ТОП 10:

Философские основания и классические и современные теоретики экологических движений



 

За последнее десятилетие отечественная наука накопила значительный материал, касающийся взаимодействия человека и среды его обитания. В той или иной мере «экологизации» подверглись все социологические и политологические дисциплины. Каждая из них время от времени стала обращаться к экологическим сюжетам — будь то последствия аварий и катастроф или изменение сознания и поведения населения, отдельных его групп под воздействием трансформаций в среде обитания.

 «Новая экологическая парадигма» формировалась прежде всего в западной, а затем и в советской социологии постепенно, Здесь сыграли роль и явная деградация среды обитания, и целый ряд |аналитических работ глобального масштаба (типа докладов Римскому клубу), и растущая озабоченность населения состоянием среды своего непосредственного обитания, и непрекращающиеся экологические аварии и катастрофы, возникновение социальных конфликтов на экологической почве и многое другое. Но главное — возник и стал набирать силу слой людей — носителей альтернативных, т. е. экологических, ценностей. В течение 1960-1980-х г.г. по всему миру возникли экологические движения и партии, которые трансформировали экологические ориентации и ценности в политические требования. Однако излагаемая ниже версия этой парадигмы является результатом эмпирического исследования, проведенного Р. Данлэпом и К. ван Льере в 1976 г. в штате Вашингтон, США.[5]

«Новая экологическая парадигма»:

• Хотя люди обладают исключительными характеристиками (культура, технологии и др.), они все же остаются лишь одними из многих живых существ, которые взаимозависимы и включены в глобальную экосистему.

• Человеческие дела находятся под воздействием не только социальных и культурных факторов, но и включены в сложную систему причинно-следственных связей (включая и обратные связи) природной ткани.

• Люди живут в конечной биофизической среде и зависимы от нее; эта среда налагает серьезные биологические и физические ограничения на человеческую деятельность.

• Хотя изобретательность людей и обретаемая вследствие этого сила, кажется, могут на какое-то время расширять границы несущей способности экосистем, экологические законы, тем не менее, не могут быть отменены.[6]

После того как эта парадигма была введена в научный оборот, последовала продолжительная дискуссия, в том числе и в советской социологии.

В 1980-82 г.г. международная исследовательская группа под руководством Л. Милбреса (США) провела сравнительное исследование энвайронментальных верований и ценностей в США, Великобритании и Западной Германии. Всего было опрошено 5589 человек, включая обывателей, а также профсоюзных лидеров, бизнесменов, лидеров общественного мнения, представителей распорядительной и исполнительной власти и собственно инвайронменталистов, т. е. потенциальных носителей «Новой экологической парадигмы».[7] В результате стало возможным систематическое сопоставление позиций приверженцев доминирующей и новой парадигм (см. Таблицу 1).


Таблица 1 - Сравнение конкурирующих парадигм

Доминирующая социальная парадигма Новая энвайронментальная парадигма
I. Низкая ценность природы - природа существует для производства благ - господство человека над природой - предпочтение экономическому росту, а не защите среды I. Высокая ценность природы - природа ценна сама по себе - гармония человека и природы - предпочтение защите среды, а не экономическому росту
II. Сострадание только к тем, кто рядом и дорог - эксплуатация человеком других существ для удовлетворения своих нужд - безразличие по отношению к заботам других людей - интерес к проблемам только своего поколения II. Сострадание как жизненный принцип, по отношению к: - другим живым существам - другим людям - другим поколениям
III. Согласие на риск с целью максимизации богатства - наука и технология суть огромное благо для людей - быстрое развитие атомной энергетики - приоритет твердым технологиям - уменьшение значения регулирования, использование рыночных механизмов, индивидуальная ответственность за риск III. Продуманные планирование и действия с целью избежания риска - наука и технологии не всегда благо - «нет» дальнейшему развитию атомной энергетики - приоритет мягким технологиям - государственное регулирование с целью защиты природы и человека, их взаимная ответственность
IV. Рост без ограничений - в ресурсах нет недостатка - проблемы перенаселения не существует - приоритет производству и потреблению IV. Ограниченный рост - ресурсы ограничены - нужно ограничить популяционный взрыв» - приоритет сохранению
V. Существующее общество о'кей (сохранение доминирующей парадигмы) - люди не слишком разрушают природу - иерархия и эффективность - предпочтение рынку - соревнование - материализм - сложные и быстро изменяющиеся стили жизни - работа с целью удовлетворения экономических потребностей V. Нужно совершенно новое общество (т. е. новая парадигма) - люди серьезно разрушают природу и самих себя - открытость и (со)участие - предпочтение общественным благам - кооперирование - постматериализм - простые стили жизни - в работе главное - удовлетворение от нее
VI. Старая политика - эксперты - ключевые фигуры - предпочтение механизмам рыночного контроля - отказ от прямых действий, использование существующих институциональных структур - сохранение старой, «право-левой» партийной структуры VI. Новая политика - консультации и соучастие - предпочтение предвидению и планированию - готовность к прямым действиям - новая партийная структура, ориентированная на новые проблемы

 

Итак, очевидно, что старая и новая парадигмы не ограничены проблематикой взаимоотношений общества и природы. Это не парадигмы энвайронментальной социологии или социологии экологических проблем, как бы широко они ни трактовали свой предмет. Лишь сам импульс к пересмотру доминирующей парадигмы «пришел» из названных дисциплин.

Важнейшим регулятором взаимоотношений живой природы и человечества являются этические отношения, имеющие свою реальную эволюцию, историю познания и исследования. Развитие общества осуществляется через постоянные конфликты его повседневных интересов с интересами природного окружения. Как правило, они разрешаются в пользу интересов общества исходя из «антропоцентрического утилитаризма», который оправдывает любое использование элементов природы человеком. Однако сегодняшние интересы общества не могут быть главным принципом в решении подобных ситуаций. Этические нормы этих взаимоотношений следует рассматривать с позиций не только права, но и обязанностей человеческого общества перед природой, продолжения жизни на Земле как нынешних, так и будущих поколений, а это предусматривает заботу о сохранении существующей естественной обстановки и ее отдельных элементов. По мере становления и развития общества, осознания общности интересов, роста культуры происходило формирование этических норм поведения человека в отношении других живых организмов. Понимание того, что они также имеют право на жизнь, ограждает их от бесцельного истребления и жестокого к ним отношения. Поэтому природоохранная этика развивалась параллельно с правовыми элементами регулирования охраны флоры и фауны.

Разработка законодательных мер проводилась под давлением общественного движения в защиту органического мира. Различные общества покровительства животным стали своеобразными генераторами идей по их охране. Так, еще Шестой Международный конгресс обществ покровительства животным, проходивший в 1878 г. в Париже, обсуждал следующие вопросы: защита и охрана местных полезных птиц, международная охрана перелетных видов, состояние законодательства по этим вопросам и необходимые нововведения, защита морских птиц, их преимущества, состояние законодательства; практические способы для изменения направления вод, текущих через остатки от промышленных производств, средства, препятствующие истреблению водных съедобных животных и благоприятствующие увеличению населения вод.[8] Как видим, программа охватывала обширный круг вопросов по охране биотического разнообразия, смысл которых вполне актуален и в наше время.

Начиная с эпохи Возрождения право человека распоряжаться жизнью животных в тех или иных рамках оставалось и поддерживалось церковными догмами. Ныне все чаще поднимается вопрос о моральном праве добывать знания ценою жизни животных, ибо, по мнению некоторых западных ученых, современный экологический кризис в основе своей содержит прежде всего кризис морали. Но человечество заинтересовано в сохранении не только природы вообще, но и отдельных ее элементов, а для этого необходимо преодолеть существующие на этом пути препятствия и при решении крупных природопреобразующих вопросов всесторонне рассматривать интересы живой природы, тем более, что в перспективе они сливаются с интересами грядущих поколений людей.

Проблема разнообразия форм бытия — фундаментальная философская проблема, осмысление которой связано в философской традиции с другой не менее основательной проблемой — однородности и универсальности. Уже в античное время проблема разнообразия рассматривалась в аспекте не только комбинаторики, но и группировки, т.е. обращалось внимание и на то, как группировать объекты, сходные по своим качествам. Именно античные мыслители сделали первые попытки определить важные принципы классификации и систематизации, сформулировав основные типы упорядоченности рядов разнообразных объектов бытия: линейный, параллельный (Платон) и иерархический (Аристотель).

Онтологически разнообразие представляет собой сущностное свойство природы и результат постоянного разрешения противоречия между необходимостью сохранения свойств, накопленных поколениями живых существ, и требованием преодоления старого качества во имя развития новых свойств и качеств, повышения уровня организации. В целом саморазвитие жизни можно рассматривать как процесс, с одной стороны, увеличения разнообразия форм жизни, а с другой — целенаправленного усложнения и координации связей с окружающей средой, в том числе с другими организмами, что обеспечивает формирование биосферы и ее трансформацию в ноосферу. Человечество представляет собой особую форму жизни, включенную в процесс развития жизни вообще, а она феноменологически и генетически связана с биосферой. Поэтому формируется новая философия жизни, именуемая биофилософией.[9]

Биотическое разнообразие оказало значительное влияние на развитие культуры, особенно на ее ранних этапах. В то же время земледелие и животноводство как культурные феномены не только повлияли на природную среду, но и имели значительные культурно-хозяйственные и экономические последствия для социоприродного взаимодействия. Названные процессы отражались в духовной культуре человечества, формируя различные культурные комплексы, определявшие возможности адаптации людей к конкретным условиям природной среды. Культура как целое представляет собой сложный феномен, система и закономерности функционирования которой пока еще до конца не изучены. В частности, не ясно, до какой степени культурная динамика обусловлена природно-географическими, хозяйственно-экономическими, общественно-политическими, социально-психологическими, религиозными и другими причинами, а также их взаимодействием между собой.

Социальная действительность, сама жизнь общества также способствуют появлению таких взаимоотношений, регулирование которых не укладывается в рамки традиционной этики. В частности, речь идет, например, о медицине — сфере социальной деятельности, связанной непосредственно с биотическими основами существования человека. Появление новых технологий здравоохранения, успехи генной инженерии и трансплантации органов привели в начале 70-х гг. в странах Запада к возникновению биоэтики. Суть ее состоит в постановке вопроса о том, является ли этичным внедрение человека в природную реальность, очерченную понятиями «жизнь» и «смерть»? Кто и на основании чего может решить вопрос о том, стоит ли продлять жизнь в той форме, какую и жизнью-то не назовешь, когда благодаря современной медицинской аппаратуре стало возможным достаточно долго поддерживать «вегетативное» функционирование организма (известен случай, когда больная пролежала в коме 9 лет). Или, например, как с этической точки зрения можно оценить эвтаназию (искусственное прерывание жизни), когда об этом просит сам больной и когда такое решение принимает врач для того, чтобы избавить пациента от страданий, тем более что в современных условиях такой акт сводится всего лишь к отключению медицинской аппаратуры?

В последнее время в научной литературе, в средствах массовой информации активно обсуждаются вопросы клонирования животных с возможной перспективой проведения опытов клонирования человека. Достаточно популярными стали и проблемы использования продуктов питания, полученных путем генной инженерии. В сферу практической деятельности уже перешли эксперименты по экстракорпоральному оплодотворению яйцеклеток человека и т.д. Возникающие вопросы и морально-этические проблемы имеют важное значение, поскольку носят персональный характер нравственной перипетии (переживания) и напрямую затрагивают сферу прав человека. Для нашей страны эти проблемы в настоящее время не имеют такого практического значения и распространения, как на Западе, в силу ряда обстоятельств. Однако следует отметить, что в России существовала духовно богатая традиция этики жизни. Она связана с такими именами, как Н.И. Пирогов, Н.Ф. Федоров, П.А. Кропоткин, Н.К. Рерих, К.Э. Циолковский, Д.П. Филатов, А.А. Любищев, А. Платонов и др.

Среди этических концепций, занимающих особое место в поиске современных подходов к разработке экологической этики, следует отметить этику благоговения перед жизнью, предложенную А. Швейцером. Ее смысл заключается в уважении и признании другой жизни (как человеческой, так и любого другого живого существа) в качестве абсолютной ценности. Такое признание осуществляется всегда как некое переживание. Дело в том, что нравственным считается действие, не только не наносящее вреда другой жизни, но и способствующее ее сохранению и развитию. Такая постановка вопроса заставляет человека каждый раз полемизировать с действительностью, соотнося свой поступок с оправданностью действий, полезных для себя и необходимых для ненанесения вреда другой жизни, а также принимать решение о том, может ли он взять вину за возможный ущерб на себя.

Значительное внимание проблемам формирования экологической этики уделял Колбасов О.С.. Вот несколько принципов экологической этики, предложенных им:[10] 1) взаимодействие человека с биосферой должно строиться на знании законов развития биосферы; 2) при всем многообразии культур необходимо установить общие правила во взаимоотношениях Человека и Природы: экологическая этика расшифровывает эти правила, задача гражданского общества — обеспечить их выполнение; 3) человек должен жить в условиях коэволюции биосферы и общества — только при этом условии он может сохранить себя на планете; 4) человек обязан думать о будущих поколениях, т.е. руководствоваться «принципом ответственности за род человеческий»; 5) необходимо осуществлять право наций на расходование невозобновимых ресурсов, пропорциональное количеству населения (принцип инвайронментальных возможностей человека); 6) следует избегать воздействия на природные циклы круговорота веществ и сохранять очаги естественных экосистем (принцип консервации); 7) квоты на расходование ресурсов должны определяться ООН и специалистами-профессионалами и не зависеть от политической обстановки (принцип согласия).

Принципы глубинной экологии, как считает Наесс,[11] не выводятся из экологии с помощью логики и индукции, а являются обобщением разнообразных экологических стилей жизни. Кроме того, ее установки носят нормативный характер, ибо выражают приоритетную систему ценностей, базируясь только на результатах научных исследований. Благодаря глубине познания и всеобщности принципов глубинной экологии ее идеи относятся скорее к философии, чем к экологии, и представляют собой философию экологической гармонии и равновесия, т.е. экософию. Концепция Наесса представляет большой интерес. Она нашла множество сторонников среди ученых и экологов Запада, способствуя развитию научной мысли в направлении формирования целостного органического взгляда на мир.

В таком контексте экософия тесно смыкается с биофилософией, формирующейся новой философией жизни, с той лишь разницей, что биофилософия опирается преимущественно на осмысление жизни во всех формах ее проявления, а экософия концентрирует основное внимание на человеческой деятельности по сохранению живой природы — биоса, биоты — как необходимого условия существования человека. Связь экологии и гуманизма стала предметом исследования как естественных, так и гуманитарных наук, начались поиски новой методологии, объединяющей основания двух научных направлений. В частности, появилась концепция биоцентризма, утверждающая уникальность живых организмов как особых форм бытия. Господствующей концепцией в науке Нового времени, как известно, был и остается антропоцентризм, определяющий человека как «царя природы», ставящий его интеллект на высшую ступень в иерархии живых существ, да и всей природы в целом.

 







Последнее изменение этой страницы: 2019-10-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.148.142 (0.006 с.)