ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 71 – Живой Почётный Ученик



Что до духовного очищения, то Бай Сяочань уделял ему пристальное внимание потому, что владел черепашьим котлом. Ему уже давно известно, что на Горе Фиолетового Котла есть старейшина на стадии Заложения Основы, который является экспертом в области духовного очищения.

Некоторые ученики обращались к нему за помощью, заплатив определённую сумму очков содействия, они описывали ему свою проблему. Одно или два очищения проходили нормально, но после второго, вероятность успеха резко снижалась.

Оказалось, что эти два магических оружия уже прошли через три духовных очищения, что позволило Бай Сяочаню сохранить трёхцветное пламя. Более того, ему не нужно это скрывать, он может пользоваться ими у всех на виду.

Как только он вернулся на Гору Душистых Облаков, то сразу же отправился тренироваться с Мечом Золотого Ворона и Щитом Божественного Журавля. Когда Бай Сяочань влил в Меч Золотого Ворона свою духовную энергию, тот мгновенно стал излучать очень высокую температуру.

«Это настоящее сокровище!» Бай Сяочань глубоко вздохнул и сделал ручную печать. Когда он указал вперёд, Меч Золотого Ворона с жужжащим звуком превратился в луч золотого света и мгновенно выстрелил вдаль. По пути, он излучал даже больше тепла, чем раньше, и образовал целую цепочку искажающих пространство волн.

Бай Сяочань снова сформировал ручную печать, огромное количество его духовной энергии хлынуло в Меч Золотого Ворона. Внезапно, сияние, исходившее от меча, в несколько раз усилилось и превратилось в иллюзорного Золотого Ворона.

Образ птицы был размытым. Несмотря на то, что это всего лишь иллюзия, в тот момент, когда она появилась, внезапно распространилось сильное и властное чувство, а температура окружающей среды мгновенно повысилась. Даже Бай Сяочань почувствовал, что его разум содрогается под действием этой внушительной ауры.

Его дыхание участилось, а взгляд сфокусировался на Мече Золотого Ворона. Свет в его глазах становился всё ярче и ярче, до тех пор, пока он не разразился радостным смехом.

«Этот меч, безусловно, гораздо лучше, чем мой маленький деревянный меч. Это действительно здорово, когда у тебя есть мастер». Бай Сяочань со вспышкой подпрыгнул и встал прямо на иллюзорного Золотого Ворона.

Несмотря на то, что Золотой Ворон был расплывчатым, когда Бай Сяочань на него приземлился, то почувствовал, словно стоит на ровной поверхности. Тем более, что для поддержания формы, меч опирался на его духовную энергию, таким образом Бай Сяочань чувствовал, будто меч стал частью его собственного тела.

Он встал на Золотого Ворона и сделав ручную печать, сразу же свистнул в воздухе и начал быстро летать вокруг Горы Душистых Облаков. Он высоко поднял голову и поспешно замедлился там, где толпились люди, снизу сразу же послышались всплески удивлённых криков. Только тогда Бай Сяочань гордо увеличил свою скорость.

«Я, Бай Сяочань, наконец-то могу летать!» Бай Сяочань был в хорошем настроении и от всей души взволнованно смеялся, покидая Павильон Десяти Тысяч Трав. И когда он уже собирался отправиться к другим горным вершинам, Золотой Ворон под его ногами внезапно потускнел, а затем исчез. Меч золотого ворона также неожиданно начал падать. Бай Сяочань пошатнулся и испуганно закричал, его тело стремительно рухнуло вниз.

К счастью, область внизу оказалась не бездной, а дорогой секты. Его скорость была очень высокой, поэтому остановиться ему удалось лишь после приземления. Бай Сяочань посмотрел в сторону Горы Душистых Облаков. Расстояние от того места, где он упал, до подножия горы было довольно большим. Если бы он пролетел весь путь вниз, то, возможно, даже непробиваемая кожа не спасла бы его от смерти… Его лицо слегка побледнело.

«Это было слишком опасно!» Бай Сяочань дёрнулся и поднял Меч Золотого Ворона. Он почувствовал, что Ци в его теле была исчерпана, и понял, что это и послужило причиной его падения.

Для того, чтобы управлять летающим мечом, культиватору стадии Конденсации Ци требуется огромное количество духовной энергии. Если бы это был какой-нибудь ученик на седьмой стадии Конденсации Ци, то самое большое, что он мог бы продержаться, это дюжина вздохов, а затем у него не было бы иного выбора, кроме как прекратить полёт. Даже Бай Сяочань, у которого было гораздо больше духовной энергии, мог поддерживать полёт не более ста вздохов.

Бай Сяочань не посмел продолжать попытки летать из страха упасть и разбиться насмерть. Он быстро осмотрел окрестности, проверяя был ли кто-нибудь свидетелем этой курьёзной сцены. Он сразу же обнаружил, что не так далеко от него был крепкий мужчина, который тупо на него уставился с широко открытым ртом, шокированный сценой, которую только что увидел.

«Уж не племянник ли это Волк?» Как только Бай Сяочань его заметил, то сразу же побежал к нему.

Только теперь, крепкий мужчина, наконец-то, пришел в себя. Услышав эти два слова ‘племянник Волк’, он вздрогнул и с печальным лицом выказал Бай Сяочаню своё уважение.

«Ученик Лю Эр Гоу выказывает своё уважение старшему дяде Баю… Т-только что, я ничего не видел». Этот Лю Эр Гоу был тем парнем, который представился Господином Волком, когда Кухня Горящих Печей продавала позиции внешних учеников.

Бай Сяочань пару раз хмыкнул, чтобы немного его напугать. Только убедившись в том, что Лю Эр Гоу никому и ничего не скажет, он похлопал его по плечу, обещая большие выгоды, а затем ушел.

Лю Эр Гоу вытер пот со лба и также быстро удалился.

Бай Сяочань был рад, что в неловком положении его видел лишь Лю Эр Гоу. Если бы он упал на Павильон Десяти Тысяч Трав, находясь в центре всеобщего внимания, то его репутация была бы полностью разрушена…

«Увы, человек не должен быть слишком известным. Потому что быть известным очень хлопотно». Бай Сяочань эмоционально вздохнул, сложил руки за спину и отправился к себе во двор.

После кратких колебаний, его глаза вспыхнули решимостью.

«Так не пойдет. Я должен культивировать, в противном случае, то, что я не могу долго летать, будет наименьшей из моих проблем. Если в будущем, я буду спасаться бегством и умру не потому, что меня убил враг, но потому, что упал и разбился насмерть, я буду чувствовать себя опозоренным». Пока Бай Сяочань размышлял в таком ключе, его глаза остановились на Мече Золотого Ворона и Щите Божественного Журавля.

«Кроме того, из соображений безопасности на будущее, мне лучше прикрыть эти два сокровища. Таким образом, другие люди будут думать, что это лишь моё хобби и когда я в будущем достану другие духовно очищенные сокровища, они не обратят на них особого внимания». Подумав об этом, Бай Сяочань достал красящие вещества, приготовленные давным-давно, и измазал ими Меч Золотого Ворона и Щит Божественного Журавля.

Бай Сяочань прикрыл эти слабые духовные линии и удовлетворённо махнул мечом.

«В будущем, когда мои травяные знания улучшаться, я состряпаю пару жидкостей, чтобы прикрыть их ещё лучше». Бай Сяочань был очень осторожным человеком. Даже теперь, когда он обладает статусом младшего брата главы секты, хоть он немного и отбился от рук, он всё ещё не пересёк черту в своем сердце.

«Это позор, что моей культивации недостаточно. Когда я в последний раз видел Чжоу Синь Кай, она, казалось, уже достигла восьмого уровня Конденсации Ци. Только улучшив свою культивацию, я смогу использовать меч, чтобы летать в течении длительного времени». Бай Сяочань решился. Тогда, во время инцидента с Падшим Кланом Чень, он испытал жестокость мира культивации и осознал, как важно обладать скоростью, необходимой, чтобы сбежать.

Если бы в то время, он мог использовать летающий меч, то даже несмотря на то, что он нёс Ду Лин Фэй и Ху Юн Фэя, Падшему Клану Чень было бы непросто их догнать.

«Я всё ещё должен очистить пилюли!» Глаза Бай Сяочаня сияли решимостью. С его текущим статусом, даже если секта и не будет поставлять ему травы бесплатно, он всё ещё мог их очищать в Павильоне Очищения Лекарств, не тратя очков содействия. В последующие дни, силуэт Бай Сяочаня показывался редко, таким образом, вся Гора Душистых Облаков успокоилась.

Он использовал множество приобретённых им лекарственных рецептов, а также духовные камни и другие товары, собранные с тел членов Падшего Клана Чень, чтобы обменять их на большое количество трав, на рынке у подножия горы. После этого Бай Сяочань направился к Павильону Очищения Лекарств и начал очищать лекарства за закрытыми дверями.

Время летело, прошло уже пару месяцев. И полгода с тех пор, как Бай Сяочань вернулся. За эти полгода, весь южный берег испытал немало волнений. В настоящее время, всё утихло, хотя было ещё много людей, которым до сих пор было неспокойно.

В то же время, за эти полгода, новость о том, что Бай Сяочань получил титул Почётного Ученика постепенно распространилась из секты на весь Континент Восточного Леса.

На Континенте Восточного Леса было множество кланов культиваторов. Многие из них имели связи с Сектой Речного Духа, к примеру Клан Ху и Падший Клан Чень.

Даже не смотря на то, что Почётный Ученик – высший титул для ученика Секты Речного Духа, в действительности, многие верили, что он не настолько велик, как статус младшего брата главы секты.

Тем не менее, эти кланы культиваторов считали с точностью да наоборот. Степень, с которой они почитали титул Почётного Ученика далеко превзошла статус младшего брата главы секты. Можно сказать, что их мало заботил статус младшего брата главы секты, но они совершенно обезумели от волнения, вызванного титулом Почетного Ученика.

Узнав о том, что Бай Сяочань стал Почётным Учеником, огромное количество старейшин кланов внезапно разволновались. В их глазах, Бай Сяочань, как живой Почетный Ученик, был словно золотая гора.

Вне зависимости от того, какой это клан культиваторов, до тех пор, пока Бай Сяочань женится на дочери их семьи и произведёт потомков, то будущее этих детей будет безграничным. И так как они, тоже будут размножаться, то клан также будет процветать при поддержке Секты Речного Духа.

Таким образом, с поддержкой секты, клан культиваторов быстро поднимется вверх по социальной лестнице, словно карп перепрыгнувший через врата дракона.

Сейчас, в Секте Речного Духа в общей сложности девять Почётных Кланов. Эти девять кланов даже могут влиять на принятие решений секты в определённых областях. Даже если это и не так много, они по-прежнему считаются в определённой степени важными.

Они поразительно сильны, что заставляет другие кланы сильно завидовать и бояться. В прошлом, они были бессильны что-либо изменить, и не могли сделать ничего, чтобы повернуть ситуацию. Они могли лишь через членов собственного клана установить связь с Сектой Речного Духа и внести свой вклад в её развитие, чтобы получить уважение до конца своих дней.

Но теперь… появился Бай Сяочань.

Самым удивительным было то, что он происходил из мира смертных и не был членом какого-либо клана культиваторов, к тому же… у него пока ещё нет пары. Это было признаком доступности позиции десятого Почётного Клана, что взбудоражило все кланы культиваторов Континента Восточного Леса.

«Возьмите с собой самых красивых женщин моего Клана Чжоу и пусть они следуют за этим стариком, чтобы выказать своё уважение брату Баю!»

«Фэй-эр, ты жемчужина моего клана Чжао. На этот раз, ты должна быть уверена, что произведёшь на Бай Сяочаня хорошее впечатление. Если ты сможешь ему понравиться, то кризис моего Клана Чжоу мгновенно разрешится!»

«Даже если дочь моего Клана Сунь не столь выдающаяся, у нас есть ресурсы. Пусть этот старик подготовит богатые дары и отправится выказать своё уважение брату Баю!»

Огромное количество кланов культиваторов начало действовать, каждый использовал свои собственные методы. Члены кланов, находящиеся внутри секты, пытались приблизиться к Бай Сяочаню, когда те, что были на северном берегу, делали свои собственные ходы. За короткий период времени имя Бай Сяочань распространилась по всему Континенту Восточного Леса.

То же самое было и с кланом Ху.

«Юн Фэй, твои отношения с Бай Сяочанем являются особенными. Ты должен… помочь клану в этом вопросе. Касательно твоей младшей сестры, ах, я вижу, что Бай Сяочань уже давно занял место в её сердце. Найди шанс свести их вместе». Патриарх клана Ху был мужчиной средних лет. Он вызвал Ху Юн Фэя и Ху Сяо Мэй и искренне с ними поговорил.

Лицо Ху Сяо Мэй стало красным, она надулась, а затем быстро убежала.

Ху Юн Фэй чувствовал тревогу в своём сердце, но мог лишь скупо согласиться кивком головы.

Несколько дней спустя, люди из различных кланов культиваторов начали постепенно прибывать на Гору Душистых Облаков и собираться за пределами резиденции Бай Сяочаня. Некоторые особо осведомлённые, собирались прямо за пределами Павильона Очищения Лекарств, с нетерпением ожидая момента, когда выйдет Бай Сяочань.

Глава 72 – Правила секты

Через несколько дней, из комнаты для очищения пилюль, в которой находился Бай Сяочань, послышался грохот. Затем Бай Сяочань с горестным выражением лица вышел наружу.

«Очищение лекарств первого класса практически достигло совершенства, но как очищение лекарств второго класса может быть таким трудным…?» Простонал Бай Сяочань. В эти дни, помимо культивации, он также занимался очищением лекарств. Травы, которые он припрятал, почти закончились. Первоначально, он планировал попытаться очистить духовные лекарства второго класса, но осознал, что это чрезвычайно трудно, хоть он и был крайне осторожен, он по-прежнему терпел неудачи.

После каждой попытки, он обнаруживал большое количество вопросов, а после их решения, возникали новые.

Он мрачно вздохнул, выходя из Павильона Очищения Лекарств. Когда он поднял голову, то сразу же заметил, что вокруг собралось довольно большое количество людей, сидящих со скрещёнными ногами. Эти люди сидели в группах по три-четыре человека. Там сидело в общей сложности больше десяти групп людей, большинством из которых были юные девушки, ни одной из которых он раньше не видел.

Все девушки были молодыми и прекрасными. Каждая из них была по-своему привлекательна, но все они, бесспорно, были красивы. Когда стая юных девушек заметила Бай Сяочаня, их глаза заблестели.

Всех этих девушек сопровождали старейшины. Когда старейшины заметили Бай Сяочаня, то тоже были приятно удивлены и сразу же встали. Группа людей быстро направилась к Бай Сяочаню.

«Стоп, что вы… пытаетесь сделать?» Бай Сяочань смотрел на людей с открытым ртом и не в силах понять, что происходит, подсознательно сделал шаг назад.

«Брат Бай, этот старик Чжао Тянь Хай. Чжао Йи Дуо – мой племянник. Ха-ха, брат Бай является не только героем, но и привлекательным молодым человеком, как и следовало ожидать!»

«Брат Бай обладает невероятной доблестью, словно дракон или феникс среди мужчин. Один взгляд, и я могу сказать, что вы, как Рух в небесах, человек с безграничным будущим в этой жизни. Хо-Хо, этот старик Сунь Юнь Шань. Эти юные девушки из моего Клана Сунь. Если брату Баю не хватает служанок, то он может забрать их себе».

«Брат Бай, этот старик Чжоу Тянь. Когда я увидел брата Бая, то сразу же почувствовал, как ваш героический дух ударил мне в лицо, будто я увидел будущий столп мира культивации нашего Континента Восточного Леса. Такое чувство, что мы старые друзья, хоть мы и встретились в первый раз. Взгляните на женщин, стоящих рядом со мной, посмотрите какие они. Каждая из них является одной из драгоценных жемчужин моего Клана Чжоу…»

Бесчисленные голоса соперничали, чтобы быть услышанными. Глаза Бай Сяочаня расширились, он снова отступил назад. Слушая их долгое время, он лишь понял, что эти люди здесь для того, чтобы представить ему молодых девушек из своих кланов…

Но он понятия не имел зачем. Все эти девушки, стоящие перед ним, были довольно красивыми, но лишь несколько соответствовали его вкусам. С учетом того, что этих девушек доставили ему на блюдечке, если он отвергнет их всех, то не покажется ли им, что он их не уважает. Это сделало Бай Сяочаня весьма обеспокоенным.

Тем не менее, он был хитёр, и когда дело дошло до общения с людьми, он не показал им своих истинных чувств. С улыбкой на лице, он немного поговорил с подошедшими к нему представителями кланов, а затем извинился и ушёл.

Даже прежде, чем Бай Сяочань смог вернуться в свою резиденцию, он столкнулся с различными людьми, требующими его внимания. Все они имели схожие намерения – представление молодых девушек своего клана, ресурсов и бесчисленных даров.

«Чего это они?!Может быть они исследовали моё происхождение и обнаружили экстраординарного бессмертного? Может быть, я, Бай Сяочань, не обычный смертный… а действительно кто-то с поддержкой, такой же огромной, как само небо?! Небеса, даже я этого не знал!» Шок охватил сердце Бай Сяочаня, он потерялся в различных фантазиях и домыслах, и поспешил вернуться к себе во двор. Когда он вернулся в свою резиденцию, то вновь был окружён группой людей из кланов культиваторов, дожидавшихся его там. В глазах у каждого из них читалось нетерпение, словно, когда Бай Сяочань кивнёт головой, всё сразу же станет возможным!

Особенно, все эти девушки, которые столпились вокруг Бай Сяочаня, они уставились друг на друга, толкаясь и пихаясь.

От этой сцены, волосы Бай Сяочаня встали дыбом. Он застрял в центре толпы, окруженный мягкостью, а кое-кто даже потащил его за одежду. В то время, пока он был охвачен тревогой, внезапно послышалось холодное ‘хм’. Сердитая Ху Сяо Мэй с надутыми щеками продвигалась вперёд, оттаскивая девушек от Бай Сяочаня.

«Отойдите, отойдите!»

«Люди, что вы делаете? Эта Гора Душистых Облаков Секты Речного Духа. Тётеньки, ни у одной из вас нет стыда? Все вы, отойдите. А ты, ты такая тощая, что выглядишь как чечевица, чего это ты так возбудилась? А что насчёт тебя, да тебя, толстая свинья. Отойди!» Звучал сердитый голос Ху Сяо Мэй, она приближалась, расталкивая девушек, окруживших Бай Сяочаня.

Она почти дымилась от гнева. Ху Сяо Мэй, без сомнений, была миниатюрной, но её сила, казалось, не знала границ. Под действием этой словесной атаки, девушки немедленно прекратили. Нахмурившись, Ху Сяо Мэй положила руки себе на талию. Её слова были очень жестокими, направленными на Ахиллесову пяту каждой девушки.

Бай Сяочань воспользовался этой возможностью, чтобы сбежать к себе во двор. Взглянув вниз, он был потрясен, вся его одежда была растрёпанной.

«Это было страшно!» Бай Сяочань сделал глубокий вдох. Всё ещё в шоке, он поднял голову, чтобы посмотреть на улицу. Ху Сяо Мэй стояла у ворот и горячо спорила, одна против десятков людей.

В конце концов, представители кланов культиваторов не смогли больше на это смотреть и один за другим ушли, поддавшись на её уговоры. Перед тем, как уйти, они обхватили кулаки в знак уважения Бай Сяочаню и пообещали прийти снова.

Ещё до сумерек ворота резиденции Бай Сяочаня погрузились в тишину. Но взглянув чуть дальше, можно было увидеть представителей кланов культиваторов, сидящих со скрещёнными ногами неподалёку.

У представителей кланов были свои собственные методы, позволяющие им оставаться там, никто не мог их прогнать.

Бай Сяочань чувствовал, что должно произойти нечто важное, поэтому, увидев, что снаружи стало спокойно, он втащил Ху Сяо Мэй внутрь.

Ху Сяо Мэй была несравненно смелой и решительной к посторонним, но после того, как её взял за руку Бай Сяочань, её лицо мгновенно покраснело. Он почувствовала, что её маленькая голова закружилась и пошла вместе с Бай Сяочанем, позволяя ему тащить себя за руку.

«Б-большой брат Сяочань, здесь так много людей, что ты делаешь…?» Пробормотала Ху Сяо Мэй, так тихо, словно пропищал комар. [Прим. анлейтера: Ху Сяо Мэй использует суффикс Геге, довольно интимный способ обратиться к старшему брату.]

«А?» Увидев, что Ху Сяо Мэй действует подобным образом, Бай Сяочань моргнул. Удивлённый её поведением, он дал Ху Сяо Мэй пощёчину. Видя, что она до сих пор не пришла в себя, он снова её ударил.

«Что с тобой случилось?»

Ху Сяо Мэй пришла в себя, и осознав, что она не так поняла Бай Сяочаня, топнула ногой от смущения. Она бросила Бай Сяочаню нефритовую табличку и быстро убежала, опустив голову.

Видя, что Ху Сяо Мэй убежала, Бай Сяочань, теряясь в догадках, посмотрел на нефритовую табличку, которую она оставила. Он использовал свою духовную энергию, чтобы просканировать нефритовую табличку, после чего, его глаза вдруг расширились, затем он осмотрел ее ещё раз. Спустя долгое время, он глубоко вздохнул и пошёл во двор.

«Почетный Клан…»

Эту нефритовую табличку ей позволил передать Ху Юн Фэй. В ней были некоторые вещи, которые Ху Сяо Мэй действительно не могла произнести вслух, она рассказала, что кланы культиваторов соблазнились его статусом Почетного Ученика, разрешив таким образом замешательство Бай Сяочаня. И наконец, она смутно упомянула о том, что Клан Ху тоже крайне заинтересован в крови потомков Бай Сяочаня и надеется, что… они будут обладать половиной крови Клана Ху.

Думая о том, как только что выглядела Ху Сяо Мэй, Бай Сяочань положил руку под свой белый подбородок, в его глазах постепенно появился блеск. Его внимание приковала не Ху Сяо Мэй, а то, что вся эта ситуация, словно подарок, посланный ему Небесами!

«Я никогда не мог вообразить, что, ах… Поначалу я подумал, что вознаграждение, полученное мной за свой вклад, совершенно бесполезно. Лишь мой статус младшего брата главы секты позволил мне выделиться среди остальных. Я никогда бы не подумал, что статус Почетного Ученика, на который я не обратил никакого внимания, на самом деле так высоко ценится за пределами секты!» Бай Сяочань облизнул губы, его сердце колотилось.

«Я просто выберу себе партнёра и так много ресурсов достанется мне бесплатно… Вот она – надежда на бессмертие!» Бай Сяочань усмехнулся, блеск в его глазах стал ещё ярче. Первоначально, он был обеспокоен тем, что очищение духовных лекарств второго класса потребляет слишком много ресурсов, и что он не сможет себя обеспечить. Но теперь, там вдруг появилось так много людей, соперничающих между собой за право отправить ему людей и подарки, в соответствии с его пожеланиями.

«Эх, действительно жаль. Если бы я только мог их всех…» Пока Бай Сяочань что-то бормотал, идея вдруг пришла к нему в голову.

«Верно, почему я не могу иметь всё это?!» Бай Сяочань сухо кашлянул и вернулся к себе в домик. Он не успокаивался на протяжении всей ночи, размышляя об этом вопросе. Утром он вышел на улицу в приподнятом настроении. Открыв ворота своего двора, он обнаружил множество представителей различных кланов, уже давно ждущих его снаружи.

«Брат Бай…»

«Я выказываю уважение Брату Баю. Этого скромного старика зовут Лао Цзу из Клана Фэн, я прибыл к вам с визитом, чтобы…»

Все начали говорить, послышались бесчисленные голоса. Бай Сяочань приподнял подбородок и взмахнул маленьким рукавом.

«Хорошо, если у вас есть какие-либо вопросы для обсуждения, то проходите клан за кланом». Бай Сяочань говорил с улыбкой на лице, указав на случайный клан. Представитель этого клана культиваторов мгновенно просиял и быстро вошёл, юные девушки, стоящие рядом с ним, вошли следом.

Вскоре, он вышел, вместе с теми же юными девушками, выражение его лица говорило о том, что он прикидывает прибыли и убытки. Окружающие представители других кланов обеспокоено на него посмотрели, а затем один за другим быстро послали сообщения своим кланам.

Таким образом, вошёл следующий клан. Они медленно входили друг за другом, так прошёл целый день, Бай Сяочань встретился с десятками представителей различных кланов.

Он не принял, но и не отверг ни одной юной девушки. Он сказал каждому из кланов, что этот вопрос слишком важен, и чтобы не рассматривать его дважды, ему нужно тщательно всё обдумать. Он также неоднократно отвергал эти так называемые подарки, подаренные при первой встрече.

«Я, Бай Сяочань, хожу и сижу с прямой спиной. Я ещё не решил, установлю ли я связь через брак с вашим уважаемым кланом, так что принимать эти подарки действительно неуместно». Бай Сяочань говорил эти слова каждому клану, который его посетил.

И чем больше он это говорил, тем меньше любой из представителей кланов думал о том, чтобы действительно забрать эти подарки, представленные при первой встрече. Следовательно, они один за другим стали вежливыми до такой степени, что даже сказали, что если они не смогут стать родственниками через брак, то по крайней мере могли бы стать друзьями. Только после этого Бай Сяочань перестал сопротивляться и начал принимать подарки.

Представители кланов культиваторов, естественно, не были дураками и могли видеть сквозь слова Бай Сяочаня, они понимали, что он просто хочет увидеть все кланы, чтобы выбрать тот, который подходит ему больше всего.

Но это было в рамках их ожиданий. Они не боялись дарить подарки. Единственное, чего они боялись это то, что Бай Сяочань не выберет никого из них. Поэтому, на следующий день количество представителей кланов не только не уменьшилось, а наоборот, увеличилось. Многие кланы культиваторов даже привели с собой юных девушек, которые не обязательно должны были стать партнёрами. В конце концов, даже служанка может согревать кровать. До тех пор, пока результатом будет наследник крови Бай Сяочаня, всё что им от него требовалось, чтобы он признал этого ребёнка своим.

Кланы культиваторов, прибывшие посетить Бай Сяочаня, соперничали друг с другом используя подарки, представленные при первой встрече. В конце приёма, Бай Сяочань уже начал нервничать. В конце концов, даже если он хочет отказаться, другая сторона может подумать, что он смотрит на их клан сверху вниз.

«Хорошо, я приму… Как я могу не принять?» Бай Сяочань получал подарки в течении семи-восьми дней, так что он уже привык видеть группу ожидающих его людей, открывая ворота каждое утро.

Это продолжалось до тех пор, пока три дня спустя… Бай Сяочань как обычно не открыл ворота и не напрягся. За воротами не было ни одного человека… Область была совершенно пустой, он поднял голову, чтобы посмотреть вдаль, но ничего так и не изменилось.

Вдалеке летало лишь несколько пятицветных фениксов. Эти фениксы были драгоценными питомцами старейшины Чжоу, которые, как правило, кружили вокруг Горы Душистых Облаков, особенно по утрам, когда они вместе танцевали в воздухе. Это было очень красиво, так что ими любовалось множество учеников.

Бай Сяочань протёр глаза и почувствовал, что с тем, как он открыл дверь, должно быть что-то не так, поэтому он открыл её ещё раз, но результат остался таким же. Только после этого он пришёл в себя.

«Что происходит?» Удивлённый Бай Сяочань поспешно отправился искать Ху Юн Фэя, чтобы найти ответ на этот вопрос.

«Старший дядя Бай… глава секты, как твой старший брат, объявил всем кланам культиваторов, что… в соответствии с правилами секты, ты не можешь взять партнёра в течении ста лет. Так что… у них у всех не было другого выбора, кроме как уехать». Ху Юн Фэй вздохнул и посмотрел на Бай Сяочаня.

Бай Сяочань был поражен, и в сердце чувствовал себя глубоко обиженным.

«Это уничтожило мои доходы и разрушило мой брак…»

Ху Юн Фэй не знал, смеяться ему или плакать. Казалось, что он внезапно что-то вспомнил и с серьёзным выражением лица медленно сказал.

«Сяочань, от своих друзей с Пика Зелёной Горы я слышал, что между тобой и Шангуань Тянь Ю существует какой-то конфликт. Тянь Даджин не имел никакого значения, поэтому секта и позволила нам тайно с ним разобраться, но Шангуань Тянь Ю не так прост!»

«Как это, не так прост? Его поколение старше моего?» Бай Сяочань в Секте Речного Духа уже много лет. Он давно понял, как секта руководит учениками. Они запрещают любые убийства среди учеников и поощряют их, когда те помогают друг другу или конкурируют между собой. Что касается общего управления, то у каждой горы были свои старейшины и предки, которые и занимались общим управлением. Также был Отдел Охраны Правопорядка, который всех сдерживал, и глава секты, который всеми руководил.

Тем не менее, если сложить вместе относительно небольшие площади, южной и северной частей секты Речного Духа, то получится десятки тысяч людей. Естественно, что было невозможно контролировать все бои и конфликты между учениками или теми, кто имеет злые намерения. Тем не менее, они строго придерживались правил, когда дело касалось награждения или наказания. Если кто-то преступит границы дозволенного, то наказание будет крайне суровым!

Естественно, секта знала о всех подвигах, травяных достижениях и доблести, проявленной Бай Сяочанем в бою, и они высоко ценили его за это. Тем не менее, они его не баловали. Даже если люди высмеивали и провоцировали его, не было никого, кто бы выскочил и остановил их… Никогда прежде, такого обращения не получал ни один ученик. Вне зависимости от того, Шангуань Тянь Ю или Бай Сяочань, это правило для всех одинаково.

Поэтому, хоть Бай Сяочань никогда и не видел Шангуань Тянь Ю, и даже несмотря на то, что тот был очень высокомерным, удерживая высокое звание Избранного Небесами, он всё ещё считался юным мастером учеников внутренней секты, в то время, как сам был лишь внешним учеником. В конце концов, Бай Сяочань так и не выказал ему своего уважения.

Ху Юн Фэй на мгновение задумался, а затем продолжил.

«Амбиции Шангуань Тянь Ю - очень велики. Его цель состоит в том, чтобы в один прекрасный день войти в Орден Наследия. Именно поэтому он подавляет свою культивацию, чтобы не прорваться. Он специально держится в пределах ранее назначенной границы уровней между внутренними и внешними учениками, потому что ждёт соревнований, на которых Избранные Небесами южного и северного берегов, находящиеся на восьмом уровне Конденсации Ци, будут конкурировать друг с другом. Он хочет войти во внутреннюю секту со статусом лучшего ученика, который в будущем позволит ему побороться за место в Ордене Наследия. В противном случае, он давно бы уже прошёл экзамен на становление внутренним учеником. В конце концов, когда ученики достигают восьмого уровня Конденсации Ци, они, скорее всего, добиваются успеха в экзамене и становятся учениками внутренней секты».

«Не важно как, он должен войти в Орден Наследия? Я слышал от Сю Бао Цая, что Чжоу Синь Кай и Лу Тянь Лэй хотят того же». Бай Сяочань был немного шокирован.

«Несмотря на то, что титул Ученика Наследия находится на том же уровне, что и твой титул Почетного Ученика, у них разная иерархия. Секта Речного Духа отличается от других сект именно тем, что в ней две иерархии. Одна правит сектой, а другая, через тяжёлый труд, постоянно улучшает свои позиции в секте!»

«До третьего уровня Конденсации Ци – работники секты, с третьего и до восьмого уровня Конденсации Ци – внешние ученики, после достижения восьмого уровня, они могут принять участие в экзамене на становление внутренним учеником, после успешной сдачи которого, они становятся учениками внутренней секты.

«Если кто-то достигает стадии Заложения Основы… то он может стать старейшиной, и даже предком целой горы. Если спустя два шестидесятилетних цикла кто-то достигает стадии Золотого Ядра, то становится одним из великих старейшин, которые защищают и управляют сектой. Все они - часть первой иерархии».

«Также существует вторая иерархия – Орден Наследия!»

«Есть лишь один способ войти в Орден Наследия… за два шестидесятилетних цикла прорваться сквозь стадию Золотого Ядра. Там, можно отрешиться от мирского. После прорыва, они улучшают позицию секты в мире культивирования и получают ещё больше ресурсов, скрывая истинное положение дел!»

«Достичь стадии Золотого Ядра за два шестидесятилетних цикла очень сложно… В текущем поколении, самым высоким был потенциал Ли Куинг Хао, поэтому-то секта и ценит его так высоко!» Рассказав Бай Сяочаню все новости, словно тот член его собственного клана, Ху Юн Фэй выжидающе на него посмотрел.

Бай Сяочань сделал глубокий вдох. Он впервые услышал об Ордене Наследия. После этого разговора, он стал лучше понимать, как устроена секта. Даже после того, как он ушел, он в течении длительного времени продолжал об этом думать.

«Орден Наследия?»

Глава 73 – Кто это сделал?

Вздыхая, Бай Сяочань покинул Ху Юн Фэя и вернулся к себе во двор. Он посмотрел на небо, а затем на землю, сначала подумал об Ордене Наследия, а затем вспомнил о кланах культиваторов. Вспоминая слова Ху Юн Фэя, он чувствовал, что его старший брат глава секты слишком жесток. Размышляя об этом, он понял… что хоть он и не сможет больше получать подарки, ему не нужно возвращать те, что он уже принял.

«Верно, они не могут винить за это меня. В конце концов, это приказ старшего брата главы секты!» После того, как Бай Сяочань это понял, он почувствовал некоторое облегчение. Упорядочив дары, полученные за последние несколько дней, он спустился с горы, чтобы обменять их на большое количество лекарственных трав, необходимых для изготовления лекарств второго класса. Вернувшись на гору, он сразу же отправился к Павильону Очищения Лекарств, там он начал медитировать и очищать лекарства.

На самом деле, Чжэн Юань Дон не хотел вмешиваться в отношения Бай Сяочаня и кланов культиваторов, но он не мог не встревожиться – все девять Почетных Учеников до Бай Сяочаня получили свои титулы после того, как погибли в бою. Хоть эти ученики и не имели потомков, все они произошли из кланов культиваторов, так что у них остались соклановцы. Следовательно, не было никаких проблем, эти семейные кланы и стали Почетными Кланами.

Секта приложила все усилия, чтобы защитить эти семьи, и обратила особое внимание на развитие членов этих кланов.

Но теперь, Бай Сяочань был живым Почетным Учеником. Поначалу, весь ужас этого статуса не был очевиден, но сейчас, он постепенно раскрылся. Через полгода после того, как новость распространилась, Чжэн Юань Дон и многие другие внезапно осознали, что они недооценили искушение, которое испытывают кланы культиваторов по отношению к живому Почетному Ученику.

Когда бесчисленные кланы культиваторов стали посещать Бай Сяочаня, Чжэн Юань Дон лишь наблюдал издалека, он подумал, что несмотря на то, какой из кланов выберет Бай Сяочань, всё будет в порядке. Но он не мог себе вообразить, что эти кланы заинтересованы так сильно, что отчаявшись, предоставят юных девушек своих кланов в качестве служанок, прося лишь потомка родословной Бай Сяочаня.

Зато Чжэн Юань Дон мог себе представить, что как только решимость Бай Сяочаня дрогнет, и он поддастся на их уговоры… то в течение нескольких лет, появятся десятки и сотни потомков Бай Сяочаня. А согласно правилам секты, первое поколение потомков Почетного Ученика с рождения становятся учениками внутренней секты и для развития каждого из них, секта должна приложить все свои усилия. Но это ещё не всё… как только эти десятки и сотни людей обзаведутся собственными семьями, появятся десятки и сотни Почетных Кланов, и через несколько сотен лет, вся Секта Речного Духа будет принадлежать Семье Бай… и это серьёзная проблема.

К тому же… Бай Сяочань был бы ещё жив. И до тех пор, пока он продолжал бы производить новых потомков, секта погрузилась бы в вечный кошмар.

Для решения этого вопроса, Чжэн Юань Дону пришлось ночью собрать совет старейшин, и даже доложить об этом великим старейшинам. Они, наконец, достигли единодушного решения, что в течении ста лет Бай Сяочаню запрещено иметь партнёра. Хоть это решение и может показаться жестоким, у Чжэн Юань Дона не было выбора – он не осмелился поставить на благоразумие Бай Сяочаня. Он мог лишь надеяться на то, что через сто лет Бай Сяочань станет более зрелым.

Время шло, в мгновение ока пролетел год.

На протяжении всего этого года, Бай Сяочаня практически никто не видел, словно тот совсем исчез с территории южного берега. Он проводил всё свое время очищая лекарства и медитируя в Павильоне Очищения Лекарств, неустанно работая над очищением духовных лекарств второго класса.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.184.78 (0.035 с.)