ТОП 10:

Наличие боевых машин в корпусе на 1 ноября 1940 г.



Наличие боевых машин в корпусе на 1 ноября 1940 г.

  БТ Т-26 Прочие Всего танков Бронеавтомобили
13-я тд 232 148 4 384 30
17-я тд 230 38 3 271 33
109-я мд   246 19 265 30

Наличие артиллерии и стрелкового вооружения на 1 ноября 1940 г.

  Пулеметы станковые Пулеметы зенитные 76-мм 122-мм 152-мм
13-я тд 36 12 8 12  
17-я тд 43 13 8 12  
109-я мд 164     16 12

Наличие автотранспорта на 1 ноября 1940 г.

  Легковые автомобили Грузовые автомобили Специальные автомобили Тракторы Мотоциклы
13-я тд 37 994 323 34 75
17-я тд 36 1107 384 29 130
109-я мд 42 754 241 160 69

Наличие бронетехники к 6 июля 1941 г.

  КВ Т-34 БТ Т-26 ХТ Т-37/38 Всего БА
Всего в 5-м МК 7 10 595 242 61 59 974 213
Управление     7       7 12
13-я тд 7 10 238 112 26 48 441 97
17-я тд     237 130 35 11 413 74
109-я мд     113       113 11
8-й мцп               19

Наличие автотранспорта к 6 июля 1941 г.

  Мотоциклы Автомобили Тракторы
Всего в 5-м МК 366 2892 177
Управление 33 96 10
13-я тд 60 1034 80
17-я тд 123 1429 72
109-я мд   285 9
8-й мцп 150 48 6

Наличие артиллерии к 6 июля 1941 г.

  Дивизионные орудия 76-152 мм Полковые и ПT орудия 37-76 мм Зенитные орудия 37-76 мм Миномёты Зенитные пулеметы
Всего в 5-м МК 76 1027¹ 11 16 12
Управление   12      
13-я тд 20 380 4   3
17-я тд 28 381 3   3
109-я мд 28 235 4 16 6
8-й мцп   19      

¹ Включая танковые орудия и орудия бронеавтомобилей.

Справочная информация.

Й механизированный корпус (в/ч 4664)

Командиры:

генерал-лейтенант танковых войск Макар Фомич Терехин,

генерал-майор танковых войск Илья Прокофьевич Алексеенко,

генерал-майор Евгений Петрович Журавлев.

Заместители по строевой части:

генерал-майор танковых войск Михаил Иванович Павелкин,

генерал-майор Евгений Петрович Журавлев.

Заместитель по политической части: бригадный комиссар Анисим Федорович Киселев.

Начальники штаба:

генерал-майор Евгений Петрович Журавлев,

полковник Василий Васильевич Бутков.

Начальник оперативного отдела: полковник Рагуля.

Начальник строевого отдела: батальонный комиссар Шептунов.

Начальник инженерной службы: подполковник Зверев.

Начальник санитарной службы: Василий Сергеевич Васильев.

Заместитель начальника отдела политпропаганды: бригадный комиссар Иван Андреевич Матвеев (с 3 июня 1940 года)

Я танковая дивизия — в/ч 6061

Командиры:

генерал-майор танковых войск Илья Прокофьевич Алексеенко,

полковник Иван Петрович Корчагин (1.03.41–28.08.41).

Заместители по политической части:

полковой комиссар Алексей Алексеевич Шибаев,

старший батальонный комиссар Михаил Иванович Алексеев (9.12.40–28.08.41).

Помощник по технической части: военинженер 1 ранга Михаил Васильевич Викторов.

Начальники штаба:

полковник Василий Васильевич Бутков,

полковник Зиновий Васильевич Золотов.

Начальник оперативного отделения: майор Леонид Иванович Хлыстов.

Начальник строевой части: интендант 3 ранга Петр Иванович Мухортов.

Начальник отделения связи: майор Алексей Васильевич Беспалов.

Начальник инженерной службы: майор Михаил Антонович Данков.

Начальник химической службы: капитан Иван Сергеевич Куличенко.

Начальник санитарной службы: военврач 2 ранга Василий Афанасьевич Рыдлевский.

Начальник артиллерийского снабжения: воентехник 1 ранга Александр Матвеевич Метельков.

Заместитель начальника отдела политпропаганды: полковой комиссар Николай Александрович Тимофеев (3.06.40–28.08.41).

Й танковый полк — в/ч 6083

Командиры:

майор Евгений Антонович Юревич,

подполковник Дмитрий Трофимович Ляпин.

Заместитель по строевой части: майор Михаил Иванович Демченко.

Заместитель по политической части: батальонный комиссар Анатолий Васильевич Соколов.

Помощник по снабжению: интендант 3 ранга Иван Петрович Санников.

Начальник штаба: майор Степан Антонович Вершкович.

Начальник оперативной части: капитан Дмитрий Николаевич Щербань.

 

Химические танки:

ХТ-26 — создан в 1933 году на базе 2-башенного Т-26 образца 1931 года. Левая пулеметная башня удалялась, правая башня специальной конструкции, для установки пулемета ДТ и огнемета КС-25 в едином лобовом бронелисте. Бак с огнесмесью находился в боевом отделении, рядом с местом командира машины. Экипаж танка сокращался до двух человек: механик-водитель и командир-огнемётчик. Дальность выброса огнесмеси (мазут и керосин) до 50 м. Количество смеси — 360 литров, которые расходовались за 40 односекундных выстрелов. В зависимости от боевой задачи бак ХТ-26, помимо огнесмеси, мог заполняться дымообразующей смесью типа S-III или S-IV, отравляющими веществами стойкого или нестойкого типа, а также водой или мыльной жидкостью для дегазации местности. Всего было выпущено 1336 химических танков  всех типов.

Предназначены для метания огня, заражения местности отравляющими веществами, постановки дымовой завесы и дегазации местности.

Танкетки:

Т-27 — принята на вооружение 13 февраля 1931 года. Масса — 2,7 т, броня — лоб, борт, корма – 10 мм, крыша – 6 мм, днище – 4 мм, вооружение — один 7,62-мм пулемет ДТ. Четырехтактный четырехцилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения ГАЗ-АА (Форд-AA) мощностью 40 л. с., позволявший развивать скорость до 42 км/ч. Запас хода по шоссе составлял 110 км, по местности - 60 км. Средства внешней и внутренней связи отсутствовали; связь между отдельными машинами в подразделении поддерживалась с помощью сигнальных флажков, что было типичным для того времени. Экипаж состоял из двух человек: командира-стрелка и механика-водителя. В 1931–1933 годах выпущено 3342 машины.

 Предназначались для ведения разведки и связи. Благодаря хорошей подвижности танкетка успешно применялась в Средней Азии в борьбе с басмачами. Эксплуатация в войсках показала, что она была достаточно простой и неприхотливой машиной. Однако выяснилось, что для машин такого класса необходима вращающаяся башня с установленным в ней вооружением, способность преодолевать водные преграды вплавь и менее плотная компоновка.

Бронеавтомобили:

БА-6 — средний пушечный бронеавтомобиль, созданный на шасси грузовика ГАЗ-ААА. Выпускался с 1936 по 1938 год на Ижорском заводе.

Оснащался двигателем ГАЗ-АА мощностью 40 л.с. при 2200 об/мин., четырехступенчатой коробкой перемены передач и демультипликатором со скользящими зубчатками. При боевой массе с экипажем из 4 человек в 5,12 т на шоссе мог разгоняться до 60 км/ч. Подача горючего из двух бензобаков - основного в передней части корпуса на 44 л и дополнительного на 24 л. укреплённого слева на крыше корпуса за сиденьем водителя - подавалось самотеком.

   Размещение боекомплекта, состоящего из 60 снарядов и 53 дисков (3339 патронов) в основном в башне, часть — в корпусе бронеавтомобиля. Запасные части к пушке, ТОП и пулеметам ДТ хранились в четырех ящиках, расположенных на полу в задней части машины. Там же находились 4 сумки с продовольствием НЗ и 4 сумки с подрывным имуществом, закрепленные ремнями на кормовых бронелистах корпуса, а рядом с ними медицинская аптечка. Аналогично фиксировались в нише башни и у бортов корпуса 4 сумки с химическим имуществом. Огнетушитель и автоаптечка (ящик с набором для клейки камер) устанавливались справа у ног пулеметчика вдоль борта корпуса, там же находился 3-тонный домкрат, укрепленный ремнями к полу. Деревянный ящик с инструментом для обслуживания бронеавтомобиля находился на полу за сиденьем пулеметчика. Ракетница в брезентовой кобуре и ракеты к ней укладывались между снарядными стеллажами в нише башни. Здесь же на ограждении погона справа от командира лежали запасные стекла "Триплекс" для башенных смотровых приборов. Заводная рукоятка укладывалась на полу машины за сиденьем водителя и фиксировалась специальными зажимами. Две воронки для масла и бензина разместили под стеллажами пулеметных обойм у входных дверей, а буксировочный трос под подушкой сиденья водителя. Аэротермометр для измерения температуры воды в радиаторе и авиационные часы (со светящимся циферблатом) крепились на специальных кронштейнах к основному бензобаку. Шанцевый инструмент (лопата, топор, лом, пила) размещались на бронелистах, образовывавших ниши задних мостов.

На БА-6 появилось внутреннее освещение: по одному плафону автомобильного типа смонтировали на крыше между водителем и пулеметчиком и в башне. Для переносной лампочки имелись две розетки - рядом с дверью водителя и в башне. Аккумулятор находился слева под полом корпуса отделения управления. На приборной доске перед водителем располагались: амперметр, указатель уровня горючего в баке (поплавковый) и спидометр.

Еще одним важным отличием БА-6 от предыдущих образцов стало использование пулестойких шин "ГК" (до этого все бронеавтомобили оснащались обычными пневматиками). "ГК" (расшифровывалось как "губчатая камера") состояли из специальной эластичной пористой резины, которая не боялась никаких проколов или пробоин. "ГК" имели не очень большой ресурс: после 1000-1300 км пробега наполнитель терял пластичность, рассыпался и шины выходили из строя. Максимальная скорость броневиков на пулестойких шинах была примерно на 8-10 км/ч меньше, чем на пневматиках. БА-6 на "ГК" по шоссе разгонялся до 42 км/ч, а на обычных шинах - до 52 км/ч.

Летом 1936 года в КБС Ижорского завода разработали радийный вариант БА-6. Радиостанцию 71-ТК-1 смонтировали в кормовой нише башни. Из-за этого пришлось переработать схему боеукладки и пожертвовать 25 снарядами и 7 пулеметными дисками. Поручневая антенна крепилась на бортах башни.

В состав трансмиссии входили: однодисковое сцепление, четырехступенчатая коробка передач с демультипликатором и два задних ведущих моста с коническими дифференциалами и червячными главными передачами. Зависимая подвеска машины состояла из поперечно расположенной полуэллиптической листовой рессоры с реактивными штангами на передней оси и продольно расположенных полуэллиптических листовых рессор с реактивными штангами на второй и третьей осях. Второй и третий узлы подвески - сблокированные. На передней оси машины устанавливались гидравлические амортизаторы. Для улучшения проходимости на грунтах со слабой несущей способностью на ведущие колеса надевались гусеницы типа "Оверолл".

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 6 В. В качестве источников электроэнергии использовались аккумуляторная батарея ЗСТ-100 емкостью 100 А•ч и генератор мощностью 130 Вт. Для внешней связи на машине была установлена радиостанция 71-ТК-1. Несмотря на усиление броневой защиты, боевая масса машины была снижена до 4,8 т. Максимальная скорость по шоссе возросла до 52 км/ч.

Бронеавтомобили БА-6 поступали на вооружение разведывательных подразделений танковых, кавалерийских и стрелковых соединений Красной Армии.

С декабря 1936 года и вплоть до свертывания советской военной помощи в 1938 году в Испанию были поставлены 80 БА-6. Одной из первых эти машины получила 1-я бронетанковая бригада под командованием Д.Г.Павлова. Уже в конце января 1937 года, в ходе отражения первого наступления на Мадрид войск генерала Франко, БА-6 использовались в боях. Броневики действовали в составе отдельных отрядов и групп. В ходе боев машины действовали очень успешно, - не уступая по огневой мощи танкам Т-26, - они, благодаря большому количеству хороших дорог и шоссе, превосходили их по маневру, появляясь неожиданно для противника на самих опасных участках. В докладах об осенних боях советские военные советники писали: "Мотор слаб, часто выходит из строя демультипликатор, но резина выдерживает хорошо. Броневики сделали по 600 километров с лишним".

Благодаря мощной 45-мм пушке БА-6 без проблем управлялись как с немецкими легкими танками Pz.I, так и с итальянскими танкетками СV3.

В декабре 1937 года до 30 бронеавтомобилей БА-6 с испанскими экипажами участвовали в наступлении на Теруэльский выступ – последней крупной и успешной операции республиканцев. После окончания гражданской войны некоторое количество трофейных БА-6 состояло на вооружении испанской армии до начала 1950-х годов.

Наиболее ярко проявили себя бронеавтомобили БА-6 в ходе советско-японского конфликта у р.Халхин-Гол. Уже в мае боевые машины этого типа приняли участие в первых столкновениях с японцами в районе р.Халхин-Гол. В ходе этих военных действий три броневика БА-6 были потеряны. В составе 57-го Особого корпуса, дислоцировавшегося на территории Монголии и развернутого позже в 1-ю армейскую группу, по состоянию на 1 февраля 1939 года насчитывалось 203 средних бронеавтомобиля. Примерно половина из них были БА-3 и БА-6. Бронеавтомобили БА-6 находились на вооружении и Монгольской народно-революционной армии. Укомплектованные ими бронедивизионы 6-й и 8-й монгольских кавалерийских дивизий принимали участие в вооруженном конфликте у р.Халхин-Гол весной – летом 1939 года Наиболее массово бронеавтомобили применялись 3 июля 1939 года в жестоких боях у г.Баин-Цаган.

К 20 июля 1939 года в войсках 1-й армейской группы (не считая монгольских войск) насчитывалось 62 БА-6. Общие же потери к концу боевых действий составили 44 БА-6. В отчетах особо указывалось, что броня этих машин легко пробивается 13,2-мм японской крупнокалиберной пулей. В качестве весьма существенного недостатка отмечалось расположение бензобака под крышей кабины над головами водителя и пулеметчика (бензин шел в двигатель самотеком). При попадании пули в бак горящее топливо выливалось им на головы.

Некоторое количество броневиков БА-6 приняло участие в польском походе, в войне с Финляндией, а также в Великой Отечественной войне (встречались в войсках, как минимум, вплоть до середины 1942 года). Куда дольше эксплуатировались эти машины в финской армии, которой они достались в качестве трофеев в 1939 и 1941 годах: 10 БА-6 эксплуатировались до конца 1956 года.

Производство БA-6 продолжалось на Ижорском заводе до начала 1938 года. Всего было изготовлено 386 бронемашин, из них 55-60 (по разным данным) радийных.

БА-10, средний бронеавтомобиль, созданный на шасси грузовика ГАЗ-ААА с укороченной рамой: 200-мм вырезали из ее средней части и еще на 400-мм сократили заднюю часть. Выпускался в 1938–1941 годах на Ижорском заводе.

Полностью закрытый клепано-сварной корпус из листов катаной стали различной толщины, повсюду установленных с рациональными углами наклона, для повышения пулестойкости брони и степени защищенности экипажа. Для крыши использовались 6-мм, днища - 4-мм бронелисты. Бортовая бронировка корпуса - 8-9-мм, лобовые детали корпуса и башни из листов брони толщиной 10-мм. Топливные баки защищены дополнительными бронелистами.

Для посадки экипажа в машину в бортах средней части корпуса имелись прямоугольные двери с небольшими окнами, оборудованными бронекрышками со смотровыми щелями. Для навешивания дверей были использованы внутренние петли вместо наружных, что избавило внешнюю поверхность от излишних деталей. Слева в отделении управления, расположенном за моторным отсеком, находилось сиденье водителя, справа - стрелка, обслуживавшего пулемет, смонтированный в шаровой установке в скошенном лобовом листе корпуса. Обзор водителю обеспечивало лобовое окно, оборудованное откидной бронекрышкой с узкой смотровой щелью, и небольшое прямоугольное окно в двери левого борта. Такое же окно имелось в правой двери со стороны пулеметчика. Позади отделения управления находилось боевое отделение, крыша которого была расположена ниже крыши кабины водителя. За счет ступенчатой формы крыши корпуса удалось снизить общую высоту бронемашины. Над боевым отделением была смонтирована сварная коническая башня кругового вращения с большим полукруглым люком, крышка которого откидывалась вперед. Через люк можно было вести наблюдение за местностью, а также попасть в машину или покинуть ее. Кроме того, обзор в боевой обстановке обеспечивали смотровые щели, предусмотренные в бортах башни.

В качестве основного вооружения в двухместной башне в цилиндрической маске были установлены 45-мм пушка 20К образца 1934 года и спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ образца 1929 года. Наведение вооружения на цель в вертикальной плоскости осуществлялось в секторе от -2° до +20°. В состав возимого боекомплекта входили 49 артвыстрелов и 2079 патронов к двум пулеметам ДТ. Круговое вращение башни обеспечивал механизм поворота с ручным приводом. Для ведения прицельной стрельбы в распоряжении наводчика и командира бронемашины имелись телескопический прицел ТОП образца 1930 года и перископический панорамный прицел ПТ-1 образца 1932 года. В моторном отсеке, расположенном в передней части бронемашины, был установлен четырехцилиндровый карбюраторный рядный двигатель жидкостного охлаждения ГАЗ-М1 с рабочим объемом 3280 см3, развивавший мощность 36,7 кВт (50 л. с.) при 2200 об/мин.

Это позволяло бронемашине двигаться по дорогам с твердым покрытием с максимальной скоростью 53 км/ч. При полной заправке топливом запас хода машины составлял 260-305 км в зависимости от состояния дороги. С двигателем взаимодействовала трансмиссия, в состав которой входили однодисковое сцепление сухого трения, четырехскоростная коробка передач (4+1), демультипликатор, карданная передача, главная передача, механические тормоза. Тормоза с передних колес были сняты и введен центральный тормоз в трансмиссии. Экипаж БА-10 состоял из 4 человек: командира, водителя, наводчика и пулеметчика.

Бронеавтомобиль имел неплохие ходовые качества: преодолевал подъемы до 24 градусов и форсировал водные преграды глубиной до 0,6 м. Масса — 5,1 т. Для улучшения проходимости на задние колеса могли надеваться гусеничные ленты типа "Оверолл". При этом бронеавтомобиль становился полугусеничным. В 1939 году бронеавтомобиль прошел модернизацию, в ходе которой было усовершенствовано рулевое управление, усилена защита радиатора и установлена новая радиостанция 71-ТК-1. Этот вариант бронеавтомобиля получил название БА-10М.

Предназначались для ведения разведки, но могли вести и противотанковую борьбу, обладая значительной огневой мощью. Всего выпущено 3311 бронемашин.

БА-20, лёгкий бронеавтомобиль на шасси легковой машины ГАЗ-М1. Использовались для разведки и патрульной службы. Разработан и изготовлен на Выксинском заводе (Горьковская обл.) дробильно-размольного оборудования в 1936 г. Машина была принята на вооружение и находилась в серийном производстве на том же заводе с 1936 по 1941 гг. Масса — 2,2 т, броня — 6 мм, скорость 90 км/час. Вооружение — один пулемет. Экипаж — 2 человека.

Компоновочная схема с передним расположением силовой установки. Совмещенные отделение управления и боевое размещались в средней и кормовой частях корпуса. В кормовой части корпуса над боевым отделением устанавливалась вращающаяся пулеметная башня. Посадка и выход экипажа производились через бронированные двери, расположенные в бортах корпуса машины, и люк в крыше башни. Для кругового обзора предназначались смотровые щели в башне и корпусе, закрываемые изнутри бронезаслонками, и смотровые лючки в лобовом листе, дверях и корме. Еще один люк - десантный - имелся в днище машины и предназначался для выхода экипажа из подбитой машины на поле боя.

Бронеавтомобиль был вооружен 7,62-мм пулеметом ДТ, установленным в шаровой опоре вращающейся башни. Боекомплект к пулемету составлял 1386 патронов. Углы вертикального наведения пулемета находились в пределе от - 13° до +23°. При стрельбе использовался простой механический прицел. Вращение башни осуществлялось с помощью спинного упора усилием стрелка, который к тому же выполнял обязанности командира экипажа, сидящего на вращающемся регулируемом по высоте сидении, которое было закреплено на днище машины.

Броневая защита — противопульная. Сварной корпус бронеавтомобиля из катаных броневых листов толщиной 4 и 6 мм, расположенных под большими углами наклона. Имел сравнительно небольшие размеры и массу. Четырехтактный четырехцилиндровый двигатель М-1 мощностью 50 л.с. (37 кВт) с карбюратором "Зенит" с экономайзером. Пуск двигателя с помощью электростартера МАФ-4006 мощностью 0,8 л.с. (0,6 кВт) В батарейной контактной системе зажигания использовались индукционная катушка (бобина), распределитель с центробежным регулятором и свечи зажигания. Емкость топливных баков составляла 70 л. Запас хода бронеавтомобиля по шоссе достигал 350 км. В состав трансмиссии входили однодисковое сцепление с накладками из феродо, трехступенчатая коробка передач (три передачи переднего и одна — заднего хода), карданная передача, главная передача, конический дифференциал с полуосями разгруженного типа.

Колесная формула машины — 4x2. Зависимая подвеска машины из продольно расположенных полуэллиптических листовых рессор, усиленных дополнительными листами (11 вместо 9). Гидравлические поршневые амортизаторы обеспечивали возможность движения по грунтовым дорогам с достаточно высокой средней скоростью — до 35 км/ч. Задний мост машины был усилен. Живучесть БА-20 обеспечивали пулестойкие шины ГК.

Электрооборудование бронеавтомобиля по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети 6 В. В качестве источников электроэнергии использовались аккумуляторная батарея ЗСТ-100 емкостью 100 А•ч и генератор ГМ-71 мощностью 120 Вт.

Для внешней связи на части машин использовалась приемо-передающая коротковолновая радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной. Радиостанция устанавливалась в боевом отделении слева за водителем. Для ее питания использовался дополнительная аккумуляторная батарея ЗСТ-100. При установке радиостанции в состав экипажа вводился радист. Для внутренней связи использовался танкофон.

 Бронеавтомобиль был надежен и обладал достаточной проходимостью - хорошие тяговые свойства двигателя позволяли БА-20 преодолевать подъемы до 15°, косогоры - до 12°, канавы шириной до 0,35 м и броды глубиной до 0,5 м. Как и "эмка", броневик имел привод только на заднюю ось.

Бронеавтомобилями были оснащены разведывательные батальоны и роты танковых дивизий. БА-20 прошёл крещение огнем во время вооруженного конфликта на реке Халхин-Гол, где и выяснилось, что его броня легко пробивается бронебойной пулей крупнокалиберного 13,2-мм пулемёта. Она не пробивалась только ружейно-пулемётной простой и бронебойной пулей. БА-20 принимал также участие в советско-финской войне, в составе разведывательных батальонов, и неплохо показал себя в боях начального периода Великой Отечественной войны.

Всего с 1936 по 1942 год было выпущено 2013 БА-20, причем 1557 из них — до начала Великой Отечественной войны.

Дивизионная артиллерия:

— 122-мм дивизионная гаубица образца 1938 года М-30;

— 152- мм дивизионная гаубица образца 1938 года М-10.

Дальность стрельбы — 12–13 км. Этими орудиями оснащались гаубичные артиллерийские полки.

Полковая артиллерия:

— 76-мм пушка образца 1902/30 года — модернизированная «трехдюймовка», имевшая бронепробиваемость до 60 мм;

— 76-мм полковая пушка образца 1927 года;

— 76-мм пушка образца 1939 года Ф22УСВ.

Для противотанковой обороны предназначалась и 45-мм противотанковая пушка образца 1937 года 53-К (бронепробиваемость на дальности 800 м — 30–45 мм).

 

Минометы:

— 82-мм батальонный миномет образца 1937 года;

— 50-мм ротный миномет образца 1938 года.

Основой зенитной артиллерии была 37-мм автоматическая зенитная пушка образца 1939 года.

Для буксировки артиллерийских орудий в 17-й танковой дивизии использовались:

Т-26-Т — бронированный артиллерийский тягач на основе шасси Т-26. Ранняя версия была с небронированной надстройкой, поздняя Т-26-Т2 была полностью бронирована. Небольшое число тягачей было произведено в 1933 году для буксирования дивизионных 76-мм пушек.

Для 122-мм и 152-мм гаубиц применялись средние артиллерийские тягачи «Коминтерн» (скорость до 30 км/час, масса буксируемого прицепа—12 т). Выпускались с 1935 года, к началу войны в РККА имелось 1712 машин этого типа.

Применялись также транспортные гусеничные тракторы СТЗ-5 (СТЗ-НАТИ-2ТВ), имевшие скорость до 21 км/час. Они выпускались с 1938 года и могли буксировать прицепы массой до 7250 кг.

В каждой танковой дивизии по штату должно было быть 84 тягача и трактора. Фактически же в мехкорпусах их было гораздо меньше, высокая степень укомплектованности 17-й танковой довольно нетипична. Очень часто в других танковых дивизиях использовались сельскохозяйственные тракторы, так как специальной техники не хватало.

Автомобильный парк танковых дивизий был очень пестрым. Штабы дивизий использовали штабные автобусы ГАЗ-ОЗ-ЗО и ГАЗ-05-193 (на шасси ГАЗ-ААА), легковые автомобили ГАЗ-М1, ГАЗ-11-73 и другие. Для транспортировки грузов и личного состава использовались:

— полуторатонные грузовики ГАЗ-АА;

— трехосные грузовые автомобили повышенной проходимости ГАЗ-ААА грузоподъемностью 1,5–2 т. Они служили в качестве шасси для бронеавтомобилей, радиостанций, зенитных установок;

— трехосные грузовики ЗИС-6, которые также применялись в качестве артиллерийских тягачей и шасси для специальных машин;

— трехтонные грузовики ЗИС-5.

Штатная численность автопарка танковых дивизий составляла 1360 автомашин. Но и их тоже не хватало.

Для ведения разведки, связи и патрульной службы широко применялись мотоциклы, представленные следующими образцами:

ТИЗ-АМ-600 — тяжелый мотоцикл с коляской. Четырёхтактный одноцилиндровый двигатель мощностью 16,2 л.с.. Запас топлива – 17 л,  средний расход – 5,7 л на 100 км. Максимальная скорость — 95 км/час. Сухая масса с коляской – 315 кг. Двигатель работал на бензине с октановым числом 66, а в качестве смазки использовалось масло Автол-8 (зимой Автол-6). Невысокое качество масла и отсутствие в системе смазки фильтра требовали частой смены масла (через каждую тысячу километров). Производился с 1935 года на Таганрогском инструментальном заводе;

Иж-8 – средний мотоцикл. Двухтактный одноцилиндровыйдвигатель мощностью до 8 л.с.. Запас топлива – 14 л, средний расход – 7 л на 100 км. Максимальная скорость — 95 км/час. Масса сухая - 225 кг, снаряженная – 350 кг. Выпускался с 1938 года, к 1940 выпущено около 5600 мотоциклов.

Каждая танковая дивизия должна была иметь по штату 380 мотоциклов. Однако в реальности картина была другой. Советская промышленность в 30-х выпускала не так много мотоциклов. Общий процент укомплектованности танковых дивизий составлял всего 1,7 от штатного. В этом смысле положение дел в 17-й танковой опять значительно отличалось в лучшую сторону. Имевшиеся в войсках мотоциклы обычно долго эксплуатировались и находились в плохом техническом состоянии. Малое число исправных мотоциклов создавало большие трудности при ведении разведки и организации связи.

Понтонно-мостовой батальон оснащался парком Н2П (принят на вооружение в 1934 году, грузоподъемность 60 т).

В качестве средств связи использовались общевойсковые радиостанции 5АК, монтируемые на шасси автомобиля. Дальность действия в телеграфном режиме — 50 км на стоянке и 30 км на ходу, в телефонном — 15 км. Перед войной в войска начали поступать радиостанции РБ (дальность в телеграфном режиме — 10 км, телефонном — 7 км), РРУ и другие. Наиболее распространенной танковой радиостанцией была 71ТК (дальность действия в телеграфном режиме — 50 км на стоянке, 30 км на ходу, в телефонном — 15 км). В конце 30-х годов на танки и бронеавтомобили стали устанавливать радиостанции (дальность на стоянке — 25 км, на ходу — 18 км), 10Р (40 – 25 км), РСМК (100 — 40 км). В проводной связи использовались телефонные аппараты УНА-Ф-31, УНА-И-31.

Средства связи были одним из слабых мест мехкорпусов. Основными оставались танковые радиостанции 71ТК и автомобильные 5АК. Этих средств не хватало даже для управления танковым корпусом 1939 года, а тем более новыми корпусами, количество танков в которых увеличилось почти в 2 раза.

Боевая подготовка в 5-м мехкорпусе.

Летом 1940 года во весь рост встала проблема подготовки младших командиров, так как в новых танковых дивизиях не предусматривалось никаких учебных подразделений. Предложения Автобронетанкового управления организовать учебный полк в каждой танковой дивизии не нашли поддержки в Генштабе. Идти на увеличение численности Красной Армии, формируя дополнительных 18 полков, тот не собирался, и решил подготовку младших специалистов вести в существующих подразделениях, сделав их учебными.

Директивой от 8 августа 1940 года Генеральный штаб установил процесс подготовки младших специалистов в танковых дивизиях. В каждом танковом полку в тяжелом танковом батальоне первая рота содержалась как учебная, в одном из двух батальонов средних танков головная рота также содержалась учебной. Младших специалистов танко-огнемётных батальонов готовили в масштабах дивизии, для чего при одном из танковых полков в танко-огнемётном батальоне головная рота была учебной. Подготовка командиров отделений мотоциклистов велась в мотоциклетном полку мехкорпуса в головной учебной роте. Командиров бронеавтомобилей и водителей готовили при разведывательном батальоне дивизии в головной учебной роте. Начальников радиостанций, старших телеграфистов и начальников телефонных отделений требовалось готовить при батальоне связи дивизии. Командиров стрелковых отделений и станковых пулеметчиков — в моторизованном полку, в 1-й учебной роте 1-го батальона. Командиров орудий (122– и 152-мм гаубицы), разведчиков, вычислителей и водителей средств тяги готовили при одном из дивизионов гаубичного артиллерийского полка.

В частях эти указания не всегда реализовывали в точном соответствии с директивой. Имелись случаи самовольной организации полковых школ — что было, честно говоря, куда более продуманным решением. Руководство учебным процессом, сосредоточенным в одном месте, а не разбросанным на множество подразделений, сильно облегчало дело.

Боевая подготовка автобронетанковых войск в 1940 году регламентировалась приказом НКО № 120 от 16.05.40 г. «О боевой и политической подготовке войск в летний период 1940 года».

«1. Продолжать совершенствование в совместных действиях с пехотой, конницей, артиллерией и авиацией, а также в управлении во всех видах боя.

2. Выработать твердую маршевую дисциплину, научиться совершать марши без перерыва в движении.

Боевые действия

Путь на фронт

По предвоенным планам 16-ю армию, в состав которой входил 5-й мехкорпус, предполагалось использовать на Украине. 26 апреля 1941 года Генштаб отдал предварительное распоряжение Военному совету Забайкальского военного округа быть готовым к отправке на Запад 5-го механизированного и 32-го стрелкового корпусов 16-й армии, а также 57-й танковой дивизии. Распоряжение Генерального штаба о начале выдвижения 16-й армии к западной границе СССР поступило 25 мая 1941 года. Первым в армии отправлялся 5-й мехкорпус.

25 мая 1941 года штаб корпуса получил приказ о погрузке частей и соединений в железнодорожные эшелоны и их отправке в западном направлении. Погрузка началась с наступлением темноты. Среди личного состава распространяли слухи, что они едут на войну с Турцией. Конечная станция не сообщалась. Среди высшего командного состава ходили сведения о якобы имевшихся планах сосредоточения корпуса в Закавказском военном округе, а затем, по ходу движения эшелонов на запад, — в Орловском военном округе.

При переброске были соблюдены все правила маскировки: танки обшиты деревянными щитами, часовые замаскированы, экипажи ехали в закрытых теплушках. Эшелоны следовали мимо крупных станций и останавливались только на глухих перегонах и малозначительных станциях. После 14 июня скорость движения поездов значительно увеличилась. Кроме Транссибирской железнодорожной магистрали, использовался маршрут Туркестано-Сибирской магистрали. Один из танковых батальонов 17-й танковой дивизии, например, встретил 22 июня на станции Арысь близ Ташкента.

С 21 июня 1941 года эшелоны корпуса начали прибывать в Киевский Особый военный округ. Согласно директиве Наркома Обороны СССР и начальника Генерального штаба РККА командующему войсками КОВО № 504206 от 12 июня 1941 года для разгрузки прибывающих соединений 5-го мехкорпуса назначались станции: для управления корпуса, 13-й танковой, 109-й моторизованной дивизий — Бердичев; 17-й танковой дивизии — Изяславль. Там же предполагалось дислоцировать соединения. К исходу 26 июня 1941 года корпус сосредотачивался в районах: 109-я моторизованная дивизия — Острог, 17-я танковая дивизия — Изяславль, 57-я танковая дивизия — Шепетовка.

В этот день 16-я армия получила новый приказ. Её судьба менялась коренным образом. Войска Юго-Западного фронта сумели, в общем и целом, несмотря на поражения, отойти в относительном порядке и сохранить сплошной фронт. В Белоруссии же приграничное сражение кончилось катастрофой. Клинья двух немецких танковых групп стремительно смыкались у Минска, заключая основную массу войск Западного фронта в котёл. Линия фронта на Московском направлении практически перестала существовать. 16-ю армию перенацелили на Западный фронт, в район Орши и Смоленска. К тому моменту из состава 17-й танковой дивизии на Украине уже успели разгрузиться 12 эшелонов из 40.

Получив 26 июня распоряжение перебрасываться на Западный фронт уже разгрузившиеся части 5-го механизированного корпуса начали грузиться вновь. Эшелоны 5-го мехкорпуса, которые еще не успели прибыть на Украину, поворачивались прямо в дороге и двигались в сторону Орши. Прибытие подразделений 5-го механизированного корпуса в район станций Орша, Красное, Гусино проходило до 8 июля 1941 года. После выгрузки из эшелонов эти части сразу направлялись в бой.

Контрудар Сенно-Лепель.

Поздно вечером 26 июня, когда стал ясен масштаб катастрофы, Сталин поручил Жукову, Тимошенко и Ватутину подготовить предложения по спасению ситуации. Решено было войсками Второго стратегического эшелона - 19, 20, 21 и







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.78.142 (0.039 с.)