Согласно ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Согласно ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.



По смыслу ст. 73 УК РФ, суд может постановить, считать назначенное наказание условным только в том случае, если придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. При этом суд должен учитывать не только личность виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства, но характер и степень общественной опасности совершенных преступлений.

Приговором Людиновского районного суда от 04 февраля 2019 года Бабаев Л.В. ранее не судимый осужден по ст. 111 ч.2 п. «д» УК РФ, с применением положений ст. 73 УК РФ, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, с возложением обязанностей, указанных в приговоре суда.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

При назначении наказания Бабаеву Л.В. суд указал, что учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание осужденного, суд в соответствии со ст. 61 УК РФ признал явку Бабаева Л.В. с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, признание им своей вины и раскаяние в содеянном.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание Бабаева Л.В., суд правомерно признал совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, поскольку именно такое состояние сняло внутренний контроль за его поведением, вызвало агрессию к потерпевшему, что и привело к причинению ему тяжкого вреда здоровью, указанное обстоятельство не оспаривалось в судебном заседании и самим подсудимым.

Назначая Бабаеву Л.В. наказание, суд первой инстанции привел требования, предусмотренные ст. ст. 6, 60 УК РФ, сослался на общественную опасность совершенного преступления, личность осужденного, а также на наличие смягчающих наказание обстоятельств по делу и назначил окончательное наказание, не связанное с изоляцией от общества, с применением правил, предусмотренных ст. 73 УК РФ.

Вместе с тем судом фактически оставлены без внимания обстоятельства совершенного Бабаевым Л.В. преступления и конкретные действия осужденного в момент совершения им преступления. В частности, совершенное Бабаевым Л.В. преступление связано с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Б. из хулиганских побуждений. В приговоре не приведено мотивации относительно возможности исправления Бабаева Л.В. без изоляции его от общества. Ссылки суда на характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, наличие смягчающих наказание обстоятельств, в их совокупности, сами по себе не свидетельствуют о возможности исправления осужденного без реального лишения свободы. По мнению суда апелляционной инстанции применение судом к осужденному Бабаеву Л.В. условного наказания, вопреки требованиям ч. 3 ст. 60 УК РФ, не будет способствовать ни исправлению осужденного, ни соблюдению принципа социальной справедливости.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для применения положений ст. 73 УК РФ к назначенному Бабаеву Л.В. наказанию.

В связи с изложенным суд апелляционной инстанции исключил из приговора суда указание при назначении наказания на применение ст. 73 УК РФ и назначил Бабаеву Л.В. наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-456/2019)

Приговором Людиновского районного суда от 16 апреля 2019 года Котов И.В. ранее не судимый осужден по п."б" ч.2 ст.132 УК РФ к 4 годам лишения свободы. В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное Котову И.В. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условно с испытательным сроком 4 года.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции о назначении Котову И.В. наказания в виде лишения свободы на определенный в приговоре срок, суд апелляционной инстанции признал обоснованными доводы апелляционного представления о чрезмерной мягкости наказания в части применения к осужденному положений ст.73 УК РФ.

Суд первой инстанции при назначении Котову И.В. условного осуждения в должной мере не учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, которое относится к категории тяжкого, конкретные обстоятельства содеянного, а также данные о личности осужденного, его поведении до совершения преступления, в том числе в быту, и влияние назначенного наказания на исправление осужденного и невозможность его исправления без реального отбывания наказания.

С учетом изложенного судебная коллегия исключила из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора ссылку на применение ст. 73 УК РФ и определила Котову И.В. местом отбывания наказания в виде 4 лет лишения свободы исправительную колонию общего режима.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-785/2019)

IV. НАРУШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

В случаях рассмотрения уголовного дела в особом порядке, не предусматривающем исследования в судебном заседании доказательств, относящихся к обвинению, судья постановляет обвинительный приговор только при условии, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу (часть 7 статьи 316 УПК РФ). При наличии сомнений в обоснованности обвинения судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

По смыслу пункта 22 статьи 5, пунктов 4, 5 части 2 статьи 171 и части 1 статьи 220 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого (пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 года № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»).

Данные положения закона во взаимосвязи с положениями части 3 статьи 7, статьи 11 УПК РФ предопределяют не только право, но и обязанность суда в рамках производства согласно главе 40 УПК РФ убедиться в том, что предъявленное лицу обвинение обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, которые, в свою очередь, отвечают требованиям статьи 74 УПК РФ, и одновременно не содержат процессуальных изъянов, перечисленных в статье 75 УПК РФ.

При выявлении обстоятельств, вызывающих разумные сомнения в обоснованности обвинения - полностью, либо в части его - суд обязан решить вопрос о рассмотрении дела в общем порядке для устранения возникших сомнений, независимо от того, что подсудимый с данным обвинением согласился (часть 6 статьи 316 УПК РФ, абзац 3 пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре»).

Приговором Обнинского городского суда от 21 марта 2019 года Юдин В.А. осужден по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, ч.1 ст. 228.1 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Согласно приговору указанные преступления совершены осужденным Юдиным В.А. 11 октября 2018 года и 10 декабря 2018 года в городе О.

Суд первой инстанции не убедился в обоснованности предъявленного Юдину В.А. по эпизоду от 10 декабря 2018 года обвинения по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, то есть в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, а также в том, что такое обвинение подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. Между тем имеющиеся в деле по данному эпизоду доказательства не позволяли принять решение о проведении судебного разбирательства в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Так, согласно предъявленному Юдину В.А. по эпизоду от 10 декабря 2018 года обвинению он «в период времени, предшествующий 14 час. 05 мин. 10 декабря 2018 года на территории города О. бесконтактным способом путем закладки в целях последующего незаконного сбыта незаконно приобрел у неустановленного следствием лица сверток с веществом, содержащим в своем составе 1-фенил-2-пирролидин-1-илпентан-1-он, которое является производным наркотического средства «N-метилэфедрон», массой 0,017 грамма, а также сверток с наркотическим средством – смесью (препаратом), содержащей в своем составе диацетилморфин (героин), 6-моноацетилморфин, ацетилкодеин, массой 0,040 грамма, которые стал незаконно хранить при себе в целях последующего незаконного сбыта потребителем наркотических средств.

10 декабря 2018 года в 13 час. 30 мин. Юдин В.А. был задержан сотрудниками полиции и доставлен в отделение полиции, где у него в ходе личного досмотра обнаружены и изъяты свертки с вышеуказанными наркотическими средствами».

В обоснование виновности Юдина В.А. в инкриминируемом ему по эпизоду от 10 декабря 2018 года преступлении в ходе предварительного следствия собраны и в обвинительном заключении приведены следующие доказательства:

- протокол допроса подозреваемого от 11 декабря 2018 года, в котором Юдин В.А. пояснил, что изъятое у него в ходе личного досмотра наркотическое средство он хранил для личного потребления;

- протоколы допроса обвиняемого от 11 декабря 2018 года и от 14 февраля 2019 года, согласно которым Юдин В.А. от дачи показаний на основании статьи 51 Конституции РФ отказался; при этом в протоколе от 11 декабря 2018 года дословно указано следующее: «вину в совершенном преступлении я признаю полностью и в содеянном раскаиваюсь, повторять ранее данные мной показания в качестве подозреваемого считаю нецелесообразно»;

- протоколы допроса свидетелей, участвовавших при задержании Юдина В.А. 10 декабря 2018 года;

- протокол допроса свидетеля под псевдонимом «И» от 12 января 2019 года об обстоятельствах приобретения им у Юдина В.А. наркотических средств в период с августа по конец октября 2018 года;

- протокол допроса в качестве свидетеля оперуполномоченного Б. от 12 февраля 2019 года об обстоятельствах приобретения 11 октября 2018 года гражданином под псевдонимом «М» наркотических средств у Юдина В.А., а также о задержании последнего 10 декабря 2018 года;

- протокол допроса свидетеля С. от 14 февраля 2019 года, показания которого без привязки к какому-либо временному периоду сводятся к тому, что Юдин В.А. является как потребителем, так и продавцом наркотических средств;

- рапорт об обнаружении признаков преступления от 7 февраля 2019 года;

- акт личного досмотра от 10 декабря 2018 года, согласно которому у Юдина В.А. обнаружены: 2 свертка из глянцевой бумаги с веществом внутри, мобильный телефон, денежные средства в размере 500 руб., банковская карта, стеклянный флакон, медицинский шприц, кусок пластика, изогнутый в виде мерной ложки;

- заключение эксперта (судебная химическая экспертиза) от 1 января 2019 года;

- протоколы осмотра предметов от 12 и 13 февраля 2019 года, в ходе которых осмотрены изъятые у Юдина В.А. свертки с веществом и остальные предметы, в том числе медицинский шприц и мерная ложка, на внутренних поверхностях которых в следовых количествах обнаружено наличие наркотического средства 1-фенил-2-пирролидин-1-илпентан-1-он, являющегося производным наркотического средства «N-метилэфедрон»;

- протокол осмотра и прослушивания фонограммы от 10 февраля 2019 года касательно проводимых в отношении Юдина В.А. оперативно-розыскных мероприятий в период с 1 по 11 октября 2018 года;

- протокол осмотра и прослушивания фонограммы от 8 февраля 2019 года с аудиозаписью оперативно-розыскного мероприятия «Опрос», проведенного в отношении С. 16 ноября 2018 года;

- протокол осмотра предметов от 8 февраля 2019 года с позиционированием и детализацией абонентского номера 910-527-94-75 в период с 1 по 11 октября 2018 года;

- постановления о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, а также о передаче этих вещественных доказательств в камеру хранения.

Согласно заключению проведенной в отношении Юдина В.А. амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы у него имеется синдром зависимости от психостимуляторов (наркомания), о чем свидетельствуют анамнестические сведения о продолжительном, систематическом употреблении психостимуляторов (первитина, «солей»), с повышением толерантности, формированием болезненного влечения к указанным психоактивным веществам, абстинентного синдрома. В соответствии со статьей 72.1 УК РФ Юдин В.А. нуждается в лечении по поводу наркомании с последующей медицинской и социальной реабилитацией. В заключении экспертизы, в том числе со слов самого Юдина В.А., также отражено, что он употребляет наркотики с 2009 года, в 2011 году прием первитина приобрел ежедневный систематический характер, до 3-4 раз в сутки, после освобождения в 2016 году предпочитал «соли», вводил наркотик внутривенно, до нескольких раз в день.     

Анализ материалов уголовного дела свидетельствует о том, что, несмотря на признание Юдиным В.А. своей вины, суд не убедился в обоснованности предъявленного ему по эпизоду от 10 декабря 2018 года обвинения в покушении на незаконный сбыт наркотических средств и не учел, что представленные в этой части органами предварительного следствия доказательства касаются либо непосредственно задержания Юдина В.А. 10 декабря 2018 года, либо обстоятельств, связанных с эпизодом незаконного сбыта наркотических средств в октябре 2018 года.

При изложенных выше данных, объективно вызывающих сомнение в обоснованности выдвинутого Юдину В.А. по эпизоду от 10 декабря 2018 года обвинения, разрешение уголовного дела в порядке особого судопроизводства, без исследования доказательств и их оценки с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, являлось невозможным.

Тем самым настоящее уголовное дело рассмотрено судом первой инстанции в особом порядке судебного разбирательства формально, без достаточных к тому процессуальных оснований. Вопрос о том, подтверждается ли предъявленное Юдину В.А. по одному из эпизодов обвинение имеющимися доказательствами и соответствует ли оно установленным по делу фактическим обстоятельствам, судом исследован не был, что могло повлиять на его выводы о доказанности вины осужденного и юридической квалификации содеянного им.

Невыполнение судом установленной частью 7 статьи 316 УПК РФ обязанности является фундаментальным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку объективно сопряжено с лишением подсудимого конституционного права на справедливое судебное разбирательство, и тем самым предопределяет невозможность констатировать законность постановленного по делу судебного решения.

Допущенное судом первой инстанции нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в несоблюдении процедуры судопроизводства по уголовному делу, является существенным, оно не может быть устранено в суде апелляционной инстанции и в силу части 1 статьи 389.17 УПК РФ повлекло отмену постановленного в отношении Юдина В.А. обвинительного приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.124.56 (0.018 с.)