ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 76 – Восьмой уровень Конденсации Ци



Между тем, культиваторы стадии Заложения Основы трёх гор южного берега наслаждались сценой, как Бай Сяочань отчаянно убегает от старейшины Чжоу. Они знали, что старейшина Чжоу хотел лишь напугать Бай Сяочаня. Однако, когда они увидели, что Бай Сяочань привлёк молнию, улыбки исчезли с их лиц. Они бросились к нему на помощь, только чтобы найти Бай Сяочаня полностью целым и невредимым.

Их глаза наполнились удивлением.

«Этот ребёнок хорош!»

«Чтобы пережить все попытки Падшего Клана Чень его убить, он действительно должен иметь пару трюков в своём рукаве».

«Несмотря на то, что он немного выскочка, на данный момент, он, возможно, даже более талантлив, чем Шангуань Тянь Ю! Лу Тянь Лэй и Чжоу Синь Кай уже не могут с ним сравниться!»

Пока те, в толпе, молча кивали своими головами, на Горе Чжун Дао, на лице главы секты также показалось удивление. Он был свидетелем этой сцены, на самом деле, он использовал своё духовное сознание, чтобы наблюдать за всем происходящим в тот самый момент, когда Бай Сяочань начал кричать.

Выступление Бай Сяочаня, без сомнения, было удивительным. Поэтому он решил не вмешиваться и понаблюдать за тем, насколько большой потенциал продемонстрирует Бай Сяочань. Глаза Чжэн Юань Дона светились похвалой, его тело мелькнуло и спустя лишь одно мгновение появилось прямо перед Бай Сяочанем.

«Старший брат глава секты, спасите меня! Старейшина Чжоу пытается меня убить! Моя короткая жизнь практически потеряна!» Сразу после того, как Бай Сяочань заметил Чжэн Юань Дона, он быстро подошёл и спрятался у него за спиной, продолжая жалобно смотреть.

Увидев выражение лица Бай Сяочаня, Чжэн Юань Дон сухо кашлянул и горько улыбнулся. Он поднял голову, чтобы посмотреть на старейшину Чжоу, который уже догнал их и впился свирепым взглядом в Бай Сяочаня, а затем повернулся к Чжэн Юань Дону и обхватил кулак.

Когда их взгляды встретились, два старых лиса мгновенно поняли мысли друг друга. На самом деле, феникс не имеет большого значения, сейчас куда большей проблемой являются проделки Бай Сяочаня.

В конце концов, единственным, что у них было против этого ребёнка был Ли Куинг Хао. В его отсутствие, не было никого, кто бы мог контролировать Бай Сяочаня, с его заслугами перед сектой, статусами Почётного Ученика и младшего брата главы секты.

Даже если Чжэн Юань Дон накажет его, Бай Сяочань, вероятно, обратится к портрету своего мертвого мастера, чтобы поплакаться об этом.

«Глава секты, пожалуйста, не вмешивайтесь и позвольте мне разобраться с Бай Сяочанем!» Старейшина Чжоу смотрел на Бай Сяочаня яростным взглядом, злобно посмеиваясь в процессе.

«Ваша проклятая птица…» Попробовал объясниться дрожащий Бай Сяочань.

Когда старейшина Чжоу услышал эти слова, его лицо позеленело, что побудило Бай Сяочаня мгновенно заткнуться и с видом потерпевшего отчаянно обратится к Чжэн Юань Дону.

«Старший брат, я проливал кровь за секту… Я оказал ей услугу…»

Лицо Чжэн Юань Дона дёрнулось, он откашлялся.

«Старейшина Чжоу, почему бы нам не оставить это позади? Сяочань непослушный ребёнок, но у него доброе сердце. Как насчет такого, в следующий раз, когда он снова сделает что-то подобное, этот старик сразу же с ним разберётся».

Старейшина Чжоу, казалось, не хотел соглашаться, но в конце концов, нехотя кивнул головой. Уходя, он бросил в Бай Сяочаня свирепый взгляд.

Сделав глубокий вдох, Бай Сяочань выпрямился, подозрительный взгляд появился у него на лице. Он был умным ребёнком, всё случилось так быстро, что он даже не успел отреагировать. Он понял, что что-то здесь не так… однако, он не был уверен в том, что это было. Он посмотрел на главу секты, тот заговорил.

«Фениксы когда-то принадлежали партнеру старейшины Чжоу. Она пала в бою, чтобы спасти его. Едва избежать объятий смерти и потерять любимую, это не то, от чего можно просто отмахнуться. Из-за этого он временами немного сходит с ума».

«Посторонние знали его лишь как старика, одержимого травами, не обращая внимания на тот факт, что травы были его способом подавить сумасшествие и успокоить свой разум».

«Бай Сяочань, больше его не провоцируй. Я боюсь, что могу не добраться до вас к тому времени, когда он впадет в безумие». Сказал Чжэн Юань Дон, пристально глядя на Бай Сяочаня.

Услышав его слова, Бай Сяочань почувствовал сочувствие к старейшине Чжоу. Ощутив, как холод пробежал по его спине, Бай Сяочань кивнул и обиженно сказал.

«Его проклятая птица, я действительно ничего ей не давал… эта проклятая птица на самом деле пыталась меня подставить».

«Всё имеет причину и следствие. Независимо от обстоятельств, ты уже втянут в это и правда не имеет никакого значения». Чжэн Юань Дон похлопал его по плечу и равнодушно отвернулся.

Бай Сяочань вздохнул, думая о своем невезении. Единственное, что он теперь мог сделать, это постараться избегать старейшину. Он осторожно вернулся на Гору Душистых Облаков, пошёл к себе домой и решил там закрыться.

Что до подставившей его птицы, то Бай Сяочань боялся, что она с самого начала планировала, что он спровоцирует старейшину. Он стиснул зубы и заставил себя забыть об этом.

«Хорошие люди не шутят с птицами!» Бай Сяочань сидел в деревянном доме и утешал себя, доставая Пилюли Увеличения Фиолетовой Ци, которые сам и очистил. Затем он гордо улыбнулся, подумав о том, что все-таки разобрался с атаками старейшины.

«Культиваторы стадии Заложения Основы действительно жесткие, если бы у меня не было моей непробиваемой кожи, то этот парень порол бы меня до крови». Бай Сяочань почувствовал небольшое сожаление и посмотрел на пилюли. Он проверил окрестности и убедился в том, что здесь безопасно, прежде чем достать черепаший котёл и снова приступить к очищению.

Вскоре все пилюли были трижды духовно очищены. Глядя на темнеющие на пилюлях серебряные линии, Бай Сяочань вздохнул.

«Если бы у меня было четырёхцветное пламя». Он слышал о четырёхцветном пламени, но в секте его было не так много, количество очков содействия, необходимых для его получения, было слишком большим. Существовали специальные лекарственные пилюли для культивации огня, но они были чрезвычайно редкими.

Что касается рыночной площади у подножия горы, никто не мог просто пойти туда и купить его. Даже на ежегодных аукционах четырёхцветное пламя встречалось крайне редко.

«У меня уже заканчиваются духовные хвосты». Бай Сяочань проверил оставшиеся у него духовные хвосты, а затем проглотил Пилюлю Увеличения Фиолетовой Ци и приступил к культивации.

Шли дни, Бай Сяочань совершенствовался, глотая пилюли одну за другой, что сильно увеличило скорость его культивации. Это было ночью, спустя несколько дней после того, как он прикончил последнюю пилюлю. Облака заслоняли лунный свет, а тело Бай Сяочаня дрожало внутри деревянного дома. В этот момент, в его теле раздавались взрывы. Но в окрестностях не было слышно не единого звука.

Его тело дрожало, а внутренняя энергия текла из каждой части его тела, образуя большую реку, напоминающую дракона наводнения, которая распространялась по всему его телу, открывая меридианы.

Когда закончился весь цикл, Ци в его теле стала гораздо толще, своего первоначального размера, что позволило нечистотам покинуть его тело через поры. Ощущение невесомости и спокойствия заставило Бай Сяочаня разомкнуть веки, в его глазах сиял яркий свет, похожий на огромное пламя в темной комнате.

«Восьмой уровень Конденсации Ци». Рассмеялся Бай Сяочань, вставая, чтобы очистить своё тело. Прошло много времени с тех пор, как он вошёл в секту, его тело стало намного более энергичным и подвижным. Его рост практически не увеличился, однако, это не особо его беспокоило.

Ему действительно нравилось, что он не сильно изменился, он по-прежнему белый, маленький и чистый.

«Теперь, когда я достиг восьмого уровня Конденсации Ци, я должен был стать намного сильнее». Бай Сяочань поднял руку и указал на валун, находившийся на расстоянии, подбросив его силой своего разума. Он контролировал его скорость, то увеличивая, то уменьшая её, переключаясь между состояниями ‘Поднимая тяжести, словно это свет’ и ’Поднимая свет, словно это тяжести’.

«Вещь, которая интересна мне больше всего, это как мне тогда удалось прорваться, хотя… должно быть это из-за боя с членами Падшего Клана Чень». Глаза Бай Сяочаня ярко сияли. Попрактиковавшись ещё немного, он в конце концов остановился и погрузился глубоко в свои мысли.

«Техника Управления Котлом Фиолетовой Ци действительно достигла восьмого уровня Конденсации Ци, мощь Техники Плавильного Котла Фиолетовой Ци также должна была сильно увеличится». Безмолвно стоя во дворе, Бай Сяочань сжал свои пальцы и указал вперёд.

Мгновенно появились нити фиолетовой Ци, и в промежутке между двумя вздохами, сформировали перед ним большой фиолетовый котёл.

Это было в два раза быстрее, чем в предыдущий раз.

В то же время, котлы, очевидно, были разными. Теперь он не был размытым, а выглядел очень чётким и детализированным, на нём даже были выгравированы руны.

Мощь, излучаемая котлом, была удивительно сильной. Глаза Бай Сяочаня сияли от того, насколько экстраординарным это было.

«Это гораздо сильнее, чем раньше!»

Бай Сяочань проверил оставшуюся в его теле Ци. Раньше, чтобы сформировать котёл, ему требовалась половина всей его Ци и немного времени, чтобы её восстановить, прежде чем он мог сформировать другой котёл.

Тем не менее, он обнаружил, что Ци, оставшаяся в его теле после предыдущей попытки, составляла около семидесяти процентов от её максимального объёма.

«Я могу использовать это три раза!» Бай Сяочань был приятно удивлён, он рассеял котёл и достал Меч Золотого Ворона, превращая его в золотой свет. Он встал на него и покинул Гору Душистых Облаков.

По прибытии в лес, находящийся за пределами секты, Бай Сяочань услышал слабые отзвуки грома, предвещающие скорую грозу. Бай Сяочань подумал, что долго здесь оставаться не безопасно, так что быстро сжал пальцы, пытаясь сформировать котёл, чтобы побыстрее покинуть это место. Он отправил котёл в полёт в сторону валуна, находившегося на расстоянии, дрожащий котёл яростно на него обрушился.

Столкновение было громким, даже земля завибрировала, насторожив множество зверей, огромная траншея с треском распространились от места, где был валун. Поражённая область имела радиус в десять чжанов. [1 чжан = 3,58 м]

«Так сильно?» Ахнул Бай Сяочань, оценивая повреждения. Теперь, с его непробиваемой кожей и Техникой Плавильного Котла Фиолетовой Ци, бой с Чень Хэном не причинил бы ему столько хлопот. На самом деле, Бай Сяочань чувствовал, что мог бы уничтожить его в одно мгновение.

«Ну да ладно…» Думая об этом, Бай Сяочань колебался. Просто ему не казалось мудрым, брать на себя риск. В последний раз, когда он столкнулся с противником близким ему по силе, он практически заплатил за это жизнью. Он чувствовал, что для абсолютной безопасности лучше иметь врагов ниже седьмого уровня Конденсации Ци.

«Щелчок моих пальцев уничтожает любого противника с первого по седьмой уровень Конденсации Ци». Бай Сяочань выбросил рукав в сторону, он был недоволен тем, что поблизости нет забора, на который можно было встать; из-за этого ему пришлось стоять на лезвии меча. Он поднял голову и уставился в облака, принимая позу мастера. Поддерживая эту позу, Бай Сяочань направился обратно в секту.

В этот момент, сверкающие в облаках молнии, привлечённые Мечом Золотого Ворона, собрались вместе, сформировав множество серебряных змей, которые ринулись прямиком к Бай Сяочаню.

Его глаза расширились от шока.

Через некоторое время, где-то вдалеке послышались крики Бай Сяочаня…

Глава 77 – Аукцион

Вскоре после этого, Бай Сяочань приковылял на Гору Душистых Облаков, его волосы стояли дыбом, а лицо было слегка черным, когда он приполз к себе во двор, в его сердце ещё жил страх. Вспоминая, как за ним только что гнались бесчисленные молнии, его сердце дрожало, он поклялся себе, что совершенно точно больше не будет использовать меч, чтобы летать в грозу.

Это не полёт, а азартная игра, ставка в которой - жизнь!

Внутри деревянного домика, Бай Сяочань скривился от боли и лишь долгое время спустя его разум успокоился. Он со скрещёнными ногами сидел на кровати и смотрел на грозу, бушующую за окном. Его культивация медленно успокаивалась, это чувство волной пробежало по его телу.

«Духовные лекарства второго класса подходят для восьмого уровня Конденсации Ци и ниже. Если я хочу продолжить увеличивать свою культивацию, то мне придётся очистить духовные лекарства третьего класса». Пробормотал Бай Сяочань, поддерживая свой подбородок.

«Сложность очищения лекарств третьего класса, безусловно, будет очень высокой. Я должен ознакомится с большим количеством духовных лекарств второго класса, чтобы фундамент моих знаний был стабильным. В противном случае, моя основа будет не стабильной и шансы на успех будут невелики». Бай Сяочань открыл свой пространственный мешок и со вздохом посмотрел на собственные сбережения. Ранее, благодаря своему статусу Почетного Ученика, он получил много подарков.

Но потребление ресурсов в период очищения лекарств было просто ужасающим. Так что даже несмотря на привычку экономно использовать ресурсы во время очищения лекарств, его запасы всё равно значительно снизились.

«Ах, если так пойдёт и дальше, то в конечном итоге мои резервы закончатся». Бай Сяочань опустил голову и погрузился в размышления.

«Сейчас, я уже очень грозный Ученик Медицины. Я могу продавать лекарства, которые я очистил, да». Когда Бай Сяочань об этом подумал, он почувствовал возбуждение. На следующее утро, после того, как снаружи закончился дождь, он немедленно покинул свою резиденцию и направился на рынок у подножия горы, чтобы узнать цены на лекарственные пилюли. После этого он купил большое количество трав, дошло до того, что он обменял некоторые на очки содействия в секте.

После чего, он вернулся в Павильон Очищения Лекарств и начал очищать лекарства.

Он не очищал пилюли второго класса. Несмотря на то, что их цена была выше, время, необходимое для их изготовления, тоже было не маленьким, а ещё, Бай Сяочань был хорошо осведомлен о том, у него очищение лекарств занимает больше времени, чем у других.

Поэтому он выбрал лекарственные пилюли первого класса, с которыми он знаком лучше всего. Несколько дней спустя, он очистил три различных вида духовных лекарств и два вида духовных благовоний. Только тогда он спустился на рынок у подножия горы.

Модель рынка южного берега Секты Речного Духа была небольшой. Помимо старших секты и нескольких способных внутренних учеников, которые могли владеть магазином, большинство из них принадлежало кланам культиваторов Континента Восточного Леса.

Это было похоже на маленький городок. Внутренние ученики всех трёх гор южного берега Секты Речного Духа часто приходили и уходили, что делало это место довольно оживлённым. Бай Сяочань уже приходил сюда множество раз. Теперь он вальяжно шёл по рынку и вошел в магазин лекарств. Он сухо кашлянул, и к нему из глубины магазина быстро подошёл продавец.

«Позовите вашего менеджера. На этот раз, я хочу не только купить травы, но и продать кое-какие лекарственные пилюли». Сказал с нахальной улыбкой Бай Сяочань, сидя в кресле.

Вскоре после этого, к нему вышел мужчина средних лет, одетый в длинный фиолетовый халат, когда он увидел Бай Сяочаня, на его лице появилась улыбка.

«Брат Бай, Я Сунь Чень. Я многое слышал о славных делах, которые совершил брат Бай, но боясь, что я побеспокою вас, я не брал на себя инициативу, чтобы выказать вам своё уважение. Пожалуйста, не держите на меня зла за это». Улыбка человека средних лет была вежливой, говоря эти слова, он сел рядом с Бай Сяочанем обхватив свой кулак. Он не смел обидеть Бай Сяочаня, потому что знал, что его статус в секте был экстраординарным. Особенно его статус Почетного Ученика, который заставил все кланы культиваторов задаться вопросом, как доставить ему удовольствие, даже несмотря на то, что глава секты отложил этот вопрос на сто лет.

Бай Сяочань рассмеялся и обменялся формальностями с этим мужчиной средних лет, после этого он достал три флакона лекарственных пилюль и две палочки духовных благовоний, и положил их на стол.

«Брат Сунь, оцените эти предметы». Сказал Бай Сяочань, приподняв подбородок.

Сунь Чень улыбнулся и взял в руку флаконы с лекарственными пилюлями. Он осмотрел их один за другим, после чего, удивление возникло у него на лице. Даже если эти пилюли первого класса и были низкого качества, с примесями чуть более восьмидесяти процентов, они всё равно были очень близки к среднему уровню качества, в отличии от тех, которые они обычно закупают. Пилюли, которые они обычно закупают, также были низкого качества, тем не менее, в них было практически девяносто процентов примесей.

«Навыки брата Бай в изготовлении лекарств – изящны. Мой Клан Сунь желает получить все эти духовные лекарства. Как насчёт этого, я предлагаю вам цену в сто двадцать духовных камней, что думаете?» Сунь Чень поднял голову и взглянул на Бай Сяочаня. Глаза обоих сияли.

Бай Сяочань был приятно удивлён. Эта цена была более или менее равна четырём духовным камням за одно духовное лекарство, и это высшая цена за пилюли первого класса низкого качества.

На самом деле, средняя цена таких пилюль составляла лишь полтора духовных камня.

У Бай Сяочаня было восхитительное настроение, он видел, что Сунь Чень был полон решимости произвести на него хорошее впечатление, поэтому они довольно долго беседовали о различных вещах. В конце концов, Бай Сяочань решил, что всякий раз, когда он в будущем будет отправлять лекарственные пилюли, вместо того, чтобы получать духовные камни, он будет получать травы эквивалентной стоимости. Только после этого он ушел, чувствуя себя удовлетворённым.

Время шло, мигом пролетело пару месяцев. За это время, помимо очищения духовных лекарств первого класса в обмен на большое количество трав, Бай Сяочань также непрерывно знакомился с очищением различных видов лекарств второго класса.

Постепенно, он становился всё более искусным в очищении духовных лекарств второго класса.

Работая с магазином лекарств Клана Сунь, он заметил, что его связь с ними становилась всё более прочной. Большинство его лекарственных пилюль покупали именно они. Однажды, Бай Сяочань прибыл в магазин лекарств Клана Сунь, чтобы обменять несколько флаконов духовных лекарств на травы. Когда он разговаривал с Сунь Ченем, тот у него поинтересовался.

«Брат Бай, основываясь на ваших достижениях в медицине, почему бы вам не очистить какие-нибудь духовные лекарства второго класса? Через три месяца состоится Аукцион Сотни Кланов, который проводится лишь раз в несколько лет. Если до того времени брат Бай сможет очистить духовные лекарства второго класса, то я смогу организовать их продажу на аукционе, где их цена, несомненно, будет достаточно высокой». Сунь Чень посмотрел на Бай Сяочаня. За эти несколько месяцев, Сунь Чень понял, что Бай Сяочань был очень весёлым, но в то же время, очень тактичным. Кроме того, общаться с ним было довольно приятно, поэтому Сунь Чень и обратился к нему с этим предложением.

Бай Сяочань также слышал об Аукционе Сотни Кланов, который проводится раз в несколько лет. Сто кланов культиваторов Континента Восточного Леса соберутся вместе, чтобы организовать этот аукцион. Было в общей сложности три места его проведения. Первым местом проведения был выбран рынок на северном берегу, а вторым - рынок южного берега. Последним местом проведения будет Город Восточного Леса, крупнейший город культиваторов Континента Восточного Леса.

За эти годы, что Бай Сяочань провёл в Секте Речного Духа, этот аукцион уже однажды состоялся. Тем не менее, в то время, он только стал внешним учеником и был слишком занят кражей Духовных Хвостатых Кур, чтобы поесть, и не имел никакого интереса к этому аукциону.

Несколько мгновений поразмыслив, Бай Сяочань изменил своё мнение касательно этого вопроса, уточнив время проведения аукциона на южном берегу, Бай Сяочань попрощался с Сунь Ченем и вернулся в Павильон Очищения Лекарств. Сидя скрестив ноги, он долго и упорно думал, прежде чем, наконец, принять решение.

«В словах Сунь Ченя есть смысл. Вместо того, чтобы понемногу продавать то здесь, то там, не было бы для меня лучше воспользоваться этой возможностью и продать очищенные мною лекарства на аукционе по хорошей цене? Таким образом, я смогу обменять их на ещё более ценные травы». Подумал Бай Сяочань, в его сознании всплыли духовные лекарства второго класса. В конце концов, он выбрал… Пилюлю Увеличения Фиолетовой Ци, с который был знаком больше всего.

Сделав выбор, Бай Сяочань закрылся в Павильоне Очищения Лекарств и начал очищение Пилюли Увеличения Фиолетовой Ци. Два месяца спустя, Бай Сяочань использовал большую часть трав, полученных в обмен на очищенные им лекарственные пилюли. Он очистил уже три флакона Пилюль Увеличения Фиолетовой Ци, в каждой из которых было по десять пилюль.

Среди этих пилюль была одна особенная, цвет которой несколько отличался от остальной части бледно-фиолетовых лекарственных пилюль. Она была глубокого фиолетового цвета и в ней, казалось, заключён богатый лекарственный аромат.

Когда он очищал эту пилюлю, алхимическую печь Бай Сяочаня слегка встряхнуло, что сильно отличалось от обычного процесса. Даже огонь внезапно вырос.

В настоящее время, он держал в руках эту лекарственную пилюлю глубокого фиолетового цвета, когда он поднёс её поближе, гордость и волнение появились у него в глазах.

«Среднее качество! Я, Бай Сяочань, наконец-то очистил другую лекарственную пилюлю среднего качества!»

«Духовное лекарство среднего качества, я думаю, что на аукционе таких видели немного. Но если я хочу добиться сенсационного эффекта, этого по-прежнему недостаточно. В конце концов, этот аукцион проводится лишь раз в пару лет, наверняка там будет много редких сокровищ». Бай ненадолго задумался, а затем сжал зубы. Он достал черепаший котёл и приступил к духовному очищению.

После трёх духовных очищений на поверхности пилюли сверкнул серебряный свет, теперь лекарственная пилюля была уже не среднего качества, она прорвалась сквозь отличное качество и даже стала… пилюлей прекрасного качества!

Пилюля прекрасного качества уже была шокирующей, в ней содержалось лишь десять процентов примесей!

Бай Сяочань смотрел на находившуюся в его руках Пилюлю Увеличения Фиолетовой Ци прекрасного качества, выражение его лица было довольным. Цвет этой пилюли был практически черным и несмотря на то, что духовные линии на её поверхности были слабыми, уже с первого взгляда было очевидно, что эта пилюля экстраординарна.

Глядя на лекарственную пилюлю в своих руках, Бай Сяочань вдруг почувствовал, что он в очередной раз нашёл способ прославить своё имя на весь мир. Он громко рассмеялся, гордясь собой. Он достал маленький нож и вырезал на лекарственной пилюле… маленькую симпатичную черепаху.

«Великая Черепаха должна появиться снова!» Бай Сяочань почувствовал возбуждение и встал, в его глазах читалось предвкушение.

Бай Сяочань с духовными лекарствами в руках спустился с горы. Вернувшись через час, он выглядел посвежевшим, а выражение его лица было радостным. В его сознании всплыло удивлённое выражение лица Сунь Ченя, когда он увидел, что Бай Сяочань принёс три флакона Пилюль Увеличения Фиолетовой Ци. А когда Бай Сяочань достал лекарственную пилюлю прекрасного качества, которая прошла через три духовных очищения, Сунь Чень выглядел так, будто его челюсть собирается упасть.

«Я не могу дождаться аукциона, который состоится в следующем месяце». Бай Сяочань посмотрел на нефритовый жетон в своих руках. Этот жетон позволял ему принять участие в аукционе.

В этот период времени, аукцион постепенно привлекал к себе всё больше и больше внимания секты. Многие ученики трёх гор южного берега торопились испытать свою удачу на аукционе. Следовательно, рынок у подножия горы был оживлённее чем когда-либо.

«Я слышал от своего соклановца с северного берега, что в конце первого аукциона продавалось Пламя Желтого Источника! Можно сказать, что это легендарная вещь. Хоть это и пламя, оно по-прежнему считается невероятным сокровищем, так что было куплено учеником по очень высокой цене».

«В этот раз на Аукционе Сотни Кланов было множество удивительных сокровищ, а лекарственные пилюли были даже более шокирующими. Я думаю, что это связано с предстоящей битвой между Избранными Небесами внешних сект северного и южного берегов, которая состоится лишь раз за половину шестидесятилетнего цикла!»

«Верно, это и должно быть причиной. Битва Избранных Небесами внешних сект северного и южного берегов является грандиозным событием для нашей Секты Речного Духа. Как же ненавистно то, что за все эти годы, лучшая десятка, выбранная нашим южным берегом, с самого начала уступала избранным северного берега! Я надеюсь, что на этот раз, первая десятка, выбранная нашим южным берегом, сможет отомстить за наши предыдущие поражения!»

В следующем месяце, количество дискуссий о предстоящем аукционе лишь увеличилось. Бай Сяочань также много слышал об этом вопросе и даже о битве между Избранными Небесами внешних сект северного и южного берегов, но не принял этого близко к сердцу.

Месяц прошёл быстро. Однажды утром, когда Бай Сяочань медитировал, его глаза вдруг открылись. Он коснулся правой рукой пространственного мешка, после чего, в его руках появилась светящаяся нефритовая табличка.

«Аукцион скоро начнётся». В глазах Бай Сяочаня читалось предвкушение. Он быстро покинул свой двор и побежал к подножию горы. По пути, он увидел множество фигур внешних учеников и даже несколько радужных полос, которые со свистом пролетели по небу.

Бай Сяочань хлопнул себя по лбу, вспомнив, что может летать. Он быстро сделал ручную печать и призвал Меч Золотого Ворона, затем он встал на Золотого Ворона и превратился в золотой свет, который выстрелил в небо, быстро исчезая вдали.

Вскоре после этого, Бай Сяочань достиг рынка. Выпятив грудь и задрав маленькую голову, он вошёл в Павильон Аукциона.

Аукцион был чрезвычайно велик. Главный зал имел тысячи мест и даже не смотря на дополнительные места, расположенные в большом пространстве позади него, он был до отказа забит людьми. Что касается Бай Сяочаня, то его сразу же сопроводил уже ожидающий его Сунь Чень. Он повел его по другому пути, на второй этаж и в отдельную комнату, после чего Сунь Чень откланялся.

Комната была не особо большой, по другую её сторону был балкон. Под ним находился главный зал, что позволяло наблюдать за аукционом стоя прямо здесь.

Это был первый раз, когда Бай Сяочань вживую столкнулся со зрелищем подобным этому. В отличии от культиваторов стадии Заложения Основы, которые не показывались из своих собственных комнат, он опёрся на балкон, выставив на всеобщее обозрение половину своего тела, и непрерывно кашлял, опасаясь того, что никто его не узнает.

Постепенно, люди из толпы, расположенной внизу, заметили Бай Сяочаня, но после первого же взгляда, на их лицах появились странные выражения, а затем они и вовсе отвернулись.

Здесь было очень много людей, так что даже несмотря на то, что Бай Сяочань продолжал кашлять, звуки его кашля распространялись не так далеко. Вдалеке он заметил Ху Сяо Мэй, Чжоу Синь Кай и других, но, возможно, из-за того, что они были слишком далеко, они его не заметили.

Бай Сяочань несколько раз их окликнул, но в итоге, нахмурившись, сдался. В конце концов, стоять наполовину высунувшись за балкон было довольно утомительно… более того, он был обеспокоен тем, что если бы он случайно упал… то новость об этом, меньше, чем за день, распространилась бы по южному берегу огромным количеством людей.

Прибывало всё больше и больше людей, спустя полчаса эхом раздался резкий и чистый звон котла, после чего окружающие постепенно успокоились, в одно мгновение бесчисленное множество взглядов сфокусировалось на аукционной платформе.

На сцену вышел улыбающийся мужчина средних лет, одетый в зелёный ханьфу, он остановился прямо по середине и обхватил кулак, приветствуя публику. [На анлейте ‘китайское платье’. Какой Китай на Континенте Донг Лин? Поэтому он будет в ханьфу - https://ru.wikipedia.org/wiki/ханьфу]

«Вашего покорного слугу зовут Тянь Сун. Я уверен, что многие собратья-даосы меня знают. На этот раз, аукцион организован мною. Правила такие же, как и обычно, человек, сделавший самую высокую ставку, забирает предмет». Его слова были простыми, закончив говорить, он поднял правую руку и помахал ею. В то же мгновение на аукционном стенде зажегся свет.

На сцену вышла юная девушка с подносом в руках, на нём был странный камень, сформированный из различных металлов.

Он мерцал на свету, преломляя красочные огни. Глаза тысяч наблюдающих людей загорелись, некоторые явно были приятно удивлены.

Бай Сяочань тоже его осмотрел, но не увидел в камне ничего ценного. Но глядя на выражения лиц аудитории, можно было сказать, что они считают его удивительным предметом.

«Первым лотом является Ослепительная Эссенция Металла. Стартовая цена составляет триста духовных камней, каждая новая ставка не может быть ниже предыдущей меньше, чем на пятьдесят духовных камней!» Цянь Сун лишь слегка открыл рот, но с распространившимся всплеском его культивация стадии Заложения Основы, его голос зазвучал во всех направлениях.

«Триста пятьдесят духовных камней!» Очень быстро сказал кто-то.

«Четыреста!» Почти сразу же после того, как первая ставка была объявлена, кто-то её перебил, вскоре после этого, прозвучала ставка в семьсот духовных камней, таким образом, лот достался ученику внутренней секты Горы Фиолетового Котла.

Глаза Бай Сяочаня расширились, он смотрел на этот кусок металла, не понимая, как он может стоить семьсот духовных камней. В то же время, он также понял, что как только начался аукцион, в главном зале разместили массив формацию, который усиливал голоса участников торгов.

«Это просто кусок паршивого металла». Выражение лица Бай Сяочаня, со стороны наблюдающего за торгами, было слегка кислым.

Предметы, выставленные на аукцион, быстро продавались один за другим, особенно зелёный рог дракона, который, выглядел так, будто был поражен молнией, казалось, что его окружали слабые дуги непрекращающейся молнии. Этот лот был практически сразу же продан за восемь тысяч духовных камней, что заставило немного понервничать даже Бай Сяочаня.

Спустя практически час после начала аукциона, по залу эхом прокатился голос Цянь Суна.

«Следующим лотом нашего аукциона является флакон духовных лекарств второго класса, Пилюль Увеличения Фиолетовой Ци. В флаконе в общей сложности десять пилюль, а их качество бесконечно близко к среднему. Содержание примесей около восьмидесяти процентов. Стартовая цена составляет сто духовных камней, каждая новая ставка не должна быть ниже предыдущей меньше, чем на десять духовных камней».

Услышав это, Бай Сяочань сразу же оживился. Вытянув голову, он начал выжидающе наблюдать, беспокоясь о своей прибыли и желая, чтобы каждый из присутствующих сделал ставку.

Тем не менее, по какой-то неизвестной причине, в воздухе повисло неловкое молчание. Ожидая, Бай Сяочань громко хлопнул. Некоторое время спустя, кто-то предложил свою цену.

«Сто одиннадцать духовных камней». Человеком, сделавшим ставку, был ученик внешней секты. Судя потому, что сделав ставку, он нервно смотрел на окружающих, эти камни были всеми его сбережениями.

Тем не менее, Бай Сяочань был встревожен даже больше него. Себестоимость этой бутылки Пилюль Увеличения Фиолетовой Ци составляла целых пятьдесят духовных камней, на рынке её можно было продать за сто пятьдесят или сто шестьдесят духовных камней.

Выражение его лица было подавленным и слегка ошеломлённым.

К счастью, когда Цянь Сун уже собирался закрыть ставку, ещё один человек, наконец, сделал свою, и в конце концов, редкие ставки подтолкнули окончательную цену к ста восьмидесяти духовным камням.

«Сто восемьдесят духовных камней это не так уж и плохо. Это на двадцать камней больше их рыночной цены». Только тогда Бай Сяочань вздохнул с облегчением, вытирая пот со лба и утешая себя. На самом деле, эта цена была уже довольно высокой, но в сравнении с предыдущими драгоценными предметами, было неизбежно некоторое снижение цены.

Очень быстро второй флакон духовных лекарств Бай Сяочаня также был продан. Цена на второй флакон была немного выше двухсот духовных камней. Это заставило Бай Сяочаня приятно удивиться.

Наконец, ученики на стадии Конденсации Ци стали более энергичными, когда продавался третий флакон его духовных лекарств люди выкрикивали ставки одну за другой. В конце концов, Бай Сяочань был вне себя от волнения, осознав, что третий флакон его духовных лекарств на самом деле был продан за двести тридцать духовных камней.

«Более семисот духовных камней. Как и следовало ожидать от аукциона. Этого достаточно. Эти духовных камней достаточно, чтобы начать очищение духовных лекарств третьего класса». Бай Сяочань был человеком, которого легко было удовлетворить. Несмотря на то, что он всё ещё чувствовал себя немного мрачным из-за вялого начала торгов, он не принял этого близко к сердцу. Будучи очень довольным собой, он ожидал появления его лекарственной пилюли прекрасного качества.

«По моим расчетам, эта лекарственная пилюля прекрасного качества должна быть продана за… триста духовных камней?» Бай Сяочань на мгновение запнулся, сомневаясь в результате.

«Двести тоже будет хорошо!» Кивнул головой Бай Сяочань.

Время шло, Бай Сяочань ожидал, и в полдень, на лице Цянь Суна, который стоял на аукционной платформе, впервые появилось слегка странное выражение. Он посмотрел на аудиторию и сухо кашлянул.

«Следующий лот нашего аукциона очень интересен… Это духовное лекарство второго класса, ещё одна Пилюля Увеличения Фиолетовой Ци, но… эта немного отличается».

Бай Сяочань сразу же напрягся, он стоял на балконе с животрепещущим сердцем, его нынешнее беспокойство о прибыли и потерях нельзя было сравнить с предыдущим.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.027 с.)