Глава 67 – Старший брат, где наш мастер?




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 67 – Старший брат, где наш мастер?



В Секте Речного Духа было восемь горных вершин: четыре на северном берегу, три на южном и одна по середине… центральная гора, в сердце которой находилась основа секты.

Это место откуда совет старейшин, под руководством главы секты Чжэн Юань Дона, обычно управляет делами секты.

В данный момент, эхом раздавался звон колоколов, старейшины северного и южного берегов собрались в большом зале, по середине сидел глава секты.

Вскоре после этого, Ли Куинг Хао и Оу Ян Цзе доставили сюда Бай Сяочаня и оставили его ждать снаружи, а сами вошли внутрь.

Перед залом, по обе стороны от двери, в карауле стояло четыре ученика, которые с любопытством разглядывали Бай Сяочаня.

Бай Сяочань оглянулся и улыбнулся. Он был здесь впервые, так что решил осмотреться. Ци была богатой, а растения – прекрасными. Это место было божественным, изолированным от мирского шума… С точки зрения спокойствия, даже Гора Душистых Облаков не могла конкурировать с этим местом.

Этот зал, одно из важнейших мест секты. Другие ученики, его посещавшие, ступали с особой осторожностью, но Бай Сяочань не чувствовал совсем никакого давления и беспечно разглядывал окружение.

Естественно, это спокойствие удивило четырёх учеников. Для них не было неожиданностью думать, что лишь персона с огромным авторитетом может сохранять спокойствие в таких условиях, что было необычным для простых людей.

На самом деле, даже несмотря на то, что Бай Сяочань боялся смерти, он знал, что оказал огромную услугу секте, так что для него было просто невозможно умереть здесь. Поэтому он, без всякого страха и высоко подняв голову, ожидал свою награду.

«С мои вкладом… Награда должна быть не меньше, чем что-то вроде пилюли продлевающей жизнь на сто лет… Один миллион очков содействия, возможно, лучшая пещера что у них есть. Естественно, повышение до внутреннего ученика. Хех». Ожидая, Бай Сяочань всё больше и больше волновался, что его не зовут в большой зал.

Удивлённый Бай Сяочань продолжал ждать. Долгое время спустя, когда он уже был готов стонать от нетерпения, из дворца послышался беспомощный голос.

«Бай Сяочань, входите».

Собравшись, Бай Сяочань глубоко вздохнул, изо всех сил стараясь выглядеть так, словно для секты он готов прыгнуть в кипящую воду и пройти сквозь огонь. Он большими шагами вошёл и сразу же обхватил кулак в знак уважения.

«Бай Сяочань с Горы Душистых Облаков гордится честью встретиться с советом предков».

Выказав своё почтение, Бай Сяочань поднял голову и увидел старика, стоящего в середине и одетого в белые одежды. Его культивирование было непостижимым.

Вокруг него было восемь человек – шесть мужчин и две женщины. Ли Куинг Хао и Оу Ян Цзе тоже были среди них. Все присутствующие разглядывали Бай Сяочаня, очевидно удивлённые тем, что он жив.

Что до того, как он был одет, то приглядевшись поближе, они могли сказать, что дыры и пятна крови на его одежде не были сделаны им намеренно, но на самом деле являлись результатом последствий сражения.

Бай Сяочань выглядел чистым и невинным, был очень послушным, ни в малейшей степени не надменным и не смиренным, а просто спокойным.

Эта сцена, хоть и выглядела нормальной и только подтвердила и без того великий образ Бай Сяочаня, до сих пор заставляла их чувствовать себя несколько странно.

«Бай Сяочань, подробно расскажите нам о своём участии в деле Падшего Клана Чень, от начала и до конца». Мягко сказал Ли Куинг Хао, глядя на Бай Сяочаня.

Бай Сяочань спокойно пересказал старейшинам всю историю от начала и до конца, исключая лишь старца в черном халате. Это было его личной тайной.

Кроме того, он также поведал о жертве Фэн Яня и опасностях путешествия. Он представил историю очень хитро, подчёркивая не свои заслуги, а вклад Фэн Яня, Ду Лин Фэй и Ху Юн Фэя.

«Я виноват, старший брат Фэн умер, чтобы спасти меня, это моя вина».

Чем больше он действовал подобным образом, тем выше его оценивал совет. Однако, эти люди были очень опытными культиваторами. По одежде, которую носил Бай Сяочань, они могли бы сказать, что в его характере присутствует тонкая хитрость, но они действительно против этого не возражали.

«Вы очнулись уже полностью исцелённым?» Глава секты улыбнулся, не сильно заботясь об объяснениях Бай Сяочаня, в конце концов, у каждого есть свои собственные секреты. Секта добивалась чувства принадлежности, а не тотального контроля. В противном случае, возникли бы разногласия.

«Бай Сяочань, вознаграждение за ваш вклад в это дело было выдано несколько месяцев назад. Теперь вы… Почётный Ученик нашей секты!» В тот момент, когда глава секты сказал эти слова, Бай Сяочань почувствовал, что это несколько странно. Он впервые слышал этот термин.

Перед тем, как он появился, была проведена дискуссия, обе стороны были в затруднительном положении. Это звание имело большой вес и давалось только посмертно и никогда - живым людям. Но теперь живой и здоровый Бай Сяочань стоял перед их дверью…

Получив известие о том, что Бай Сяочань жив, все они были ненадолго ошеломлены.

Это не было званием, которое они могли бы просто так забрать. Состоялись похороны, объявление, всё… Это было действительно проблематично, поэтому они и заставили его так долго ждать за дверями большого зала.

После продолжительного обсуждения, без возможности что-то изменить и в соответствии с правилами секты, они решили оставить Бай Сяочаню его титул.

«Почётный Ученик?» Бай Сяочань моргнул, совершенно не обращая внимания на титул, о котором он никогда не слышал. Он несколько раз моргнул, глядя на старейшин, будто ожидая чего-то ещё. Он не мог этого вынести, и через некоторое время взял на себя инициативу и заговорил.

«Э-э… И это всё?» Спросил Бай Сяочань.

«Это всё». Глава секты выдавил из себя улыбку.

Бай Сяочань запаниковал. Он открыл рот, будучи готовым возразить и рассказать им о своих трудностях и смертельных испытаниях, когда Ли Куинг Хао вдруг закашлял. Он был одним из людей, наиболее знакомых с личностью Бай Сяочаня.

«Ты не должен поблагодарить совет? За последние десять тысяч лет, звание Почетного Ученика было выдано лишь десять раз, и ты, единственный, кто получил его при жизни!»

«Почётный Ученик стоит выше ученика внутренней секты. Это высшая честь, потомкам Почётного Ученика, для их персонального использования, предоставляются все ресурсы секты, а также право с рождения быть внутренним учеником. Секта Речного Духа будет вечно присматривать за его родословной!»

«В Секте Речного Духа есть девять великих семей, все они обладают родословной Почётного Ученика. Это звание, это начало новой великой семьи». Объяснил Ли Куинг Хао.

Услышав объяснение, Бай Сяочань нахмурился, чувствуя, как волнение покидает его тело. Он бросил жалостливый, со щенячьими глазами, взгляд на Ли Куинг Хао, а затем на совет.

Он не знал, что сказать. Он приблизительно понял, что звание Почётного Ученика звучит неплохо, но оно что-то значит лишь для умерших… Наслаждаться преимуществами смогут лишь его потомки, но он то не был мертв… В настоящее время, Бай Сяочань понял, что опустился до зависти своим будущим потомкам.

«Я благодарю… главу секты…» Поблагодарил слабым голосом подавленный Бай Сяочань.

«С этого дня вы можете обращаться ко мне – старший брат глава секты». Глава секты Чжэн Юань Дон сухо кашлянул, чувствуя неловкость. Из-за жертвы Бай Сяочаня, он принял его в качестве ученика своего мастера. А теперь тот вернулся живым, но он был слишком стар, чтобы за ним повсюду таскался ребёнок меньше двадцати лет от роду. Он снова и снова вздыхал в своем сердце.

«А?» Глаза Бай Сяочаня расширились. Его настроение испытало множество взлётов и падений, он впервые вошёл в большой зал с большими надеждами, только чтобы столкнуться с суровой реальностью, он был разбит, его сердце утонуло. Это и привело к текущим событиям.

«Благодаря вашей огромной услуге и отсутствию мастера, этот старик взял на себя смелость и принял вас, как ученика своего учителя. Так что с это момента, для вас я - старший брат глава секты». Сказав это, глава секты почувствовал себя ещё более неловко.

Сделав глубокий вдох, лицо Бай Сяочаня снова наполнилось волнением. Он почувствовал, что секта действительно доброжелательно к нему относится. Этот человек возглавлял старейшин. Судя по этому, Бай Сяочань знал, что его мастер просто не может быть обычным человеком, возможно, он экстраординарная личность.

«Давайте посмотрим, кто теперь посмеет меня запугивать! Посмотрите, кто мой мастер! Ха!» Бай Сяочань был полон радости, он обхватил свой кулак и низко поклонился.

«Благодарю старшего брата главу секты. А где наш мастер? Я хочу засвидетельствовать ему своё почтение». Глаза Бай Сяочаня светились от предвкушения.

«Помедленней. В настоящее время он покоиться с миром на задней части горы. Я уже сделал приготовления, в скором времени вы сможете его посетить». Медленно сказал глава секты, действу слегка странно.

«Покоиться с миром… на задней части горы…» Бай Сяочань был ошарашен, его голову заполнили эти слова. Прошло некоторое время, прежде чем он смог отреагировать… его уважаемый мастер… уже скончался.

«Я…» Бай Сяочань почувствовал, что его разум гудит. Его сердце снова опустилось на дно, он хотел плакать, но слёз не было. Он, не обращая внимания на окружение, последовал за главой секты к задней части горы. Он отдал дань уважения портрету своего почившего мастера и направился на Гору Душистых Облаков.

На обратном пути ему встретилось множество учеников, которые уважительно его приветствовали, в их глазах читалось любопытство, кое-кто даже был настолько любезен, что показал Бай Сяочаню его собственную надгробную плиту.

Глядя на собственное надгробие, он почувствовал, что настали тёмные времена.

«Я… Да, я отдал дань уважения… Портрету моего мастера…» Бай Сяочаню каким-то образом удалось вернуться к себе во двор. Он упал на колени перед собственным домом, его заполнили горе и возмущение.

Несколько дней спустя, Бай Сяочань всё ещё продолжал сидеть нахмурившись. Только после того, как прошло две недели, он, наконец, пришёл в себя.

Вздохнув, он покинул свой двор, чтобы встретиться с Первым Толстяком Чжаном, только чтобы встретить двух внешних учеников, поздоровавшихся с ним с предельным уважением.

«Приветствуем старшего дядю Бая».

Бай Сяочань прошёл ещё несколько шагов, прежде чем внезапно остановиться. Его глаза загорелись, он подтянул одного из учеников поближе.

«Как ты меня назвал?»

«Старший дядя Бай? Вы младший брат главы секты, так что для нас естественно обращаться к вам, как к старшему дяде». Быстро объяснили внешние ученики, беспомощно глядя на Бай Сяочаня.

Глаза Бай Сяочаня сияли, а сердце забилось быстрее, он отпустил внешних учеников. Он осознал вес его нынешней личности… Этот вес был огромным.

Он облизнул губы и залился смехом, который эхом прокатился по округе, распугав учеников, не знающих, почему Бай Сяочань ведёт себя как сумасшедший.

Бай Сяочань сухо кашлянул и заставил себя остановиться, его окутал воздух превосходства. Он изменил своё решение и направился не к Первому Толстяку Чжану, а к Павильону Сдачи Миссий, чувствуя предвкушение.

Потому что… там полно людей…

В то же время, на вершине Горы Душистых Облаков, Ли Куинг Хао ушёл в уединение. Он скрестив ноги сидел за закрытыми дверями, а затем, после длительных размышлений, взмахнул своими большими рукавами. Он с достойным видом приступил к очищению.

«Бай Сяочань озорной ребёнок, будет лучше если я приготовлю что-нибудь, что поможет ему выжить. К сожалению, я не знаком с очищением инструментов, я могу лишь сделать эту Пилюлю Девяти Абсолютов, и использовать её для обмена в Павильоне Лекарств Секты Речного Духа… Подготовка такого рода сокровища для ученика на стадии Конденсации Ци, кто угодно с первого взгляда скажет, что это для племянника по боевым искусствам. Я уверен, что Павильон Лекарств Секты Речного Духа будет в шоке». Покачав головой, Ли Куинг Хао вспомнил от трудности очищения Пилюли Девяти Абсолютов, ему придётся это сделать. Подумав о том, что в этот раз Бай Сяочаню еле-еле удалось выжить, он глубоко вздохнул, сосредоточил всё свое внимание и приготовился открыть печь.

Глава 68 – Племянники мои, не бегите!

Бай Сяочань был очень хорош в получении удовольствия от внимания других людей… Теперь, когда он стал младшим братом главы секты, он с важным видом и в приподнятом настроении направился к Павильону Сдачи Миссий.

Сухо кашлянув, Бай Сяочань поправил свою одежду, поднял подбородок и сложил руки за спиной, его окутал воздух старшинства.

Как одно из наиболее популярных мест на Горе Душистых Облаков, Павильон Сдачи Миссий естественно был заполнен огромной толпой. Каждый день, сюда приходит и уходит множество внешних учеников, так что шум было слышно даже издалека.

На то, чтобы достичь Павильона Сдачи Миссий, Бай Сяочаню понадобилось не так много времени. Он стоял там с тем, что считал доброй улыбкой, и глядел на внешних учеников.

Когда он появился, его присутствие почти мгновенно было замечено. Группа внешних учеников, стоящих прямо перед ним, первоначально обсуждавших какую миссию им взять, заметив его краем глаза, сразу же замерла.

«Это… это старший дядя Бай. Приветствуем старшего дядю Бая!»

«Мы выказываем своё уважение, старшему дяде Баю!»

Они поспешно подошли и обхватили свои кулаки в знак приветствия Бай Сяочаню. По мере того, как слова распространялись, всё больше и больше людей замечали Бай Сяочаня, и вскоре, подавляющее большинство присутствующих здесь внешних учеников подошли к Бай Сяочаню, чтобы выказать своё уважение.

«Хорошая работа. Отличная работа». Услышав слова ‘старший дядя Бай’, Бай Сяочань внутренне взорвался от восторга. Он улыбнулся и слегка помахал толпе, выходя вперёд.

Окружающие внешние ученики переговаривались приглушенными голосами, глядя на Бай Сяочаня с завистью.

«Старший дядя Бай, младший брат главы секты…»

Даже люди, работающие в Павильоне Сдачи Миссий, увидев, что приближается Бай Сяочань, повставали и прекратили выполнение всех операций, просто чтобы поприветствовать Бай Сяочаня, что сделало его ещё более возбужденным.

«Вы, ребята, продолжайте работать, не обращайте на меня внимания. Я здесь просто для того, чтобы проверить внешних учеников Секты Речного Духа для старшего брата главы секты». Бай Сяочань в сердце рассмеялся. Его слова побудили учеников поприветствовать его ещё раз, даже старейшины павильона уважительно ему кивнули.

Но… несмотря на то, что Бай Сяочань сказал им не обращать на него внимания, он так и не покинул территорию, а прогуливался в толпе, улыбаясь и кивая ученикам. Эти три слова ‘старший брат Бай’ неоднократно произносились присутствующими здесь внешними учениками, некоторые повторили их более десяти раз.

Постепенно, толпа начала осознавать, что Бай Сяочань присутствует здесь только для того, чтобы ловить внимание… Он знал когда остановиться, и со взмахом своей руки покинул это место, позволив Павильону Сдачи Миссий возобновить свою нормальную работу.

«Ах, этот титул даёт мне так много власти». Этим утром глаза Бай Сяочаня светились. Он нашёл, что это очень расслабляет, но, что более важно, он понял разницу между ним и другими людьми, которую давал его новый статус.

«Почётный Ученик, младший брат главы секты… С этим статусом, никто во всей секте не посмеет со мной связываться!» Думая об этом, Бай Сяочань смеялся и поспешил к Павильону Десяти Тысяч Трав.

Павильон Десяти Тысяч Трав… был набит людьми, как обычно.

Прошло не так много времени, а Бай Сяочань уже достиг павильона. Он глядел на десять каменных стел, слушая как люди называют его ‘старшим дядей Баем’. Он казался задумчивым и задержался там на длительное время. Только тогда, когда взгляды окружающих начали странным образом отворачиваться, он неохотно ушёл. Несмотря на то, что опустились сумерки, Бай Сяочань был неутомим и продолжил посещать места, где собирались ученики внешней секты.

Как раз тогда, когда Сю Бао Цай покидал свой двор, он заметил Бай Сяочаня и быстро обхватил свой кулак.

«Ах, маленький Бао. С тех пор, как я ушел полгода назад, твоя культивация так и не изменилась, чтобы ты не делал, ты не должен быть небрежным». Сказав это, Бай Сяочань похлопал Сю Бао Цая по плечу, гордясь своей причудой.

Сю Бао Цай моргнул, он был на мгновение ошеломлён. Маленький Бао? С тех пор, как он родился, так его звал лишь его отец, что дало Бай Сяочаню право так его называть? Подумав об этом, его сердце наполнилось неловкостью. Но в конце концов, он не осмелился спорить и лишь кивнул в знак согласия.

«Я… Э-э, уважаемый я!» Бай Сяочань вдруг заметил, что простое ‘я’ не соответствует его высокому статусу, так что подумав о том, как обратился бы к себе Ли Куинг Хао, он использовал ‘уважаемый я’.

«Уважаемый я - не знаком с областью. Маленький Бао, не мог бы ты провести для уважаемого меня небольшой тур по округе?» Бай Сяочань сухо кашлянул и приподнял подбородок, его рука опустилась на плечо Сю Бао Цая.

Сю Бао Цай беспомощно показал Бай Сяочаню округу.

Внешние ученики уже стали возвращаться в свои дворы и заметили Бай Сяочаня. Многие из них уже встретили его в одном из павильонов, но столкнувшись с ним снова, они переглянулись друг с другом, и не имея другого выбора, поприветствовали его ещё раз.

Бай Сяочань ещё раз почувствовал славу, которую дал ему его новый статус, довольный тем, что все выказывают ему уважение, он купался в нем до поздней ночи, прежде чем, наконец, уйти удовлетворённым.

Возвращаясь назад, он проходил мимо курятника с Духовными Хвостатыми Курами, снова послышалось ‘старший дядя Бай’. Он продолжил путь уже с двумя Духовными Хвостатыми Курами в руках.

«Эти выгоды даёт мне мой статус. Ах, когда-то мне приходилось красть, чтобы поесть этих кур. Но теперь, когда глава секты мой старший брат, кто осмелиться мне перечить?!» Напевая мелодию себе под нос, Бай Сяочань триумфально возвратился к себе домой.

На следующий день, как только встало солнце, Бай Сяочань в приподнятом настроении выскочил из своей постели, привёл в порядок свою одежду, опробовал перед бронзовым зеркалом различные выражения лица, пока не выбрал то, что подобает его статусу, а затем, наконец, вышел.

Он начал относится к этому… как своим обязанностям…

Помимо Павильона Сдачи Миссий, он посещал и другие людные места Горы Душистых Облаков, и даже место, где проходили небольшие соревнования.

На протяжении всего дня, его уши заполняли приветствия ‘старший дядя Бай’ Всё это заставило его чувствовать себя так, будто он достиг своей цели увековечивания себя, что делало его очень счастливым, так прошло три, четыре, пять дней…

Спустя десять дней таких прогулок, каждый внешний ученик Горы Душистых Облаков назвал его ‘старшим дядей Баем’ по крайней мере десять раз. Для масс, называть юнца старшим дядей, было просто смешно. Если бы это было один раз, то они были бы в порядке, но так как они должны были делать это снова и снова, они становились всё более подавленными.

В эти дни, Бай Сяочань проживал свою жизнь в полной мере. Ему особенно нравилось встречать знакомых, каждый раз, когда он их видел, он обращался к ним…

«Ах, племянник Йи Дуо… Ой, не уходи, иди сюда. Давно не виделись». Однажды Бай Сяочань заметил Чжао Йи Дуо, его глаза просияли, он сразу же к нему подошёл. Услышав, что Бай Сяочань назвал его племянником, брови Чжао Йи Дуо дёрнулись.

«Старший дядя Бай, за последние дни… мы встречались так много раз…»

Бай Сяочань моргнул и сухо кашлянул. Уже собираясь открыть рот, чтобы что-то сказать, он вдруг заметил вдалеке знакомую фигуру и сразу же повернулся, чтобы уйти.

«Эй, разве это не племянник Цзыан? Сколько лет, сколько зим!» Бай Сяочань отпустил Чжао Йи Дуо и с восторженным выражением лица заблокировал свою новую цель.

Чень Цзыан сходил с ума. За эти несколько дней, он встречал Бай Сяочаня примерно три раза каждый день. Он слышал, что всех, кто жил на Горе Душистых Облаков и был знаком с Бай Сяочанем, тот неоднократно посещал, также, как и его. Ходили слухи, что один несчастный, который любил называть себя Богом Волков, получал по крайней мере дюжину визитов в день.

«Старший дядя Бай… Мне очень жаль, но у меня срочное дело». Чень Цзыан уходил так быстро, что почти бежал.

После десятого дня, большинство внешних учеников Горы Душистых Облаков начало избегать Бай Сяочаня, притворяясь что не видят, как он к ним приближается. Это сделало Бай Сяочаня недовольным, так что он стал ещё более активным.

«О, уважаемый я думает, что ты выглядишь знакомо. Подойди, подойди, мы не встречались раньше?» Бай Сяочань поймал одного из поклонников Чжоу Синь Кай, к великому сожалению последнего. Бай Сяочань оттащил его в сторону, они проговорили время, необходимое, чтобы сжечь палочку благовоний. До тех пор, пока ученик тридцать раз не назвал его ‘старшим дядей’, лишь после этого морщины исчезли с лица Бай Сяочаня, так что он, наконец, позволил ему уйти.

Но это не решило проблему, с этого момента люди стали прятаться от Бай Сяочаня. Почувствовав, что он должен быть ещё активнее, он начал громко кашлять, чтобы предупредить других о его присутствии.

Это было не особо эффективно, поэтому Бай Сяочань тоже был не особо счастлив. К счастью, помимо Ду Лин Фэй, на Горе Душистых Облаков была ещё одна милая девушка.

Ею была Ху Сяо Мэй. Она по собственному желанию навещала его почти каждый день, ему даже не нужно было кашлять, она и так прыгала вокруг него, и без устали, очаровательно кричала ‘Старший дядя Бай’.

Если оглядеться вокруг, то можно было заметить, что все внешние ученики были подавленными. С другой стороны, Бай Сяочань никогда не чувствовал себя более живым. Ху Сяо Мэй, которая в прошлом получила его наставления касательно загадочной Маленькой Черепахи, теперь практически поклонялась ему. Однажды, она последовала за Бай Сяочанем, расспрашивая его о Маленькой Черепахе.

«Маленькая Черепаха? Это загадочный и несравненный талант, который появился в Секте Речного Духа впервые за десять тысяч лет! Этот человек, словно облако, существо, на которое мы можем лишь взирать с трепетом и уважением!» Хвастаясь, Бай Сяочань сухо кашлянул, отчаянно подавляя желание рассказать младшей сестре о том, что он и есть Маленькая Черепаха. Он решил, что раскроет свою личность лишь перед большой аудиторией.

«Я тоже так думаю. Я разговаривала со множеством других людей, и все они считают, что равнодушие Маленькой Черепахи к славе и богатству является столь же удивительным, как и его жажда медицинских знаний! Действительно, как облако в небе!» Пока Бай Сяочань слушал слова Ху Сяо Мэй, его глаза блестели.

Был момент, когда люди в секте подозревали Бай Сяочаня в том, что он и есть Маленькая Черепаха, но вскоре это предположение было отвергнуто. В конце концов, собирательный образ Маленькой Черепахи полностью отличался от Бай Сяочаня, к тому же на десяти каменных стелах не было записано никаких имён, одни лишь символы. Таким образом, выявить личность Маленькой Черепахи было довольно сложно.

Услышав это, Бай Сяочань пришёл к выводу, что Чжоу Синь Кай, одна из пяти великих красавиц южного берега, не уделяет ему должного внимания.

«Интересно, когда эта гордая Избранная Небесами, Чжоу Синь Кай, назовёт меня старшим дядей Баем, на что это будет походить?» Подумал Бай Сяочань и, внезапно наполнившись волнением, начал ежедневно искать Чжоу Синь Кай.

Его тяжелые труды окупились, в конце концов он заметил Чжоу Синь Кай, летящую на голубом мече из дамасской стали.

«Племянница Синь Кай!» Быстро крикнул Бай Сяочань.

Лицо Чжоу Синь Кай мгновенно потемнело. Она слышала о том, как в течении последнего месяца вёл себя Бай Сяочань, и знала в какой ситуации находятся другие внешние ученики Горы Душистых Облаков. Когда слово ‘племянница’ достигло её ушей, она почувствовала, как мурашки побежали по её спине. Она сделала вид, что ничего не услышала, и ускорилась. Но она никогда бы не подумала, что Бай Сяочань… будет настойчиво бежать вслед за ней.

«Племянница Синь Кай, спускайся и поговори со старшем дядей о жизни». Бай Сяочань был чрезвычайно взволнован. Как он мог, после столь продолжительных поисков, вот так просто её отпустить?

Чжоу Синь Кай стиснула зубы и снова ускорилась, быстро покинув Гору Душистых Облаков, не оставив Бай Сяочаню ни шанса её поймать.

Глядя на её исчезающий силуэт, Бай Сяочань с сожалением вздохнул.

«Все нормально. Я не могу летать, да? Я смогу летать уже довольно скоро. У меня будет ещё множество возможностей заставить тебя назвать меня старшим дядей». Бай Сяочань был мрачен. Видя, что уже поздно, он решил найти Ду Лин Фэй.

Как только Ду Лин Фэй его заметила, она хихикнула.

«Старший дядя Бай, старший дядя Бай, старший дядя Бай…»

Бай Сяочань мгновенно повеселел, чем дольше он оставался с Ду Лин Фэй, тем прекраснее она ему казалась. Благодаря её вкладу в дело Падшего Клана Чень, её принял в ученики старейшина. Её отправляют работать на секту в городе Донг Лин, что является для неё отличной возможностью – всего несколько лет работы там, могут поспособствовать её становлению внутренним учеником.

Её положение в этом городе будет довольно высоким, а доступные ей ресурсы будут гораздо лучше, чем в секте.

Бай Сяочань проводил её с сожалением. А затем, вернулся на Гору Душистых Облаков искать развлечений.

Время шло, пролетел ещё месяц. На всей Горе Душистых Облаков, слова ‘старший дядя Бай’ стали табу. Думая об этом, люди горько улыбались…

К счастью, Бай Сяочань тоже почувствовал, что переходит черту и решил двигаться дальше.

«Я – младший брат главы Секты Речного Духа! Я старший дядя всех учеников, мой статус не ограничивается лишь Горой Душистых Облаков. У меня не должно быть любимчиков, я должен посетить другие горы». Праведно подумал Бай Сяочань и направился к Горе Фиолетового Котла.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.109.55 (0.027 с.)