ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 63 – Уничтожение Падшего Клана Чень



В то же мгновение, Ли Куинг Хао уже стоял в массиве формации. Выражение его лица было серьёзным, всё его существо источало злобу.

Оу Ян Цзе посмотрел на Ли Куинг Хао, его зрачки слегка сузились. На всём южном берегу, среди предков всех трёх гор, этот человек был интересен ему больше всего. Он также был одним из самых грозных людей Секты Речного Духа.

Ли Куинг Хао не только мастер медицины, но и крайне одарённый гений. Для того, чтобы достичь более поздней ступени стадии Заложения Основы, ему понадобилось лишь сто лет. Даже во внутренней секте он рассматривается как один из немногих, имеющих надежду на прорыв из стадии Заложения Основы в стадию Золотого Ядра.

«Я слышал, что один из четырёх внешних учеников имеет связи с Ли Куинг Хао…» Подумал Оу Ян Цзе, массив формация загрохотал, испуская ослепительный свет. Эхом прокатился оглушительный звук, и более двух тысяч человек, включая Ли Куинг Хао и Оу Ян Цзе, мгновенно исчезли.

Чтобы достичь Горного Хребта Падшей Звезды, группе Бай Сяочаня понадобилось три месяца, но с использованием телепортационного массива формации Секты Речного Духа, это заняло лишь несколько вдохов времени.

Гул и молнии появились над бессознательной Ду Лин Фэй, небо вдруг потемнело. Множество облаков внезапно рассеялось, словно гигантские руки смели их прочь, появился контур огромного массива формации.

Он яростно обрушился на землю, отпечатавшись на её поверхности и сотрясая всё в радиусе ста ли. В следующий миг земля стала трескаться, эти трещины образовывали узор массива формации. [1 ли = 576 м]

Деревья, скалы и даже горы, в пределах этого радиуса, исчезли без следа. Мощь массива формации была подавляющей, приземлившись, он мгновенно принёс опустошение.

Что до области, где находилась Ду Лин Фэй, то как только появился массив формация, она была защищена, предотвращая даже малейшие травмы. Сразу же после приземления, стали формироваться размытые фигуры перемещаемых людей.

Вскоре, местность наполнилась более чем двумя тысячами внутренних учеников южного берега, в их телах всё ещё сохранилась энергия телепортации, которой хватит ещё на одно использование. Оу Ян Цзе и Ли Куинг Хао быстро подошли к бессознательной Ду Лин Фэй, пара учениц внутренней секты уже дала ей восстанавливающие лекарства и накрыла её одеждой. Ду Лин Фэй медленно открыла глаза. Увидев толпу учеников секты, она изумилась и заплакала, почувствовав облегчение.

Её, как внешнюю ученицу Горы Душистых Облаков, особенно потрясло то, что она увидела Ли Куинг Хао и внутренних учеников Горы Душистых Облаков, разрыдавшись ещё сильнее, она заговорила.

«Предок, помощь младшего брата Бая…» Ду Лин Фэй была бледна, а её голос – полон отчаяния.

«Что случилось с Бай Сяочанем?!» Ли Куинг Хао вышел вперёд, быстро появившись прямо перед ней, гнев и беспокойство полыхали у него в глазах.

«Брат Бай… он… он улетел, отвлекая преследовавших нас членов Падшего Клана Чень, чтобы спасти меня и старшего брата Ху…» Плакала Ду Лин Фэй, рассказывая о том, что во время их путешествия сделал Бай Сяочань.

Большинству учеников не было дела до того, кем был этот Бай Сяочань. Однако, слушая её рассказ, все они были тронуты и тяжело вздыхали.

Фэн Янь умер, защищая своих товарищей, в то время как Ду Лин Фэй и Ху Юн Фэй едва избежали смерти. Падший Клан Чень отправил две группы людей, многие из которых были на восьмом, а один даже на девятом уровне Конденсации Ци…

Для любого другого ученика внутренней секты, такое беспощадное преследование, было бы верной смертью.

Рассказ Ду Лин Фэй поведал им о человеке, обладающей необычайной преданностью своим товарищам, бескорыстием близким к святому.

Отказавшись от шанса сбежать, он вернулся за своими товарищами, пробиваясь сквозь множество грозных врагов, он нёс на себе двух тяжело раненых людей, продолжая бежать на протяжении полумесяца, приблизившись к границе радиуса в десять тысяч ли.

В конце концов, он отвлек преследователей на себя и подарил своим товарищам надежду на спасение, возложив на Ду Лин Фэй миссию сообщить о предательстве Падшего Клана Чень, в противном случае секта так бы ничего и не узнала.

Медленно, образ Бай Сяочаня запечатлелся в сердцах учеников внутренней секты, без сомнения, он был настоящим героем.

Даже ученики из Отдела Охраны Правопорядка, включая Тянь Даджина, опешили слушая этот рассказ. Он моргнул, считая невозможным связать то, как Бай Сяочаня описала Ду Лин Фэй, с его собственным о нём мнением, основанным на некоторых исследованиях, проведённых в то время, когда он думал, что тот может быть Маленькой Черепахой. Согласно этому мнению Бай Сяочань был вредным и хитрым учеником. Но даже так, Тянь Даджин, будучи мелочным и эгоистичным человеком, проникшимся ненавистью, предпочел убить не того человека, чем позволить уйти Маленькой Черепахе. Он почувствовал облегчение, потому что со смертью Фэн Яня, не осталось никаких следов, ведущих к нему.

Услышав это, хладнокровный Оу Ян Цзе, глубоко вздохнул. В его глазах появился намёк на уважение, со своим высоким уровнем культивации, он точно мог сказать, что Ду Лин Фэй говорит правду. Он также считал, что Ду Лин Фэй знает лишь половину того, что случилось.

«Секта Речного Духа не позволит такому ученику встретить здесь свой конец!» Оу Ян Цзе выбросил в сторону свой рукав, быстро организовав сотни внутренних учеников для поисков Ху Юн Фэя и Бай Сяочаня.

Ли Куинг Хао молча поднял голову, его глаза были слегка налиты кровью. Ему было горько, он чувствовал, что относился к Бай Сяочаню незаслуженно, но его опыт говорил ему о том, что шансов на выживание Бай Сяочаня… практически не существует.

«Это я привел тебя на эту гору…» Тело Ли Куинг Хао свернуло, вспыхнув светом, и сделало шаг вперёд, он использовал остатки энергии телепортации, чтобы транспортировать окружавших его учеников к резиденции Падшего Клана Чень.

Услышав слова Ду Лин Фэй, Оу Ян Цзе тяжело вздохнул, он тоже знал, что шансы на выживание Бай Сяочаня были чрезвычайно малы. Со вспышкой, его тело присоединилось к двум тысячам учеников и тоже телепортировалось.

Небо грохотало, Ли Куинг Хао и Оу Ян Цзе перенесли две тысячи внутренних учеников и спускались к особняку Падшего Клана Чень.

Облака раздвинулись, дрожь пробежала по земле, особняк заполнился шокированными криками. В этот момент, контур массива формации появился прямо над особняком Падшего Клана Чень.

Бум, бум, бум!

Массив формация впечатался в землю, нефритовые камни, которыми были вымощены дороги, превратились в пепел. Весь особняк встряхнуло, а затем он разрушился.

Гневные крики послышались из особняка, множество людей взорвалось яростью и отчаянием, их голоса были дрожащими.

Каменные львы, стоявшие перед главной дверью, вместе с фруктовыми деревьями, окружавшими особняк, мгновенно превратились в марионеток и начали разорять территорию. Ли Куинг Хао вышел вперёд и сокрушил двух львов, взмах его рукава встряхнул фруктовые деревья, в результате чего, марионетки падали на землю и мгновенно уничтожались учениками.

Земля дрожала, борьба превратилась в резню, ученики Секты Речного Духа полностью окружили эту область.

Ли Куинг Хао направился к руинам особняка. Он сформировал ручную печать, распространилось синее пламя, его волосы развевались на ветру, сотрясшая землю мощь появилась из его тела.

Море огня прокатилось по руинам особняка, послышались душераздирающие крики членов клана, их тела были сожжены, мгновенно превратившись в пепел.

Ли Куинг Хао топнул свой правой ногой, земля начала трескаться, образуя большую расселину, в которой был виден подземный дворец.

Озеро крови, находившееся в подземном дворце, внезапно всколыхнулось, из него поспешно вышли старейшины Падшего Клана Чень.

Когда они увидели Ли Куинг Хао, их лица наполнились отчаянием. Внезапная атака Секты Речного Духа была слишком сильна для их незавершённого массива формации. Если бы это был кто-нибудь другой, для борьбы с ними они могли бы использовать свои заранее приготовленные методы, но теми, кто появились, были Ли Куинг Хао и Оу Ян Цзе.

Они тревожно попятились, жалкие вопли покидали их рты.

«Бегите, даже если лишь нескольким удастся спастись, бегите!»

Все обитатели подземного дворца побежали, продолжая дрожать. По команде бесстрастного Оу Ян Цзе, внутренние ученики бросились в погоню.

Ли Куинг Хао холодными глазами смотрел на озеро крови. Когда его заметил Оу Ян Цзе, он тоже наполнился яростью.

«Этот клан будет уничтожен, даже если это будет последней вещью, которую мы сделаем». Ли Куинг Хао взмахнул своим рукавом, море огня внезапно увеличилось.

Это уже не было резнёй – теперь, это полное уничтожение.

Две тысячи человек преследовали пару сотен!

Старейшины Падшего Клана Чень побежали ещё быстрее, их клан был полностью уничтожен. Что до их сыновей, дочерей и остальных членов клана, то они уже пали жертвами мощной зачистки Секты Речного Духа.

Ли Куинг Хао продолжал погоню, позади него эхом прокатился грохот, предвещающий скорое приближение моря огня, быстрое, сильное, подавляющее, оно окутало патриарха. Глаза Ли Куинг Хао были холодными, он поднял правую руку и сжал её.

Бум.

Послышались крики патриарха, в один миг его тело стало красным, а в следующий - уже превратилось в пепел. Ли Куинг Хао убил его… за одно движение!

Эта сцена заставила окружающих учеников сделать глубокий вдох, даже глаза Оу Ян Цзе расширились, он в шоке смотрел на Ли Куинг Хао.

Парящий в воздухе Ли Куинг Хао взмахнул рукой, море огня в очередной раз всколыхнулось, поглотив весь Падший Клан Чень. Он посмотрел на горизонт и вздохнул.

«Бай Сяочань, я, Ли Куинг Хао… извиняюсь перед твоей семьёй Бай». Чувствуя горечь, он направился вдаль, не доверяя другим поиски Бай Сяочаня. До тех пор, пока есть хоть проблеск надежды, он продолжит искать.

Ли Куинг Хао исчез вдали, в продолжающем гореть яростном пламени отразились волнения внутренних учеников. Чем сильнее станет их секта, тем ярче будет их будущее.

Глава 64 – Дух и похороны

«Разойтись, ищите Бай Сяочаня! Того, кто его найдёт, я лично вознагражу очками содействия. Любые члены Падшего Клана Чень, которых вы увидите во время поисков, должны быть уничтожены!» Оу Ян Цзе смотрел на удаляющегося Ли Куинг Хао, сразу же после его команды, окружающие ученики рассредоточились.

Территория радиусом десять тысяч ли и две тысячи учеников. Поиски длились целый месяц. [1 ли = 576 м]

В конце месяца, практически вся область была покрыта, но никаких следов Бай Сяочаня так и не было. Тем не менее, они нашли тела убитых Бай Сяочанем членов Падшего Клана Чень, исследование причины их смерти, шокировало учеников всё больше и больше.

Многие члены клана были убиты одним движением, что вызвало у учеников недоумение о том, как внешний ученик на шестом уровне Конденсации Ци смог это сделать.

Тянь Даджин дрожал, он вдруг подумал, что было бы здорово, если бы Бай Сяочань действительно умер. Он не хотел иметь настолько яростного противника, к тому же, его слишком тревожил гнев Ли Куинг Хао. Он мысленно застонал.

«Черт побери, если у тебя была такая поддержка, почему ты о ней не упомянул? Расскажи ты об этом, и я бы никогда с тобой не связался!»

Ужасное состояние найденных в лесу трёх тел членов Падшего Клана Чень, находившихся на восьмом уровне Конденсации Ци, было особенно тяжело забыть, это заставляло дрожать разум тех, кто их нашёл.

В конце концов, месяц поисков убедил их в том, что Бай Сяочань... вероятно, умер. В этом безымянном лесу, где обитало множество монстров, телу человека было слишком легко исчезнуть.

Они также знали, что последний противник Бай Сяочаня, скорее всего, был на девятом уровне Конденсации Ци, и сделали вывод, что Бай Сяочань… мертв.

Спустя месяц, поиски прекратились, ученики вернулись в секту. Они нашли Ху Юн Фэя, секта полностью исцелила все его травмы, не жалея на это никаких усилий.

За вклад в это дело, Ху Юн Фэй и Ду Лин Фэй были щедро вознаграждены, но это не принесло им ни гордости, ни счастья, лишь печальные воспоминания.

Они не желали возвращаться в секту, но их раны оказались слишком серьёзными. Единственным человеком, оставшимся после ухода учеников, был Ли Куинг Хао. Он целых два месяца продолжал поиски в безымянных лесах, тщательно обыскивая всё, исключая лишь те места, в которые он сам не мог попасть. Было ясно, что Бай Сяочань где-то здесь, но он просто не мог его найти. Выглядело так, словно Бай Сяочань не просто потерялся в лесу, а в самом деле оказался где-то в другом мире.

Ему так же встречалось множество сильных монстров, в сражениях с которыми, он получил несколько травм. По прошествии двух месяцев, он нашел на ветке дерева следы крови и оторванный кусок халата.

«Если бы я не привел тебя на гору…» Ли Куинг Хао закрыл глаза, вспоминая испуганного Бай Сяочаня, стоящего на вершине горы. В тот момент, он фактически втащил его во внешнюю секту… А затем, было десять каменных стел…

Его вздох нарушил тишину, а лицо заметно постарело. Он взял кусок ткани и положил его вместе с семью другими, запятнанными кровью.

Ли Куинг Хао молча вышел из леса, превратился в радугу и улетел.

Предательство Падшего Клана Чень закончилось гневной демонстрацией силы, в результате которой, клан изменников был полностью уничтожен. Эта новость распространилась, изучив обстоятельства кончины Падшего Клана Чень, четыре континентальных альянса кланов и сект стали относится к Секте Речного Духа гораздо осторожнее.

Что до причин предательства Падшего Клана Чень, то согласно расследованию Секты Речного Духа и множеству найденных улик – печать на родословной была лишь предлогом, настоящая причина была куда глубже и шокировала всю секту.

Если бы Секта Речного Духа не помешала Падшему Клану Чень, то результатом была бы ужасная катастрофа с участием всех кланов культиваторов, находящихся под контролем Секты Речного Духа. Один за другим, кланы стали бы предателями, что привело бы к необратимым последствиям, которые потрясли бы всю секту.

Ду Лин Фэй и другие, внесли огромный вклад в предотвращение катастрофы, в частности Бай Сяочань. Без него, эта информация не достигла бы секты вовремя.

Пожертвовав своим шансом на спасение, и вызвавшись отвлечь на себя противника ради высшей цели, Бай Сяочань тронул множество сердец. Мир культивации был полон эгоистичных людей, а таких, как Бай Сяочань, было очень немного. Гибель кого-то вроде него, заставила страдать даже старейшин секты.

Чем больше информации раскрывалось, тем тише становилась в секте, по какой-то причине, дальнейшее расследование прекратилось, но старейшины на стадии Заложения Основы оставались бдительными.

Назревала буря.

Семь предков южного и северного берегов, наряду со многими старейшинами, после нескольких дней обсуждения пришли, наконец, к единому мнению.

Ду Лин Фэй, Ху Юн Фэй, павший в бою Фэн Янь и Бай Сяочань… Все они были героями, особенно Бай Сяочань. Его вклад был самым большим.

«Перед тем, как нагрянет буря, нам нужен… прилив духа. Дух Секты Речного Духа завещает отомстить за Бай Сяочаня, который, за свою короткую жизнь, оказал такую огромную услугу для всей секты. Его похороны пройдут со всеми почестями, в соответствии с его вкладом. Те, кто помог секте, останутся с ней навечно!» Такими были слова главы Секты Речного Духа, Чжэн Юань Дуна.

В последующие дни, секта прекратила все исследования касательно причин предательства Падшего Клана Чень. Однако, они использовали этот случай, чтобы распространить рассказ о Бай Сяочане, восхваляя его самоотверженные действия на благо секты.

Его историю слышали все ученики, как южного, так и северного берегов. Все они знали, что Бай Сяочань сделал для своих товарищей и секты.

В то же время, сердца учеников продолжали яростно пылать. Одного Ли Куинг Хао было достаточно, чтобы уничтожить целый клан, но вместе с ним отправили две тысячи учеников южного берега, что заставило это выглядеть, как «использование кузнечного молота, чтобы убить цыплёнка». Это было массовой бойней бессильного и беспомощного скота.

Путём продвижения сектой, имя Бай Сяочаня стало воплощением того, каким должен быть настоящий ученик, это наполнило энтузиазмом сердца остальных учеников.

Это Секта Речного Духа с десятью тысячами лет традиций!

Хоть пальцем троньте нашего ученика и заплатите реками крови!

Это было правдой для всех учеников Секты Речного Духа. Даже будучи вдалеке от секты, ученик никогда не был одинок, у него была поддержка всей Секты Речного Духа.

Эта уверенность выросла в сильное чувство принадлежности к секте, до такой степени, что ученики были готовы пожертвовать всем, в том числе и своей жизнью, чтобы защитить свою секту, чтобы защитить свой дом.

Это – Секта Речного Духа… которая, десять тысяч лет назад, была лишь небольшой сектой, не входившей даже в десятку сильнейших.

Что касается смерти Бай Сяочаня, то предки вызвали старейшину, который мастерски владел искусством общения с Небесами, чтобы тот, лично причитал заклинания и истолковал знаки Небес. К сожалению, следы того, что Бай Сяочань ещё жив, так и не были найдены, лишь запах разложения, который подтвердил… что Бай Сяочань… мёртв.

Через несколько дней, ранним утром, с неба пролился дождь. Каждая капля дождя приземлялась с печальной мелодией. Толпы учеников, одетых в чёрное, молча покинули свои дома и собрались на склоне Горы Душистых Облаков.

Там лежал надгробный камень, с портретом радостно улыбающегося Бай Сяочаня.

В толпе стоял Первый Толстяк Чжан, он, глядя на огромное количество пришедших людей, повернулся к надгробной плите с именем «Бай Сяочань». Шёл дождь, его одежда промокла, слёзы текли по его лицу. Он вспоминал, как они с Бай Сяочанем, вместе ели украденные духовные фрукты, вместе смеялись, вместе продавали позиции внешних учеников, вместе воровали кур…

«Девятый Толстяк…» Глаза Первого Толстяка Чжана отражали его печаль. Его сердце было разбито. Словно весь его мир вдруг стал темнее.

Остальные толстяки с Кухни Горящих Печей тоже присутствовали, в том числе и Третий Толстяк Черный, слёзы текли по их лицам.

Сю Бао Цай, Чень Цзыан, Чжао Йи Дуо, старейшина Сю, старейшина Чжоу, все люди, встретившие Бай Сяочаня после того, как он поднялся на гору, все люди, которые его знали… все они его оплакивали.

Чжоу Синь Кай тоже пришла. Она молча смотрела на надгробную плиту. Первое, о чем она подумала, услышав эту историю, это страсть, с которой он охранял Духовных Хвостатых Кур.

Стоя в толпе, Ху Юн Фэй опирался на Ху Сяо Мэй, его кулак был крепко сжат, его тело дрожало от горя.

«Младший брат Бай…» Ху Юн Фэй горько улыбнулся. На следующий день, после возвращения в секту, он утопил свое горе в вине, не в силах избавиться от образа Бай Сяочаня, отвлекающего врагов на себя.

Собиралось всё больше и больше людей, практически полностью покрывших склон горы. Они молча смотрели на надгробие.

Ду Лин Фэй была бледной, она стояла впереди толпы, по её лицу стекали капли дождя, дождя из слёз, она в трансе смотрела на надгробие, сейчас, её обычно прекрасное лицо, исказилось от горя.

«Ты мог бы выжить… Я жива, но ты…»

Ду Лин Фэй рыдала. Последние несколько дней она выглядела полностью истощенной, кроваво-железная фигура Бай Сяочаня, вернувшегося, чтобы их спасти, снова и снова являлась ей во сне. Эта сцена, словно нож, резала её сердце, не переставая текли слёзы.

В воздухе послышался звон погребальных колоколов, несколько радуг возвестили о прибытии предков всех семи гор. Одетые во всё черное старейшины и глава секты, со скорбью в глазах смотрели на надгробную плиту.

Сердце Ли Куинг Хао было наполнено горечью и раскаянием.

«Бай Сяочань внешний ученик Горы Душистых Облаков Секты Речного Духа. Его силы и способности позволили ему сразить множество предателей из Падшего Клана Чень, а его огромная самоотверженность, позволила ему принести в жертву свою собственную жизнь, во благо всей секты. Сегодня мы собрались здесь, как соученики Секты Речного Духа, чтобы имя Бай Сяочаня никогда не было забыто!» Сказал глава секты, его голос эхом прокатился по округе.

Тем не менее, его голос был столь же печален, сколь и силён. Ду Лин Фэй продолжала рыдать, по лицам Ху Юн Фэя, Первого Толстяка Чжана и многих других, тоже текли слёзы.

«Сегодня, мы даруем Бай Сяочаню особый титул – Почетный Ученик Секты Речного Духа!» Снова послышался голос главы секты, который полностью потряс толпу, звание «Почетный Ученик» заставило их сердца трепетать.

«Почётный Ученик» был самым уважаемым титулом секты, уникальное звание, стоящее над внутренними учениками, и являющееся неотъемлемым титулом. Для мёртвых, это высшая честь.

За последние десять тысяч лет, лишь девять человек удостоилось титула «Почётного Ученика», все они получили его посмертно, за огромный вклад в бою. Сегодня, Бай Сяочань стал десятым.

Никто не думал, что это было неуместным, почетный титул в обмен на жизнь Бай Сяочаня.

«Бай Сяочань пожертвовал собой вскоре после того, как вступил в секту, даже не успев принять мастера. Я не позволю этому самоотверженному ребёнку в одиночку бродить по царству мертвых, сегодня, от имени моего покойного мастера Лин Ло, я беру Бай Сяочаня в его ученики, теперь он продолжит своё Дао в загробном мире». Когда глава секты закончил свою трогательную речь, Ли Куинг Хао мягко кивнул головой, печально глядя на надгробную плиту.

«Минута молчания…» Глава секты закрыл глаза и опустил голову, все ученики последовали его примеру.

После нескольких вдохов, минута молчания закончилась, Ду Лин Фэй тихо рыдала.

В то же самое время, когда все погрузились в тишину, в безымянном лесу, брови Бай Сяочаня вдруг дернулись. Он медленно открыл глаза и чихнул.

Глава 65 – Шоу Лин Рэн

Чихнув, Бай Сяочань пробудился от сна. Он подсознательно вспомнил о тяжелейших травмах, полученных перед тем, как он упал в обморок. Поэтому очнувшись, он неосознанно обнял свою левую руку и испустил крик. Но вскоре прекратил, удивлённо посмотрел вниз, на свою левую руку, а затем принялся осматривать всё своё тело, касаясь здесь и тыкая там, он даже поднял свою одежду, чтобы осмотреть свой нежный живот.

«Э? Где мои раны?!» В глазах Бай Сяочаня был ужас, он вспомнил старика из деревни, который говорил, что когда люди умирают, их душа отправляется в загробный мир. Видя, что на его теле нет никаких ран, он подумал, что осталась лишь душа… Продолжая дрожать, он поднял голову и начал осматривать окрестности. Он понял, что окружение было пустынным. Травы и деревья были одинаково высохшими, исчез даже труп Чень Хэна.

Посмотрев вдаль, Бай Сяочань заметил лишь окружающий его туман, он едва мог видеть неясные очертания, находившиеся на расстоянии. Отзвуки его неровного дыхания заполнили окрестности, всё его тело почувствовало холод.

«Всё кончено, всё кончено… Я всю свою короткую жизнь оставался в безопасности, но в этот раз, я действительно выбросил свою короткую жизнь прочь…» Теперь Бай Сяочань был ещё более уверен в том, что умер, он был напуган своими собственными мыслями и отчаянно вопил.

«Я до сих пор не дал Ду Лин Фэй возможности расплатиться со мной своим телом… Старший брат Ху тоже дал мне обещание… Люди так до сих пор и не знают, что я – Маленькая Черепаха. Я съел ещё недостаточно Духовных Хвостатых Кур. Я… Я так и не достиг бессмертия…» Чем больше Бай Сяочань об этом думал, тем более подавленным становился. Слёзы собирались в его глазах.

Пока он высказывал свои обиды, позади него… вдруг послышался кашель.

Этот кашель раздался так внезапно, что Бай Сяочань подпрыгнул от испуга. Он резко подался вперёд и упал, а затем обернулся, деревянный меч появился у него в руках.

«Кто это?!» Визгливым голосом спросил Бай Сяочань, прежде чем заметить старика, одетого в длинный черный халат, который стоял именно там, где ранее был он, и смотрел прямо на него.

Ореол смерти, сохранившийся на теле старика, был особенно очевиден, в сочетании с его бледным и морщинистым лицом, казалось, что он только что вылез из своей могилы. Это, в дополнение к странностям окружения, заставило Бай Сяочаня почувствовать, как по коже побежали мурашки.

После того, как Бай Сяочань смог отчётливо рассмотреть старика, он почувствовал, что его волосы встали дыбом, бесчисленные мифы о мстительных призраках заполнили его сознание. Но как только он вспомнил, что тоже должен быть мертв, он успокоился, задрал подбородок и фыркнул, вставая с земли.

«Хорошо, так вы призрак? Я тоже призрак. В конце концов, я тоже умер. Мы оба призраки. Так кто кого боится?» Бай Сяочань приблизился к старику и обошёл его по кругу, продолжая назойливо жужжать.

«Вы, должно быть, призрак этого безымянного горного хребта. Не переживайте. Я просто проходил мимо и случайно здесь умер, я покину вас через мгновение. Увы, я не знаю, смогу ли продолжать культивировать бессмертие после того, как стал призраком, чтобы стать бессмертным призраком». После того, как Бай Сяочань достиг этой точки, печаль всплыла в его сердце, он вздохнул.

Старик, одетый в черное, нахмурился и посмотрел на Бай Сяочаня, а затем, хриплым голосом спросил.

«Ты действительно так отчаянно боишься умереть?»

Бай Сяочань был поражен, ему в голову вдруг пришла идея, он внезапно прикусил язык. После того, как он почувствовал приступ острой боли, он не мог в это поверить, а потому, снова прикусил язык. На этот раз, это было так больно, что слёзы выступили у него из глаз, но судя по выражению его лица, он был вне себя от радости и начал танцевать, громко завывая в направлении неба.

«Я не умер!!! Ха-ха-ха, я, Бай Сяочань, бесподобный в своей культивации, непревзойдённый под Небесами. Как я мог умереть?!» Разволновавшись, Бай Сяочань попытался потянуть старика за руку, но его рука в одно мгновение прошло сквозь тело старика, схватив лишь воздух. Коснувшись старика, Бай Сяочань почувствовал лишь сильный холод.

«Ах…» Бай Сяочань напрягся. Он посмотрел на старика, который в свою очередь, тоже смотрел на него. Глаза Бай Сяочаня расширились, он быстро попятился и закричал.

«Это призрак!» Он только что думал, что действительно умер, поэтому это не имело значения, но сейчас, он был по-настоящему напуган, ещё большее количество историй о злобных призраках всплыло в его сознании.

Бай Сяочань отступал до тех пор, пока не достиг границы тумана. Там была невидимая стена, которая не давала ему сбежать. Он прислонился к стене и, продолжая дрожать, покрепче сжал свой маленький деревянный меч. Бай Сяочань открыл глаза так широко, как только мог, ему в голову вдруг пришла идея. В конце концов, он жалобно посмотрел на старика, одетого в черное.

«Дедушка, если у вас остались какие-нибудь неисполненные желания, то я, Бай Сяочань, безусловно, помогу вам их исполнить…»

Одетый в черное старик, пристально смотрел на Бай Сяочаня, выражение его лица было странным. Ему казалось, что мальчик, стоящий перед ним, и прежний кроваво-железный человек, были двумя совершенно разными людьми, он медленно погрузился глубоко в свои мысли.

«Возможно, такие люди являются наиболее подходящими для культивации Техники Вечной Жизни…» Мягко пробормотал старик себе под нос. Он с улыбкой на лице покачал головой, почувствовав облегчение, затем обернулся и улетел.

«Техника Вечной Жизни разделяется на Свиток Бесконечности и Свиток Долголетия. Обе техники, и Техника Бесконечности, и Техника Долголетия, состоят из пяти томов… То, что культивируешь ты, является самым распространённым первым томом Техники Бесконечности, Техникой Непробиваемой Кожи. Сейчас, ещё можно найти тех, кто освоил Железную Кожу, что до тех, кто освоил Бронзовую Кожу, то они настолько редки, что их практически не существует!» Старик, одетый в черное, постепенно отдалялся, но его голос по-прежнему достигал Бай Сяочаня, раздаваясь в его ушах.

«Свиток Бесконечности ломает пять величайших оков жизни. А Свиток Долголетия ломает пять величайших печатей вечности!»

«Если ты правильно её культивируешь, то твоя Непробиваемая Кожа может достичь уровня Золотой Кожи, тогда ты сможешь достичь первого ограничения оков жизни. Что касается того, сможешь ли ты разбить эти оковы, то всё зависит лишь от твоей удачи».

«Нам суждено было встретится. Я даю тебе в подарок эту пилюлю. Она немного поможет тебе в прорыве Техники Непробиваемой Кожи и овладении Бронзовой Кожей. Я даю тебе эту нефритовую табличку, внутри неё записан… второй свиток Техники Бесконечности, Несокрушимое Золотое Тело!»

«Техника Вечной Жизни… экстраординарна!» Старик был далеко, его фигура уже стала расплывчатой, но следуя за его голосом, две радуги мгновенно приблизились и остановились перед Бай Сяочанем.

Бай Сяочань посмотрел на исчезающего старика, его разум задрожал. Теперь он понял, почему не умер и почему исцелились его раны. Его спас этот человек.

А причиной этому послужила… его культивация Техники Вечной Жизни.

Несмотря на то, что Бай Сяочань боялся смерти, он выглядел бесконечно благодарным за доброту старика. Он знал, что с ранее полученными ранами, он в девяти из десяти случаев умер бы. Его тело дрожало, он сделал глубокий вдох и поклонился в том направлении, куда ушёл старик.

«Большое спасибо старшему за его доброту, моё спасение и переданные знания. Если старший может, то пожалуйста, скажите мне своё имя…» Крикнул Бай Сяочань.

«Этот старик… Шоу Лин Рэн». Старик уже исчез. Его голос был слабым и тоскливым, словно прибыл из давно прошедшей эпохи.

В то же время, туманный барьер, отделяющий это место от внешнего мира, начал трескаться и мгновенно разлетелся на части. Туман рассеялся, замкнутое пространство вновь соединилось с внешним миром. Порыв ветра растрепал длинные волосы Бай Сяочаня. Он поднял голову и посмотрел вдаль, храня молчание в течение длительного времени.

«Техника Вечной Жизни… пять величайших оков жизни, пять величайших печатей вечности?» Тихо пробормотал Бай Сяочань. Он никогда раньше об этом не слышал.

Спустя половину дня, Бай Сяочань сделал глубокий вдох и посмотрел на пилюлю и нефритовую табличку, плавающие перед ним в воздухе. Он взял нефритовую табличку в руки и просканировал её своим духовным сознанием, подтвердив, что в ней содержится второй свиток Техники Бесконечности.

[Прим. анлейтера: Ранее использовался термин ‘божественное сознание’, который был не совсем верным, отныне и впредь будет использоваться понятие ‘духовное сознание’]

Спрятав нефритовую табличку подальше, взгляд Бай Сяочаня упал на пилюлю. Несмотря на то, что он стал Учеником Медицины, он не мог определить, что это за пилюля. Бай Сяочань держал её в руках и внимательно исследовал, в соответствии со своей осторожной личностью. Его взгляд был задумчивым. Он понял, что если бы старик, одетый в черное, хотел бы ему навредить, то у него было множество способов это сделать, поэтому, эта пилюля должна принести ему лишь пользу и никакого вреда.

Глубоко о чем-то задумавшись, он осмотрел окрестности и спрятал пилюлю. В мгновение ока, он покинул пустошь, глядя со смешанными чувствами на окружающий его лес. В его сердце, сохранился страх, он вспомнил крайне опасную ситуацию к которой находился, когда ранее столкнулся в яростной битве с членами Падшего Клана Чень.

«Я не знаю, что стало со старшей сестрой Ду и старшим братом Ху… удалось ли им спастись…» Глубоко задумался Бай Сяочань. Он не стал доставать нефритовую табличку, чтобы попытаться с ними связаться из-за страха, что в случае если Падший Клан Чень не был уничтожен, использование нефритовой таблички связи может вызвать некоторые проблемы. Он открыл свой пространственный мешок и достал Всадника Ветра Фэн Яня. Он немного с ним поиграл и быстро понял, что лодку действительно можно использовать.

Когда его ожидания подтвердились, его глаза наполнились радостью. Он не спешил покидать этот горный хребет, так что начал искать пещеру, чтобы немного в ней отдохнуть. Он достал черепаший котёл и очистил пилюлю, которую дал ему старик, одетый в черное.

Очень быстро пилюля засияла серебряным светом, на ней появилось три духовных линии. Бай Сяочань с решительным взглядом подержал пилюлю в руках, а затем проглотил её. В тот же момент, когда он проглотил пилюлю, его тело заполнил оглушительный грохот, будто бы огненный шар взорвался и превратился в неописуемую живительную Ци, которая быстро распространилась по всему его телу.

Его тело дрожало, стиснув зубы, он продолжил упорствовать управляя Техникой Вечной Жизни и хлопая себя по телу. Постепенно, кожа на его теле перестала быть черной как смоль, на ней появился бронзовый оттенок. Этот бронзовый цвет становился всё более и более заметным, до тех пор, пока Бай Сяочань не стал похож на бронзовую статую.

Мощь в его теле резко возросла, сильное чувство возникло в глубине его сердца.

Однако эффект от пилюли ещё не закончился. После того, как Бай Сяочань трижды её духовно очистил, эта пилюля, казалось, достигла шокирующего качества. Когда кожа на теле Бай Сяочаня полностью превратилась в бронзовую, всё его тело вдруг задрожало, послышался треск, как будто что-то сломалось.

В этот момент, на его коже действительно появились трещины. С каждой минутой этих трещин становилось всё больше и больше. Они ложились всё плотнее и плотнее, до тех пор, пока, наконец, не покрыли всё его тело, боль также усилилась. Но благодаря упорству Бай Сяочаня, под этими трещинами постепенно начал появляться серебряный свет.

Непробиваемая Кожа была разделена на четыре уровня – Железо, Бронза, Серебро и Золото.

Даже старик, одетый в черное, был не в состоянии предвидеть, что после очищения Бай Сяочанем, пилюля, которую он ему дал, поможет сделать ему ещё один прорыв уже после достижения Бронзовой Кожи.

Из тела Бай Сяочаня снова послышался грохот, и на этот раз, это продолжалось в течение нескольких дней. Ещё больше трещин появилось на его коже, пока, наконец, она не стала опадать, как во время линьки. Каждый упавший фрагмент, открывал взгляду кожу, которая на удивление имела серебряный оттенок.

К тому времени, как Бай Сяочань сбросил последний фрагмент кожи, прошло ещё десять дней. Теперь, всё его тело, с головы и до ног, испускало серебряное сияние. Когда он открыл свои глаза, даже из них исходил серебряный свет.

Его тело мелькнуло с ужасающей скоростью, что породило чрезвычайно шокирующий звук. Было очевидно, что его текущая скорость превосходила предыдущую более чем в два раза.

Глаза Бай Сяочаня вспыхнули от восторга. Он сжал свою правую руку в кулак и бросил удар в близлежащую скалу. Эхом раздался чудовищно мощный звук, скала мгновенно рассыпалась, не на части, а в порошок.

Эта сила была в несколько раз больше, чем раньше.

Бай Сяочань был взволнован и сделал глубокий вдох. В настоящее время, он был уверен, что если бы ему ещё раз пришлось бы сразиться с Чень Хэном, то он бы не закончил так плохо, как прежде.

С помощью этих нехитрых тестов, он обнаружил, что прочность его защиты была даже более ужасающей. Всё его тело, покрытое Непробиваемой Серебряной Кожей, стало настолько крепким, что даже трижды очищенный деревянный меч, не мог нанести ему никакого вреда.

Бай Сяочань был вне себя от радости. После того, как он увидел, что Техника Вечной Жизни перестала изменять его тело, что его прекрасная и чистая кожа была восстановлена, Бай Сяочань переоделся и на полной скорости направился вдаль, будучи очень довольным собой.

 

[Прим. Анлейтера: Шоу Лин Рэн можно перевести как ‘Страж Мавзолея’, но раз уж так представился призрачный старик, то пусть пока остается именем.]

 

[И опять же, согласно таблице Палладия, Шоу Лин Рэн (ShouLingren) читается как Шоу Лин Жэнь, потому что в китайском нет буквы ‘R’… И как мне быть, оставить благозвучное Шоу Лин Рэн или писать правильное Шоу Лин Жэнь? Пишите в комменты, если вам не понравиться, то я всё исправлю, и впредь буду переводить только согласно таблице Палладия… ]

 





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.037 с.)