.

- Кэтрин, остановись,- приказ ударил меня, как молния дерево, проникая в душу, останавливая. Мне не хотелось, чтобы молния достигла разума, лишило его воли. Я молча скрылась под другим деревом, не реагируя на прямой приказ. Я схватила Ника за горло.

- Ты всё ещё жалеешь? – прошипела я. Мне хотелось сделать ему больно. Я поддалась порыву и впилась ему в шею, раздирая её. С алыми губами, я отпустила Николаса. Он упал на пол.

- Роберт, кажется, у вас, больше нет наследника. Какая жалость, - во мне говорил вампир. Человек же не чувствовал эмоций, пока…

Я повернулась и стала подходить к герцогу.

- Остановись! Живо! Ложись! – он стрелял приказами по мере моего приближения. Я не спешила.

- И правда, думали, что это будет действовать вечно? Я не хочу подчиняться? До этого мой мозг воспринимал Вас, как хозяина. А сейчас… Слизняк не может быть бабочкой.

Схватила мужчину за грудки и со звоном кинула на металлический стол.

- Как много я об этом мечтала. Каждый раз после ваших поползновений на мое тело, - шипела я, пока привязывала его к рабочему месту.

- Кэтрин, я дал тебе всё. Жизнь, титул, мою фамилию, дом. СИЛУ! – кричал он, когда я сломала его первый палец. Хруст. Он приятен на звук. Такой живой, такой манящий. А запах страха? Мне почему-то захотелось облизнуть его…

- Кэти, - прошептал Ник,- ты не такая, не опускайся до него…

- Поздно, Ники… Вы, сделали меня такой! – перешла на крик. Душа болела. Она требовала расплаты. Я была права. Я уже не была человеком. Всё то время, что я цеплялась за человечность, лишь пепел. Мишура. Всё обрело свои краски. Я не могла быть доброй. Просто по определению монстр не может быть таким. Пыталась оправдать свои поступки, но не выходило. Я просто закрыла эту дверь. И стала наслаждаться…. Своими потаёнными фантазиями.

Щелчок.

… Запихиваю кляп в рот Роберта….

…. Провожу скальпелем по его груди, надрезая её…

…. Слизываю капли крови….

Щелчок.

….. Ломаю правую ногу….

…. Наслаждаюсь каждым стоном…

… Шепчу ему свои планы….

Щелчок.

…. Ножом срезаю его волосы….

…. Вырезаю крест на его груди…

…. Прикладываю ската…

Энергия врывается в тело Роберта, и я понимаю, что он уже мёртв. Мозг проецирует образы содеянного в погребе. Руки в крови, как и всё моё ночное одеяние. Запах, чуть ли не заставил меня стошнить. Я с ужасом смотрела на тело Роберта, распятое на столе, на Ника, лежащего на полу. Руки сами начали трястись, колени подогнулись. Из горла вырвался утробный крик. Я коснулась лбом пола и, обхватив руками голову, стала рыдать. Я не знаю, сколько прошло времени. Немного. Может полчаса, или того меньше. Встала и на шатающихся ногах побрела наверх.

Я не ощущала удовлетворения, не радости. Я чувствовала ужас. То, кем я являюсь. Это… Страшно. Немыслимо.

- Леди Кэтрин? О, Господи! Что с Вами произошло? – ко мне подлетала Кора.

Сжала кулак. Нет, нельзя её бить. Она хорошая женщина.

Улыбнулась.

- Ничего такого, о чём я жалею.

Вдохнула и побежала. Быстро, со всей скорости, сбивая с пути все вещи, ветки, даже деревья. Я неслась к единственному убежищу, о котором имела понятие. К пещерам. Я не подозревала что то, что меня ждёт, будет в тысячу раз хуже.

 

 

Глава 12.

Смерть меняет людей. Я много раз умирала на том столе. Но убийство. Это неизбежно делает из человека чудовище. (Кэтрин «Марионетка»)

Пещеры. Такие пустые, одинокие и такие родные. Уже неделя прошла с того дня, когда я убила отца и брата. Подавленная, эмоционально выжатая и голодная лежала на ветках ели, вдыхая хвойный аромат. Закрывая глаза, видела другую себя: жестокую, бесчеловечную и жаждущую насилия. Просыпалась с криком и снова погружалась в сон. Голод слабил меня, заставляя внутренности сжиматься от острой боли. Инстинкты твердили найти человека, испить из него. Но сердце орало, чтобы терпела. Поболит и пройдёт. Всегда проходит.
Еле поднявшись, одёрнула рваную тряпку, что прикрывала моё тело. Грязная, вонючая, она напоминала о моём отречении от Бога. Убив, я пошла по наклонной прямой, совершенно в противоположную от Рая сторону.
Сглотнула. Слюна обожгла горло. Нужно выйти. Необходимо. Свет. Вода. Хотелось помыться. Страх сковывал движения. Я боялась, что меня найдут, что меня вздёрнут на верёвке или того хуже... Сожгут, как демона или ведьму. Были мысли найти Кристофа. Но что тогда? Опять клетка? Опять приказы. Снова исполнять роль чёртовой куклы? От одного этого мне хотелось выть, биться об стенку.
Оперившись об каменистую поверхность, на кривых ногах вышла из пещеры. Яркий свет ослепил глаза на несколько секунд. Свежий воздух накрыл с головой, и мне казалось, я пьянею от этого ощущения. Свобода. Кто может знать, что такое свобода. А кто может прочувствовать её и слиться с ней? Кто может хранить её, как зеницу ока?
Нет ни Роберта, ни его лживого сынка, ни жуткого вампира, ни их сборищ, полных разврата и желчи. Не было погреба, не было ненавистных инструментов. Была лишь природа, лишь я и лишь хмельное чувство освобождения. От всего того ужаса, что съедал меня год за годом.
Ступила по острым камням, разрывая ноги в кровь. Приятно. Чувствовать себя живой. Не марионеткой, не подопытной крысой, а собой, хоть если это уже и не совсем так.
Чтобы сказал Эндрю, увидев меня? Ужаснулся бы, вот что... А родители? Отреклись бы. Я смотрела фактам в лицо. Не смогла бы скрывать свою сущность. Особенно фиалковые глаза, которые выделялись на моём исхудавшем лице. Маленькие клыки, которые удлинялись при виде крови. А когти... Кто сможет нормально сидеть в моей компании? Я монстр. Это неизбежно. Выдохнула. О том, что буду делать, подумаю чуть позже. Сейчас нужно вымыться, как-нибудь расчесать волосы, найти одежду. Хотя зачем она мне?

Вымою свою тряпку, высохнет. Хоть что-то будет прикрывать меня. Принюхалась. На севере... Вода на севере. Босиком, едва касаясь земли, я понеслась к источнику. Остановилась на выступе перед озером. Красиво. Величественно. Тихо и уютно. Стянула с себя некое подобие одежды и зашла в воду. Она плавными движениями обволакивала моё тело, очищая его, освежая. Нырнула. Рукой достала дна и набрала горсть мокрого песка. Стала тереться им, смывая недельную грязь и остатки крови. Кожа раскраснелась. Было приятно чувствовать себя чистой.
- Прекрасное видение или реальность? Неужели, Бог услышал мои молитвы?
Я замерла, услышав мужской голос. Я стояла спиной к берегу и не видела говорившего. Могла сказать только, что он явно не был человеком. Запах странный. Но далеко не людской. Я научилась различать.
- Подумаем, что видение, и Вы позволите мне продолжить купальные процедуры,- отчеканила я, не желая более вести разговор с незнакомцем.
- Не каждый день встретишь прекрасную девушку в таком виде, - насмешливо спросил мужчина. Я чувствовала, как взгляд гуляет по моим плечам, шее, талии...
- Не там ищите,- я начинала раздражаться. Я зашла глубже в воду, почти по шею и повернулась, дабы увидеть того, кто посмел прервать мою идиллию.
Мужчина оказался высоким. Почти на две головы выше меня, а я скажу вам, была не слишком миниатюрной. Почти…
Темные волосы рассыпались по плечам, подчёркивая мощный подбородок и вычерченные жесткие скулы. Смуглое лицо украшал прямой нос с горбинкой, а тонкие губы изогнулись в ехидной усмешке. Я поняла, что мне стоит его бояться. От него веяло властью, силой. Этого не скрывали его широкие плечи. Хотя, ярко-алый камзол ему явно не шёл. Он в нём был похож на петуха.
- Ну, как?
- Обычно,- чопорно ответила я.- Вы уйдёте? Я могу простоять тут долго.
- Вода ледяная.
- Для меня это не проблема, закалённая,- слащаво улыбнулась. Чувствовала, как бьётся пульс на его шее, и мне отчаянно хотелось есть. А он лишь дразнил меня.
- Позвольте узнать ваше имя, - его тёмно-серые глаза испытывающе на меня посмотрели.
- Кэтрин. А теперь отвернитесь и будьте джентльменом, дайте даме одеться.
- Джентльмен. Меня так может назвать только незнакомка,- мужчина хохотнул, но отвернулся.

Я вышла из озера и быстро натянула ночнушку. Грязная, рваная, она облепляла тело, не скрывая ничего. Можно было предстать просто голой. Было бы без разницы. Выжала волосы и заплела косу, перекинула её через плечо.
- А вы прекрасны, леди Кэтрин, хоть и таком одеянии,- незнакомец повернулся и присвистнул.
- Просто Кэтрин. Не люблю титулы,- буркнула я.
- Давайте я дам вам свою рубаху, всё-таки будет лучше, нежели ЭТО,- он многозначительно посмотрел на меня.
- Позвольте узнать имя, своего благодетеля,- улыбнулась я, ища подвох в его словах.
- Ран,- просто ответил он.
- Просто Ран?
- Моя фамилия мало, что вам даст. Я не из этих мест.
- Мне всё равно, если честно. Но я приму вашу помощь.
Ран стал раздеваться. Снял камзол, рубашку и протянул её мне. Невольно залюбовалась его мышцами. Сколько же надо провести времени в бою, чтобы быть таким? Чёрт, Кэт, ты забываешь, что он не человек. Ему может быть столько лет, что перещеголяет Кристофа.
- О чём задумалась, малышка...
- Не нужно меня так называть,- грубо отчеканила я.
На мгновение мне показалось, что он знает, кто мне создал ...
- Без проблем.
Я быстро переоделась и стала чувствовать себя уютнее, хотя рубашка, таившая в себе запах мужчины заставляла меня нервничать. Она была мне по колени. Прикрывала все значимые места. И хоть запах меня волновал, я испытывала счастье от того, что чистая и в чистой рубахе.
- Мне пора, спасибо за одежду,- быстро пробормотала я и развернулась на триста шестьдесят градусов.

- Где Вы живёте?
- Я можно сказать отшельница и Вас, Ран, это не касается.
Вот приставучий какой. Нужно быстрей уходить.
- Я могу помочь... Могу предоставить Вам дом, если только вы станете моей содержанкой,- вкрадчиво произнёс он. После того, как слова были сказаны, моя реакция была предопределена. Я подлетела к мужчине и дала ему пощёчину.
- Я не шлюха, - прорычала,- И лучше вам уйти, пока целы.
- Так-так,- Ран провёл рукой по покрасневшей щеке, остановившись на подбородке,- Слишком сильно для человека.
- Слишком умный для мужчины, - огрызнулась я,- Всё, с меня довольно!
Настроив супер-скорость, побежала обратно в укрытие. Я знала, что мой запах для нечисти обычный, непримечательный. Поэтому я не боялась, что меня найдут.
Забравшись в пещеру, села на камни. Здесь было темно. И эта темнота была мне приятна. Немного трясло. Страх или же адреналин. Боже, я ударила его. Раньше бы сама мысль была бы ужасной. Смерть меняет людей. Я много раз умирала на том столе. Но убийство. Это неизбежно делает из человека чудовище. Многие убивают на войне, оправдывая себя, что это во благо. Я понимаю, что миру станет лучше без Ника и Роберта. Но это не меняло того факта, что их убила я. Смерть понятие растяжимое, необъятное и скользкое. Поэтому с ней не нужно играть. Именно сейчас, я чувствовала, что мои принципы летят в ад. Я понимала и осознавала, что если нужно будет, я ещё раз убью. Но кто бы знал, как хочу этого избежать.

- Я не причиню тебе зла, красавица. Просто хочу помочь, - услышала знакомый баритон.

Сукин сын нашёл меня. Паника затопила с головой. Что ему нужно?

- Не бойся, я не насильник. У меня комплекс Рыцаря. Люблю помогать попавшим в беду женщинам,- Мужчина посмеялся над своими словами.

- Мне не нужна помощь,- зло посмотрела на него.

- Да? И когда же ты в последний раз ела? А?

Желудок, как на зло заурчал. Или это было больше похоже на завывание.

- Давай я принесу тебе еды.

Я хмыкнула.

- Попробуй. Я люблю мужчин, не пьяных, не одурманенных и молодых.

- Что?

Мои губы расползлись в улыбке, показывая небольшие клыки.

- Мне нужна кровь…. Не волнуйся, я не убью. И обычная человеческая еда.

Я подумала, что раз этот Ран предлагает помощь, особенно в плане еды, то нужно согласиться. Неизвестно когда я смогу поесть. Если не сорвусь.

- Не думал, что такая красивая девушка и пьёт кровь. Вампир?

- Нет.

- А кто?

- Не знаю. Я не спрашивала, когда со мной это сделали,- маленькая ложь. Нечего говорить ему о лаборатории, о вонючем чёртовом погребе. Мне это не поможет, лишь навредит.

- Новообращённая?

- Не совсем. До того, как хозяина убили, он научил меня охотиться. Правда, я против этого. Он сказал, что кровь мне нужна раз в неделю. Ошибался, я не ем уже больше недели. Думаю, ещё пару дней и я бы пошла в деревню.

- Но тут появился я, рыцарь в доспехах!

Ран стоял, прислонившись к стене. На него падали лучи света, слегка освещая его.

- Скорее петух с яйцами, - пробормотала я. Да, знаю, такие высказывания не достойны леди... Но и я ей никогда не была. Так что, разрешаю себе вольничать.

- Хорошо, я принесу тебе одежду и еду. Только взамен на твою историю, - моё замечание про петуха он проигнорировал. История? Ну, уж нет.

Я подумала. Одежда, еда. Это было тем, что мне нужно было. Принять от незнакомца? А что мне остаётся делать? В таком виде приди я в деревню – меня на острие сожгут. Меня все знают, как дочь Роберта. Я не могу, показаться. Я убила его. И люди этого не поймут. Они осудят, проклянут и казнят. Я ничего не смогу с этим поделать.

А этот опасный мужчина? Я видела, как он мне улыбается. Искренне, но так ли это? Я видела, в какой позе он стоит. Он был не зажат, а наоборот. Я ему верила, хоть и боялась. И выбора у меня не было особого. Или идти убивать, или принять помощь. Я предпочла второе.

- Хорошо. Только…. Не говорите никому обо мне.

- Не делай из меня идиота, красавица. Я старый, но не глупый.

- И насколько старый? Двести, триста, пятьсот?

- Больше,- хмыкнул Ран и исчез из пещеры.

Меня накрыло одиночество. От голода, мне стало холодно. Соски напряглись и тёрлись об ткань грязной материи. Мурашки бегали по коже, быстро так. Ноги заледенели и мне показались, что посинели. Раньше бы, я вышла на солнышко и погрелась. Но это теперь не поможет. Только кровь. Только чёртова проклятая кровь! Я села, пододвинула колени к груди, обняла их руками и стала ждать…

Неделю спустя.

Ран пришёл вовремя, как и обещал. Он снова привёл молодого юношу. Я взяла у него немного кровь из запястья. Голод отошёл, хотя я его особо и не чувствовала. Мне это не нравилось, но это было потребностью. Чёртовой, съедающей потребностью.

- Ты в порядке?

Мы условились общаться без всех этих великосветских приёмов. И хотя он был пэром Великобритании, а так же состоял в палате лордов, нам было так проще. Я так и не узнала что он такое. Сказал, что об этом лучше не распространятся, ибо будут проблемы. Я не задавала больше вопросов. Мне казалось, что чем больше знаю, тем страшнее и непонятнее становится.

- Да,- кивнула в ответ,- Благодаря тебе, намного лучше. Спасибо.

-Кэти, тебе нужно выбраться из этой пещеры,- участливо проговорил Ран.- Я могу отвезти тебя к себе домой. Поживёшь там.

- Нет, я не могу. Я только избавилась от хозяина. Не хочу, чтобы снова…

- Ты мне не веришь?

- Верю. Но не доверяю. Не могу,- опустила взгляд. Мужчина сидел рядом со мной. Я плечом касалась его груди, и по коже расстилалось тепло. Мне он нравился. Я чувствовала к нему симпатию.

Я рассказала ему историю. Свою. Ложную. Только начет жизни до Роберта и Ника я не соврала. Мне кажется, я никогда не смогу кому-то это рассказать. Я понимала, что есть вероятность, что меня захотят изучать. Роберт был человеком, властным, и я чисто случайно смогла противостоять его зову. Но есть много других существ. Сильнее его. Поэтому лучше держать язык при себе. Так безопаснее, уютнее и спокойнее.

- Ты пробовала фазана с черникой? Так и не сказала как он на вкус?

- Превосходно, - толкнула его в бок и рассмеялась,- Думаю, твоему повару это и без меня известно.

Ран нахохрился.

- Я готовил, - буркнул он. Шокировано на него посмотрела.

- Правда? Воин, солдат, аристократ и подался в повара? Это было бы превосходной сплетней при дворе, не так ли? Сколько бы дам накинулось бы на тебя после такого заявления!

- Я бы сказал, что испытываю недостаток в женском внимании…

- По тебе и не скажешь,- хихикнула,- Ран, господи, ты посмотри на себя. Ты же мечта любой женщины, любого возраста.

- И твоя?

Я перестала дурачиться. Сразу стало как-то горько. Я ведь понимала, что ни детей, ни мужа у меня не будет. А мечта… Моя мечта несбыточна.

- Если скажу да, то ты распушишь хвост. Если скажу, нет, то ты обидишься и будешь дуться, как мальчишка.

Ран покачал головой.

- Невыносимая женщина. Можешь ещё раз рассказать о своём хозяине?

- Мне это не доставляет удовольствия,- отмахнулась я,- Закрыли тему. Не хочу говорить о Кристофе.

Тема действительно была закрыта и в течение следующей недели нашего знакомства не поднималась. Ран приходил почти каждый день. Мы разговаривали, гуляли, купались. Это были прекрасные две недели. Я каждый раз ждала его прихода, хотела услышать его смех или его добрые издёвки. В серых глазах всегда клубились эмоции. Я знала, что ещё чуть-чуть, и могу в него влюбиться. Это пугало.

Мои чувства постоянно подвергались смятению. Порой мне хотелось кинуться ему на шею и обнять. Показать радость. Иногда, когда он долго смотрел на меня или держал за руку, хотелось приблизиться и коснуться его кожи. Губами, руками…. Без разницы. Просто контакт. Но я контролировала свои желания, контролировала чувства. Я начинала доверять ему и это мне не сильно нравилось. Я не знала кто он, что он, но я знала, что он любит малину и чай с лимоном, знала, что любит природу. Знала, что любит читать. Порой мы обсуждали книги. Он мне приносил несколько. Интуиция твердила, что такое уже было. Николас. Брат носил книги, жалел, поддерживал, был рядом…. И в итоге предал. Хотела верить Рану, но боялась повторения истории.

Остаток вечера он пытался расспросить о Кристофе, о жизни при нём. Вопросы были ненавязчивыми, но требовательными. Я не понимала желания столько знать. Тем более я не хотела говорить об этом упыре. В это время я попивала кровь, разбавленную дорогим вином. Ран так и не добившись информации, он ушёл, оставив меня с бутылкой вина. Которую я осушила в течение следующего часа. Я невольно думала о том, что сегодня Ран вёл себя как-то странно. Слишком много спрашивал,был требовательным и в его голосе слышалась грубость. Которую я списала на его внезапно испортившееся настроение.

На следующий день я почувствовала себя плохо. Сначала это было просто недомогания. Я подумала, что вино дало в голову. Я его так много никогда не пила. Но потом, боль стала стрелять изнутри. Как тогда, когда напилась волчьей крови.

Я лежала и тряслась на импровизированной кровати. Меня рвало. Из меня выходила вся жидкость. От этого я слабела. Последнее, что я видела, это знакомые туфли… Мужские.

Я подняла голову из последних сил.

- Ран?

- Нужно было мне всё рассказать. Без лжи, без утаек. Тогда не пришлось бы поступать так…. Но обычно, с глупыми так и поступают.

Я отключилась, чувствуя смрад. Он обволакивал меня, поднимая на руки. Я слышала гнусавое дыхание у себя на коже.

-Выбейте из неё все вопросы.

- Ублюдок, у самого рука не поднимается? - прошипела я из последних сил. Предательство. Снова. Какая же я глупая…. Я почувствовала резкий больной удар по голове и погрузилась в спасительную темноту. На затворках сознания, чувствовала, как в меня вливают кровь животного, как поливают кипарисом, как связывают. Они ослабили меня до такой степени, что я не могла пошевелить и пальцем….

******

- Говори! – прорычал мне на ухо грубый голос. Нож глубже вошел в живот, причиняя адскую боль. Скорчившись, сцепила зубы. В глазах потемнело.
Почти теряя сознание от потери крови, выдавила из себя улыбку. Оскал, сдобренный хлынувшей изо рта кровью.
- Серьёзно думаешь, что получится меня разговорить?- прохрипела я, откашливаясь.
Туго связанные запястья жгло. Кожу рук разъело почти до кости. Ублюдки пропитали мои путы кипарисом. Это было единственное, что могло меня сдержать. И они это знали. Подготовились, мать их… Я почти привыкла к этому яду. Но вот это самое «почти» и мешало мне оторвать их гребанные головы от никчемных тел. Сквозь пронзившую тело боль, я сделала себе пометку на будущее выработать иммунитет к этой дряни.
- Добивай,- слух резанул знакомый до боли голос. Я напряглась. Извиваясь, как грешник в адском котле, изгибалась и выворачивалась.- Мы от неё ничего не услышим. Бесполезно продолжать это… Ее никто не ищет. Избавьтесь от тела.
- А ты смотрю, стал еще ублюдочнее, паскуда. Решил, наконец, отрастить яйца? - удар по лицу заставил меня замолчать на какое-то время и отплевываться собственной кровью. Пропахшая гнилью пещера отразила мой вымученный смех от сырых стен, - Да, ничто не меняется, не так ли, Ран?
Теплая ладонь прошлась по щеке. Я дернулась всем телом, насколько это позволяли тугие веревки.
- Зря.
Видя полное равнодушие в глазах, склонившегося надо мной мужчины, плюнула в его лицо.
Спокойно стерев мою кровь и слюну, он покачал головой.
- Убить.
Бросил короткий приказ своим псам, не отрывая от меня глаз.
Звук его удаляющихся шагов, заставил меня гортанно зарычать.
- Не желаешь полюбоваться зрелищем, ублюдок?
Не поворачиваясь и продолжая идти, коротко бросил.
- Труп сбросить в озеро.
Я проглотила кровь, ожидая новой вспышки боли. Конечно. Выродок просчитал все. Она не заставила себя ждать, захватывая каждую клеточку онемевшего тела. Цепенеющая злость прошлась по венам. По щеке скатилась слеза, обжигая воспаленную кожу. Как же чертовски больно умирать под руководством того, кому доверяла. Изощренная пытка. Да, эффект бабочки, не иначе. Сначала Ник, потом он. Видимо, не умею я выбирать друзей…
- С чего начнём? – спросил первый верзила.
Его глаза сверкали в полутьме красным огнём. Демоны… Смрад его дыхания прошелся по щеке. Склонившись надо мной, он любовался проделанной работой. Шершавые пальцы прошлись по оголенной ране, вырывая крик из моего разодранного горла.
- Может трахнем? Грех не воспользоваться. ОН ведь не даст в ближайшее время хорошенько оттянуться.
Мышцы свело от страха. Ничего не может меня испугать, кроме этого. Больше ничего… Я до крови прикусила язык, стараясь не выдать страха. И молилась. Впервые за долгие годы, я просила о помощи. Жизнь научила меня, что помощи ждать не стоит. Она преподала мне свой урок. Но я молилась… Одно чудо. Только одно… Я надеялась, что страх перед НИМ, заставит их отказаться от этого.
- Чур, я первый…
Я заскулила. Чудо не произошло.… Как всегда.
Разрезав веревку, они швырнули мое почти безжизненное тело на холодные камни.
- Не боишься, что прокляну?- не смотря на все усилия, голос дрогнул. Да, и у меня были свои слабости. И вынужденный секс с насильниками-демонами – одна из них.
Верзила хмыкнул. Отвратительная улыбка расползлась по физиономии. Хренов имбицил чувствовал себя всесильным, стоя над моим истекающим кровью, измученным телом.
- Не выйдет, куколка. – довольно протянул он, расстегивая ширинку. - Он предупреждал обо всех твоих штучках.
Сукин сын. Гори в Аду. Но я достану тебя и там…
Жадные руки демона сгребли тело. Тонкая ткань ночной рубашки треснула. Разорвав ее, он какое-то время любовался моей беспомощностью, поглаживая себя между ног.
Взяв за лодыжки, развел ноги в стороны.
- Какая ухоженная киска. Люблю аккуратную поросль…
Он сглотнул. Плотоядный взгляд прошелся по обнаженной плоти, посылая по телу дрожь. Прохладный ветер лизал воспаленную кожу, покрывая ее мурашками.
Я попыталась сдвинуть ноги. Крича от усилий и ненависти, сыпала на их головы отборный мат. Тело не поддавалось. Черт! Лучше бы они отключили и мой разум.
- Если тебя отмыть, я бы не вынимал из этой щелки.
- Хватит трепаться, у нас мало времени. Я не хочу трахать полуживую. Не тяни. - Одёрнул второй верзила с красными похотливыми глазами.
Плотно зажмурив глаза, я пыталась отключить все чувства. Ограничить разум от происходящего. Но эти руки… Их похотливые пальцы внутри меня… Я готова была выть.
- Открой глаза, сладкая и наслаждайся. Это последний и самый незабываемый трах в твоей жизни, - деловитым тоном произнёс первый. Его руки уперлись в бедра, сильнее раздвигая их. Навалившись сверху и уперев член между ног, прошелся языком по груди.
- М-м-м, сладкая девочка. Ну что, поехали?
Его тугая пульсирующая плоть ворвалась в меня. Чувствуя, как меня разрывает изнутри, я завыла, выгнувшись под ним. С рычанием, он вколачивал себя, проникая с каждым разом все глубже. Мой крик разорвал легкие.
- Тише. Тише. Вижу... тебе нравиться. – Хрипел он, закатив глаза от удовольствия. – Такая тугая. Давно я не трахал такую узкую девочку.
- Ты сдохнешь, подонок. – выкрикнула я, захлебываясь в слезах.
- Эй, хорош. Я тоже хочу попробовать. Поверни её задом,- противно рявкнул второй, глядя на нас и теребя себя в промежности.
Струя густой спермы ударяла внутри меня. С хрипом первый Демон кончил, повалившись на меня и придавливая к острым камням.
Не в силах сдержаться я рыдала в голос.
- Ублюдки… Чертовы ублюдки… Я достану вас…. Достану…
- Да брось. Ну, что? Второй раунд?
Я уже не видела, кто из них развернул меня. Не слышала тех слов, которые они сыпали, любуясь на мой оголенный, испачканный в крови зад. Я представляла, как буду наслаждаться, выпуская их отвратительные кишки.
Поставив меня на колени, тот что ждал своей очереди, схватил за волосы. Потянув их вниз, провел пульсирующим членом по губам. Я оскалилась, за что получила мощный удар, раздробивший скулу.
- Сука кусается. Ставь ее раком.
Толкнув в спину, меня схватили за бедра, поднимая попу.
- Тугие дырочки.
Палец вошел в меня. Обмочив его в сперме, что осталась после первого, он смазал анус.
- Я же не садист. – Его смех сотряс стены.
Толстый член долго проталкивался внутрь меня, заставляя скулить и кричать от боли и унижения.
- Заткни ее.
- Не, лучше трахну. У меня снова готов.
Крик перешел в болезненный хрип. Сознание несколько раз покидало меня. Но тупая боль упорно возвращала его.
Я очнулась, чувствуя в себе уже не один, а два члена сразу. Сзади… Спереди… Снизу… Сверху… В разных позах… По очереди и одновременно…
Я кричала долго, пока боль и бессилие не заставили разум отключится. Мне казалось, что на затворках сознания, я слышала дикий рёв. Мне показалось….
- Она вырубилась,- холодно произнёс один из насильников, пиная мое тело кончиком ботинка.
- Отрубить голову и дело с концом, - предложил другой.
- Нам не говорили, как её убивать. Главное, убить. Так что…
Сквозь завесу я слышала их диалог. Каждая клеточка в моем теле медленно умирала. Сознание находилось на грани. Но мне уже было все равно… Я не могла открыть глаза. Не могла пошевелить и пальцем. Кости были раздроблены. Душа растоптана и вдавлена в грязь. Голова была совершенно пуста. Ничего… От меня не осталось больше ничего… ОН своего добился…
Я чувствовала, какая вонь стоит в пещере, чувствовала, как пахнет насилием… Мне было всё равно. Смерть теперь мне казалась блаженством, раем, спокойствием, негой.… И запретным плодом.
Я не кричала, когда сердце пронзил меч, когда меня выкинули в озеро, предварительно привязав груз. Не пыталась бороться, когда лёгкие заполнила ледяная вода, обжигая гортань, раны…. Не боролась, когда сердце перестало стучать… Я улыбалась, приветствуя смерть…

 

Глава 13.

Возвращение в настоящее имеет свойство изменять характер. В моём случае, конкретно. (Каприс «Марионетка»)

Наши дни. Замок короля Горгулий Айрисса.

Я закатила глаза на гневный оклик. Облизала губы. Собственная кровь не доставила мне удовольствия, но зато конкретно добавила ярости.

- Каприс, я не хочу из тебя всё выбивать,- то рычал, то шипел Ран. Я видела, как мужчина не хочет выполнять приказ. А жаль…. Придётся.

- Не хотел бы, не делал этого,- усмехнулась я. – Ты жаждешь надавить на жалость? Не выйдет.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 75.101.220.230 (0.026 с.)