ТОП 10:

Материальная часть 17-й танковой дивизии.



Тяжелые танки 17-й танковой (получены уже после прибытия на фронт):

КВ-1 — принят на вооружение 19 декабря 1939 года.

Вооружение — поначалу 76-мм пушка Л-11, затем 76-мм пушка Ф-32, 3 пулемета - спаренный, курсовой и кормовой. На части машин устанавливался еще и зенитный пулемет ДТ. Боекомплект - 135 пушечных выстрелов и 2772 патронов к пулеметам. Для наблюдения за полем боя и прицеливания оснащён телескопическим прицелом ТОД-6, перископическим прицелом ПТ-6 и командирской панорамой ПТ-К. На КВ-1 устанавливалась радиостанция 71-ТК-3 (позже - ЮР) и танковое переговорное устройство ТПУ-4бис. Толщина брони до 100 мм, масса — 47,5 т, скорость до 35 км/час, запас хода по шоссе - 250 км. Экипаж танка – 5 человек. Механик-водитель по центру в передней части бронекорпуса танка, слева от него рабочее место стрелка-радиста. Три члена экипажа в башне: слева от орудия рабочие места наводчика и заряжающего, а справа — командира танка. Посадка и выход через два круглых люка: один в башне над рабочим местом командира и один на крыше корпуса над рабочим местом стрелка-радиста.  

В германской армии свои танки подобного класса на тот момент отсутствовали (были только трофейные французские тяжелые танки). КВ мог уверенно вступать в единоборство с любой вражеской машиной, обладая при этом преимуществом по всем боевым параметрам. Равный по своему вооружению Т-34, но менее маневренный, КВ имел преимущество перед ним только в бронировании, но был более дорог в производстве и тяжел в эксплуатации - неповоротлив и медлителен, препятствия преодолевал с трудом, ломал мосты и разбивал дороги перед идущими следом средними и легкими танками. Главным недостатком были крайне ненадежные в работе главный фрикцион, коробка передач, бортовые фрикционы и малоэффективный воздухоочиститель. Выход из строя трансмиссии был массовым явлением. В условиях отступления многие КВ даже с мелкими поломками приходилось бросать или уничтожать. Чинить или эвакуировать их не было никакой возможности. С 1940 по 1943 год было выпущено 4775 танков KB всех модификаций.

Средние танки (получены после прибытия на фронт):

Т-34 — принят на вооружение 19 декабря 1939 года.

Боевая масса — 26,5 т, вооружение — 76 мм пушка Л-11, с марта 1941 - 76 мм пушка Ф-34, и 2 пулемета – спаренный и курсовой. Боекомплект орудия на Т-34 выпуска 1940—1942 годов состоял из 77 выстрелов. Броня — до 45 мм, скорость — 54 км/час по шоссе, 36 км/ч – по местности, запас хода по шоссе – 380 км. Шедевр советского танкостроения, соперничать с которым в начале войны мог в определенной мере PzKpfw IV.

Однако, это не означало полной неуязвимости танка. Если орудия немецких танков могли гарантированно уничтожить его только на ближней дистанции с бортов и кормы, то сбить гусеницы, колёса, сорвать отдельные листы, отколоть осколки брони внутри танка, повредить картеры боковых передач и поворотного механизма, пробить или заклинить маску пушки – для них не составляло труда.

Что касается противотанковых орудий вермахта, Т-34 был хорошо защищен от основной противотанковой 37 мм пушки PaK.36. Но его могла успешно поражать даже в лоб поступающая в войска с 1940 года 50-мм пушка Pak.38, и, тем более, его уверенно уничтожало 88-мм зенитное орудие.

Дальнобойные 76-мм орудия танка не были обеспечены бронебойными снарядами из-за сложностей с освоением промышленностью. Вследствие этого обстреливать танки противника приходилось осколочно-фугасными и шрапнельными снарядами. А это вынуждало до предела сокращать дистанцию боя.

Низкое качество не обкатанных производством траков, трансмиссии и ходовой части приводило к серьезным потерям в пути, особенно при массовом пренебрежении установленными сроками технического обслуживания. Дизельный мотор В-2 тоже еще не преодолел этапа детских болезней и имел моторесурс в 100 часов.

Легкие танки:

Т-26 — самая массовая машина в танковом парке РККА. Копия английского танка «Виккерс 6-тонный», принят на вооружение 13 февраля 1931 года. Всего на базе танка Т-26 разработано 53 типа боевых машин различного назначения, из которых 23 типа находились в серийном производстве.

К 1941 году наиболее распространенным был однобашенный вариант с 45-мм пушкой. Для поражения пространства позади танка с начала 1936 г. в кормовой части башни стали устанавливать шаровую установку с пулеметом ДТ. Для обороны от вражеских самолетов часть машин несла зенитные пулемёты ДТ. Бронирование лба корпуса – 15 мм (с 1939 – 20 мм), бортов корпуса – 15 мм, крыши – 6 мм (с 1939 – 10 мм), башни – 15 мм (с 1939 – 20 мм). Максимальная скорость по шоссе - 32 км/ч (у танков 1940 – 30 км/ч), запас хода – от 140 до 240 км.

Всего танков Т-26 было выпущено более 12000. По состоянию на 1 июня 1941 г. в РККА числилось 10268 танков Т-26, включая специальные машины на его базе, из них в приграничных округах - 4875 машин. По разным оценкам количество боеготовых Т-26 колеблется от 3000 до 3500 штук. До трети этого числа составляли машины первых лет выпусков, отличавшиеся более низкой надежностью. Однако, более современные Т-26 не всегда были лучше ранних. От модификации к модификации неизменно ухудшались проходимость и маневренные свойства танка.

По основным показателям танк однозначно уступал немецким PzKpfw III и PzKpfw IV. Однако, несмотря на все недостатки, при грамотном применении Т-26 наносил врагу чувствительный урон. Т-26 принимал участие практически во всех боевых операциях до конца 1942 г. Потерянные в боях Т-26 в 1942 году обычно уже не восстанавливались, а заменялись более современными Т-60 и Т-70.

БТ-5 — легкий колесно-гусеничный танк, дальнейшее усовершенствование танка БТ-2 с усиленным пушечным вооружением и отечественным двигателем М-5. Производился в 1933–1934 годах в Харькове. На танке установили топливные и масляные баки увеличенной емкости, улучшили конструкцию ряда агрегатов, усилили ходовую часть.

Имел классическую схему компоновки, из четырех отделений: управления, боевое, моторное и трасмиссионное. Экипаж машины состоял из трех человек. Механик-водитель располагался в центре отделения управления в носовой части корпуса. Командир машины — в боевом отделении в средней части корпуса и башне. Заряжающий-пулеметчик также в боевом отделении в башне. Командир машины, который одновременно выполнял и роль наводчика (артиллериста), размещался слева от орудия, а заряжающий — справа. Посадка и выход экипажа производились через люк механика-водителя и люк в крыше башни.

В отделении управления возле сидения механика-водителя размещались приводы управления силовой передачей, трансмиссией и щиток с контрольно-измерительными приборами (КИП). Справа от механика-водителя место двух огнетушителей — переносного и стационарного. В боевом отделении размещалось рабочее место командира танка и заряжающего, вооружение, приборы наблюдения, стеллажи для боекомплекта, противопожарные средства и инструмент. В нише башни для танков, оснащаемых радиостанцией, было предусмотрено место для ее установки. Боевое отделение было изолировано от моторного глухой перегородкой с шиберами (дверцами). В моторном отделении размещались двигатель, радиаторы, масляный бак и две аккумуляторных батареи. От трансмиссионного отделения оно отделялось разборной перегородкой, имевшей вырез для вентилятора. В трансмиссионном отделении устанавливалась перегородка для крепления кронштейна коробки передач.

Корпус и башня изготавливались из броневых катаных листов толщиной 6, 10, 13 и 15 мм. Лобовой щиток механика-водителя имел толщину 20 мм. Литая носовая отливка толщиной в лобовой части 40 мм, нижней — 30 мм. В крышке люка механика-водителя за смотровой щелью было установлено пуленепробиваемое стекло, заключенное в специальную обойму и рамку. При замене поврежденного стекла в боевых условиях смотровая щель закрывалась броневой заслонкой. В верхней части крышки люка механика-водителя была приварена накладка для защиты щитка водителя от свинцовых брызг. Кроме того, люк механика-водителя был снабжен резиновыми уплотнениями, а верхний наклонный лобовой лист для упрощения производства состоял из трех частей: нижней и двух боковых. Арка над механиком-водителем в связи с установкой радиостанции была урезана. Для сохранения жесткости корпуса в этом месте устанавливались специальные короба, закрепленные вне боевого отделения и образующие рубку механика-водителя.

Наружные бортовые бронированные листы корпуса танка состояли из двух частей и соединялись между собой снаружи с помощью броневой накладки на заклепках. Для лучшего уплотнения корпуса между внутренними бортовыми листам, угольниками и днищем в местах их соединения были проложены полотняные прокладки на сурике.

Для предохранения трансмиссионного отделения от попадания посторонних предметов и грязи над жалюзи была установлена защитная проволочная сетка. Для доступа к жалюзи при проведении технического обслуживания сетка откидывалась на петлях, а во время движения крепилась к заднему листу крыши двумя болтами. Между пятыми и шестыми подкосами во внутренних бортовых листах были сделаны отверстия для выхода воздуха от вентилятора при закрытых жалюзи.

В задней части надгусеничных полок были прикреплены грязевые щитки, защищавшие от забрасывания грязи с гусениц на корпус танка при движении. Они были отштампованы из 3-мм конструкционной стали и крепились к полкам и фланцу бортовых редукторов с помощью сварки. В передней части надгусеничных полок крепились съемные грязевые щитки — «крылья», предохранявшие лицо механика-водителя от забрасывания песком и грязью при открытом люке. Они также были отштампованы из 3-мм конструкционной стали и крепились к полкам с помощью петель, а к передней трубе — с помощью болтов. При движении по лесу или крупному кустарнику эти щитки предписывалось снимать с машины.

В корме между бронированным щитком и глушителем устанавливалась медно-асбестовая прокладка, предотвращавшая нагревание щитка.

Крыша над боевым отделением для упрощения производства состояла из четырех фасонных листов. Передний лист одновременно был крышей рубки механика-водителя и приваривался к боковым листам рубки. Два боковых листа приваривались к верхнему наклонному листу носа и угольникам бортовых листов, а также двумя болтами крепились к угольникам перегородки. Каждый лист имел 12 отверстий для крепления погона башни. Задний лист крепился семью болтами к верхнему угольнику перегородки. Все четыре листа внутренней кромкой образовывали круглый вырез. К ним крепился болтами нижний погон башни. Вследствие увеличения диаметра отверстия в крыше под башней была несколько изменена перегородка между моторным и боевым отделениями — она была выгнута и изменена в деталях.

Новая бронированная башня увеличенных размеров устанавливалась на шариковом погоне и имела клепаный (цилиндрическая) или сварной (эллиптическая) корпус, состоящий из двух листов, соединенных между собой с помощью накладок. В переднем листе было вырезано прямоугольное отверстие для спаренной установки пушки и пулемета, по бокам располагались две смотровые щели со стеклоблоками и два круглых отверстия для стрельбы из револьвера, закрывавшихся броневыми пробками. На 230 машинах первого выпуска в заднем листе цилиндрической башни было вырезано прямоугольное отверстие, закрывавшееся снаружи патронным (снарядным) ящиком трапецевидной формы, который одновременно выполнял роль противовеса спаренной установки вооружения и крепился к башне с помощью заклепок. На остальных машинах ящик был заменен овальной (эллиптической) кормовой нишей. В кормовой части башни имелся прямоугольный люк для доступа внутрь ниши, который закрывался запирающейся снаружи крышкой люка на петлях. В крышке люка имелось отверстие для стрельбы из револьвера, закрывавшееся броневой пробкой.

Крыша башни состояла из двух листов, один из которых располагался над цилиндрической частью башни, а другой накрывал ее кормовую нишу. В крыше башни располагались два люка для посадки и выхода экипажа (в цилиндрической башне со снарядным ящиком имелся лишь один люк).

Над казенной частью пушки располагалось вентиляционное отверстие. Отверстие для перископа находилось в левой части крыши башни, а отверстие для сигнализации — в правой. Кроме того, на крыше башни имелись три кольца (рыма) для демонтажа и монтажа башни, а также два отверстия для прохода тяг, поддерживающих кронштейн подъемного механизма пушки.

Полная масса башни с вооружением и боеприпасами достигала 1100 кг, а масса спаренной установки (качающейся части) — 220–250 кг.

Основным оружием танка БТ-5 являлась 45-мм пушка 20К образца 1932 г. Пушка предназначалась для ведения огня по танкам и бронемашинам, артиллерии, открыто расположенным огневым средствам пехоты и живой силе противника. Она могла вести огонь бронебойными и осколочными снарядами, обладала хорошими по тому времени тактико-техническими показателями.

Качающаяся часть пушки создана на базе качающейся части 45-мм противотанковой пушки 19К образца 1932 года. Она имела люльку корытообразной формы и клиновой вертикальный затвор с полуавтоматикой инерционно-механического типа, который обеспечивал боевую скорострельность до 15 выстрелов в минуту. Сложность подобной автоматики привела к замене ее в дальнейшем полуавтоматикой копирного или скалочного типа. В качестве противооткатных устройств использовались гидравлический тормоз отката и пружинный накатник. Подъемный механизм секторного типа, на маховике которого располагалась кнопка спускового механизма. Длина ствола пушки составляла 46 калибров, дальность стрельбы прямой наводкой — 3600 м, а максимальная — 4800 м.

Бронебойный снаряд массой 1,425 кг имел начальную скорость 760 м/с и на дистанции стрельбы 1000 м пробивал по нормали танковую броню толщиной 37 мм. На дистанции 2500 м этот показатель снижался до 20,8 мм. Осколочный снаряд массой 2,15 кг имел начальную скорость 335 м/с. До 270 осколков, образующихся при взрыве снаряда, позволяли эффективно поражать открыто расположенную живую силу противника. Вспомогательным оружием танка БТ-5 являлся спаренный с пушкой 7,62-мм танковый пулемет ДТ, который имел свой автономный прицел, обеспечивавший возможность ведения стрельбы независимо от орудия.

Наведение при стрельбе прямой наводкой из пушки и спаренного с ней пулемета и корректировка огня осуществлялись с помощью танковых оптических прицелов ТСМФ и ПТ-1. Танковый телескопический прицел ТСМФ обр. 1930 г. располагался в маске пушки с левой стороны. Он обеспечивал увеличение в 2,5 раза и имел поле зрения 15°. Перископический прицел ПТ-1 обр. 1932 г. устанавливался в броневом стакане с левой стороны на крыше башни. Он обеспечивал стрельбу прямой наводкой из пушки и пулемета и круговое наблюдение из танка. Наведение спаренной установки в вертикальной плоскости осуществлялось в пределах от — 5° до + 21°. В спаренном положении огонь из орудия и пулемета вел наводчик с помощью ножных спусков пушки и пулемета, расположенных под его правой ногой на подножке. При независимой стрельбе пулемет имел сектор обстрела в вертикальной плоскости + 5° и в горизонтальной плоскости + 4,5°. В этом случае огонь из него вел заряжающий.

Боекомплект танков с цилиндрическими башнями состоял из 86 выстрелов, в линейных танках с эллиптическими башнями он возрос до 115 выстрелов и 2709 патронов, расположенных в 43 дисках. В танках, оснащенных радиостанциями 71-ТК-1, размещалось 75.

Увеличение боекомплекта машины было достигнуто за счет дополнительной укладки снарядов на полу в боевом отделении и размещения снарядов в нише башни. На полу боевого отделения укладывались 29 снарядов. В танках, где не устанавливался электроконтактный прибор, снаряды на полу боевого отделения укладывались по высоте в четыре ряда поперек корпуса на деревянных стеллажах. Сверху стеллажи закрывались специальной стальной крышкой на петлях, образуя фальшпол боевого отделения. На правой и левой стенках корпуса в боевом отделении в специальных укладках (обоймах) размещались 32 выстрела (по 16 на каждой стенке). Выстрелы укладывались вертикально в два ряда. На стенках башни по одну и другую сторону от ниши вертикально размещалось по 7 выстрелов. Укладка выстрелов в башне была разделена на две части, которые представляли собой коробки из листовой стали со специальными отсеками, прикрепленные к нижнему и верхнему листам ниши. В каждой коробке размещалось 20 выстрелов.

Укладка пулеметных дисков производилась на правой и левой стенках боевого отделения под снарядной укладкой. На каждой стороне в специальных гнездах размещалось по 19 дисков. Кроме укладки дисков на стенках корпуса, 5 дисков укладывались на стенке башни.

В моторном отделении танка вдоль продольной оси машины устанавливался четырехтактный, двенадцатицилиндровый, V-образный карбюраторный двигатель М-5 жидкостного охлаждения мощностью 400 л. с. (294 кВт) при 1650 об/мин, с двумя сдвоенными карбюраторами пульверизационного типа, с постоянным уровнем, системы «Зенит-52». В качестве топлива использовался авиационный бензин. Угол развала цилиндров в 45° был выбран в целях уменьшения его габаритов до возможного минимума. Вместе с тем такой угол развала определял порядок чередования вспышек в цилиндрах через неравные углы поворота коленчатого вала, что усложняло возможность получения двойного зажигания от двух магнето, поэтому на двигателе было установлено зажигание системы «Делько», позволявшее использовать его при любом порядке чередования вспышек в цилиндрах. Система зажигания — батарейная. Свечи зажигания каждого ряда цилиндров двигателя получали электроэнергию от своего трансформатора-распределителя, представлявшего собой комбинацию катушки высокого напряжения с прерывателем-распределителем. Пуск двигателя производился с помощью двух электрических стартеров «МАЧ» мощностью по 1,3 л. с. (0,96 кВт) каждый (или одним стартером «Сцинтилла» мощностью 2 л. с. (1,47 кВ.), или «СМС» мощностью 3,5 л. с. (2,8 кВт), а также вручную с помощью заводной рукоятки, установленной на редукторе пуска в боевом отделении. Кроме того, на небольшом количестве машин были установлены стартеры «Бош» мощностью 3 л. с. (2,2 кВт). Масса двигателя составляла 410 кг.

 

Системы, обеспечивавшие работу двигателя, практически остались такими же, как и на танке БТ-2. Единственное, над чем поработали конструкторы, так это над увеличением запаса возимого топлива и улучшением работы силовой установки в зимних условиях.

Емкость двух топливных баков составляла 360 л. На машинах выпуска 1934–1935 гг. запас возимого топлива был увеличен до 530 л за счет установки в кормовой части по бортам двух дополнительных баков. В системе охлаждения зимой стали применять низкозамерзающую охлаждающую жидкость (смесь воды со спиртом и глицерином). А для поддержания необходимой температуры во время стоянок и обеспечения пуска двигателя на морозе между картером двигателя и радиаторами системы охлаждения устанавливались два химических обогревателя. Обогреватели приводились в действие за 3–4 часа до пуска двигателя и устанавливались в моторном отделении. В пожарном отношении обогреватели были безопасны.

В танке были установлены новый вентилятор системы охлаждения с более высокой производительностью и регулируемые с места механика-водителя жалюзи, улучшившие поддержание требуемого температурного режима работы двигателя.

Все узлы и агрегаты трансмиссии располагались в трансмиссионном отделении в кормовой части танка. К механизмам трансмиссии относились: главный фрикцион, коробка передач, два бортовых фрикциона с тормозами, два бортовых редуктора и два шестеренчатых редуктора (гитары) колесного хода.

Многодисковый главный фрикцион (три ведущих и четыре ведомых диска) сухого трения (сталь по стали) устанавливался на конце коленчатого вала двигателя вместе с маховиком; на его втулке был расположен вентилятор. Смазка шариковых подшипников производилась солидолом через каждые 50 часов работы.

Коробка передач располагалась за главным фрикционом и соединялась с ним с помощью фланца, расположенного на ведущем валу коробки передач. Коробка передач трехходовая, четырехступенчатая, обеспечивала четыре передачи переднего хода и одну передачу при движении назад. Доливку масла в коробку передач производили через каждые 30 часов работы, а его замену — через 100 часов.

Левый и правый бортовые фрикционы сухого трения (сталь по стали) устанавливались на концах главного вала коробки передач. Тормоза — ленточные, простого типа, воздействующие на наружные барабаны бортовых фрикционов. Ширина стальной тормозной ленты составляла 160 мм, диаметр тормозного барабана — 393 мм, максимальный тормозной момент — 233 кгм.

Бортовые редукторы — шестеренчатые, располагались симметрично по обеим сторонам корпуса в задней части трансмиссионного отделения. Передаточное отношение — 1:4,5. Смазка бортовой передачи производилась автолом Т через каждые 30 часов работы, а ее замена — не реже чем через 100 часов.

Вращение ведущим колесам колесного хода передавалось от полуосей бортовых редукторов через шестеренчатые редукторы (гитары), ведущие шестерни которых крепились на осях ведущих колес гусеничного движителя. Картера гитар также выполняли роль балансиров ведущих катков колесного хода.

 Впоследствии стали устанавливаться более совершенные агрегаты трансмиссии: многодисковый главный фрикцион новой конструкции сухого трения (сталь по феродо), четырехступенчатая коробка передач улучшенной конструкции и два многодисковых бортовых фрикционов новой конструкции с ленточными тормозами. Остальные агрегаты трансмиссии остались без изменений.

Особенностью танка БТ-5, как и всех танков БТ, являлась установка комбинированного колесно-гусеничного движителя.

Гусеничный движитель располагался по обеим сторонам корпуса. Он состоял из: двух стальных многозвенчатых гусениц с открытым металлическим шарниром; двух ведущих колес кормового расположения; двух направляющих колес с механизмами натяжения гусениц и восьми опорных катков.

Каждая гусеница состояла из 23 плоских и 23 с выступами (гребнями) штампованных траков, соединявшихся между собой с помощью стальных цементированных пальцев. Каждый трак имел 13 проушин (7 с одной стороны и 6 с другой). Стопорение пальцев в проушинах траков осуществлялось с помощью шплинтов. Наружная поверхность трака гладкая, места соединения звеньев траков выступали и играли роль шпор. Плоские траки имели отверстия для крепления дополнительных шпор. Ширина трака составляла 260 мм, шаг — 225 мм, масса трака с гребнем — около 10 кг и без гребня — около 6 кг.

Ведущие колеса гусеничного хода — стальные, штампованные с наружной резиновой амортизацией, двухдисковые, гребневого зацепления. Диски устанавливались на ступицу бортового редуктора и крепились к ней шестью болтами с гайками. В дисках для уменьшения их массы были сделаны восемь отверстий. Еще в восьми отверстиях располагались стальные втулки, приваренные к диску. Во время эксплуатации постоянно задействованы были только четыре втулки. В отверстия втулок вставлялись пальцы на осях которых симметрично располагались ролики, с помощью которых ведущие колеса за гребни траков вращали гусеницы. От осевого перемещения пальцы с обоих концов фиксировались корончатыми гайками. При увеличении диаметра отверстий втулок выше допустимого во время эксплуатации пальцы с роликами переставлялись на соседние (еще не изношенные) втулки. Диаметр ведущего колеса — 640 мм.

Направляющие колеса двухдисковые, стальные, литые, с наружными резиновыми бандажами, вместе с механизмами натяжения гусениц (кривошипами колес) располагались в передней части танка на кронштейнах передней трубы. Диаметр направляющего колеса составлял 550 мм. Эксцентриситет кривошипа направляющего колеса составлял 80 мм. Стопорение механизма натяжения в заданном положении осуществлялось с помощью зубчатых дисков, установленных на кронштейне передней трубы и кривошипе направляющего колеса.

Опорные катки — двухдисковые с наружной амортизацией в виде резиновых бандажей. Диски опорных катков были не литые, а штампованные, сплошные. Диаметр опорного катка остался прежним — 815 мм.

Для движения по дорогам с твердым покрытием на танке использовался колесный движитель, который состоял из: задней пары ведущих опорных катков колесного хода; передней пары управляемых катков и двух пар средних опорных катков.

При переходе с гусеничного движителя на колёсный каждую гусеницу разъединяли на четыре части, укладывали на надгусеничные полки и закрепляли ремнями в трех местах. В ступицы задней пары опорных катков вставляли блокирующие кольца, соединявшие их с ведущими валами гитар, а в отделении управления на шток рулевой колонки устанавливали рулевое колесо (штурвал). Время перехода с одного типа движителя на другой силами экипажа, как правило, не превышало 30 минут.

Конструкцией не было предусмотрено выравнивание окружных скоростей ведущих колес гусеничного и колесного движителей, поэтому прямолинейное движение танка с гусеницей на одном борту и включенным ведущим катком колесного хода на другом борту было невозможно.

Подвеска танка индивидуальная, пружинная («свечная»), обеспечивавшая динамический ход опорного катка до 287 мм. Шесть вертикальных пружин были расположены по бокам корпуса между наружным броневым листом и внутренней стенкой корпуса, а две пружины располагались горизонтально внутри корпуса в боевом отделении. Вертикальные пружины были связаны через балансиры с задними и средними опорными катками, а горизонтальные — с передними управляемыми катками. При переходе с гусеничного хода на колесный, требовалась регулировка пружин всех опорных катков с целью выравнивания машины и обеспечения клиренса 350 мм.

Обслуживание ходовой части было наиболее трудоемким, так как через каждые 10 часов работы или ежедневно необходимо было производить смазку всех бронзовых втулок (подшипников) опор балансиров солидолом, а через каждые 30 часов работы — всех шарикоподшипников.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети составляло 12 В. Основным источником электрической энергии танка был генератор «Сцинтилла» (или «Делько») мощностью 190 Вт, или генератор ГП (или ГА) мощностью 180 Вт (250 Вт) с реле регулятором О8–150. При неработающем двигателе источником электрической энергии являлись две аккумуляторные батареи 6СТА УШБ емкостью 128 А*ч. каждая.

Потребителями электрической энергии были: два электростартера «МАЧ» (или стартер «Синтилла», или «СМС», или «Бош»); правый и левый распределители к свечам двигателя; вибратор «Делько» для облегчения пуска; гудок (сигнал) вибраторного типа; передние фонари «Сцинтилла» двойного света; задний сигнальный фонарь; сигнал «стоп»; лампочка освещения щитка механика-водителя; переносная лампочка, лампочка освещения боевого отделения и лампочка освещения башни.

Вспомогательные приборы, установленные на щитке механика-водителя: центральный переключатель «Сцинтилла» или «ЗЕТ» производства Электрозавода АТЭ, предназначенный для управления всей системой электрооборудования и зажигания танка; масляный и бензиновый манометры, водяной и масляный аэротермометры; амперметр-переключатель; кнопка гудка; тахометр; контрольная лампочка центрального переключателя; часы (на машинах выпуска конца 1934 г.), а также две штепсельные розетки и бронированные провода.

263 танка БТ-5 (БТ-5РТ) были оснащены радиостанциями 71-ТК-1 «Шакал» и имели поручневую антенну, расположенную по периметру башни. Это была специальная танковая приемо-передающая, телефонно-телеграфная, симплексная радиостанция с амплитудной модуляцией и с диапазоном частот от 4 до 5,625 МГц, которая обеспечивала дальность связи телефоном на ходу до 15 км и на стоянках до 30 км. В телеграфном режиме дальность связи на стоянках увеличивалась до 50 км. Масса комплекта радиостанции достигала 60 кг, а общий объем — 60 куб. дц.

Радиостанция 71-ТК-1 "Шакал" устанавливалась только на танки с эллиптической башней на каждую пятую и шестнадцатую машину. Радийные БТ-5 внешне отличались от линейных танков наличием поручневой антенны по периметру башни. Такие танки чаще всего являлись машинами командиров подразделений, а антенна, заметная издали, превращала их в мишень для противника.

Для связи командира танка с экипажем и ведения переговоров между членами экипажа использовалась система внутританковой телефонной связи с оптическим вызовом — танковым переговорным устройством (ТПУ-3).

Танк имел систему противопожарного оборудования, состоявшую из стационарного тетрахлорного огнетушителя, расположенного в отделении управления справа от сиденья механика-водителя, на стенке корпуса и соединенного трубопроводом с четырьмя распылителями, которые располагались: два над карбюраторами, третий под двигателем, четвертый около трансформаторов системы зажигания двигателя. Для тушения пожара в боевом отделении использовался переносной тетрахлорный огнетушитель, также установленный у механика-водителя.

Инструмент подразделялся на: общий инструмент для всей машины, специальный инструмент ходовой части машины и двигателя М-5.

В общий инструмент входил весь обычный инструмент (гаечные ключи, отвертки, молотки, зубила и т. п.). В специальный — инструмент, употреблявшийся для регулировки, проверки и других работ, характерных для данного типа машины. Инструмент двигателя М-5 укладывался в инструментальной сумке. Часть общего инструмента находилась также в специальной инструментальной сумке, располагавшейся в инструментальном ящике внутри машины, там же располагалась часть специального инструмента, имевшего малые габариты.

На машине перевозились и некоторые запасные части, подверженные наибольшему износу, которые могли быть заменены силами экипажа: к ходовой части машины, двигателю, вооружению и к приборам наблюдения. Траки укладывались на надгусеничных полках или на радиаторных щитках, вместе с шанцевым инструментом. Мелкие детали укладывались в инструментальном ящике. К двигателю придавались в основном запасные детали системы зажигания и электрооборудования, которые укладывались в отдельном ящике, размещенном в инструментальном ящике.

Запасные детали к вооружению (к пушке и пулемету) укладывались в отдельном деревянном ящике, который размещался внутри машины.

Запасные детали к приборам наблюдения (главным образом смотровые стекла) укладывались в отделении управления и в башне.

Принадлежности и приспособления, необходимые для заправки машины топливом, маслом и водой, укладывались внутри машины в инструментальном ящике.

Шанцевый инструмент укладывался снаружи машины. На радиаторном защитном щитке сверху укладывались топор, четыре запасных трака, снизу — двуручная пила. Все они крепились к защитному щитку тремя ремнями. На правом радиаторном щитке укладывались: две большие саперные лопаты, ключ для натяжения гусениц, лом. Они крепились к защитному щитку двумя ремнями. К подъемным и тяговым приспособлениям относились два домкрата, закрепленные в кормовой части машины на грязевых щитках, и две буксирные цепи, которые крепились следующим образом: одна на буксирных серьгах сзади с помощью стального стержня, продетого в обе серьги, другая — спереди танка на двух буксирных крюках.

Боевая масса танка – 11,6 тонн, к концу производства после внесения ряда усовершенствований – 11,9 тонн. Бронирование корпуса – 13 мм, башни – 17 мм (в 1934 - 15 мм), крыша – 10 мм. Максимальная скорость по шоссе на гусеницах – 53 км/ч, запас хода – 150 км.

Основная масса танков БТ-5 поступила на вооружение механизированных соединений и механизированных частей.

Боевое крещение танки БТ-5 получили во время гражданской войны 1936–1939 гг. в Испании. Первоначально в республиканскую Испанию поставлялись танки Т-26. Опыт их эксплуатации показал, что мощность двигателя недостаточная, элементы гусеничного движителя и подвески работали ненадежно. В порт Картахена пароход с 50 танками БТ-5 прибыл 1 августа 1937 г. Все прибывшие танки БТ-5 вошли в состав 1-го отдельного интернационального танкового полка (оитп) Республиканской армии. К концу марта 1938 г., то есть к моменту отзыва советских танкистов-добровольцев на родину, в 1-м оитп из 85 советских добровольцев в строю осталось 22 танкиста, а из 50 танков БТ-5 боеспособными оставались лишь 18. Полк был выведен на переформирование и после укомплектования испанскими экипажами был преобразован в бронетанковую бригаду.

Второй раз свои высокие боевые качества танкам БТ-5 пришлось доказывать летом 1938 г. в ходе боевых действий у озера Хасан. В них в участвовала 2-я мбр, на вооружении которой состояло 94 танка БТ-5 и БТ-7.

В боевых действиях против японских войск в районе р. Халхин-Гол приняли участие две отдельных легкотанковых бригады — 6-я и 11-я. Обе имели на вооружении танки БТ-5 и БТ-7.

В ходе боевых действий по разгрому японских захватчиков в районе р. Халхин-Гол танки БТ-5, и в большей степени БТ-7, по сравнению с другими танками того времени, показали себя с лучшей стороны, хотя уже тогда стала сказываться их недостаточная огневая мощь и особенно слабость броневой защиты. По окончании Халхин-Гольских боев на вершине горы Баин-Цаган были установлены танк БТ-5 и бронеавтомобиль БА-10.

На Белорусском фронте осенью 1939 года танки БТ-5 применялись в небольшом количестве. На Украинском фронте в операции было задействовано свыше 120 танков БТ-5. Высокая скорость танков БТ-5 позволяла танковым подразделениям, действуя совместно с кавалерией, совершать стремительные маневры практически без потерь. За все время освободительного похода из 1026 задействованных на обоих фронтах танков БТ (БТ-2, БТ-5 и БТ-7) боевые потери составили всего 17 машин всех трех типов. Двигатели танков за время похода отработали от 120 до 250 моточасов.

Более тяжелые испытания пришлось преодолеть экипажам танков БТ-5 во время советско-финляндской войны зимой 1939–1940 гг. Наибольшее число машин БТ-5 (196) находилось в 34-й лтбр. Попавшая в полное окружение бригада в течение месяца, без всякой поддержки извне, отражала атаки противника. На ходу осталось всего 37 танков. На вооружении 1-й лтбр к началу «зимней войны» имелось в том числе 83 танка БТ-5. За весь период боевых действий бригада безвозвратно потеряла лишь 2 танка. Еще 40 танков получили боевые повреждения. Больше всего танков БТ-5 в 1-й лтбр вышло из строя по техническим причинам.

За время военных конфликтов 1939–1940 гг. число танков БТ-5 в войсках несколько уменьшилось, значительная часть из них требовала ремонта. К началу Великой Отечественной войны в РККА имелось 1270 линейных и 402 радиофицированных танка БТ-5. Причем 119 линейных и 49 радиофицированных танка требовали проведения среднего ремонта, а 302 и 58, соответственно, — капитального ремонта на заводах промышленности. В течение первых трех месяцев войны большинство участвовавших в ожесточенных боевых действиях танков БТ-5 были безвозвратно потеряны. Точное количество остававшихся в годы войны в строю танков БТ-5 по периодам отследить очень сложно, так как с началом боевых действий учет по танкам БТ-2, БТ-5 и БТ-7 был сведен в единую графу — танки «БТ».

В настоящее время неоднократно ремонтировавшийся образец линейного танка БТ-5 находится в павильоне легких танков в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Другой (радиофицированный) сохранившийся до наших дней танк БТ-5 установлен на вершине горы Баин-Цаган в качестве памятника в Монголии.

Выпуск БТ-5 был прекращен в конце 1934 г. по причине перехода на выпуск танка БТ-7. Всего было выпущено 1884 танка этого типа. По вооружению и проходимости танк БТ-5 не уступал Т-26, а по удельной мощности, подвижности и запасу хода превосходил его.

БТ-7 — легкий колесно-гусеничный танк, дальнейшее развитие линейки БТ. Улучшена проходимость, повышена надежность и облегчены условия эксплуатации. Принят на вооружение и запущен в серийное производство в 1935 году на Харьковском паровозном заводе.

Корпус танка был разделен на пять отделений: управления, боевое, моторное, трансмиссионное и кормовое.







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.229.119.29 (0.015 с.)