Глава 11. Никогда не поздно осуществить мечту



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 11. Никогда не поздно осуществить мечту



 

Снова за парту

 

Если ты слишком долго думаешь перед тем, как что-то сделать, то рискуешь вообще никогда этого не сделать.

Ева Янг

 

В полнейшей растерянности я стояла посреди большого зала. На мне была синяя юбка, аккуратная блузка в цветочек и туфли, которые носят люди среднего возраста. Вокруг ходили подростки в майках и джинсах. Они смеялись и выкрикивали друг другу приветствия из противоположных концов зала. В отличие от меня они были на своем месте.

Зря я сюда пришла, подумала я и повернула было к выходу, как вдруг кто-то позвал меня по имени: «Анна, Анна!» Я огляделась и среди десятков незнакомых молодых людей заметила, что мне машет рукой женщина моего возраста. Она и еще какая-то дама рядом с ней пробирались ко мне через толпу, пока я силилась вспомнить, кто они и знакомы ли мы.

– Ты меня помнишь? Я Джун. Мы вместе в школу ходили.

– Это было почти двадцать пять лет назад, – воскликнула я. – Как ты меня узнала?

– В школе тебя все знали, – ответила женщина. – Ты же тогда пела. Ты сейчас по-прежнему поешь?

Действительно, в школьные годы я много пела: в хоре, на концертах, везде, где только можно было. И я действительно была… довольно популярна. Но после выпускного это все осталось позади.

– Кстати, это моя подруга Глен, – представила Джун свою спутницу. – Ты пришла записываться на курсы? Пойдем вместе, я покажу, где это можно сделать. – И с громким смехом добавила: – Мы будем, как три настоящие ведьмы!

Она заразила меня своим оптимизмом, я пошла и оплатила те курсы, которые и планировала. После этого мы стояли и смеялись, возбужденные от собственной смелости.

Когда я вернулась домой, переоделась в домашнюю одежду и налила себе чай, сомнения вернулись. Деньги, которые я только что оставила в кассе университета, можно было потратить на детей, оплатить Джесси репетитора, купить Тому подержанную машину… Так, стоп. Я же хотела что-то сделать для себя!

Сразу после школы я вышла замуж и родила ребенка. Одного, второго… пятого. Все эти двадцать пять лет я посвятила детям и домашнему хозяйству. В те минуты, когда казалось, моя жизнь вертится вокруг плиты и стиральной машины, я утешала себя мыслью, что никогда не была способной ученицей. Хотя забросить пение было по-настоящему жалко.

Когда мы с мужем развелись, а младший ребенок поступил в колледж, я почувствовала, что теперь просто обязана сделать что-то именно для себя. Вот только я не была уверена, что это «что-то» – высшее образование.

Когда сомнения вновь заглушили желание перемен, Джун оставила мне голосовое сообщение: «Привет, Анна! Занятия начинаются в восемь утра. Давай встретимся завтра у входа в лекционной зал за несколько минут до начала. Мне нужна твоя поддержка во время первой лекции. Извини, мне надо бежать! До завтра!» По тону Джун было понятно, что ее лихорадит от волнения, так же как и меня. И все же я решилась пойти хотя бы на эту первую лекцию по английскому языку и литературе. Что страшного может произойти? Ведь читать-то я умею!

На следующее утро, одетая в джинсы и майку, я пришла в университет. Мои новоиспеченные подруги уже ждали меня у входа в зал. Втроем мы вошли и сели в первом ряду. Зал наполнялся студентами. Постепенно разговоры стихли, и наступила тишина.

Лектор Смэйлз приветствовал студентов, взял в руки книгу и зачитал вслух стихотворение Роберта Фроста «Снежный вечер в лесу». Потом началось обсуждение этого произведения. Я с интересом слушала разные трактовки стихотворения от студентов и, хоть сама в первый же день и не решилась вступать в дискуссию, в голове прокручивала, что бы сказала я. Мой мозг лихорадочно анализировал и подбирал слова, и в конечном счете я решила, что образование стоит потраченных на него денег.

В офисе, где я работала секретарем, я договорилась о новом графике работы, позволяющем посещать занятия в университете. Кроме английского языка и литературы я записалась еще и на курс психологии. Мои нейроны начали просыпаться, поглощая и обрабатывая новую информацию и новые идеи.

Год прошел в интенсивной работе и учебе. Я читала прекрасные литературные произведения и изучала основы психологии. В конце года у нас были экзамены, и я вместе с подругами получила хорошие оценки.

Я очень гордилась собой, но до конца не могла понять, как смогу применить полученные знания. И тут мне позвонил муж моей подруги, директор школы.

– Я ищу человека, который мог бы преподавать английский, – сказал он. – У нас одна из учительниц уходит в декрет на год, и мы срочно ищем замену. Ты готова начать?

– Но я отучилась только год и никогда не преподавала, – возразила я.

– Ну и что? Практика всегда полезна. Пожалуйста, помоги.

Я согласилась и начала преподавать в школе. Мой опыт общения с подростками (ведь я вырастила пятерых детей) мне очень пригодился. Ученики отнеслись ко мне с симпатией, все схватывали на лету. Зарплата была не то чтобы большой, но тем не менее больше, чем я получала, работая секретарем. Расходы на учебу начали окупаться!

Постепенно я брала новые и новые курсы и в конце концов окончила университет с дипломом по английскому языку и литературе. Потом мне предложили место преподавателя в университете, который я окончила. Моя уверенность в себе крепла. В какой-то момент я решила вернуться в хор.

Что ни говори, а жизнь – великое приключение.

 

Анна Хоффман

 

Бесстрашная

 

Мы перестаем играть не потому, что становимся старыми. Мы становимся старыми, потому что перестаем играть.

Джордж Бернард Шоу

 

Мне рассказывали, что мой отец отнес меня к Атлантическому океану и научил плавать еще до того, как я научилась ходить. Позже моим любимым занятием было заплывать на глубину на резиновом матрасике и ловить большую волну. Когда я неслась вниз по этой волне, я чувствовала, словно мной выстрелили из пушки. Я тогда вообще не знала страха. Мы с друзьями, местной детворой, лезли в воду даже тогда, когда спасатели вывешивали красные флаги, запрещающие купание. Все мы были до черноты загорелыми, и наши волосы выгорали от солнца.

Мой отец умер, когда мне было восемь лет, и только в океане я чувствовала контакт с ним, и это помогало пережить горечь утраты. На пляже я была веселой, дикой, бесстрашной.

Выйдя замуж, я поселилась у побережья Тихого океана. После рождения детей пришел мой черед познакомить их с океаном, передать знания, полученные от отца, и дополнить их своим личным опытом. Я учила детей, как избежать в воде опасностей. Обязательно несколько минут посмотри на воду прежде, чем в нее войти. Подныривай под большую волну, пропускай эту волну, а вот с этой съезжай! Нет, стоп, вот идет волна еще выше. Никогда не поворачивайся спиной к океану! Не дай волне прибить тебя ко дну!

В те времена молодые (и мои дети в том числе) плавали на буги-бордах[50], я же в большей степени увлекалась бодисерфингом[51].

Потом, когда мне было за пятьдесят, из-за больших физических нагрузок в течение многих лет (бег, пеший туризм, велосипед) у меня появилась боль в левом бедре. Когда мне перевалило за шестьдесят, боль стала постоянной и очень сильной. Я с трудом могла заснуть, перестала управлять автомобилем и ходила с палочкой.

В 2003 году мне сделали операцию по замене тазобедренного сустава. Сама операция прошла без осложнений, но доктора предупредили, что мне надо вести себя очень осторожно, чтобы не произошел вывих или смещение искусственного сустава. Я отказалась от велосипеда и лыж, потому что боялась упасть и сломать шейку бедра. Меня также пугала мысль, что волны собьют меня с ног, и поэтому океан я заменила бассейном.

Не так давно мы провели на острове Кауаи на Гавайях две недели – вместе с мужем, сыном, его женой и двумя детьми-подростками. Каждый день я ходила на пляж Пиопу. Там такая спокойная вода, что даже мне, бабушке с искусственным тазобедренным суставом, совершенно нечего было бояться.

Потом я шла на пляж Бреннеке. Это популярный пляж среди бодисерферов и буги-бордистов, и волны там бывают очень высокие. Я смотрела, как мой сын учит своих детей всему тому, чему в свое время научила его я, а меня – мой отец. Мы передавали наш опыт из поколения в поколение. А бесстрашие было у нас в крови.

И тут я задумалась: куда же делась та бесстрашная девушка, которой я была много лет назад? Неужели я теперь всего боюсь?

Мои грустные мысли прервал сын, который выбежал из воды, схватил меня за руку и сказал, что я буду кататься на буги-борде под его присмотром. Во времена учебы в колледже он несколько лет работал спасателем, а еще он на тринадцать сантиметров выше меня, поэтому с ним я была в безопасности. Внучка принесла мне буги-борд, а внук стоял рядом и следил за мной. Я смутилась, подумав, что со стороны выгляжу совсем немощной.

Но когда я заплыла на буги-борде на глубину, то поняла: тело ничего не забыло! Я почувствовала возбуждение, которого уже давно не ощущала. Меня перевернуло, но сын помог мне подняться на ноги. Мне уже было все равно, как я выгляжу со стороны.

– Еще! – сказала я и снова прокатилась на волне.

– Теперь пойдем поплаваем в бухте, – предложил он.

– Ты уверен? – спросила я его.

Дело в том, что вход в бухту был очень опасным – много камней и сильные волны. Даже по молодости было страшновато. Но я решилась. Одела маску и ласты, и сын помог мне войти в бухту. Она была так же прекрасна, как и много лет назад. Когда я вдоволь наплавалась с маской, сын, внучка и внук помогли мне вернуться на пляж, и я снова занялась буги-бордингом.

Я чувствовала себя прекрасно. И поняла, что никогда не поздно заниматься тем, что ты любишь до глубины души и что помогает тебе вновь почувствовать себя молодой. Я готова к новым испытаниям.

Кстати об испытаниях, здесь есть желающие прокатиться на зип-лайн?[52]

 

Джозефин Фитцпатрик

 

Навели шороху

 

Выпьем за свободу и искусство!

Выпьем за приключения и за то, чтобы мы никогда не останавливались!

Джейсон Мраз[53]

 

Мы с Бобом женаты уже сорок шесть лет. Иногда нас спрашивают: «Как вы умудрились прожить вместе так долго?» Конечно, в нашей паре есть доверие, уважение, честность и терпение. Все это основа хороших взаимоотношений. Но есть еще кое-что: мы не упускаем возможности повеселиться.

Вот, например, недавно один неаккуратный парковщик помял нашу машину. Мы могли бы расстроиться, злиться и так далее, но вместо этого на время починки мы решили арендовать машину. И не просто машину, а «Камаро»[54]. Да, пришлось потрясти кошельком.

Это совсем не новая модель, но производят ее и в наши дни. У моей сестры в 1972 году был зеленый «Камаро», и помнится, он ей очень нравился. Моя дочь хотела купить такой автомобиль, с капотом, разрисованным языками пламени, но так и не купила. Я спросила в компании, где мы арендовали авто, есть ли у них черная машина с золотыми языками пламени, но мне сказали, что таких необычных расцветок у них не бывает. В результате мы арендовали черный «Камаро» 2015 года выпуска. Может, не такой выделяющийся, но тем не менее очень красивый.

В общем, мы пересели в мощный молодежный автомобиль. Не машина, а мечта! Нажав на газ, я тут же поняла, что мне понравится водить. Машина буквально сорвалась с места, и мы понеслись по трассе.

Скажу честно, нам с Бобом было непросто забраться в этот автомобиль. Нам обоим уже за семьдесят, поэтому мы не такие гибкие, как в прежние годы. Но мы всегда готовы к приключениям.

Посадка и крыша у «Камаро» низкие, кресла – узкие. Мы не сразу освоили способ, при помощи которого можно усесться в машину. Для этого приходилось сильно пригибаться. Но постепенно мы научились.

Обзор через лобовое стекло был какой-то непривычный, зато в зеркале заднего вида – идеальный. Двери машины нам тоже очень понравились, хотя они такие широкие, что изнутри сложно дотянуться до ручки. Казалось, для этого нужны двухметровые руки.

Ладно, не буду больше наговаривать на машину, в жизни нет ничего идеального. Мы стали ездить быстро, как и полагается в такой машине. К тому времени, когда прохожие успевали разглядеть, что в автомобиле сидят старики, мы уже были далеко-далеко от них.

Графство Сан-Диего достаточно большое по территории, и там есть горы. Местные пляжи протянулись на шестьдесят километров. Мы решили покататься там.

В первый день нашего путешествия мы с Бобом приехали в Джулиан – прянично-красивый городок, в котором в XIX веке добывали золото. Мы доехали до него по горной дороге, проложенной в дубовом и сосновом лесу, мимо огромных валунов и полей, на которых пасся скот. Мотор рычал низко и мощно. Казалось, машина – дикое и опасное животное, готовое прыгнуть на свою жертву.

Мы прогулялись по главной улице. В городке не было больших торговых центров и сетей фастфуда, и существовала всего одна заправка. Зато мы увидели много ресторанов и маленьких магазинчиков. И решили поесть в итальянском ресторане «Романос».

Когда мы ехали домой, солнце уже садилось. Длинные тени легли на склоны гор и кроны деревьев. Мы выехали на трассу номер восемь и добрались до дома. Так прошел первый день нашего путешествия.

Мы катались всю неделю. Побывали в центре Сан-Диего и в городке Ла-Джолла с запутанными улицами. Ходили по магазинам, посещали известные рестораны и гуляли по красивым туристическим маршрутам.

Мы замечательно повеселились. Люди нашего возраста, да и те, кто давно в браке, редко устраивают подобные поездки. Рутина, обязательства, привычные маршруты… Но давайте не будем забывать, что в жизни есть и новые возможности. И когда эти возможности появляются, ими надо пользоваться. Это относится к людям любого возраста!

Что еще я могу рассказать о нашей с Бобом поездке на «Камаро»? За всю неделю мы ни разу не поругались, даже когда он давал мне неправильные указания, куда ехать в центре Сан-Диего. Если у тебя есть чувство юмора, если тебе интересна жизнь, ты не можешь быть слишком старым для того, чтобы красиво проехаться по трассе жизни. Мы получили огромное удовольствие от той поездки.

 

Джанет Боулер

 

Полагаться только на себя

 

Быть смелым – значит не бояться оступиться и на мгновение потерять опору. Не быть смелым – значит потерять самого себя.

Серен Кьеркегор[55]

 

Как только я подписала контракт, тут же начала сомневаться. Я уже тридцать лет не сидела за партой. Мне было за пятьдесят, и, по идее, пора уже внуков нянчить, а не учебники зубрить. Но я всегда мечтала закончить магистратуру, а компания, в которой я работала, обещала оплатить все расходы на образование, если я останусь работать у них еще два года после окончания учебы. И если все так удачно сложилось, почему же мои ладони вспотели от волнения?

В расписании, которое мне выдали, первым предметом значилась теория бизнеса. Я понятия не имела, что это такое. Представила себе класс, в котором сидят юные дарования, и подумала, что не в состоянии с ними соревноваться.

В поисках двух нужных книг по этому предмету я зашла в книжный магазин при университете. Он оказался больше похожим на сувенирную лавку. Там продавались кружки, майки, магниты, все с логотипом университета… В общем, что угодно, но не книги. Я увидела продавщицу с сережкой в носу, которая выглядела моложе моих детей.

– Девушка, а где учебники?

– В подвале, – ответила она и показала рукой на дверь в конце зала.

Хотя тон ее был вежливым, я почувствовала в нем некоторое снисхождение. Я подошла к двери и спустилась по лестнице. Среди полок с книгами я почувствовала себя гораздо лучше, чем наверху. «Странно, – подумала я. – Почему в книжном магазине для покупателей выставляют в первую очередь все, кроме книг?» Через некоторое время я нашла необходимые мне учебники.

Дома я полистала один из них и нахмурилась. Мой муж Фил внимательно на меня посмотрел.

– Что-то не так? – спросил он.

– Мне не очень все это нравится. Кажется, я начинаю жалеть, что ввязалась.

– Ну так брось.

Я могла бы согласиться, но вместо это крепко сжала губы. Гордость не позволяла мне сдаться вот так сразу. И я знала, что в состоянии освоить программу. Может быть, не так быстро, как остальные студенты, но я точно «потяну». У меня было свободное время. Наши дети выросли и уехали из родительского дома. Хотя мне будет непросто работать и заниматься хозяйством, я знала, что найду время на учебу, которая не будет длится бесконечно. Я хотела учиться. Я уже много лет мечтала об этом. Так откуда столько сомнений?

– Давай съездим в ресторан, чтобы ты немного расслабилась, – предложил Фил.

Мы поехали в наш любимый мексиканский ресторан. За прекрасной едой и коктейлем «Маргарита», а также обсуждением планов на выходные, которые мы собирались провести с друзьями, я немного расслабилась и перестала волноваться по поводу университета.

Но по пути домой мы молчали, и мои мысли снова вернулись к учебе. Первое занятие по теории бизнеса было всего через два дня. Я снова начала сомневаться в правильности своего решения.

– Так идти мне или нет? – выпалила я.

– Если ты собираешься постоянно волноваться по этому поводу, то я против, – ответил Фил. – Лучше сходи куда-нибудь с подругами и повеселись.

Я очень удивилась его словам.

За долгие годы замужества местоимение «я» превратилось в «мы». Я уже и не помню, когда в последний раз ходила на какое-нибудь общественное мероприятие без мужа. Поэтому не представляла, что могу куда-то пойти одна…

Так вот оно что! Теперь понятно, почему я так волновалась! После тридцати лет брака мне предстояло отпустить руку супруга и отправить в одиночное плавание.

Мне не понравилось, что я стала такой трусихой. Я решила, что без колебаний войду в класс с незнакомыми мне людьми и буду изучать предмет, о котором не имела ни малейшего представления. Я знала, что именно так и надо поступить.

– Я пойду в университет и выучу эту теорию бизнеса, чего бы мне это ни стоило.

Услышав уверенность в моем голосе, Фил усмехнулся:

– Вот это уже лучше. Уверен, ты все это переживешь.

И я действительно все это пережила. Спустя три года я закончила образование и получила диплом по специальности «Управление некоммерческими организациями». Кроме этого я получила очень полезный опыт. И в очередной раз доказала себе, что, полагаясь только на себя, я могу добиться всего, что мне нужно.

 

Пэт Валер

 

Покорить гору в шестьдесят

 

Не так важно, чего именно вы достигнете, добившись своей цели. Гораздо важнее, кем вы при этом станете.

Генри Дейвид Торо

 

В октябре я приехала в книжный магазин на встречу с альпинисткой Хайди Хокинс и презентацию ее книги «Женщина, которая в одиночку покорила К2». Она выглядела как человек, который всегда добивается поставленных целей.

– Альпинизм, – говорила Хайди, – смертельно опасное занятие, поэтому я должна быть готова ко всему. Я очень серьезно отношусь к этому.

Потом она зачитала несколько отрывков из своей книги.

– К2 – очень опасная гора. На нее взошли лишь пять женщин. И все они погибли – во время спуска с К2 или при восхождении на другие горы. Вот какую гору я хотела покорить.

Хайди сделала две неудачные попытки. Она видела, как альпинистов накрывает лавина и как замерзают трупы. Тем не менее Хайди не сдалась и с третьей попытки покорила К2.

Я не очень упорный человек. В своей жизни я бралась за многое, но не всегда добивалась успеха. Я училась вязать, шить, кататься на обычных и водных лыжах, плавать на байдарке и ходить под парусом. Это далеко не полный список того, чему я безрезультатно пыталась научиться и потом бросила. Мне скоро исполнялось шестьдесят, и у меня вот-вот должны были появиться внуки.

И я хотела почувствовать гордость за то, что чего-то добилась в жизни.

– Что нужно, чтобы стать альпинистом? – спросила я Хайди, когда она закончила свое выступление.

– Надо любить горы и твердо идти к поставленным целям, – ответила альпинистка.

«Я всегда любила горы, – подумалось мне. – Я прочитала все книги о покорении Эвереста, пролетала над этой горой, когда была в Непале. Ходила в кино, когда там показывали фильм про Эверест. Целых три раза! Я смогу стать альпинисткой… Наверное…»

Потом все купившие книгу подходили к Хайди за автографом, и мне представилась возможность поговорить с ней лично.

– Как вы считаете, – спросила я, – может ли женщина моего возраста без опыта восхождения покорить гору?

Я почувствовала себя неловко, задав такой прямой и личный вопрос.

– Если этого хочет ваше сердце, вы в состоянии покорить свой собственный Эверест. Главное – делать это с умом, предварительно подготовиться, все распланировать и нанять опытного проводника.

Хайди написала несколько слов на титульном листе купленной мной книги, улыбнулась и добавила:

– Нет ничего невозможного!

В тот вечер она буквально заразила меня своим энтузиазмом. Я вернулась домой и подумала: «Что ж, цель найдена. Теперь остается ее воплотить!» Я уже знала, какую гору хочу покорить. Эту гору было видно из окна моего дома. Я неоднократно фотографировала ее, каталась по ее склонам на лыжах, а летом устраивала пикники.

– Я собираюсь взобраться на вершину Маунт-Худ! – заявила я мужу, едва переступив порог. Он удивленно приподнял бровь:

– Неужели? Ну, тогда мой руки, и садимся за стол. Ужин готов.

Сразу после ужина я взялась за подготовку. В местном колледже в мае начинался курс для начинающих альпинистов. Я решила записаться, а до этого привести себя в хорошую физическую форму. У меня в течение многих лет был абонемент в спортзал, и я ходила туда по меньшей мере раз в неделю. Если я буду тренироваться чаще, то смогу нормально подготовиться к восхождению.

В течение следующих месяцев я регулярно посещала спортзал, бегала на дорожке и делала силовые упражнения. В остальные дни просто много ходила. К началу мая я почувствовала, что нахожусь в хорошей спортивной форме и готова приступить к занятиям по альпинизму.

Я записалась на курс восхождения по снегу и льду. Во время занятий мы изучали технику передвижения в связке, а также фиксацию при помощи ледоруба. В моей группе было шесть человек, но все гораздо моложе меня. Я подумала: если дело дойдет до восхождения, моими партнерами будут люди, которые по возрасту годятся мне в дети. Может, я все-таки старовата для такого мероприятия.

Инструктором группы был Дейв – мужчина средних лет с обветренным лицом.

– Во время восхождения, – сказал Дейв, – у каждого из вас будет рюкзак весом восемь килограммов, а на ногах – тяжелые альпинистские ботинки. Нам придется идти по склону с разным углом наклона от шести до восьми часов. Часть маршрута мы проделаем в ночное время. Кроме этого учитывайте, что по мере восхождения кислорода в воздухе будет все меньше. Возможно, до вершины дойдет не каждый. Надо четко отдавать отчет, сколько у вас осталось сил, и не подвергать излишней опасности остальных членов группы, потому что идти мы будем в связке.

Мне показалось, что последняя часть его речи была обращена непосредственно ко мне. Дейв сделал кроткую паузу и продолжил:

– Маунт-Худ – самая высокая точка в штате Орегон. Пик расположен на высоте 3426 метров над уровнем моря. Маунт-Худ – это вулкан. Восхождение на гору технически сложное из-за обилия льда и возможного камнепада. На склонах горы погибли 156 альпинистов.

«Боже! – подумала я. – Ну вот зачем он нам сказал это?!»

Двадцать пятого мая мы вышли из лагеря. Восхождение началось в полночь при свете закрепленных на голове фонарей – чтобы успеть уйти с горы до тех пор, пока жаркое полуденное солнце растопит снег вокруг вершины. Мы шли двумя связками по три человека в каждой. Вначале казалось, что при восхождении усилий требуется не больше, чем когда поднимаешься по лестнице. Но постепенно мы стали уставать и почувствовали, что кислорода в воздухе все меньше.

Дейв постоянно нас подбадривал:

– Все хорошо, идем спокойно, не торопимся.

Он часто спрашивал, как у меня дела и не устала ли я. В конце концов мне даже немного надоело его навязчивое внимание.

Горизонт посветлел. Мы поднимались по склону под углом в сорок пять градусов, обходя крупные валуны, пласты снега со льдом и расщелины.

Потом мы сделали короткий привал, и я почувствовала серный запах и идущий из расщелины теплый воздух. Да, Маунт-Худ все-таки не просто гора, а активный вулкан. Я перестала обращать внимание на жалобы и стоны других альпинистов. Мне так же, как и им, было холодно, хотелось есть и я чертовски устала. Лучше молчать, чтобы экономить силы. Приумолкли и остальные. На этой высоте я почувствовала, что кислорода гораздо меньше, чем внизу, и дышать все труднее.

Мы поднимались под звуки хрустящего под «кошками» льда. «Боже, – думала я, – и когда все это закончится?»

Я попыталась представить гору и место, где находилась наша группа. Судя по всему, мы должны уже приближаться к вершине. Тут я услышала чей-то крик: «А вот и Райские Врата!» Так называлась очень опасная обледенелая расщелина. Над горизонтом появилось солнце. Мы продолжали восхождение, и вдруг я поняла, что выше подниматься некуда. Мы уже на вершине!

Я вышла на обдуваемый ветром пик, расположенный высоко над уровнем моря, и увидела горящие вдалеке огоньки городов. Какое счастье! Какая радость! Я покорила гору! И вид с нее открывался просто замечательный.

Тут я почувствовала такой сильный порыв ветра, что меня чуть не свалило с ног. Все, хватит. Пора спускаться вниз. Я достигла своей цели.

 

Ширли Дек

 

Новая жизнь

 

Материнство – это не только все то, от чего ты отказалась, чтобы иметь ребенка, но и все то, что ты получила, родив его.

Санни Гупта

 

Когда мой сын вырос, мне стало очень грустно. Я понимала, что нужна ему по-прежнему – но уже не так, как раньше. Мне сложно было смириться с мыслью, что у меня больше не будет детей. Я не смогу, накрывшись с головой, прятаться с ними под одеяло и изображать медведей в берлоге. Мы больше не сыграем в мяч. Я уже не почувствую тяжесть ребенка, заснувшего у меня на руках. Важная часть моей жизни ушла навсегда, и я очень горевала по этому поводу.

Однажды, когда я уже примирилась с тем, что больше не рожу, я ехала на работу в своей машине. Неожиданно меня затошнило. Всего за минуту до этого я подпевала песне, которую слушала по радио, а тут мне стало дурно. Я так не чувствовала себя уже двадцать лет… Нет, стоп, этого не может быть! Я не могла забеременеть! Мне было чуть за сорок, мужу под шестьдесят, лет пять назад врач сказал, что больше детей он иметь не сможет. Было бы очень странно, если бы я забеременела. Но постепенно я поняла, что это действительно случилось.

Прошло несколько месяцев. Многие мои подруги становились бабушками, а я ходила с большим животом. Во время беременности у меня возникала только одна неприятная мысль: я не хотела оставлять ребенка в детском саду, а потом в слезах ехать на работу. Хотя я закончила колледж и была бизнес-вумен, я всю жизнь мечтала сидеть дома с детьми. Чтобы не пропускать школьный утренник, в котором принимает участие мой ребенок. Не терзаться страхами в офисе, когда малыш болеет. Не уходить на работу, когда у детей каникулы.

И я сказала мужу: «Не знаю, как мы будем сводить концы с концами, но у меня нет никакого желания работать на полной ставке. Мне нужна частичная занятость».

Через двадцать один год и три дня после того, как я впервые стала матерью, я снова родила. На этот раз – девочку. После ее рождения я перешла на полставки. Сначала все было хорошо, но потом возникли проблемы. Мой муж работал из дома, и маленький ребенок его сильно отвлекал. Он стал зарабатывать меньше. Полгода мы еле сводили концы с концами, но потом мужу предложили место в штате. Мы знали, что ему придется вкладывать в работу много энергии и сил.

– Я приму предложение, – сказал муж, – если ты сама уйдешь с работы и посвятишь себя дочери.

Нам надо было принять решение в течение двадцати четырех часов. На следующее утро я написала заявление об уходе по собственному желанию. Я отработала обязательные две недели и стала сидеть дома с дочерью. Чудо, о котором давно мечтала!

Было непросто перестроить семейный бюджет. Раньше мы работали вдвоем с мужем, а теперь приходилось рассчитывать только на его зарплату. Мы начали экономить. Потеряли медицинскую страховку. Возникли проблемы с починкой автомобиля. Я перестала покупать косметику, ходить в маникюрные салоны и рестораны. Я даже не могла позволить себе кофе в кафе. Мой сын спрашивал, хватит ли у нас денег заплатить за его образование в колледже.

Ситуация периодически становилась критической. Я научилась штопать и шить, чтобы не тратить лишние деньги на покупку детской одежды. Стала брать еду в пунктах раздачи бесплатных продуктов для малоимущих. Научилась делать тесто, печь пиццу и хлеб. Я мыла и заново использовала пластиковые пакетики для хранения пищи. Сидела дома и не тратила бензин на поездки. Сын начал подрабатывать, чтобы вносить свой вклад в семейный бюджет. Медленно и постепенно мы выбрались из ямы.

Не буду утверждать, что жизнь неработающей матери – это сказка. Далеко не сразу я поняла, как можно весело проводить время, не имея денег. Особенно сильно стесненность в средствах ощущалась во время праздников и дней рождений. А потом мы научились отмечать наши маленькие победы и вкладывать в праздник чувства и настроение, а не деньги.

Постепенно в нашей семье сложился новый творческий и счастливый стиль жизни. Мы осознали: то, что я сижу дома, – это большая роскошь, которая есть далеко не во всех семьях. Например, когда у моего мужа планируется важная презентация, я могу встать в четыре утра и послушать, как он репетирует. Я могу встретить сына после вечеринки и поболтать на кухне, аккуратно разузнав, как у него дела с девушками. Если у моей маленькой девочки режутся зубы, я могу обнимать ее весь день. В нашей жизни нет ничего роскошного, но это прекрасная и счастливая жизнь.

 

Эди Шмит

 

Неожиданная встреча

 

Все великие дела начинаются со смелости.

Юджин Вэр[56]

 

Директор школы, в которой я работаю, пригласил меня на конференцию учителей. Одним из спикеров на этой конференции была Грейс Корриган, мать Шэрон Корриган Маколифф – женщины-астронавта, которая погибла при запуске шаттла «Челленджер». Во время обеда я представила кадры взрыва шаттла. Грейс никогда не говорит, как погибла ее дочь, вместо этого она рассказывает о том, как Шэрон жила.

Я приехала за сорок минут до начала конференции и решила выпить кофе в крошечном кафе неподалеку. Свободных мест не оказалось, и я подошла к седой женщине невысокого роста, которая сидела в полном одиночестве, и попросила разрешения сесть за ее столик. Она любезно согласилась. Буквально через минуту мы болтали так, будто много лет знакомы. На самом деле, она задавала вопросы, а болтала больше я.

Должна сказать, за несколько месяцев до этого происшествия я начала подумывать о том, чтобы завершить свое высшее образование. Я была студенткой тридцать пять лет назад, и у меня возникли сомнения, справлюсь ли я. Все эти мысли я и высказала незнакомой седой женщине. Через двадцать минут она проговорила, что ей пора идти, погладила меня по руке и тихо произнесла:

– Синди, не позволяй времени пройти впустую. Если ты хочешь учиться, не откладывай. Знания никогда лишними не бывают. – Она меня обняла и вышла из кафе.

Меня очень вдохновили ее слова. У меня было такое ощущение, что я встретилась не с человеком, а с ангелом. Я почувствовала уверенность и прилив новой энергии.

Зайдя в конференц-зал, я отыскала директора моей школы, которая приберегла для меня место рядом с собой. Через некоторое время ведущий объявил следующего спикера, и на сцену вышла моя собеседница из кафе. У меня чуть дыхание не перехватило, когда я ее увидела. Это и была Грейс Корриган. Тут я поняла, что сама судьба хочет, чтобы я закончила вуз.

Через пару недель я, пятидесятидвухлетняя мать четверых детей и бабушка четверых внуков и внучек, записалась на курс образования экстерном для женщин. Я продолжала работать учительницей начальных классов. Совместить работу, личную жизнь и учебу оказалось непросто, и не скрою, несколько раз я думала бросить курс.

Но все члены семьи меня поддерживали и помогали, поэтому через три года я получила свои «корочки». А потом, еще через несколько месяцев, Грейс прислала мне письмо с поздравлением, а также фотографию, на которой были изображены все члены экипажа «Челленджера». И какой же вывод я для себя тогда сделала? Не заставляй свою мечту долго ждать.

 

Синди Л. Эли

 

Как я училась плавать

 

Начало и конец тянут руки друг к другу.

Китайская пословица

 

Я научилась плавать в сорок лет, когда привела двух своих дочерей в ближайший бассейн. Записывая их к инструктору, я в шутку спросила, не возьмет ли он меня третьей ученицей, он сказал, что возьмет и что это будет отличным примером и мотивацией для моих детей. И он оказался прав. Девочки подбадривали меня во время занятий и сами старались больше, чем обычно.

Однажды после урока, вылезая из бассейна, я обратила внимание, что на меня внимательно смотрит женщина, стоявшая в том месте, где «лягушатник» заканчивается и бассейн становится глубоким. Рядом с ней плескались двое ее детей и тянули ее на глубину. В глазах этой дамы я увидела удивление.

Пристальное внимание незнакомки меня немного смутило. Я стеснялась, что плохо плаваю и в своем немолодом возрасте беру уроки вместе с детьми.

В любом случае я решила не обращать на это внимание и сосредоточиться на своем прогрессе. Если в июне я не выходила на глубину, а держалась за бортик в «лягушатнике», то в августе я уже уверенно «рассекала» в глубокой части бассейна и освоила несколько стилей плавания. На прошлой неделе я научилась делать кувырок под водой. В общем, я очень гордилась своими успехами.

Во время следующего урока я висела у бортика в глубокой части бассейна и собиралась оттолкнуться, чтобы попробовать проплыть кролем. Тут появилась та самая женщина и жестом показала моему инструктору, что хочет что-то у него спросить. Они быстро переговорили, дама отошла и снова начала на меня пялиться. Инструктор понял, что мне неловко, и сказал:

– Послушай меня, Мишель, ты молодец, что учишь плавать детей и сама учишься. Я уже работал с другими взрослыми, поверь, ты далеко не единственная.

Женщина, буравившая меня взглядом, ушла в раздевалку, и я надеялась, что больше никогда ее не увижу.

Приблизительно через три недели я опять столкнулась с ней лицом к лицу. В этот раз я решила отомстить ей и сама на нее уставилась. Она отвела глаза, заерзала, принялась поправлять купальник. Потом посмотрела на моего инструктора, на меня и, смущенно улыбнувшись, спросила:

– А вы можете взять в группу еще одного человека?

Она осторожно спустилась в бассейн и осталась стоять в «лягушатнике», держась за бортик. Тут я все поняла – эта женщина, точно так же, как и я пару месяцев назад, не умела плавать.

Ну надо же! Я думала, она смеется надо мной, а на самом деле мой пример ее вдохновил!

 

Мишель Бум

 

Но ты же был обычным полицейским…

 

Обожаю писать. Обожаю вихрь слов и мыслей, передающих человеческие чувства и влияющих на них.

Джеймс Элберт Миченер[57]

 

С детства я мечтал стать писателем. Но у меня была одна небольшая проблема: отсутствие таланта или хотя бы способности письменно формулировать свои мысли.

В колледже по английскому я стабильно получал тройку. По идее, эта оценка должна была меня насторожить и убедить, что я рожден не для писательского труда. Но такого вывода я не сделал.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.110.106 (0.029 с.)