ТОП 10:

От Третьего лица. Канун перед Рождеством.



Зима в Англии сулила сильные холода. Гораздо суровее, нежели в прошлом году. Молодой мужчина, закинув ногу на ногу, трясся в карете на пути домой. Лондон нравился ему, так же как и девушки. Невинные, открытые и краснеющие. Николас улыбнулся, вспоминая то, как стал полноценным. Пусть это и произошло в борделе. Отец никогда не скупился на его забавы. В детстве посылал за живностью, чтобы сынок слушал хруст костей под своими пальцами. И сейчас помогал, когда он в полной мере ощутил сладость похоти и нежность женского тела. Раньше его пугала часть его тела, которая наливалась будто сталь. Позже, будучи неопытным мальчишкой, он нашёл применение ему, прочувствовав, что касание руки может облегчить боль в мошонке.

Он много потерял, не взяв в свою постель какую-нибудь служанку. Николас смотрел в окно и вспоминал упругие груди Констанции, которые касались его при соитии. В чреслах снова стало туго. Рука мужчины опустилась на причинное место, сжав его. Ник застонал. До дома оставалось ещё пять миль и, не удовлетворившись поглаживанием через ткань, мужчина, кое-как сняв штаны, схватил член в кулак и открыл головку. Ветер, пробившийся в окно, заставил член дёрнуться от приятной прохлады. Ник сжал его и начал водить, ускоряя движения. Другой рукой он схватил яйца и стал мять их, дабы приблизить оргазм. Из груди вырвался стон. Он освободил член и плюнул на руку. Без женской смазки совсем не то. Но Ник привык справляться без этого.

Вернув руку на место, поступательными движениями он стал долбить член в кулак, приподнимая бёдра. Ему не мешала не крутая дорога, не раскрытые окна. Из горла вырвался крик блаженства и Ник откинулся на сиденье. Улыбнулся. Трясущейся рукой достал из кармана платок и вытер руки, обмякший пенис. Надел штаны и с довольной миной на лице продолжил путь, уже размышляя об экспериментах отца и о маленькой хорошенькой Кэти.

Девушка нравилась мужчине, и он тайно желал её. Она была милой, доверчивой, словно щенок и хорошенькой. Наверное, из-за доброты к нему, он и не предпринимал попытки соблазнения. Ему нравилась эта лживая игра в брата и сестру. Отец писал, что эксперименты проходят замечательно и тело Кэти прекрасно впитывает всё, что ему дают. Сердце мужчины сковала зависть. Отец никогда не говорил так о нём: с гордостью. Однажды, после неудачной смерти Рэйчел, Ник предложил герцогу взять его в качестве подопытного. Роберт отказал, ссылаясь на то, то женский организм лучше перенесёт «Чёртово колесо», как он называл свою практику. Но Николас полагал, что Его Сиятельству просто нравилось резать невинных девушек. Он ехал в поместье по его указу. Так бы остался бы в Лондоне и провёл Рождество в компании какой-нибудь красотки. Но Кэтрин нужна поддержка, и только он может вселить в неё надежду и не наломать дров. Признаться, молодой лорд, побаивался её новых возможностей, и только чистое сердце давало гарантию, что юная леди не свернёт ему шею.

Карета остановились, и лошади неистово заржали. Послышался смех конюха.

- Я тоже по Вам соскучился! – он погладил лошадей и посмотрел на открывавшуюся дверь. Из неё вышел маркиз Орлон. Щеки заалели и конюх в который раз поразился, что у Его Милости такой симпатичный сын, учитывая, что ни сам герцог, ни его покойная супруга красотой не блистали.

- Милорд! Добро пожаловать домой! – конюх склонил голову,- нынче погода всё суровей становится. Дороги, верно, замело?

- Пока нет, но через пару-тройку дней проехать будет невозможно, - отозвался маркиз, смотря на родной дом. – Его Сиятельство и леди Кэтрин дома?

- Да, милорд. Леди Кэтрин в библиотеке, а Его Сиятельство у себя в апартаментах. Все Вас очень ждали, особенно Ваша сестра.

- Знаю,- Николас улыбнулся Роджеру и размашистым шагом направился к крыльцу. Он вошёл в дом и сразу же схватил в объятия Кэтрин, которая кинулась к нему на шею с радостным воплем.

- Вы приехали! Я так ждала!

Волосы Кэти были распущены и щекотали Нику нос. Он чихнул и отпустил девушку. -Как поживает моя егоза?

Кэтрин поджала губы.

- Не заставляйте меня говорить, что хорошо. Это не так.

Что-то в ней изменилось. Что-то со взглядом. В ней не было уже той наивности, которая была, когда он только уехал.

- Что произошло?

- Не здесь. Ни к чему люду слушать хозяйские разговоры,- вымученно улыбнулась.

- Наконец-то привыкла к новому положению?

- Невозможно привыкнуть к такому. Но, Вы правы, маркиз, я заслужила знатную фамилию и все благи, которые присуще Вам. Думаю, сполна оплатила это, вы так не считаете?

- Да, полностью согласен,- Ник выдохнул и запустил пятерню в волосы.

Они были мокрые от шедшего снега.

- Милорд, ужин будет подан через полчаса,- в холл ввалилась грузная женщина. Она была новым приобретением герцога. Высокая, полная и круглощёкая, она напоминала доярку. Грубый голос и мужские повадки явно привлекали хозяина поместья. Ник усмехнулся. Эта та новая любовница, о которой отец писал в письме. Чтож, у каждого свой вкус. Иногда даже специфический.

- Ступай, Кэти. Свидимся за ужином. Я поднимусь к отцу.

Девушка недовольно сморщилась и быстро испарилась. Ник даже не понял, как это произошло.

Мужчина взбежал по лестнице, на ходу перепрыгивая ступеньки , прошёл по длинному коридору с висящими на стенах гобелёнами его предков и остановился перед большой деревянной дверью с замысловатой резьбой. Постучал. Приоткрыл.

- Отец, это я, Николас,- дал о себе знать.

- Проходи, мой мальчик.

Ник закрыл за собой дверь.

- Мне кажется, или Вы помолодели, Ваше Сиятельство?

Герцог довольно усмехнулся.

- Есть немного. Я улучшил сыворотку и вуа-ля! – мужчина хлопнул в ладоши,- я помолодел на десять лет. И это, сын, не предел.

Ник нахмурился.

- Побочных эффектов нет?

- А ты их видишь?

- Нет.

- Я их пока не наблюдал. Если только кости хрустеть при движении перестали и спину не ломит каждый раз, когда нагибаюсь.

Николас немного позавидовав отцу. Хоть он и был сумасшедшим, но с каким мозгом!

- Ты уже видел Кэтрин? – спросил герцог.

- Да, первым делом, отец.

Роберт нахмурился.

- Завтра Рождество и я решил, что следующее испытание подождёт денёк. Завтра вечером, поговори с ней обо всём этом. Мне не нужны её истерики, они мешают делу. В последнее время, девчонка стала зазнаваться и дерзить. Мне это не по нраву. Не люблю упёртых кобылиц.

- Хорошо. Ничего не слышно от графа Родстера?

- Он отказался случать своих кобыл с нашими конями и отказался продать одну. Но я уже договорился с Виконтом Кинбурном. Ему срочно нужен капитал, а мы можем его дать. У него хороший выводок лошадей. Будем думать, случка будет успешной. Завоз будет весной.

- Прекрасная новость, сэр! Я откланяюсь. Надобно освежиться перед ужином.

- Ступай.

Роберт тем временем выдохнул порцию негатива. Он любил Ника, но тот его чрезмерно огорчал и раздражал. Особенно тем, что ему всегда всё нужно разжёвывать. Будучи довольно умным ученым мужчина полагал, что такими должны быть все, дабы соблюдать равновесие. Но, увы, Создатель счёл нужным посвятить в таинство лишь его одного. Прискорбно. Но он оправдает надежды и создаст новую расу. Совершенную, мощную, бессмертную и смертоносную. Британии нужно оружие. Кэтрин выпала честь быть первой, среди прочих. Роберт сразу заметил милую крестьянку в особняке покойного герцога. Она идеально подходила на роль кролика. Милая, нежная, невинная и сильная духом. В ней цвела жизнь. Вероятно, поэтому она до сих пор жива. Рэйчел не была такой. Она постоянно ныла, истерила и падала в обмороки. С ней была лишь одна морока. Было неудивительно, что после второго этапа она покончила с собой. Но Кэти… Она будто виски. Чем дольше выдержка, тем сильнее даёт в голову.

Каприс

Я чувствовала себя счастливой. Впервые за долгое время. Николас. Он дома и такой красивый. Исхудал немного, но это только подчеркнуло его скулы и выразительные глаза. Я так долго ждала этого дня. Четыре месяца. Целая вечность в аду, с надеждой, что скоро единственный родной человек приедет. Рождество. Я любила этот праздник. Роберт не устраивал мне испытаний в эту ночь. Зато последующее были жутковаты. Мне дарили подарки, в основном украшения. Они тихо покоились в деревянной шкатулке и ждали своего часа. Я не хотела их носить. Они хранили энергию Роберта и потому были мне противны. Но подарки были дорогими, а значит ценными. Кто знает, может они мне понадобятся в будущем. Вероятно сейчас, Ник беседует с герцогом. Не думаю, что это радостное событие. Роберт как обычно холоден с сыном и сдержан. Я уже приготовилась к ужину, хотя есть мне хотелось меньше всего. Хотелось сесть рядом с братом и просто говорить. Высказаться. Я не привыкла жаловаться, да и некому. Но Николас был тем, кому я доверяла.

На протяжении всего времени пока его не было, я оттачивала вампирские навыки. Кровь мне поставлял Кристоф раз в месяц. Этого было достаточно для моего организма, чтобы не оголодать до убийства. Но это было настолько противно, что и сейчас сморщиваюсь от отвращения. Приобретённая сила мне нравилась, но она быстро истощала. Поэтому ей можно было пользоваться только в крайних случаях. Она поглощала слишком много энергии. В прошлый раз я пролежала в постели больше суток, пытаясь прийти в себя.

Роберт же был доволен результатами. Я не сомневалась, что он почёсывает руки в предвкушении нового опыта. Он мне хочет внедрить какой-то ген. Я не могу выговорить его, но звучит он страшно.

Накинула на плечи шали. Мне казалось, что она меня скрывает, защищает. Вышла из комнаты. В коридоре было глухо. Прислушалась. Роберт до сих пор у себя в покоях. Николас умывается, а слуги о чем-то сплетничают. Спустилась по лестнице, прошла в обеденную, и села за стол. Атмосфера царила нещадаящая: напряжение, суета и тихая радость из-за приезда маркиза. В скором времени Ник и его отец спустились и сели за стол.

- Всем приятного аппетита, - провозгласил Роберт, беря приборы в руки.

Я промолчала. Ник тихо пробормотал благодарность. Все принялись вкушать яства. Я клевала, как птичка, не чувствую голода.

После ужина мы с Николасом засели в библиотеке. Он привёз мне ещё несколько книг. Я готова была его расцеловать.

- Ты писала, что зачитываешься Байроном. Можно узнать, какое творение тебя привлеко больше всего?

Во мне зажглась искра. Я выучила несколько стихотворений. Но особенно мне полюбилось одно. Его я и собиралась прочитать.

- Душа моя мрачна. Скорей, певец, скорей!

Вот арфа золотая:

Пускай персты твои, промчавшиеся по ней,

Пробудят в струнах звуки рая.

И если не навек надежды рок унес,

Они в груди моей проснутся,

И если есть в очах застывших капля слез -

Они растают и прольются.

Пусть будет песнь твоя дика. - Как мой венец,

Мне тягостны веселья звуки!

Я говорю тебе: я слез хочу, певец,

Иль разорвется грудь от муки.

Страданьями была упитана она,

Томилась долго и безмолвно;

И грозный час настал - теперь она полна,

Как кубок смерти, яда полный. [Дж.Байрон]

Закончив читать, я погрузилась в раздумья. Это стихотворение характеризовало моё душевное состояние. Мне полюбился Байрон, (и) в его сочинениях я часто находила отклик.

- Красиво. И так мрачно, - произнёс Ник.- Кэти, нам нужно поговорить. Присядь рядом.

Я улыбнулась. Села. И внимательно посмотрела на мужчину.

- Я знаю, что тебе тяжело. Это чувствуется. Понимаю, что жить тебе не хочется, и ты ненавидишь каждый прожитый день. Но что, если это закончится? Мой отец не вечен и ему уже за пятьдесят. Что если у тебя будет шанс жить нормально, после его смерти? Только нужно немного потерпеть.

- Я не могу умереть,- прошептала я,- я не могу противиться его зову. Он что-то делает со мной, связывает своим голосом. Проникает под кожу будто яд. И я не могу поступить так, лишиться жизни. Я знаю, что если меня не будет, появится другая. Невинная, милая и напуганная до смерти. Я уже привыкла. Хотя нельзя привыкнуть к боли. Но лучше я, нежели кто-то другой. – Голос мой дрожал от эмоций. Я едва не разревелась.- И вряд ли он умрёт.… Кажется, он проводит и на себе эксперименты. Его лицо разгладилось немного, морщины втянулись в кожу, а волосы лишись седины. Нет, он, проживёт слишком долго. Такие как он, не умрут быстро.

Николас почесал подбородок. Я видела тень, промелькнувшую в его глазах.

- Ты не можешь этого знать. Я не могу помешать ему, он и надо мной имеет власть…. Могу только заверить, малышка Кэти, что буду рядом. Ты можешь на меня опереться в любую минуту. Жаль, что не могу изменить твою судьбу….

Я положила голову ему на плечо.

- Ничего страшного. Я терпела и продолжу терпеть. Это неизбежно.

Мы просидели молча в полной тишине какое-то время. После, Ник рассказал о Лондоне, о новых занимательных сплетнях, новшествах и мы разошлись по комнатам. Я не спала. В последнее время спать мне хочется всё реже и реже.

Зима дарила нам снег. И я частенько выбиралась ночью в поле, чтобы просто поваляться в нём и поделать снежных ангелов. Иногда делала снеговиков. В детстве я любила их делать. Вместе с отцом, позже с Эндрю. Мы дурачились и играли в снежки. Сейчас грудь сдавило в тиски и не хотелось омрачать прошлое мрачным настоящим. Именно поэтому, я перестала лепить фигуры из снега, перестала в полной мере наслаждаться зимой.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.188.251 (0.016 с.)