При этом в срок наказания, назначенного на основании ч.5 ст. 69 УК РФ, засчитывается наказание, отбытое по первому приговору.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

При этом в срок наказания, назначенного на основании ч.5 ст. 69 УК РФ, засчитывается наказание, отбытое по первому приговору.



Приговором Калужского районного суда от 01 марта 2019 года Немцов Д. О., ранее судимый 24 января 2018 года по п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а» ч.2 ст. 158, ч.1 ст. 161 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием из заработной платы 10 % в доход государства, осужден по п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а» ч.2 ст. 158, пп. «а, в» ч.2 ст. 158 с применением ч.2 ст. 69 УК РФ к 11 месяцам исправительных работ с удержанием из заработной платы 10% в доход государства. На основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, за которые осужден настоящим приговором и приговором Калужского районного суда от 24 января 2018 года, назначено наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием из заработной платы 10% в доход государства.

В срок отбытия наказания зачтено наказание, отбытое по приговору Калужского районного суда Калужской области от 24.01.2018 года.

Также Немцов Д.О. осужден по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное настоящим приговором на основании ч.5 ст. 69 УК РФ, и окончательно назначено наказание в виде 1 года 7 месяцев лишения свободы.

Согласно материалам дела Немцов совершил четыре кражи в августе – сентябре 2017 года, т.е. до вынесения приговора Калужского районного суда от 24 января 2018 года, а открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, он свершил 26 января 2018 года, то есть после вынесения первого приговора. 

Приговором Калужского районного суда от 24 января 2018 года Немцову по совокупности совершенных преступлений назначено наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием из заработной платы 10 % в доход государства.

Из материалов дела следует, что это наказание Немцов отбыл полностью.

При назначении наказания на основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, за которые Немцов осужден до вынесения первого приговора и первым приговором (Калужского районного суда от 24 января 2018 года), с учетом положений ч.4 ст. 88 УК РФ суд назначил Немцову наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием из заработной платы 10% в доход государства.

В соответствии с требованиями уголовного закона суд указал, что в срок отбытия наказания, назначенного на основании ч.5 ст. 69 УК РФ, засчитывает отбытое наказание по приговору Калужского районного суда Калужской области от 24 января 2018 года.

С учетом того, что назначенное на основании ч.5 ст. 69 УК РФ наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием из заработной платы 10 % в доход государства не превышает назначенное по приговору Калужского районного суда Калужской области от 24 января 2018 года наказание, следует считать, что Немцов отбыл наказание, назначенное на основании ч.5 ст. 69 УК РФ, и освободить его отбывания данного наказания.

При назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному за совершенное после вынесения первого приговора преступление, частично или полностью должно быть присоединено неотбытое наказание, назначенное по правилам ч.5 ст. 69 УК РФ.

Между тем суд первой инстанции при назначении наказания Немцову на основании ст. 70 УК РФ вопреки требованиям уголовного закона указал, что к наказанию, назначенному за преступление, предусмотренное п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (совершенное после вынесения первого приговора), частично присоединяет наказание, назначенное на основании ч.5 ст. 69 УК РФ.

Учитывая, что Немцовым полностью отбыто наказание, назначенное по правилам ч.5 ст. 69 УК РФ, не имеется неотбытого наказания, которое частично или полностью могло быть присоединено к наказанию, назначенному за преступление, предусмотренное п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, судебная коллегия исключила из приговора назначение Немцову наказания на основании ст. 70 УК РФ и определила считать Немцова подлежащим к отбытию наказания в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, назначенного по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-692/2019)

В соответствии с ч.1 и ч.3 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, с учетом положений Общей части УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Исходя из положений ч. 1.1 ст. 63 УК РФ решение суда о признании обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, зависит от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного и должно быть надлежащим образом мотивировано в приговоре.

В соответствии с ч.1. ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Приговором Людиновского районного суда от 07 февраля 2019 года Афанасенков Д. С., ранее судимый, осужден по ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 1) к 1 году лишения свободы, п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (эпизод № 2) к 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (эпизод № 3) к 6 месяцам лишения свободы, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 4) к 1 году 3 месяцам лишения свободы; п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 5) к 1 году 2 месяцам лишения свободы; п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (эпизод № 6) к 8 месяцам лишения свободы, ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 7) к 1 году 2 месяцам лишения свободы, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 8) к 1 году 3 месяцам лишения свободы, ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 166 УК РФ (эпизод № 9) к 6 месяцам лишения свободы, ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 10) к 1 году 2 месяцам лишения свободы, п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (эпизод № 11) к 8 месяцам лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговорам от 03 мая 2017 г. и от 29 ноября 2017 г.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по приговорам от 03 мая 2017 г. и от 29 ноября 2017 г. назначено окончательное наказание в виде 4 лет лишения свободы;

Фомин И. С., ранее не судимый, осужден по ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 1) к 1 году лишения свободы, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 4) к 1 году 3 месяцам лишения свободы; п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 5) к 1 году 2 месяцам лишения свободы; ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 7) к 1 году 2 месяцам лишения свободы, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 8) к 1 году 3 месяцам лишения свободы с применением ч.3 ст. 69, 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев;

Резинкин Н. А., ранее не судимый, осужден по п «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (эпизод № 6) к 8 месяцам лишения свободы, ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод №7) к 1 году 2 месяцам лишения свободы, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 8) к 1 году 3 месяцам лишения свободы с применением ч.3 ст. 69, 73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

Додельцев Н. А., ранее не судимый, осужден по ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 10) к 1 году лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.

При назначении осужденным наказания суд признал наличие в действиях Афанасенкова по эпизодам № 4, 6, 7, 8, 9, 10, 11, Фомина по эпизодам № 4, 7, 8, Резинкина по эпизодам № 6, 7, 8, Додельцева по эпизоду № 10 в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, однако суд в приговоре свои выводы не мотивировал, не указал, на основании каких данных о характере и степени общественной опасности преступления, обстоятельствах его совершения и личности виновного состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, признано обстоятельством, отягчающим наказание осужденных, а также каким образом нахождение в состоянии опьянения повлияло на действия осужденных при совершении преступлений.

Судебная коллегия исключила указание о признании отягчающим наказание обстоятельством совершение осужденными Афанасенковым, Фоминым, Резинкиным, Додельцевым указанных преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Суд первой инстанции обоснованно признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной Афанасенкову по эпизодам № 1, 2, 4, 5, 6, 7, 8, 9 , Фомину по эпизодам № 1, 5, 8, Резинкину по эпизодам № 6, 7, 8.

Согласно материалам уголовного дела осужденными Афанасенковым по эпизодам № 3, 10. 11, Фоминым по эпизодам № 4, 7, Додельцевым по эпизоду № 10 также были сделаны заявления, в которых они изложили обстоятельства совершенных ими преступлений, когда правоохранительным органам не было известно об их причастности к совершению данных преступлений. 

По эпизодам № 10, 11 Афанасенков и Додельцев осуждены за покушение на неправомерное завладение без цели хищения автомобилем, принадлежащим К.А., Афанасенков также осужден за тайное хищение из данного автомобиля имущества, принадлежащего К.А., - аккумуляторной батареи стоимостью 3000 рублей (совершенное группой лиц по предварительному сговору с Додельцевым, уголовное дело в отношении которого по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ прекращено на основании ст. 25 УПК РФ).

Из материалов дела следует, что 08 июля 2018 года Афанасенков и Додельцев с целью неправомерного завладения без цели хищения автомобилем К.А. пытались запустить двигатель автомобиля для осуществления поездки на нем, однако не смогли этого сделать, автомобиль остался на месте, после этого Афанасенков и Додельцев тайно похитили из автомобиля К.А. аккумуляторную батарею.

08 июля 2018 года К.А. обратился в органы полиции с заявлением, в котором просил привлечь к уголовной ответственности неизвестное ему лицо, которое похитило из его автомобиля аккумуляторную батарею.

Уголовное дело по факту хищения из автомобиля К.А. аккумуляторной батареи было возбуждено 08 июля 2018 года по ч.1 ст. 158 УК РФ в отношении неустановленного лица (одного).

09 июля 2018 года Афанасенков, будучи допрошенный в качестве свидетеля, сообщил правоохранительным органам о том, что 08 июля 2018 года около 5 часов он вместе с Додельцевым пытался угнать автомашину К.А., но они не смогли запустить её двигатель, после этого похитили из автомашины аккумуляторную батарею.

10 июля 2018 года Додельцев, будучи допрошенным в качестве свидетеля, также сообщил правоохранительным органам о том, что 08 июля 2018 года он вместе с Афанасенковым пытались угнать автомашину К.А., но не смогли завести двигатель, после этого похитили из автомашины аккумуляторную батарею.

Согласно рапорту дознавателя от 10 июля 2018 года о совершении покушения на неправомерное завладение автомобилем К.А. и тайного хищения из автомобиля имущества К.А. Афанасенковым и Фоминым правоохранительным органам стало известно в ходе допроса Афанасенкова и Фомина в качестве свидетелей.

На основании этих данных Афанасенков и Додельцев были привлечены к уголовной ответственности по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ, и 30 июля 2018 года было возбуждено уголовное дело в отношении Афанасенкова и Фомина по ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ по факту неправомерного завладения без цели хищения автомобилем К.А.

По эпизоду № 3 Афанасенков осужден за тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору (с Фоминым, уголовное дело в отношении которого по этому эпизоду прекращено на основании ст. 25 УПК РФ).

Из материалов дела следует, что 02 мая 2018 года Афанасенков и Фомин по предварительной договоренности проникли в салон автомобиля «Фольксваген Пассат» откуда тайно похитили имущество, принадлежащее М.: видеорегистратор, флеш – карту, панель от автомагнитолы.

М. о совершении кражи из автомашины в правоохранительные органы не сообщила.

Однако Афанасенков и Фомин в своих объяснениях 12 и 13 июня 2018г. сообщили правоохранительным органам о совершении ими кражи из автомашины «Фольксваген Пассат».

На основании этих данных 13 июня 2018 года было возбуждено уголовное дело в отношении Афанасенкова и Фомина по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ. 

При таких обстоятельствах сообщения Афанасенкова по эпизодам № 3, 10, 11 и Додельцева по эпизоду № 10 о совершении ими преступлений судебная коллегия признала явками с повинной, в соответствии с ч.1 ст. 61 УК РФ эти явки с повинной признаны смягчающим наказание обстоятельствам, учтены в качестве смягчающего обстоятельства, в соответствии с ч.3 ст. 60 УК РФ указанное смягчающее обстоятельство учтено при назначении наказания Афанасенкову по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (эпизод № 3), по ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 10), по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (эпизод № 11) и Додельцеву по ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 10).

Кроме того, в материалах уголовного дела имеются заявления о явке с повинной Фомина по эпизоду преступления № 4 по факту неправомерного завладения без цели хищения автомобилем ВАЗ – 2109, припаркованным по адресу №1, и по эпизоду преступления № 7 по факту неправомерного завладения без цели хищения автомобилем ВАЗ, находящимся по адресу №2, которые суд исследовал в судебном заседании, однако, вопреки требованиям, предусмотренным ч.1 ст. 61 УК РФ, не признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств и не учел, вопреки требованиям, предусмотренным ч.3 ст. 60 УК РФ, при назначении наказания Фомину за указанные преступления.

Мотивы, по которым указанные явки с повинной Фомина не были признаны смягчающими наказание обстоятельствами, в приговоре не приведены.

В соответствии с ч.1 ст. 61 УК РФ судебная коллегия признала явку с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства Фомину по эпизодам преступлений № 4 и 7, на основании ч.3 ст. 60 УК РФ учла указанное смягчающее обстоятельство при назначении наказания Фомину по п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 4) и по ч.3 ст. 30, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (эпизод № 7).

Учитывая внесенные в приговор изменения судебная коллегия смягчила назначенное Афанасенкову, Фомину, Резинкину и Додельцеву наказание по всем эпизодам преступлений, за которые они осуждены.

С учетом исключения из приговора указания на наличие отягчающего наказание обстоятельства при совершении преступлений Афанасенковым по эпизодам № 4, 6, 7, 8, 9, 10, 11, Фоминым по эпизодам № 4, 7, 8, Додельцевым по эпизоду № 10, Резинкиным по эпизодам № 6, 7, 8 и признания смягчающим наказание обстоятельством явки с повинной Афанасенкову по эпизодам № 3, 10, 11, Фомину по эпизодам № 4, 7, Додельцеву по эпизоду № 10 судебная коллегия применила положения, предусмотренные ч.1 ст. 62 УК РФ, при назначении наказания.

 

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-490/2019)

II. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В силу ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. При этом по смыслу уголовного закона действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями, предоставлением средств или орудий совершения преступления надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ, и содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Приговором Людиновского районного суда от 08 апреля 2019 года Семенов Д.А. осужден по ч. 1 ст. 161, п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 1593, ч. 1 ст. 162 УК с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

Суд при рассмотрении дела по ч. 1 ст. 161, ч. 1 ст. 162, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ в особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, предусмотренном главой 40 УПК РФ, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора не допустил.

Описательно-мотивировочная часть приговора содержит описание преступных деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 161, ч. 1 ст. 162, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с обвинением в совершении которых согласился Семенов Д.А., а также выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без судебного разбирательства.

Действиям осужденного Семенова Д.А. по ч. 1 ст. 161, ч. 1 ст. 162, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ судом дана правильная юридическая оценка.

Вместе с тем в части осуждения Семенова Д.А. по ч. 2 ст. 1593 УК РФ на основании п. 3 ст. 38915, п. 1 ч. 1 ст. 38918 УПК РФ в связи с нарушением требований Общей части УК РФ приговор подлежит отмене.

В соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05 декабря 2006 года № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» глава 40 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения, в частности, содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само уголовное дело прекращено, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Из предъявленного Семенову Д.А. обвинения и установленных судом обстоятельств следует, что Семенов Д.А. и иное лицо около магазина «М» договорились на хищение денежных средств с банковской карты П., которую ранее похитил Семенов Д.А. Затем Семенов Д.А., чтобы не вызывать подозрения у продавца, остался стоять около магазина, а иное лицо зашло с банковской картой П. в магазин, где ввело в заблуждение сотрудника магазина о принадлежности ей указанной карты, предъявило указанную банковскую карту и путем введения пин-кода осуществило с нее приобретение 1 пачки сигарет стоимостью 103 рубля 80 копеек. Семенов Д.А. и иное лицо распорядились похищенным по своему усмотрению, причинив П. материальный ущерб на 103 рубля 80 копеек.

Вышеописанные действия органом предварительного расследования и судом квалифицированы по ч. 2 ст. 1593 УК РФ - мошенничество с использованием электронных средств платежа, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Из предъявленного обвинения и установленных судом обстоятельств следует, что Семенов Д.А. непосредственно не участвовал в хищении чужого имущества (стоял на улице у магазина, чтобы не вызывать подозрения у продавца), а лишь предоставил кредитную карту иному лицу для хищения денежных средств, т.е. предоставил средство совершения преступления. Само хищение осуществлено иным лицом без его участия. При таких обстоятельствах деяние Семенова Д.А. подлежит квалификации по ч. 5 ст. 33 ч. 1 ст. 1593 УК РФ.

Однако, учитывая стоимость похищенного имущества, положения ст. 7.27 КоАП РФ, а также то, что не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются, суд апелляционной инстанции отменил приговор в части осуждения Семенова Д.А. по ч. 2 ст. 1593 УК РФ и прекратил уголовное преследование в отношении него на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления с признанием за Семеновым Д.А. в этой части права на реабилитацию.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-432/2019)

По смыслу уголовного закона, совокупность преступлений, предусмотренных ст. 119 УК РФ, совершенных в отношении одного и того же потерпевшего, будет иметь место только в тех случаях, когда угроза убийством, воспринятая потерпевшим реально, была высказана виновным лицом в разное время и не охватывалась единым его намерением.

Приговором Калужского районного суда от 01 февраля 2019 года Луговой Е.Ю. ранее судимый осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ, ст. 70 УК РФ к одному году восьми месяцам лишения свободы.

Луговой Е.Ю. признан виновным в угрозе убийством С.П., когда имелись основания опасаться осуществления этой угрозы убийством; незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица; угрозе убийством С.П., С.Н., Д.В., когда имелись основания опасаться осуществления этой угрозы убийством.

Так, потерпевший С.П. показал, что он со своей супругой С.В., дочерью С.Н. и матерью супруги – Д.В. проживает в квартире № 6, в этом же доме в квартире № 5 проживает Луговой, с которым у них сложились неприязненные отношения. 07 апреля 2018 года, около 10 часов, он находился у своей квартиры, когда Луговой, находящийся в состоянии алкогольного опьянения, начал выражаться в его адрес нецензурной бранью и нанес ему не менее двух ударов в область груди, от чего он (С.П.) испытал физическую боль. Он оттолкнул Лугового и вернулся в свою квартиру, вызвав сотрудников полиции. Выйдя через некоторое время из квартиры, он увидел Лугового с ножом в руках, которым тот начал размахивать вблизи его лица. После чего Луговой выронил или бросил на пол нож и снова нанес ему не менее двух ударов кулаками в область груди, от чего он испытал физическую боль. Также Луговой схватил его за карман куртки, повредив ее. Желая избежать продолжения конфликта, он оттолкнул от себя Лугового и направился в комнату своей квартиры (столовую). В этот момент Луговой без какого-либо разрешения проследовал за ним, тем самым незаконно проникнув в квартиру, где вновь начал высказывать в адрес С.П. и членов его семьи угрозы убийством, говоря, что «убьет, подорвет, уничтожит» их.

Потерпевшие С.Н. и Д.В. по обстоятельствам дела дали аналогичные с С.П. показания, показав также, что разрешения Луговому на проникновение к ним в жилище они не давали. С.Н. снимала происходящее в их квартире на камеру своего мобильного телефона.

С.П., С.Н. и Д.В. показали также, что угрозы убийством со стороны Лугового с учетом нахождения его в состоянии алкогольного опьянения, агрессивного поведения они воспринимали реально и опасались их реализации.

Потерпевшая С.В. показала, что своего разрешения на проникновение Лугового в ее жилище она не давала.

Проанализировав эти и другие доказательства, подробное содержание которых приведено в приговоре, оценив их с точки зрения достоверности и допустимости, сопоставив между собой, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что имеющаяся совокупность доказательств достаточна для признания Лугового виновным в угрозе убийством С.П., С.Н., Д.В. и незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица.

Однако, как это следует из установленных и изложенных в приговоре обстоятельств, Луговым был совершен ряд непрерывных и взаимосвязанных действий, которые происходили в одно и то же время, в одном и том же месте и охватывались единым его умыслом, направленным на угрозу убийством С..П., С..Н. и Д.В., у которых имелись реальные основания опасаться осуществления этой угрозы убийством.

В этой связи квалификация действий осужденного по ч. 1 ст. 119 УК РФ по эпизоду угрозы убийством С.П., С.Н., Д.В. является излишней.

На основании изложенного приговор судаизменён, из приговора исключено, как излишне вмененное, указание об осуждении Лугового Е.Ю. по ч. 1 ст. 119 УК РФ (по эпизоду угрозы убийством в отношении С.П., С.Н., Д.В.);постановленосчитать Лугового Е.Ю. осужденным по ч. 1 ст. 119 УК РФ (по факту угрозы убийством в отношении С.П., С.Н., Д..) и ч. 1 ст. 139 УК РФ.

 

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-468/2019)

Статья 228.1 УК РФ предусматривает, что незаконный сбыт наркотических средств следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю наркотических средств.

Приговором Калужского районного суда от 06 марта 2019 года Гаврилов Ю.А. осужденпо ст. 264.1, ст. 264.1,  п. «а» ч.4 ст. 228.1, п. «а» ч.4 ст. 228.1, ч.3 ст. 30, п. «а, г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ с применением ч.3 ст. 69 УК к 12 годам лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами сроком на 3 года; Щукина К.В. осуждена по п. «а» ч.4 ст. 228.1, п. «а» ч.4 ст. 228.1, ч.3 ст. 30, п. «а, г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ с применением ч.3 ст. 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

Судом первой инстанции правильно установлены фактические обстоятельства совершения Гавриловым и Щукиной преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств в составе организованной группы.

Судом установлено, что в 2018 году Гаврилов и Щукина вступили в организованною группу, созданную неустановленным лицом для совершения особо тяжких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств на территории г. К., с целью извлечения постоянного незаконного дохода.

При этом неустановленное лицо осуществляло руководство деятельностью организованной группы, организацию и планирование совершаемых преступлений, приобретение, хранение, расфасовку наркотических средств и передачу их тайниковым способом Щукиной и Гаврилову, подыскание покупателей наркотических средств, передачу им сведений о местах нахождения закладок с наркотическими средствами, получение и распределение денежных средств от незаконного оборота наркотиков. Роль Гаврилова и Щукиной при совершении преступлений в составе организованной группы заключалась в получении от неустановленного лица (руководителя организованной группы) бесконтактным способом через заранее оборудованные тайники крупных партий расфасованных наркотических средств для осуществления незаконного сбыта потребителям на территории г. К., в оборудовании тайников на территории г. К. и помещении в них закладок с наркотическим средством, в сообщении руководителю организованной группы посредством глобальной сети Интернет информации о местонахождении оборудованных ими тайников с наркотическим средством, за что получали от неустановленного лица (руководителя организованной группы) вознаграждение.

В 2018 году в период, предшествующий 18 ч 40 мин 16 января, неустановленное лицо (руководитель организованной группы) незаконно приобрело наркотическое средство в значительном размере, незаконно перевезло это наркотическое средство в г. К. и поместило в специально оборудованный тайник, сообщило о местонахождении тайника с наркотическим средством Щукиной и Гаврилову. Щукина и Гаврилов в 2018 году в период, предшествующий 18 ч 40 мин 16 января, взяли из тайника предназначенное для сбыта наркотическое средство, прибыли на берег реки, где Гаврилов соорудил тайник и поместил в него закладку с наркотическим средство в значительном размере в количестве 0,43 грамма, Щукина, находясь рядом с Гавриловым, наблюдала за окружающей обстановкой, чтобы в случае опасности предупредить об этом Гаврилова, затем сфотографировала при помощи своего мобильного телефона место закладки наркотического средства, сделала его описание. Затем при помощи глобальной сети Интернет Гаврилов и Щукина сообщили неустановленному лицу (руководителю организованной группы) координаты и описание места нахождения закладки с наркотическим средством.

В 2018 году в период, предшествующий 18 ч 40 мин 16 января, неустановленное лицо (руководитель организованной группы) незаконно приобрело наркотическое средство в значительном размере, незаконно перевезло это наркотическое средство в г. К. и поместило в специально оборудованный тайник, сообщило о местонахождении тайника с наркотическим средством Щукиной и Гаврилову. Щукина и Гаврилов в 2018 году в период, предшествующий 18 ч 40 мин 16 января, взяли из тайника предназначенное для сбыта наркотическое средство, прибыли на берег реки, где Гаврилов соорудил тайник и поместил в него закладку с наркотическим средством в значительном размере в количестве 0,44 грамма. Щукина, находясь рядом с Гавриловым, наблюдала за окружающей обстановкой, чтобы в случае опасности предупредить об этом Гаврилова, затем сфотографировала при помощи своего мобильного телефона место закладки наркотического средства, сделала его описание. Затем при помощи глобальной сети Интернет Гаврилов и Щукина сообщили неустановленному лицу (руководителю организованной группы) координаты и описание места нахождения закладки с наркотическим средством.

В 2018 году в период, предшествующий 18 ч 40 мин 16 января, неустановленное лицо с целью незаконного сбыта приобрело наркотическое средство в крупном размере массой не менее 11,36 грамма, расфасовало его в не менее 26 свертков, перевезло это наркотическое средство в г. К. и поместило в специально оборудованный тайник, расположенный в 200 м от дома по адресу…. Посредством глобальной сети Интернет неустановленное лицо (руководитель организованной группы) сообщило Гаврилову и Щукиной о местонахождении тайника с наркотическим средством. Гаврилов и Щукина, получив информацию о местонахождении тайника с наркотическим средством, предназначенным для незаконного сбыта, в 2018 году в период, предшествующий 18 ч 40 мин 16 января, прибыли к месту расположения тайника с наркотическим средством, приобрели бесконтактным способом, забрав из тайника, не менее 26 свертков с наркотическим средством в крупном размере массой не менее 11,36 грамма, предназначенных для незаконного сбыта. После этого Щукина положила приобретенное наркотическое средство в свою перчатку и стала вместе с Гавриловым его хранить с целью незаконного сбыта на территории г. К., однако свой умысел участники организованной группы не смогли довести до конца по независящим от них причинам, Гаврилов и Щукина были задержаны сотрудниками правоохранительных органов, Щукина с целью избежания уголовной ответственности выбросила перчатку с наркотическим средством.

17 января 2018 года в ходе обследования местности сотрудниками правоохранительных органов в расположенный в 200 м от дома по адресу…. была обнаружена перчатка Щукиной с наркотическим средством в крупном размере и оборудованные ранее Гавриловым и Щукиной на берегу реки тайники, в каждом из которых находилась закладка с наркотическим средством в значительном размере.

В обоснование своих выводов о доказанности вины Гаврилова и Щукиной в совершении указанных преступлений суд обоснованно сослался на показания самих осужденных в той части, в которой они признаны достоверными, на материалы оперативно-розыскных мероприятий и показания сотрудников полиции об обстоятельствах выявления организованной преступной группы, на показания свидетелей, содержание которых подробно изложено в описательно – мотивировочной части приговора, на фактические данные, содержащиеся в письменных доказательствах.  

Вместе с тем правильно установив фактические обстоятельства преступлений, совершенных Гавриловым и Щукиной, суд дал неправильную юридическую оценку действиям Гаврилова и Щукиной, направленных на незаконный сбыт наркотических средств организованной группой посредством оборудования тайников и закладки в них свертков с наркотическим средством в значительном размере.  

Из материалов дела следует, что Гаврилов и Щукина передали информацию о местонахождении сооруженных ими тайников, в которые они заложили свертки с наркотическим средством в значительном размере, неустановленному лицу – соучастнику в совершении преступления.

Данных о том, что неустановленное лицо довело эту информацию до приобретателя наркотических средств, в материалах дела не имеется.

Таким образом, Гаврилов и Щукина не довели до конца свой умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере по независящим от них обстоятельствам. Действия осужденных, квалифицированные судом по п. « а» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (2 эпизода), суд апелляционной инстанции переквалифицировал на ч.3 ст. 30, п. «а» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (2 эпизода) как покушения на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере, совершенные в составе организованной группы, что повлекло смягчение назначенного осужденным наказания по данным эпизодам преступлений и по совокупности преступлений.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-587/2019)

III. НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ НАКАЗАНИЯ

В соответствии с ч. 1 ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствующими характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.36 (0.019 с.)