ТОП 10:

Глава 2 Зеленое движение как субъект мировой политики



 

2.1 Процесс выхода на мировую арену: от движения к партии, от локального движения к международному

 

В каких же условиях появилась потребность в разработке концепции устойчивого развития мирового сообщества? Одним из основных вызовов, связанных с дальнейшим существованием человечества, стало резкое обострение глобальной экологической ситуации. В конце XX в. стало ясно, что в процессе развития цивилизации был, очевидно, превышен допустимый порог потребления первичной биологической продукции, многих благ, предоставляемых окружающей средой. Возникла реальная угроза глобальной экологической деградации на планете. Прежде всего, это связано с тем, что в индустриальном обществе, пока остающемся, несмотря на тенденции формирования постиндустриальной (информационной, «новой») экономики в ведущих развитых странах, основой существования цивилизации, сформировался техногенный (природоемкий) тип развития.

Особенностью данного типа развития, помимо сверхэксплуатации природных ресурсов, стало наличие негативных экстерналий - внешних последствий экономической деятельности, издержки от которых не учитываются в рыночной стоимости, однако представляют собой издержки для общества в целом или будущих поколений, а также связанных с экстерналиями «провалов рынка», то есть ситуации невозможности автоматического отражения в цене товаров экономической ценности экологических ресурсов.

В результате обострение глобальной экологической проблемы в комплексе с демографическими, продовольственными, социально-экономическими трудностями, проблемой ресурсного обеспечения развития цивилизации стало для научной и общественной мысли катализатором постановки вопроса о перспективах выживания общества в условиях исчерпаемости важнейших природных ресурсов и ограниченной способности окружающей среды к нейтрализации антропогенных и техногенных воздействий. Следствием этого стала идея о необходимости перехода к принципиально иному типа развития глобального сообщества, который получил название «устойчивое развитие».

Первоначальные положения концепции устойчивого развития были разработаны Международной комиссией по окружающей среде и развитию под руководством Г.-Х. Брундтланд, созданной при ООН еще в 1983 г. В 1987 г. комиссия подготовила обширный доклад о своей работе под названием «Наше общее будущее».[14] В докладе прозвучало предупреждение, что неизбежно резкое ухудшение состояния окружающей среды в том случае, если человечество не внесет коррективы в свой образ жизни. По мнению комиссии, экономика должна удовлетворять нужды и законные желания людей, однако ее рост должен вписываться в пределы экологических возможностей планеты. Была предложена долгосрочная стратегия в области охраны окружающей среды, которая смогла бы обеспечить устойчивое развитие мировой экономики на длительный период, а также рассмотрены средства и способы, применяя которые, мировое сообщество смогло бы эффективно решать проблемы использования природных ресурсов.

Один из важнейших выводов Конференции ООН по окружающей среде и развитию заключался в том, что модель развития, использованная небольшим числом богатых стран мира, исчерпала себя. Интенсивное наращивание в рамках этой - техногенной – модели промышленного потенциала в значительной мере за счет использования ресурсов всей планеты с нанесением огромного ущерба окружающей природной среде, при стремлении к максимизации потребления ведет к резкой дифференциации уровня жизни населения Земли, к разрушению природных условий существования человеческой цивилизации. Весьма высокий уровень потребления, достигнутый в богатых развитых странах, соседствует с невозможностью для немалой части человечества удовлетворить в полной мере свои основные, базовые, жизненные потребности - в продовольствии, медицинском обслуживании, жилье и образовании. В рамках такого развития основным показателем качества жизни де-факто признается уровень валового продукта страны на душу населения.

Кроме того, опасность ситуации заключается в постоянном территориально расширяющемся воспроизводстве данного типа развития: до сих пор, стремясь решить свои социальные и экономические проблемы, развивающиеся страны (как и страны с переходной экономикой) действуют по примеру развитых. Происходящие в развивающихся странах процессы индустриализации с неизбежностью ведут к дальнейшему росту давления на ресурсный и экологический потенциал Земли. Те государства, которые максимально приблизились к развитым или быстро движутся в этом направлении, либо почти полностью разрушили свои естественные экосистемы (например, Южная Корея, Тайвань, Мексика), либо варварски их разрушают (Бразилия, Малайзия, Таиланд).

 

2.2 Зеленые как самостоятельный субъект мировой политики и критерии отнесения к субъектам мировой политики

 

Роль экологии как важнейшего фактора мировой политики и экономики обсуждается уже без малого три десятка лет. Со времени проведения первой крупной международной конференции по окружающей среде (Стокгольм, 1972 г.) формат рассмотрения этих вопросов менялся, обогащался новыми акцентами, насыщался новым содержанием. Сегодня, когда позади конференция в Рио 1992 года и принятые на ней договоренности, когда концепция устойчивого развития во многих странах из пожелания все увереннее превращается в реальность, когда "экологическое" реноме стало важной ставкой в борьбе за конкурентоспособность, когда в контексте предотвращения климатических изменений всерьез заговорили о торговле квотами на выбросы парниковых газов, а споры по экологическим стандартам тормозят многосторонние торговые переговоры, есть все основания говорить о появлении в мировой экономике своих экологических правил и норм. Равно как и с полной ответственностью утверждать, что пути разрешения самих экологических проблем прочно завязаны на мировые экономические и финансовые механизмы.

Все более отчетливо проявляется многогранный и междисциплинарный характер экологии как науки о взаимодействии природы и общества. С экологией теснейшим образом связано решение таких актуальнейших для всего человечества экономических задач, как обеспечение сырьем и минеральными ресурсами, продовольственная и энергетическая безопасность, охрана здоровья людей, развитие генетики и биотехнологий, охрана глобального климата, Мирового океана, изучение космоса, необъясненных природных катаклизмов.

Тенденции роста удельного веса информатики и знаний в мировом хозяйстве, действительно, идут полным ходом. Однако это не приводит, к девальвации значения его природно-ресурсной базы. Это относится к спросу как на важнейшие сырьевые ресурсы планеты, так и на ее так называемые экологические ресурсы, характеризующие состояние окружающей среды.

К настоящему времени из-за огромной антропогенной нагрузки ресурсный потенциал Земли подвергся значительному истощению и деградации, что усиливает спрос на еще оставшиеся и пригодные для использования основные природные ресурсы. Результаты же экспериментов с созданием их искусственных заменителей достаточно спорны и пока ставят больше вопросов, чем дают ответов - экологического, медицинского, экономического, правового, этического плана.

В последнее время развитые страны, в частности в рамках "большой восьмерки", уделяют повышенное внимание обсуждению проблематики устойчивой энергетики, использования возобновляемых источников энергии. Очевидно, что на формирование будущей структуры мировой энергетики существенное воздействие окажет и экологический фактор.

Появление новых материалов не снизило спроса на такое сырье, как древесина. Сведение тропических и бореальных лесов продолжает оставаться одной из наиболее серьезных экологических угроз нашей планете. Уже вырублено две трети лесов, существовавших на планете 8 тысяч лет.

Остается актуальной продовольственная проблема - как с точки зрения достатка продуктов питания, так и обеспечения их надлежащего качества. Первые попытки разрешить ее за счет генетически модифицированных продуктов поставили вопрос: а не безопасно ли это для здоровья человека и окружающей среды?

В конце XX века качественное состояние важнейших экологических ресурсов Земли - атмосферы, воды, почвы - оказалось под воздействием таких экологических опасностей, как выбросы углекислого газа, скопление токсичных отходов, переизбыток нитратов, распространение стойких органических загрязнителей.

В ряде регионов планеты крайне обострились проблемы обеспечения питьевой водой. Причем они характерны не только для засушливых районов Африки и Азии, но и для Европы, где чистая, качественная вода становится редкостью и продается в расфасованном виде.

В качестве богатейшей и пока не исследованной альтернативной ресурсной кладовой учеными рассматривается Мировой океан, но и он сегодня сталкивается с серьезными угрозами загрязнения - на 80 процентов из наземных источников.

Связанные с состоянием окружающей среды и природными факторами так называемые "мягкие" угрозы сегодня не менее значительны, чем силовые, и начинают оказывать возрастающее влияние на расстановку сил в мире, вероятность возникновения войн и конфликтов в отдельных регионах, стабильность государственных режимов в отдельных странах. В качестве факторов международной стабильности исследуется не только доступ к основным природным ресурсам, но и количество выпадаемых осадков, наступление пустынь и наличие пахотной земли, заболеваемость по экологическим причинам и обусловленная экологическими факторами миграция населения, стихийные природные явления и катаклизмы, наносящие человечеству огромный экономический ущерб.

В настоящее время группа ученых ведущих американских университетов при поддержке авторитетной неправительственной организации - Всемирного экономического форума, начала разработку "индекса экологической устойчивости", который призван стать важным показателем международной конкурентоспособности страны. Выбранные для этого 22 критерия сгруппированы по пяти основным разделам: состояние экосистем, степень антропогенной нагрузки на природу, зависимость состояния здоровья людей и качества продуктов питания от экологических факторов, способность общества и имеющихся в нем институтов проводить эффективную природоохранную политику, активность страны в решении глобальных и трансграничных экологических проблем.

Набирающая темпы глобализация мировой экономики вызвала новый виток дискуссий о необходимости переориентации стратегий экономического развития. Важным компонентом "глобализации с человеческим лицом" стало условие сохранения и разумного использования природных ресурсов, необходимых для здоровой и полноценной жизни каждого человека.

Из всех экологических вызовов по степени их влияния на современное мировое хозяйство проблема климатических изменений по праву занимает первое место. Подписанный в 1997 году Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН 1992 года об изменении климата определил количественные обязательства стран-участниц по ограничению или сокращению выбросов парниковых газов, указанных в приложении к протоколу, на период с 2008 по 2012 год. С вступлением протокола в силу принятие международных обязательств по ограничению таких выбросов означает ряд принципиальных и весьма болезненных решений для многих стран-участниц, потребует перестройки всей структуры экономики, обновления технологической базы промышленности, транспорта, энергетики, пересмотра экономической и социальной политики, а это задача не на одно десятилетие. Показатель выбросов углекислого газа фигурирует в ряду важных экономических индикаторов развития стран. О том, что экономические ставки Киотского протокола высоки, говорит и недавний провал очередной конференции сторон Климатической конвенции (Гаага, ноябрь 2000 г.), где не удалось создать необходимые предпосылки для его скорейшего вступления в силу.

В этом же контексте следует рассматривать и намерение администрации США отказаться от ратификации Киотского протокола, что вызвало резкое осуждение со стороны не только России, но и стран Евросоюза и Японии.

Особый резонанс с точки зрения экологических последствий (влияние на климат, сохранение биоразнообразия и т.д.) получила торговля круглым лесом и лесной продукцией. Леса рассматриваются учеными как важнейший элемент поглощения парниковых газов и, таким образом, играют важную роль в поддержании глобального климатического баланса. Высокие темпы торговли лесом привели к масштабным вырубкам ценных пород лесов, особенно в развивающихся странах. Быстрыми темпами вырубаются леса в Индонезии, Мьянме, Камбодже, Лаосе. Один из крупнейших в мире экспортеров круглого леса, Малайзия, ежегодно теряет до двух процентов своего лесного покрова. Странами "восьмерки" остро поставлена задача устойчивого лесопользования, предотвращения незаконных вырубок леса.

Экологические аспекты мировой торговли в последние годы стали предметом пристального внимания в рамках Всемирной торговой организации (ВТО). В 1995 году в ВТО создан Комитет по торговле и окружающей среде, который рассматривает вопросы взаимосвязи торговой либерализации, экономического развития и защиты окружающей среды. Хотя в правилах ВТО нет специального соглашения по экологии, определенные "экоориентиры" в работе этой организации есть. Так, под общие правила Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) и Генерального соглашения о торговле услугами (ГАТС) не подпадают меры торговой политики стран-членов, касающиеся защиты жизни и здоровья людей, растений и животных. Действуют соглашения по техническим барьерам в торговле, по санитарным и фитосанитарным мерам. Допускаются субсидии на адаптацию к новым экологическим законам, и не подлежат сокращению субсидии на экологические программы в сельскохозяйственной политике. В рамках Соглашения по торговым аспектам прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС) правительства могут отказать в выдаче патентов на товары, создающие риск или угрозу окружающей среде.

Отношение к применяемым внутри стран экологическим и трудовым стандартам является главным яблоком раздора на многосторонних торговых переговорах (МТП) между развитыми и развивающимися странами. Развитые страны, имеющие более жесткое экологическое законодательство и, соответственно, более высокие экологические издержки на производство продукции, во-первых, считают несправедливым, когда развивающиеся страны выходят на мировые рынки со своей продукцией, которая произведена с меньшими издержками за счет более низких, чем на Западе, экологических нормативов и, во-вторых, не хотят допускать на свои рынки продукцию, не соответствующую своим высоким национальным природоохранным нормам. Развивающиеся же страны усматривают в таком подходе еще одну форму протекционизма со стороны развитого мира, маскируемого под экологическую озабоченность, а на деле нацеленного на то, чтобы любыми способами препятствовать продвижению товаров Юга на мировые рынки.

Особенно активными сторонниками разработки "экологических стандартов" в ВТО выступают США, а также развитые страны - основные экспортеры сельскохозяйственной продукции. Развивающиеся страны вообще противятся включению этого вопроса в повестку дня нового раунда МТП. Компромисс между этими позициями пока не найден, что ярко продемонстрировала конференция ВТО в Сиэтле в конце 1999 года. Как представляется, дело здесь не только в том, что многие развивающиеся страны объективно не готовы к принятию жестких природоохранных регламентаций, но и в том, что они, в принципе, не успевают приспосабливаться к новым правовым механизмам многосторонних торговых переговоров, считают, что получили недостаточно выгод для себя от соглашений, заключенных в рамках Уругвайского раунда.

Еще один срез рассматриваемой темы - урегулирование торговых вопросов в международных экологических соглашениях. По подсчетам экспертов, из порядка 200 существующих в мире многосторонних природоохранных соглашений 20 содержат положения, запрещающие или ограничивающие торговлю продуктами и товарами. К ним относятся Монреальский протокол по веществам" разрушающим озоновый слой (1985 г.), который ограничивает торговлю такими веществами со странами - не членами протокола; Базельская конвенция о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением (1989 г.), устанавливающая определенный режим трансграничного перемещения опасных и других отходов, что прямо влияет на торговлю отходами; Конвенция о торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (1975 г.), запрещающая торговлю отдельными ценными биологическими видами, и др.

В последние годы в сфере взаимосвязи торговли и экологии активизировалось сотрудничество между ВТО, ЮНЕП, Конференцией ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Международной организацией по стандартизации (ИСО) и т.д. На повестку дня выходят новые темы - торговля продукцией с использованием генетически измененных организмов, либерализация торговли экотоварами и экоуслугами и решение связанных с этим проблем защиты прав интеллектуальной собственности, вопросы экомаркировки и др. Это еще раз доказывает, что мировая экономика вынуждена все серьезнее принимать в расчет те соображения, которые совсем недавно считались прихотью "зеленых" бунтарей и групп протеста.

На международном уровне все шире вводится в практику отчетность компаний об экологических последствиях своей деятельности, а экологическая состоятельность все в большей степени становится важным фактором повышения конкурентоспособности фирм и их продукции на мировых рынках. Международная организация стандартизации выступила с инициативой внедрения на предприятиях новой системы экологического менеджмента, предполагающей использование экологических инструментов хозяйствования, проведение экологического аудита, экологическую маркировку товаров и т.д.

Важную роль в разработке параметров "зеленого" рынка играют нормативы и регламентации, устанавливаемые государствами. В унификации экологических стандартов в своей экономике дальше других продвинулись государства Евросоюза. Усилилась тенденция к выработке транснациональных рекомендательных нормативов защиты окружающей среды, инициаторами которой выступают международные организации - Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), ЮНЕП, Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО), Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), Международная организация гражданской авиации (ИКАО) и др.

С 1980 года полтора десятка международных организаций, занимающихся оказанием помощи развитию, проводят скоординированную политику в области охраны окружающей среды в рамках специально созданного для этих целей комитета. Их задача - обеспечение экологической состоятельности своих проектов, финансирование природоохранных мероприятий и создание в развивающихся странах собственного потенциала и кадров в этой области.

Экологические программы стали играть самостоятельную роль в деятельности многосторонних финансовых организаций. Этим всерьез занялись во Всемирном банке. С 1986 по 1997 год объем предоставляемых им займов на природоохранные проекты возрос в стоимостном выражении почти в 400 раз. От философии "не навреди" банк все шире переходит к предоставлению займов на специализированные природоохранные проекты, общий объем которых в 90-х годах составил около 15 млрд. долларов.

В международной финансовой практике найдена интересная увязка экологических и долговых проблем. С 1986 года осуществляются сделки по типу "долги за природу". Они предполагают, что банк или заинтересованная неправительственная организация выкупает по сниженной стоимости либо получает безвозмездно у кредитора часть внешнего долга какой-либо страны (как правило, развивающейся) и гасит ее в обмен на обязательство последней выделить ассигнования в местной валюте на природоохранные проекты в данной стране. Эта же схема легла в основу сделок по типу "долги за акции" и программы экологической конверсии. Они предполагают, что кредиторы соглашаются конвертировать задолженные им суммы в средства местных фондов, которые будут в дальнейшем использованы на экологически оправданные мероприятия. Интересно, что подобные сделки не приносят чисто экономической выгоды кредитору.[15]

В рамках ОЭСР, "Группы восьми" обсуждается вопрос о разработке общеприемлемых государственных критериев оценки экологического риска при осуществлении программ экспортного кредитования различных проектов как на многостороннем, так и на двустороннем уровнях.

Нельзя не упомянуть и специальные глобальные механизмы финансирования экологической деятельности. К одному из них относится созданный в 1991 году усилиями Всемирного банка, ПРООН и ЮНЕП Глобальный экологический фонд (ГЭФ), который финансирует проекты по четырем наиболее актуальным глобальным экологическим проблемам - охрана биоразнообразия, климатические изменения, сокращение использования озоноразрушающих веществ и охрана международных водных ресурсов. В 1998 году 36 стран внесли в ГЭФ 2,75 млрд. долларов. По масштабам планетарной экологии это, безусловно, ничтожно маленькая сумма, но она говорит о политической воле работать в этих жизненно важных областях. Недавно Всемирный банк совместно с ГЭФ и международной неправительственной организацией "Conservation International" учредили Фонд партнерства по охране критических экосистем, на который выделено 150 млн. долларов в целях охраны 25 уголков Земли с наиболее ценным и разнообразным живым и растительным миром.[16]

Специальные механизмы содействия развивающимся странам начинают в последние годы включаться в важнейшие международные природоохранные соглашения. Особый фонд такого плана предусмотрен, в частности, Монреальским протоколом. В Киотском протоколе закреплен так называемый "механизм чистого развития", разрешающий засчитывать в счет выполнения обязательств по нему развитых стран то сокращение выбросов парниковых газов, которое будет достигнуто в ходе реализации осуществляемых с их помощью проектов в развивающихся странах. В рамках этой схемы интересным может оказаться создаваемый в соответствии с решением Всемирного банка Экспериментальный углеродный фонд. Он будет ориентирован на финансирование работ по сокращению выбросов парниковых газов путем разработки и реализации конкретных экологических проектов, направленных на сокращение в "принимающих" странах выбросов парниковых газов. Банк при этом будет выполнять функции "гаранта".

Несмотря на некоторые подвижки, проблема распределения бремени ответственности за экологический ущерб, за финансирование природоохранных мероприятий продолжает оставаться главным предметом спора. Вероятно, истину следует искать в плоскости баланса интересов всех групп стран, гибкого сочетания всех возможных инструментов минимизации ущерба окружающей среде, постепенного и кропотливого перевода хозяйств всех стран на принципы устойчивого развития.

Очевидно и то, что попытки создать некие универсальные, обязательные для всех стран экологические регламентации для экономической деятельности будут обречены на провал до тех пор, пока в мире не будет преодолен растущий разрыв между бедностью и богатством, не решены базовые социально-экономические проблемы в развивающихся и "переходных" странах, не создан благоприятный режим для доступа их товаров на мировые рынки, не разработаны эффективные механизм по финансированию развития. Эти проблемы сейчас активно обсуждаются в ООН, "большой восьмерке", ВТО, Организации экономического сотрудничества и развития, других международных организациях.

 

2.3 Роль зеленых в постановке и решении глобальных проблем

 

В качестве панацеи от капиталистического загрязнения "зеленые", в лучших традициях социализма предлагают простое решение - если кто-то загрязняет общественную собственность или причиняет вред общественному здоровью, то общество (то есть правительство) должно его остановить. Однако правительственное вмешательство - в виде экологических норм, требований безопасности или законов о сохранении ресурсов способно обеспечить сохранение жизней и собственности только за счет ограничения предпринимательской деятельности, что не замедлит вылиться в замедление экономического роста. Конечным результатом такой политики будет существенно большее отрицательное воздействие на благосостояние, здоровье и уровень смертности, так как понижению дохода сопутствует ухудшение здоровья.

Далее, большая часть запретов и регулирования вводится в условиях сильной неопределенности, наличия противоречивых научных данных относительно причин и методов решения проблемы. И такая ситуация неизбежна: так действуют рыночные механизмы. При угрозе возникновения регулирования (то есть убытков) и неочевидности опасности, предприниматели начинают пытаться предотвратить убытки, спонсируя научные исследования, доказывающие безопасность их продукции (или отходов). Поскольку исследовательские предпочтения (researcher's bias) способны оказывать колоссальное влияние на научные исследования, наука становится ареной "битвы титанов": кто больше бросит денег на противоположные чаши весов. К сожалению, далеко не всегда выигрывает тот, кто прав.

Кажется, что после индустриальной революции мир стал намного грязнее. Однако экологи, под словом "загрязнение" почему-то подразумевают исключительно техногенное загрязнение. Причина в том, что они не понимают относительность термина "загрязнение". Для них "загрязнение" - это нарушение естественного порядка вещей. Они не думают, что мир до индустриальной революции содержал огромное количество природных загрязнений, смертельно опасных для человека. "Загрязнение" - понятие человеческой логики и может применяться только относительно кого-либо. То, что является "загрязнением" для ежей вполне может не быть "загрязнением" для рыб. Земля посреди комнаты будет загрязнением для человека, но не будет загрязнением для находящихся в ней червей.

В эпоху индустриальной революции, был изобретен процесс хлорирования: вода стала намного более чистой с точки зрения отсутствия в ней бактерий, вместо этого она стала загрязнена хлоркой и промышленными отходами. Следующим этапом было создание фильтров, которые достаточно успешно фильтруют практически все известные загрязнения. В результате, житель страны, пережившей промышленную революцию может установить у себя дома фильтр или регулярно заказывать уже отфильтрованную воду с доставкой на дом. В то время как житель доиндустриальной страны по-прежнему может испытывать проблемы с наличием питьевой воды. Вывод: вместе с прогрессом вода делается все более и более чистой.

С другой стороны, в конец 80-х годов Greenpeace начал кампанию по избавлению мира от хлорированной воды, поскольку им удалось найти какие-то исследования, подтверждавшие канцерогенность побочных продуктов хлорирования. Исследования впоследствии были многократно опровергнуты, однако правительство Перу поддалось на пропаганду, усмотрев в ней потенциальный способ сэкономить и под благовидным предлогом перестало хлорировать большую часть водопроводной воды в стране. Greenpeace получил ровно то, что хотел, правда, при этом 1.3 миллиона человек заболели холерой, а 11 тысяч из них умерли. Больше никому такая идея в голову не приходила.

Основное различие между природными ресурсами и загрязнением среды заключается в том, что блага, называемые "природными ресурсами", производятся, по преимуществу, частными фирмами, которые стремятся удовлетворить нужды потребителей ради получения прибыли. Сделка заключается на рынке, и потребитель, как правило, получает то, за что он готов платить. А благо, именуемое "отсутствием загрязнения среды", в современной рыночной экономике часто производят государственные организации - посредством регулирования, налоговых стимулов, штрафов и лицензий. Эти политические механизмы, обеспечивающие принудительное равенство спроса и предложения на установленном директивно уровне действуют не столь автоматически, и для достижения желаемого результата редко используют ценовой механизм.

Почему общество вынуждено прибегать к регулированию? Причина проста - неопределенность прав собственности. Ведь ущерб, понятие относительное, люди не могут нанести ущерб окружающей среде как таковой - люди могут нанести ущерб другим людям, которые хотели бы использовать эту же самую среду с другими целями. Создавая загрязнение, мы по сути нарушаем чьи-то права собственности, соответственно, собственник имеет право на компенсацию.

Однако в условиях, когда никто не владеет воздухом, землей и водными пространствами невозможно найти того, кому эта компенсация причитается. В результате, страдают все. Этот феномен широко как "трагедия общественного" (tragedy of commons).

Энвайроменталисты утверждают, что проблема загрязнения окружающей среды является наиболее актуальной среди проблем сегодняшнего дня, и что капиталистическое общество в массе своей этого не понимает, а предприниматели, загрязняющие в среднем больше других, возможно и понимают, но ничего не делают, поскольку это не в их интересах.

Таким образом энвайроменталисты по сути пытаются узурпировать власть в обществе и указывать всем остальным, кто что должен или не должен делать. В подтверждение своих притязаний на власть ими приводятся результаты научных исследований, почти всегда сомнительные и спорные - из-за самой природы изучаемого вопроса. В экосфере земли происходят сложные системные процессы и предсказать эффекты от человеческой деятельности на сегодняшнем уровне развития моделей чаще всего очень трудно.

В качестве хрестоматийного примера провала политики защиты окружающей среды можно привести случай с запрещением пестицида ДДТ, широко известного в России как "дуст".

До использования ДДТ малярия уносила от 2 до 3 миллионов жизней ежегодно, число же страдающих этой тяжелой болезнью было еще больше. В результате 10-летнего применения ДДТ в ряде стран малярия перестала быть столь страшным бичом. В Индии число заболеваний сократилось с 75 миллионов в 1952 году до 100 тысяч в 1964 году, в СССР с 35 миллионов в 1956 году до 13 тысяч в 1966 году. Всемирная организация здоровья и Организация объединенных наций относят на счет этого чудодейственного препарата спасение около 50 миллионов жизней, отнятых у одной только малярии. Изобретатель ДДТ, доктор Пауль Мюллер за свою работу был удостоен в 1948 году Нобелевской премии в области медицины.

Истерическая кампания против ДДТ началась в 1962 году, когда в США была опубликована книга Рэйчер Карсон (Rachel Carson) "Молчаливая весна" (Silent Spring), в которой применение ДДТ был обвинено в массовой гибели птиц. Далее, лабораторные исследования на мышах, которых кормили очень высокими дозами ДДТ, показали, что ДДТ способен вызывать у мышей развитие рака. Ситуация усугублялась тем, что период полураспада ДДТ составляет около 8 лет и он имеет тенденцию накапливаться в тканях. Тогда этого казалось достаточно, чтобы запретить ДДТ как опасный химикат.

Запрет оказался почти глобальным. В то время, как ВОЗ и ЮНИСЕФ настаивали и настаивают на продолжении использования ДДТ, различные государственные агентства специализирующиеся на помощи бедным странам (например, USAID), отказывались выделять деньги на пестицид, запрещенный к использованию правительствами их стран и оказывали давление на правительства стран-реципиентов с тем, чтобы инициировать запрет ДДТ. Особенно печальна в этом роль Всемирного фонда дикой природы, руководство которого активно агитировало и до сих агитирует за всемирный запрет ДДТ.

Результаты были катастрофическими. В Шри-Ланке, где в результате применения ДДТ заболеваемость малярией сократилась с 2,800,000 случаев в 1948 году до 17 в 1964, она вернулась к 2,500,000 в 1969, пять лет спустя после того, как использование ДДТ было прекращено в результате "кампании международной общественности". Аналогичная ситуация наблюдалась в странах Африки. Сейчас от малярии ежегодно умирает 1-2 миллиона людей, что особенно трагично с учетом того, что существовала возможность вообще стереть болезнь с лица Земли. По различным оценкам, за прошедшие годы в результате запрета ДДТ на планете погибло от 30 до 50 миллионов человек.

За тридцать последующих лет стало очевидно, что ДДТ не является ни канцерогеном для человека, ни мутагеном для животных, не приводит к сокращению популяций птиц, что до остальных случаев ущерба окружающей среде, то они были исключительно локальными и объяснялись сильной передозировкой. Ближайший аналог ДДТ - малатион стоит в два раза дороже и требует в два раза более частого применения. Дельтаметрин, еще один инсектицид - в три раза дороже, а высокоэффективный пропоксур, почитаемый как замена ДДТ - в двадцать три раза. Для бедных стран со скромными бюджетами такие цены оказываются просто недоступными.

Несмотря на все это, в 1995 году Программа по защите окружающей среды ООН (United Nations Environment Programme) предложила внести ДДТ в список 12 всемирно запрещенных препаратов-загрязнителей, правда, под нажимом ВОЗ к 2000 году от этой идеи пришлось отказаться.

С запрещения ДДТ в 1972 году по сути началось восхождение энвайронменталистов во власть в США. Именно в этот момент на Агентство по защите окружающей среды, основанное за два года до этого, стали смотреть как на организацию с большими возможностями.

Об озоновой дыре впервые заговорили в 1957 году, во время международного геофизического года, когда английские ученые провели измерения количество озона над Антарктикой и обнаружили значительные колебания толщины озонового слоя. Действительно, в конце полярной зимы и в начале полярной весны количество озона сокращается на десяток, два десятка, а то, бывает, и три десятка процентов, но потом, по мере наступления полярного лета, количество озона увеличивается и снова выходит на прежнюю норму. То есть происходит колебательный процесс. Сейчас известно, что в течение двух месяцев наблюдается утончение слоя, и в эти месяцы возрастает количество ультрафиолетового света, вредного для всего живого, потому что этот свет уничтожает бактериальную форму существования. Применительно к человеку, считается, что утончение озонового слоя приводит увеличению заболеваемостью меланомой и другими формами рака кожи.

В разрушении озонового слоя были обвинены так называемые "фреоны", химические вещества, используемые в качестве хладогенов в холодильниках, вспенивающих агентах, а также при производстве аэрозольных баллончиков. Доминирующая на сегодняшний день научная теория гласит, что в результате процессов атмосферной конвекции они поднимаются в верхние слои атмосферы, скапливаются над полюсами, где и вступают в химическую реакцию с озоном, тем самым разрушая его. В результате, большинство стран мира приняло решение на государственном уровне отказаться от производства фреонов. 23 января 1978 года Швеция стала первой страной, запретившей аэрозольные баллончики из-за якобы исходившей от них угрозы. 16 сентября 1987 года был подписан так называемый "Монреальский протокол" (вступил в силу в январе 1989 года), страны-участники которого, в том числе и СССР, обязались постепенно отказаться от производства и использования фреонов. На сегодняшний день к этому протоколу присоединились 183 страны. К 1996 году все развитые страны прекратили использование фреонов.







Последнее изменение этой страницы: 2019-10-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.148.142 (0.012 с.)