Глава 269 - Клятва убить Е Цзана




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 269 - Клятва убить Е Цзана



Впрочем, это касалось не только их, по всей Секте Духовной Реки в этот момент в сердцах людей вспыхнула яростная жажда убийства, кто-то старательно сдерживал эти чувства в самой глубине души, кто-то открыто заявлял о них, но так или иначе эта кровожадная аура могла потрясти небо и землю, неудержимо накрыв всю секту, каждый из её горных пиков.

Бай Сяочань, хоть он и вернулся в секту только что, хоть он и не видел всего этого собственными глазами, последнее время он постоянно слышал, что Секта Духовной Реки активно готовится к войне, и вполне представлял текущую ситуацию. И вот сейчас он лично убедился в том, что, как и подсказывал ему его разум, вся секта уже готова к войне!

- Кстати, говоря о Секте Кровавой Реки, Сяочань, ты ведь путешествовал, набираясь опыта, так что наверняка не знаешь о том, что не так давно в Секте Кровавой Реки появился новый невероятный избранный небесами, его имя Е Цзан, и он за считанные годы смог подняться до статуса дитя крови Среднего Пика! – перешёл к новой теме Хоу Юньфэй.

- А? – сердце Бай Сяочаня было охвачено тревогой из-за грядущей войны двух сект, так что, услышав слова Хоу Юньфэя, он слегка растерялся.

- Потому я и Бэйхань Ле, а также Гуй Я и Шангуань Тянью, договорились, что если мы столкнёмся с этим Е Цзаном на поле битвы, то мы все объединим усилия, чтобы постараться первыми нанести удар и убить его. Сяочань, когда это время придёт, ты тоже должен к нам присоединиться! – в глазах Хоу Юньфэя вспыхнула решительная жажда убийства, достигнув заложения основ земного пульса, как человек он серьёзно изменился, обретя прочную опору под ногами, однако свою дружбу с Бай Сяочанем он стал ценить только ещё сильнее.

Бай Сяочань испуганно вздрогнул, облизнув губы, он собирался уже что-то сказать, когда почувствовал что при звуках имени Е Цзана, не менее мощна жажда крови хлынула и ото всех остальных окружающих, даже Сюй Баоцай сжал зубы.

Особенно выделялся первый толстяк Чжан, в его глазах пылало такое пламя, что это даже пугало.

- Кровожадность этого Е Цзана несравнима, число убитых им неисчислимо, этот человек наслаждается выпивая чужую кровь, если он не будет каждый день пить кровь своих жертв, то запросто может обезуметь, по слухам это как-то связано в чудовищной запретной техникой, которую он практикует, - ледяным тоном произнёс один из окружающих.

- Наслаждается, выпивая чужую кровь? - Бай Сяочань невольно распахнул глаза, не в силах поверить в такое, он судорожно начал рыться в памяти, но так и не вспомнил, откуда вообще могли пойти такие слухи…

- Я также слышал, что этот Е Цзан крайне порочный человек, один из самых развратных представителей своего поколения, само его поведение порочит Секту Кровавой Реки, однако он настолько кровожаден и безжалостен, что заткнул рты всем, кто осмеливался что-то возражать, - добавил один юноша из окружающей толпы, с презрением стиснув зубы.

- Порочный и развратный? – у Бай Сяочаня перехватило дыхание, услышав такое, он никак не мог увязать подобное с собой…

- Это ещё ничего, я слышал, что у этого Е Цзана есть болезненное пристрастие к очищению трупов, у людей аж волосы встают дыбом! – произнёс Сюй Баоцай с отвращением скривившись.

Бай Сяочань окончательно выпал в осадок…

- И при всём этом этот человек, несомненно, избранный небесами, хотя о его способностях мало что известно. Обладая лишь обычным заложением основ он неожиданно сумел подавить и превзойти Сюэмэй и великую старейшину Среднего Пика, сокрушил Сун Цюэ и стал дитя крови!

- Я слышал, что один из патриархов Секты Кровавой Реки даже принял этого человека в качестве приёмного сына…

- Этот Е Цзан, при всём его демоническом характере смог постичь дао медицины, получив прозвище демона чумы…

Люди, начав говорить о дао медицины и демоне чумы, невольно бросили пару красноречивых взглядов на Бай Сяочаня, отчего его сердце сразу безумно забилось.

- Этот… Этот Е Цзан, неужели он настолько плох? Это же только слухи… - Бай Сяочянь подсознательно захотел было возразить, однако, стоило прозвучать его неуверенным словам, как первый толстяк Чжан сразу яростно сжал кулаки.

- Сяочань, ты просто не понимаешь, самое ужасное в этом Е Цзане вовсе не его кровожадность, а его чудовищное умение вычислять и посчитывать окружающий мир, он практически всеведущ. Ему достаточно оказаться рядом, чтобы заглянуть тебе прямо в душу, вытащить на свет всю подноготную, смеясь тебе в лицо рассказать о самых сокровенных тайнах… От такого человек нужно как модно быстрее избавиться! – поспешил сказать первый толстяк Чжан, боясь, что Бай Сяочань просто недооценивает такого ужасающего врага.

Все вокруг помрачнели, погрузившись в свои мысли.

Бай Сяочань также пристально смотрел на первого толстяка Чжана, вспоминая, как забавлялся во время своего возвращения в образе Е Цзана…

- Верно, такого человека нельзя просто оставлять в живых. Проклятье, да ели бы я, Сюй Баоцай, обладал могущественными божественными способностями, я бы жизнь на это положил и даже жалеть бы не стал. Насколько я знаю, наша секта уже планирует бросить на уничтожение этого Е Цзана большие силы. Даже члены Ордена Наследия говорят, что одной из основных задач в этой войне будет убийство детей крови, так мы обретём славу и добьёмся перелома в сражении. Великие старейшины тоже готовят нас к этому. Я сам слышал, как глава секты говорил, что убийство дитя крови будет щедро вознаграждено! Так что, как только начнётся война, этот Е Цзан умрёт без всяких сомнений! – Стиснув зубы, решительно произнёс Сюй Баоцай.

К тому моменту, когда группа достигла горы Чжундао, лоб Бай Сяочаня от всего услышанного покрылся потом, сердце наполнилось настоящей горечью и даже обидой, он думал, что притворяясь Е Цзаном и не думал обижать и провоцировать ненависть стольких людей… И что ему теперь – убить самого себя?

Особенно сильно сжалось его сердце после того, как он услышал, что к его убийству готовятся члены Ордена Наследия и великие старейшины, и даже старший брат глава секты говорил об этом. Он уже собирался открыть рот, чтобы выразить своё мнение, как вдруг с горы Чжундао раздался величественный голос главы секты Чжэн Юаньдуна.

- Бай Сяочань, немедленно направляйся ко мне!

- Ах! – Бай Сяочань и так был взволнован и встревожен, внезапно услышав голос Чжэн Юаньдуна, он чуть не подпрыгнул, резко изменившись в лице.

Он даже неосознанно коснулся лица, чтобы убедиться, что на нём больше нет маски. Окружённый растерявшимися людьми, он выслушал их сбивчивые прощания и полетел к главному залу, где находился Чжэн Юаньдун.

Осторожно опустившись снаружи главного зала, Бай Сяочань сделал глубокий вдох и шагнул во дворец, вскоре увидев стоящего там Чжэн Юаньдуна.

В главном зале огни горели весьма тускло, нагнетая мрачную, давящую атмосферу, Бай Сяочань и так был напуган, а от этого зрелища у него вообще невольно сжалось сердце, он поспешил бросить взгляд на главу секты.

- Старший брат глава секты…

- Бай Сяочань, ты совсем страх потерял! – Чжэн Юаньдун резко развернулся, от напряжения в его взгляде буквально искры сыпались, голос был подобен грому, вся мощь его великой завершенности заложения овнов пришла в этот момент в движение, там даже мелькнули следы ауры ядра бессмертия.

Когда давление всей мощи этой внутренней силы обрушилось на него, Бай Сяочань не ощутил ничего необычного, однако он искренне преклонялся перед Чжэн Юаньдуном, не меньше, чем перед Ли Цинхоу, так что, когда он ощутил на себе всю силу главы секты, сердце его сразу забилось как безумное, он сразу подумал, что он уже знает, что он и был Е Цзаном…

- Старший брат глава секты, я был неправ… - Бай Сяочань сразу принял извиняющийся вид, не важно даже, знает ли глава секты о истинной личности Е Цзана, на всякий случай первым делом извиниться всегда полезно.

- Ты поспешил, своей опрометчивой беззаботностью создав много проблем, и дело даже не в том, что ты так надолго отправился набираться опыта, а в том, что ты неожиданно скрыл свои ауру и присутствие, пропав без следа. Ты сам должен знать, сколько людей ищут тебя с самыми зловещими намерениями. Даже четверо детей крови из Секты Кровавой Реки поклялись убить тебя. Если бы они нашли тебя, последствия были бы катастрофическими! Ты хоть понимаешь, сколько людей искало тебя, когда ты внезапно пропал, мы обыскали вдоль и поперёк практически все земли Дунлин! – пылая гневом, произнёс Чжэн Юаньдун.

Бай Сяочань растерянно моргнул, в то же время расслабляясь, в глубине души он был сильно тронут, поспешив склонить голову, признавая свои ошибки.

Чжэн Юаньдун продолжил отчитывать юношу, однако увидев искренние эмоции на лице Бай Сяочаня, невольно хмыкнул про себя, а поняв, что Бай Сяочань явно не тратил время зря и уже достиг среднего заложения основ, и вовсе немного расслабился, хотя и сохранил каменное выражение на своём лице.

- Ну хорошо, я не буду расспрашивать почему ты скрыл свою ауру и где был, ты уже не ребёнок, так что имеешь право распоряжаться собственной жизнью… Подойди, у меня для тебя важное задание!

Бай Сяочань давно уже научился читать атмосферу, так что сразу понял, что вопрос с его исчезновением уже дело прошлого, так что ударил себя в грудь, ответив решительным взглядом.

- Старший брат, прошу, говорите, неважно потребуется ли взобраться на гору мечей или нырнуть в море кипящего масла, старшему брату достаточно сказать лишь слово и я приму это не поведя и бровью! – Бай Сяочань в этот момент искренне хотел проявить себя, к тому же, как бы решительно не звучали его слова, он же не сказал, что обязательно возьмётся и завершит это задание.

- Между нашей Сектой Духовной Реки и Сектой Кровавой Реки вскоре разгорится война, твоя задача, оказавшись на поле боя, убить слабейшего на данный момент из четверых детей крови… Е Цзана! – торжественно взмахнув рукавом, произнёс Чжэн Юаньдун.

- А? – про себя Бай Сяочань чуть не заплакал, он чувствовал себя так, словно сходит с ума, в Секте Кровавой Реки его уже заставили поклясться убить самого себя в качестве Бай Сяочаня, и вот теперь ещё и Секта Духовной Реки хочет, чтобы он убил себя, как Е Цзана…

Убить самого себя, Бай Сяочань просто не знал, что теперь делать… Он не мог отделаться от тревоги и беспокойства.

Чжэн Юаньдун, увидев, как изменился в лице Бай Сяочань, был озадачен, пронзив его внимательным взглядом.

- Что с тобой? Всё дети крови из Секты Кровавой Реки негодяи, заслуживающие смерти!

Бай Сяочань, разволновавшись, поспешил решительно ударить себя в грудь.

- Старший брат глава секты, можешь быть спокоен, этот Е Цзан порочен в самой своей сути, он пьёт кровь своих жертв, злодеяниям его нет конца, он настоящий безумец, долг каждого уничтожить его. Я слышал, что он соблазнил великую старейшину Среднего Пика и даже втёрся в доверие к нескольким патриархам Секты Кровавой Реки. Такого человека я обязан уничтожить! – несмотря на свой величественный, грозный вид и решительные слова, в глубине души юношу охватила ещё большая тревога.

- А ты неожиданно хорошо осведомлён об этом Е Цзане, - несколько удивлённо произнёс Чжэн Юаньдун.

У Бай Сяочаня дрогнуло сердце, он подумал, что случайно ляпнул лишнего, так что, встревоженный, поспешил ответить:

- Я, Бай Сяочань, в своём путешествии тоже немало слышал про этого безумца Е Цзана. Старший брат глава секты, вы можете быть спокойны, я гарантирую, что обязательно завершу эту миссию!

Чжэн Юаньдун посмотрел на Бай Сяочаня и взгляд его постепенно смягчился.

- С твоим небесным заложением основ, а теперь и со средним достигнутым уровнем, было решено, что именно тебе будет предназначено убить этого Е Цзана, тем более, что я уже назначил людей, которые помогут тебе, наши великие старейшины и Орден Наследия постараются создать для тебя все возможности! Твоя главная задача – нанести решающий удар и убить этого дитя крови, как только тебе это удастся, даже если к тому времени ты ещё не достигнешь ядра бессмертия, твои заслуги будут признаны всеми, и ты станешь членом Ордена Наследия! Орден Наследия… это основа основ нашей Секты Духовной Реки, даже в самые тяжёлые времена, секта прикладывает все силы, чтобы обеспечивать его всеми необходимыми ресурсами! – проникновенно произнёс Чжэн Юаньдун, многозначительно глядя на Бай Сяочаня, заставляя разум Бай Сяочаня вибрировать и одновременно вызывая безграничное тепло в его сердце.

 

Глава 270 - В раздумьях

Он внимательно выслушал слова старшего брата главы секты… Даже если Секта Духовной Реки потерпит поражение, его путь всё равно останется прежним.

Возможно, небесное заложение основ в любом случае поможет продвижению Бай Сяочаня, но если добавить к этому подвиг с убийством в сражении дитя крови, Бай Сяочань уже без всяких сомнений станет членом Ордена Наследия, благодаря этому заслужив место среди самых лучших!

- Ты только вернулся, иди поклонись наставнику, затем отдохни, что до участия в бою, ты в четвёртой группе телепортации… - неспешно произнёс Чжэн Юаньдун.

Бай Сяочань сделал глубокий вдох и почтительно поклонился главе секты, однако не ушёл немедленно, его интересовало положение Ли Цинхоу. Когда Ли Цинхоу отгородился от мира, ему не рассказывали никаких особых подробностей, так что Бай Сяочань думал, что это всё ради обычной тренировки, однако, вспоминая сейчас о том, что тот почти достиг уровня ядра бессмертия, вероятно всё было совсем не так просто.

- Твой дядя Ли успешно достиг ядра бессмертия и был занесён в списки Ордена Наследия, сейчас идёт последняя разминка, учитывая время, вскоре он уже выйдет наружу, с улыбкой ответил Чжэн Юаньдун.

Бай Сяочань был крайне воодушевлён такими новостями, обрадовано он накрыл кулак ладонью в прощании и удалился.

Покидая главный зал, Бай Сяочань почтительно поклонился портрету наставника, после чего вернулся в свою пещеру бессмертного на горе Чжундао. Тие Дань уже лежал там у входа, увидев Бай Сяочаня, он сразу бросился к нему, желая поиграть.

- В прошлый раз, ты ведь узнал меня? – Бай Сяочань погладил Тие Даня несколько раз.

Тие Дань сразу кивнул, подтверждающе крикнув несколько раз.

- Твой отец был свиреп и жесток, в Секте Кровавой Реки я безжалостно расправлялся со всеми, кто смел меня раздражать, - довольный Бай Сяочань от души хвастался.

Внезапно он обнаружил, что Тие Дань сильно изменился, внимательно изучив его, он с удивлением открыл, что его питомец в своём развитии вскоре уже достигнет позднего заложения основ, в его сердце даже проскользнула неприятная зависть.

- Ты так быстро развиваешься… - Бай Сяочань подумал, что это как-то несправедливо, он там, ежедневно рискуя своей жизнью и прикладывая все свои силы, достиг только среднего заложения основ, а Тие Дань, у которого явно не было никаких забот и проблем, неожиданно практически превзошёл его.

Довольный Тие Дань снова несколько раз подтверждающее крикнул, никто ждругой не смог бы понять значение этих криков, но Бай Сяочань растил этого зверя с младенчества, так что лишь потрясённо распахнул глаза, у него даже дыхание перехватило.

- Значит старейшина Пика Ириса ежедневно кормила тебя медицинскими пилюлями? А патриарх первого поколения развивал твои меридианы, чтобы энергия свободно циркулировала по всему телу? А тот старый дракон частенько позволял испить его крови? А? Ты тоже был в тайной области? Ты… - Бай Сяочань, хоть и дико завидовал, всё же с отеческой заботой смотрел на довольного Тие Даня.

- Скажи-ка, а нижнее бельё у девушек ты таскал?

И вновь Тие Дань ответил несколькими криками. Этот разговор между зверем и человеком затянулся допоздна. В итоге Бай Сяочань, сполна оценив темпы развития своего питомца, начал даже волноваться, что придёт день, и тот превзойдёт его. Потому, по завершении разговора испытал сильнейшее желание немедленно сесть и начать медитацию, после чего с головой углубился в практику техники Фиолетовой Ци Ведущей в Небеса.

Спустя несколько дней, за которые люди навещали его один за другим, всё постепенно успокоилось.

За это время Бай Сяочань успел со многими поговорить о прошлом, настоящем и будущем секты. Он своими глазами видел, что вся Секта Духовной Реки сильно изменилась с момента, когда он покинул её.

В прошлом, когда он ушёл, в Секте Духовной Реки царила атмосфера с упором на тренировки и развитие, хоть люди и соперничали, но всё же старались не мешать всерьёз друг другу, часто были слышны смех и шутки, повсюду царили умиротворение и покой, но сейчас… На всех словно давила крайне тяжёлая атмосфера, вся Секта духовной Реки была наряжена и сдержанна.

Можно было видеть, что буквально каждый готовится к грядущей войне.

Помимо этой сдержанной и тяжёлой атмосферы, в каждом ощущалось и острая жажда крови, каждый понимал, что вся секта находится на грани, когда любая мелочь может решить, жить ей или умереть, и это вызывало в учениках сильнейшие эмоции, война явно будет масштабной и очень кровавой.

И потому вся Секта Духовной Реки стала беспрецедентно суровой и грозной!

В дополнение ко всему, на рынке под горами, все товары были практически исчерпаны, даже в сделках между учениками цены возросли в несколько раз и подорожание всё продолжалось.

Особенно ценились духовные лекарства и защитные талисманы, главные расходные материалы в грядущей войне, также резко возрос спрос и на магические сокровища. Хотя в городе в этом плане не было ничего особо ценного, гора Фиолетового Кола с головой ушла в духовной очищение, количество желающих воспользоваться их услугами не спадало.

За эти несколько дней, даже к Бай Сяочаню не раз обращались самые разные люди, надеясь, что он сможет очистить для них духовные лекарства, даже зная, какой чудовищной репутацией пользуется его очищение лекарств, они не отступали.

Сердце Бай Сяочаня, по мере того, как он всё лучше понимал текущее положение Секты Духовной Реки, всё больше наполнялось глубокими и сложными чувствами, он всё чаще хмурился. В данный момент он сидел на скале, снаружи своей пещеры, глядя вниз с горы, с этого места, он мог видеть практически всю территорию Секты Духовной Реки.

Глядя на эти столь знакомые горы, глядя на бурные потоки Реки Ведущей в Небо, Бай Сяочань думал о главной причине этой войны…

- Среднее течение, Академия Небесной Реки… - пробормотал Бай Сяочань, именно надежда занять место Академии Небесной Реки и погрузила всё нижнее течение в такой неописуемый ажиотаж.

- Стоит ли оно того… - вздохнул Бай Сяочань, в глубине души, он до сих пор отчаянно не хотел, чтобы две секты развязали войну, возможно, в чужих глазах Секта Кровавой Реки и была безжалостной демонической сектой, однако сам Бай Сяочань никак не мог отделаться от мыслей, как хорошо к нему там отнеслись.

- Сама Академия Небесной Реки возможно того и не стоит, но если добавить к этому мечту патриарха о прорыве для всё секты, учесть те безграничные возможности откроются перед ней после расширения, если учесть, насколько возрастёт потенциал всех наших учеников, хотя для адаптации к духовной энергии среднего течения и понадобятся десятки лет, учитывая это всё… Всё будет совсем иначе! – пока Бай Сяочань сидел тут, вздыхая, чей-то голос раздался у него из-за спины.

Обернувшись в сторону источника голоса, Бай Сяочань распахнул глаза, сразу развернувшись. Там, позади, он увидел Ли Цинхоу в длинной зелёной мантии, с его мудрым взглядом и тёплой улыбкой.

Ли Цинхоу чем-то отличался от себя самого в воспоминаниях Бай Сяочаня, он словно сдерживался, стараясь не подавлять своим величием, однако Бай Сяочань всё же смог различить в теле Ли Цинхоу настоящий вихрь, неизмеримой силы, что могла потрясти небо и землю, и в которой крылась неимоверная глубина.

По ощущениям Бай Сяочаня даже мощь великих старейшин была не толь велика, он потрясённо распахнул глаза, далеко не сразу воскликнув:

- Дядя Ли! – Бай Сячоань был крайне рад и взволнован, он думал, что не увидит Ли Цинхоу ещё какое-то время, он тут же поспешил подняться и, бросившись к старику, обнял его.

Ли Цинхоу рассмеялся, потрепав Бай Сяочаня по голове.

- Хм, а ты сильно вырос, - в глазах Ли Цинхоу Бай Сяочань вечно оставался тем ребёнком, которого он подобрал тогда в горах, после тринадцати раздражающих попыток зажечь благовония.

Эти простые слова заставили глаза Бай Сяочаня подозрительно заблестеть, в Секте Кровавой Реки он вынужден был скрывать свою личность, и как он ни скучал по Ли Цинхоу, он мог лишь прятать эту тоску в самой глубине своего сердца.

Вернувшись в Секту Духовной Реки, он задумался, что Ли Цинхоу явно отгородился от мира не просто так, потому сейчас, своими глазами увидев, что тот преуспел в достижении ядра бессмертия, Бай Сяочань был невероятно счастлив, даже счастливее, чем когда стал мастером медицины.

- Сяочань, с этой войной всё не так просто, как ты думаешь, - внимательно посмотрев на Бай Сяочаня, Ли Цинхоу присел рядом, юноша тоже сел, - Помимо сказанного мной ранее, стоит добавить и увеличение доступных секте ресурсов, наши слава и богатство также перейдут на совсем иной уровень! Однако не стоит забывать, что война межу Сектами Мистической Реки и Реки Пилюль перешла к последнему акту. Секта Реки Пилюль практически разгромлена, около половины её учеников перешли к Секте Мистической Реки. Так что, хоть эта война и стоила Секте Мистической Реки немалых затрат, теперь она сможет быстро всё восполнить, ей осталось лишь уничтожить саму Секту Реки Пилюль. После этого им потребуется не так много времени на восстановление, более того, мощь и сила их сеты возрастёт, сделав их куда более грозным противником. Но в данный момент Секта Мистической Реки должна как можно быстрее уничтожить Секту Реки Пилюль, чтобы избавиться от врага и бросить все силы на восстановление. Можно сказать, что именно сейчас Секта Мистической Реки наиболее уязвима, вряд ли она сможет справиться с новым врагом, ей остаётся лишь как можно быстрее пытаться подавить Секту Реки Пилюль. Секта Кровавой Реки же не спешит действовать, они предпочти предварительно полностью обезопасить себя, попытавшись заставить Секту Духовной Реки принять их условия и добровольно дать запечатать свои силы, - Ли Цинхоу говорил не спешно, раскрывая все детали и причины грядущей войны.

- Обязательно сражаться? Нет ли других способов? – Бай Сяочань всё ещё сомневался, потому задал этот вопос.

- Боюсь их не так много, войны уже не избежать, даже если отбросить стремление подняться до уровня среднего течения, рано или поздно нам придётся сражаться. Если мы откажемся от войны сейчас, пойдя на это соглашение, в будущем нас ожидает лишь ещё более масштабная катастрофа, мы придём в упадок, деградируем и исчезнем как секта задолго до конца этого тысячелетия. Не лучше ли бросить все силы, чтобы рискнуть и сразиться за шанс нового рассвета?! – мягко произнёс Ли Цинхоу, - С этой войной ничего уже не поделать, и с Сектой Кровавой Реки ничего не поделать, у нас нет джругого выбора, кроме как сражаться, даже если мы откажемся от шанса продвижения – это будет бесполезно, никто не поверит в наши клятвы, вражду и недоверие между сектами не отбросить так просто. Разве что произойдёт нечто, одинаково значимое для обеих сект, вопрос жизни и смерти, который заставит нас довериться друг другу…

- …но это невозможно, - Ли Цинхоу покачал головой, посмотрев на Бай Сяочаня. (Прим. пер. Вот если бы нашёлся избранный небесами, чьё положение было одинаково значимо для обеих сект, способный склонить их к такому решению… Но это невозможно. :))

- Ладно, не думай так много обо всём этом, запомни, на поле боя держись позади меня, боюсь вскоре… Многие должны будут погибнуть… - Ли Цинхоу вздохнул, поднимаясь, видя растерянный вид Бай Сяочаня, который явно о многом задумался, он протянул руку, похлопав его по плечу, - Идём, я отведу тебя к старейшине, моему учителю!

Бай Сяочань удивлённо вздрогнул, кажется он первый раз слышал как Ли Цинхоу упоминает своего учителя. По мнению Бай Сяочаня, человек, способный стать учителем его наставника, как минимум должен был быть великим старейшиной, а то и вовсе одним из пяти патриархов Секты Духовной Реки.

Бай Сяочань, которому было о чём подумать, последовал за Ли Цинхоу, вместе они покинули гору Чжундао, шагая прямо по воздуху. Бай Сяочань был несколько озадачен поняв, что Ли Цинхоу направляется куда-то в абсолютно пустое место. Здесь ничего не было, видны были лишь воды Реки Ведущей в Небеса, стремительно уносящиеся вдаль.

 

Глава 271 - Тайна в пустоте

- Не заблуждайся, посреди этой пустоты скрывается настоящая тайна… - негромко произнёс Ли Цинхоу не поворачивая головы.

Разум Бай Сяочаня и до этого был в сильном волнении, обдумав эти слова, он понял, что в них явно сокрыт глубокий смысл, он и до этого размышлял, сколько же всего не знает, но в тот момент, когда Ли Цинхоу произнёс эту фразу, он прямо ощутил исходящие от наставника мудрость и величие.

Вскоре, оставив гору Чжундао, они достигли определённого места прямо в воздухе. Даже оказавшись здесь, Бай Сяочань ничего не почувствовал, поколебавшись, он решил открыть свой третий глаз во лбу, снова внимательно осмотревшись. Ли Цинхоу впереди сразу почувствовал это и оглянулся на Бай Сяочаня, судя по взгляду, он явно оценил способности юноши, так что не стал двигаться дальше, просто ожидая, сможет ли Бай Сяочань то-то увидеть.

Используя технику Всевидящего Ока Ведущего в Небеса, Бай Сяочань внимательно осмотрелся вокруг, хотя сразу ничего не изменилось, его внутренняя сила уже пришла в движение, высвобождая всю мощь первых трёх кристаллизованных уровней его духовного моря, вся эта мощь начала во всю свою силу питать технику Всевидящего Ока Ведущего в Небеса, в движение пришла и аура небесного заложения основ, наполняя новой силой его глаза.

Тут же третий глаз Бай Сяочаня пронзила колющая боль, под воздействием которой окружающий мир внезапно начал искажаться, постепенно начала проявляться слабая тень огромной горы, сравнимой в своём величии с горой Чжундао, что возникла прямо перед ними.

- Гора… - удивлённо воскликнул Бай Сяочань, он вынужден был закрыть свой Всевидящее Око Ведущее в Небеса, не в силах больше поддерживать технику, он тяжело дышал, на лице его отразилось потрясённое недоверие.

- Ты заметил то, о чём в нашей Секте Духовной Реки знают лишь глава секты, члены Ордена Наследия и великие старейшины… Девятую гору! – внезапно из пустоты раздался старческий голос, следом из небытия внезапно появился седовласый старец в длинной синей мантии, медленно шагнувший в этот мир.

На лице старца играл румянец, между бровей видна была красная точка, размером с ноготь, несмотря на седые волосы, морщин было совсем немного, взгляд блестящих глаз был живым и проницательным, в правой руке он держал четырёхцветный нефритовый медальон, сияющий ярким светом.

Стоило ему появиться, как само пространство вокруг него исказилось, с рёвом разметав облака, от мощи ошеломляющих колебаний, исходящих от старика, Бай Сяочань почувствовал себя так, словно на него обрушились сами небеса. Эта невероятная аура невольно внушала мысль, что стоящий впереди человек вовсе не простой старик, а могущественный свирепый зверь из древнейших времён!

- Приветствую учителя, - мягко произнёс Ли Цинхоу, почтительно кланяясь старику и накрывая кулак ладонью.

- Бай Сяочань приветствует патриарха! – Бай Сяочань, хоть он и не встречал этого старика раньше, однако ощущая эту яростную, дикую ауру, он невольно задержал дыхание, сердце его тревожно сжалось, и он сразу правильно догадался о статусе старца, поспешив приветствовать его.

Старец между тем обратил взгляд на Бай Сяочаня, на лице его появилась улыбка, так контрастирующая с его жуткой аурой, которая делала эту, казалось бы, доброжелательную улыбку, невероятно суровой и угрожающей.

- Не член Ордена Наследия увидел то, что не должен был видеть, малыш, надеюсь, ты осознаёшь всю глубину своего преступления! – эти слова, дополненные столь ужасающей аурой, внезапно обрушились на Бай Сяочаня.

Бай Сяочань вздрогнул всем телом, сразу побледнев, он словно внезапно оказался на месте казни, это ощущение внушило ему огромный страх и тревогу.

- Мастер… Вы пугаете Сяочаня, - с некоторой неловкостью произнёс Ли Цинхоу.

Бай Сяочань и вправду был напуган, увидев улыбку этого старика, ощутив на себе эту яростную ауру, он прямо почувствовал, как волосы по всему телу встают дыбом, ощутив себя на месте казни, однако при этом кровавая ци, скрытая в его теле, почти вышла из-под контроля, желая бросить вызов ауре старика, сравниться с ним в этой ужасающей мощи.

Старик, всё ещё улыбаясь, взмахнул рукой, и тут же всё вокруг скрыл плотный слой тумана, оставив от окружающего мира лишь смутные очертания.

- Забудем об этом на первый раз, но если такое повторится в будущем, вас обоих ждёт наказание! – глухо разнёсся среди тумана голос старца.

Бай Сяочань моргнул, приподняв подбородок, в глазах его мелькнуло понимание, в глубине души даже проскользнуло некоторое презрение. Если так поразмыслить, старик явно напустил этого тумана и пугающей ауры намеренно, желая преподать урок и банально покрасоваться, про себя юноша подумал, что этот метод вполне может пригодится ему в Секте Кровавой Реки, как дитя крови.

- Вы мастер моего дяди, что делает вас моим великим мастером. (Прим. пер. Перевод термина не совсем точен, так как не очень разбираюсь в китайской культуре и не знаю, как он точно переводится. Дословно это наставник-предок. То есть наставник наставника или мастер мастера.) Великий мастер, прошу, возьмите это в знак покорности от представителя младшего поколения, - всё же не совсем уверенный, пытаясь разглядеть истинный смыл поведения старца, Бай Сяочань порылся в своей сумке-хранилище и, поклонившись, обеими руками протянул старику бутылочку с пилюлями, - Великий мастер, это наша первая встреча, это самое ценное духовное лекарство, что хранится в сумке-хранилище вашего юного последователя, использовав его, вы сможете лично сполна оценить его силу, я желаю вручить его вам в знак своего искреннего почтения, прошу мастера принять…

Сказав всё это старцу, Бай Сяочань нетерпеливо уставился в туман, где мог разглядеть лишь свет четырёхцветного медальона в его правой руке, пожалуй, впервые Бай Сяочань обратил на него внимание, подумав, что это вероятно какое-то магическое сокровище.

У Ли Цинхоу прямо голова разболелась, по идее вручение подарка старшему, случись это с кем-то другим, тут не было бы ничего такого, однако, учитывая, что это был Бай Сяочань, у Ли Цинхоу сразу появилось тревожное ощущение, что что-то здесь не так. Поймав направление взгляда Бай Сяочаня, он горько улыбнулся, подумав, что правильно разгадал замысел Бай Сяочаня.

Делая старейшине подарок при первой встрече, он очевидно желал получить ответный дар…

Пока Ли Цинхоу пытался натянуть на лицо улыбку, патриарх, скрывшийся в тумане тоже на мгновение удивлённо замер, внимательно посмотрев на Бай Сяочаня, тоже решив, что верно разгадал замысел юноши, он понимающе улыбнулся.

- Намекаешь, что я тоже должен чем-то тебя одарить при нашей первой встрече? Что ж, раз уж я получаю это духовное лекарство, ты можешь взять этот медальон, теперь он принадлежит тебе!

С этими словами из густого тумана вынырнул сияющий четырёхцветный медальон, полетев прямиком к Бай Сяочаню и зависнув перед ним, бутылочка с духовным лекарством в свою очередь полетела прочь, растворившись в тумане.

Бай Сяочань был удивлён, он и не думал об этом, а в итоге случайно получил такой дар, это заставило его даже смутиться немного, впрочем, он не стал колебаться и сдерживаться, очень довольный он взял медальон, сразу обнаружив, что это очень хорошая вещь, её просто переполняла сила, сравнимая с той, что бушевала в том фонаре, подаренном патриархом семьи Сун.

- Это духовное сокровище предназначено для культиваторов достигших ядра бессмертия, пусть твоих сил ещё недостаточно, однако с поддержкой небесного заложения основ, он вполне может оказаться тебе полезен, - с улыбкой произнёс старик из тумана, бросив на Бай Сяочаня последний взгляд, он стремительно развернулся, собираясь вновь раствориться в пустоте.

- Цинхоу, этот ребёнок хорош, ты можешь обучить его секретной технике «Трава и Деревья Кажутся Солдатами». (Прим. пер. Лично я уже второй раз вижу, как автор называет техники устоявшимися китайскими выражениями. В данном случае это пословица, чьё значение примерно соответствует нашей «у страха глаза велики». Первый раз это использовалось для названия той техники Сюэмэй, обращавшей в золото и использовалось предельно дословно. И речи не было о том, чтобы условно «делать из говна конфетку», «золото из камня».)

- Спасибо вам, мастер! – накрыв кулак ладонью, почтительно поклонился Ли Цинхоу, ради этого он и привёл Бай Сяочаня сюда, чтобы получить разрешение от своего учителя передать юноше эту секретную технику.

В конце концов, Бай Сяочань ведь формально не был его учеником.

И вот теперь, получив одобрение патриарха, Ли Цинхоу внимательно посмотрел на Бай Сяочаня, после чего отвёл его обратно на гору Чжундао, где, снаружи пещеры юноши, сразу начал обучать его новой секретной технике Трава и Деревья Кажутся Солдатами.

- Трава и Деревья Кажутся Солдатами не даёт силу напрямую, это тот тип техник, что позволяет изменять уровень силы используя различные растения, в этом мире сила и энергия наполняет все растения, травы и деревья, используя эту силу с умом можно достичь определённой мощи! И это только начало, научившись правильно комбинировать разные лекарственные растения, научившись комбинировать и объединять похожие свойства, можно добиться ещё большей мощи, используя полную силу секретной техники Трава и Деревья Кажутся Солдатами, можно уничтожить целую армию! Эти так называемые комбинации и объединения на деле скорее похожи на создание… духовных лекарств, но не создание в алхимической печи, а скорее взрывное извлечение наполняющей лекарственные растения силы, чтобы суметь обрести мощь великого воина! (Прим. пер. Сразу скажу, не ручаюсь за полную точность сказанного, но судя по всему это что-то вроде боевых стимуляторов, что ненадолго дают огромный прилив сил, а не толчок к долговременному развитию, как обычные духовные лекарства.)

Поскольку эта техника опиралась на силу лекарственных растений, Бай Сяочань, будучи мастером дао медицины, стоило ему услышать подробности, сразу ухватил суть. Ли Цинхоу даже не понадобилось объяснять всё во всех деталях, достаточно было вручить нефритовую табличку и рассказать о самых существенных моментах, чтобы Бай Сяочнаь в дальнейшем мог свободно практиковать эту технику самостоятельно.

Самое главное, что в этой нефритовой табличке, которую передал Ли Цинхоу, были объединены записи 18 поколений предшественников, множество рецептов этих военных лекарств! (Прим. пер. У меня всё же есть сильно желание обозвать их боевыми стимуляторами, но обожду, пока действие нового допинга окончательно не прояснится.)

Уже стемнело, когда Ли Цинхоу собрался уходить. Перед самым уходом он вспомнил о тех пилюлях, которые Бай Сяочань подарил его учителю, потому решил уточнить.

- Когда ты передал патриарху Те Му ту бутылочку с пилюлями, что за духовное лекарство в ней было?

- Патриарху Те Му? Естественно я отдал ему самые ценные пилюли из своей сумки-хранилища, моё величайшее изобретение, чья слава гремит по всей Секте духовной Реки! – Бай Сяочань подмигнул, хоть его и терзали некоторые опасения, он всё равно упрямо задрал подбородок, гордо произнеся это.

Услышав это, Ли Цинхоу сразу изменился в лице, широко распахнув глаза и неверяще глядя на Бай Сяочаня, после долгого молчания, он, наконец, несколько колеблясь, снова заговорил.

- Возбуждающая пилюля?

Бай Сяочань, встревожился, кивнув, увидев как резко побледнел Ли Цинхоу, он ещё больше забеспокоился, поспешив объясниться:

- Это ведь правда очень хорошая вещь, я же не врал, Северный Берег и старый дракон высоко её оценили, я подумал, что патриарх ведь тоже уже стар…





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.185.97 (0.028 с.)