ТОП 10:

Песнь о тринадцати конфигурациях силы.



Приписывается Ван Цзунъюэ

В некоторых рукописях это произведение имеет более подробный заголовок: «Песнь о секретах действенного исполнения тринадцати конфигураций силы» (Шисань ши сингун гэцзюэ). Речь идет о тринадцати основных формах применения внутренней силы, которые трактуются в традиционных для китайской мысли категориях «конфигураций силы» или «потенциала ситуации», «силы обстоятельств» (ши) – реальности одновременно реальной и виртуальной. Таковы восемь способов удара и пять видов шага. В западных переводах это понятие обычно передается словами «поза», «позиция», что, конечно, не совсем точно.

Данное сочинение входит в число таинственных рукописей, которые были обнаружены У Чжэнцином в соляной лавке в Уяне, и первоначально было анонимным. Предание относит его к четырем сочинениям, приписываемых Ван Цзунъюэ. Тан Хао отверг это авторство, однако целый ряд позднейших историков и даже его верный сподвижник Гу Люсин, основываясь на рукописях семейства Ян, принимают традиционную версию.

Жуань Цзичжэн считает, что в корпусе классических текстов данное произведение посвящено изложению методов личного совершенствования «телесности» (в терминологии Жуань Цзичжэна). Мнение интересное, но ничем не подкрепленное.

В оригинале текст состоит из 12 пар рифмованных строк по семь знаков в каждой. Шэнь Шоу находит в его композиции отдаленные параллели с принятой в старом Китае восьмичастной структурой экзаменационных сочинений. Он разбивает весь текст на шесть строф по четыре строки. По его мнению, к которому присоединяется Го Фухоу, собственно «песнь» заканчивается на 10‑м двустишии, которое напоминает приписку к «Канону тайцзицюань», а последние четыре строки представляют собой назидательный вывод, добавленный позднее. Этот вывод остается не более чем предположением.

Жанровые особенности памятника лишь частично удалось отобразить в переводе. Лексика и стилистика текста отличаются большим своеобразием, что делает смысл отдельных фраз довольно туманным и создает немалые трудности для перевода.

 

На тринадцать конфигураций силы не смотри с пренебрежением.

Источник властной воли – в разрыве в пояснице.

В превращениях пустого и наполненного следует удерживать волю.

Ци наполняет все тело и нигде не застаивается.

В покое таится движение, а движение – как покой.

Сообразно действиям противника выказывай чудеса духа.

Каждая поза исполняется с полным сознанием, всегда действуй волей.

В схватке не думай о том, что применяешь духовное достижение (гунфу).

Всегда тщательно бди положение поясницы.

В животе расслабленность и покой, в ци неукротимая сила.

Копчик (вэйлюй) выверен как по отвесу, дух достигает макушки.

Все тело как бы безвесно, голова словно подвешена.

С великим вниманием выставляешь руку вперед.

Сжимаясь‑растягиваясь, раскрываясь‑собираясь, внимаешь тому,

что идет от себя. Вступив в школу, идя ее дорогой, нужно внимать устным поучениям.

Неустанно и усердно сам совершенствуй свое мастерство (гунфу). Если говорить о движениях, то что послужит здесь главным правилом?

Воля и ци – это господин, кости и мышцы – слуга.

А в чем же высший смысл этого искусства?

В том, чтобы украсить себя долголетием и никогда не стареть!

В этой песне, сложенной из сотни слов,

Каждое слово несет в себе правды неисчерпаемый смысл.

Если не доискиваться до него с большим усердием,

Можно будет только вздыхать о том, что потратил впустую жизнь.

 

«Песнь о тринадцати конфигурациях силы» с комментариями

К тринадцати конфигурациям силы нельзя относиться небрежно. Исток жизни и воли находится в пещере поясницы.

 

Комментарий. Перевод второй строки максимально приближен к оригиналу. Например, в переводе Л. Суэйма – слишком неточном и неудачном – читаем: «Управление происходит из области поясницы», или, согласно другой версии: «Источник воли – в пояснице». Предложенный здесь перевод словосочетания мин и основывается на разъяснениях Шэнь Шоу и Жуань Цзичэна, трактующих его как два понятия. В принципе можно говорить и о «жизненной воле», но такое словосочетание не характерно для старой словесности. Обычно это понятие выглядело несколько иначе: шэн и. Наибольший же интерес в этой фразе вызывает упоминание о «пещере поясницы». Словом «пещера» условно передан китайский термин, означающий «разрыв», «обрыв», даже «бездна». В этом же сочинении ниже говорится о «разрыве», или «промежутке», в пояснице. Согласно единодушному мнению китайских комментаторов, речь идет о точке «врата жизни» (мин мэнь), расположенной между двумя почками. В китайской медицине она считалась "вместилищем изначального ци» и началом, семенем всех органов тела. В некоторых списках употреблено выражение «край поясницы». Сюн Янхэ и Го Фухоу считают аутентичной и эту версию. Некоторые коммен‑татары (Сюн Янхэ, Цзоу Кайшэн) подчеркивают, что эта точка является истоком «попятного» («прежденебесного») обращения ци в теле.

 

Во взаимных превращениях пустого и наполненного нужно

удерживать волю1. Ци наполняет все тело и нигде не застаивается2.

Комментарий. «Взаимное превращение» в оригинале буквально означает: «изменение‑вращение». Пустое и наполненное перетекают друг в друга, в известном смысле даже друг на друга накладываются, и их преемственность отмечается, осознается в непрерывности одухотворенной воли. Как гласит максима тайцзицюань, «внутренняя сила прерывается, а воля не прерывается». Цзоу Кайшэн подчеркивает, что речь идет о превращениях не просто пустоты и наполненности, но воли и ци. Другими словами, бдение направлено не на телесное, а на духовное состояние. Шэнь Шоу, исходя из соображения рифмы, предлагает заменить последнее слово во фразе на «дух». Это предложение нуждается в тщательном анализе.

 

В покое рождается движение, а движение – как покой. Меняйся сообразно противнику – и явятся чудеса духа.

Комментарий: Данное двустишие соотносится с известным принципом: «оставь себя, следуй другому». Его условие – полный покой

1 Шэнь Шоу, исходя из соображений рифмы, заменяет «волю» на «дух» и отмечает родство данного суждения с выражением «собирание духа» в «Наставлении из пяти слов» Ли Июя.

2 В некоторых списках концовка фразы записана другими иероглифами, имеющими сходное звучание и значение.

 

духа, который обеспечивает необычайно обостренную чувствительность и безупреччную точность движений, которые уже неотличимы от не‑движения. Покой предполагает отказ от субъективно контролируемой силы, и это открывает безграничный потенциал самого бытия. В состоянии полной расслабленности и покоя наша сила, сливаясь с имманентной силой жизни и как бы рассеиваясь вместе с ней (что и означает «следование»), спонтанно и непредсказуемо раскрывается, как бы взрывается в момент соприкосновения и притом упреждает действия противника. Надежнее всего мы защищены… нашей открытостью миру. Выражение «чудеса духа» буквально соответствует оригиналу. В просторечии оно означает просто «волшебный», «волшебство». Строго говоря, «чудо» заключается здесь в том, что внутренняя свобода в предельном расслаблении обеспечивает как свободную циркуляцию ци в теле, так и мгновенное собирание его в области нижнего Киноварного поля. Соответственно, мгновенно меняется и тактика схватки.

 

В каждой фигуре силы присутствует сознание, всегда знай,как применить волю.

Умей постичь разом все – тогда не будешь попусту тратить усилий.

Неотступно бди промежуток в пояснице, живот расслаблен‑покоен, ци вскипает привольно.

 

Комментарий. Постоянное присутствие сознания и воли, т. е. бодрствование духа – необходимое условие циклов накопления и испускания внутренней силы, отличающихся строгой внутренней размеренностью несмотря на то, что действие силы предстает совершенно спонтанным, существующим как бы вне времени (точнее, в реальном времени). Словам «обрести разом все» в оригинале сооветствует словосочетание «обрети приходящее». Такова разумность актуального всеединства за пределами формальной рациональности. «Промежуток в пояснице» относится, по‑видимому, к точке «врата жизни» (см. выше). Выражение «живот расслаблен» соответствует в оригинале словам: «в животе расслабленность». Выражение «вскипает привольно» напоминает фигурирующее в «Рассуждении о тайцзицюань» понятие «бурлит‑плещется», однако лексически не имеет с ним ничего общего.

 

Копчик (вэйлюй) центрирован‑прям, дух достигает верха, Все тело безвесно, голова словно висит.

Комментарий. Открытость каналов циркуляции ци ‑ непременное условие применения внутренней силы, а главное условие этой открытости – выверенность стойки, т.е. подобранность копчика и паха, подвижность поясницы, согласованность движения конечностей и проч.

 

Сознание бодрствует с тщанием и вникает в то, что впереди, Сгибы‑растяжения, открытия‑закрытия свершаются сами собой.

Комментарий Цзоу Кайшэна: «С тщанием» означает: вникать в тонкости, а также глубоко опускаться. «Бодрствовать» (букв, «удерживать сердце».‑ В.М.) означает: «удерживать волю во всех тринадцати конфигурациях силы». «Вникать в то, что впереди» означает: нащупывать, как рассеивать силу, завладевать ею, вбирать в себя или испускать, как претворять взаимные превращения пустого и наполненного, как заниматься и обеспечивать циркуляцию (ци)».

Комментарий переводчика: Слова о том, что сознание «вникает в то, что впереди» (или даже более отвлеченно: «в то, что ему предстоит») указывают на непроизвольную нацеленность мастера тайцзицюань на «точку слабости» противника. Они лишний раз указывают на динамическую природу духовного бодрствования в тайцзицюань как слитности сознания и жизни и в широком смысле – природу «таковости» как имманентной трансценденции. Китайские комментаторы подчеркивают, что «раскрытие» и «закрытие» осуществляются не просто в теле, но прежде всего в духе. Выражение «сам собой» соответствует в современном китайском языке понятию свободы, так что возможен такой перевод: «свершаются свободно».

 

Чтобы ввести в школу, наставить на путь, нужны устные наставления,

К тому, кто занимается неустанно, мастерство придет само.

Комментарий. Необходимость устных наставлений объясняется тем, что «таковость» есть не что иное, как неисчерпаемая конкретность опыта, которая по необходимости обозначается метафорически и притом все время ситуационно, заново в каждый новый момент. Устная речь и есть слепок текучести бытия. Старые мастера тайцзицюань говорили: «Утонченный смысл каждой фигуры силы невозможно исчерпать даже в тысячах словах. Трудность гунфу в том, что оно требует длительного времени. Исполни фигуру тысячу раз, и ее духовный принцип проступит сам собой».

 

Если говорить о том, чем руководствоваться в своем совершенствовании, то воля и ци – господа, а кости и плоть – слуга.

 

Комментарий. Главный принцип тайцзицюань – покой сердца и использование воли», что означает прежде всего отказ от применения физической силы. Практика тайцзицюань – не более, чем спонтанное развертывание безупречно выверенного покоя духа. Слово «совершенствование» соответствует в оригинале выражению «тело и применение», т.е. «сущность» и «функция», как обозначались в Китае два аспекта практики: бытийственность как таковая и ее действие.

 

Но в чем состоит высший смысл всех упражнений?

Не в чем ином, как в продлении лет и способности не стареть.

Комментарий. Данный стих отмечает окончание собственно «Песни» (последняя действительно насчитывает ровно 140 знаков). Ю Гун‑бао трактует во второй строке знак и (смысл) как техническое понятие «воли» и прочитывает эту строку следующим образом: «Выяви в подробностях, в чем состоит воля, и сможешь продлить годы и не стареть». Версия Ю Гунбао не кажется убедительной.

 

В этой песне из ста сорока иероглифов

Каждое слово хранит полноту истины, и от него нельзя ничего отнять.

А кто будет руками махать, не вдумываясь в то, что сказано здесь,

Зря потратит время, и о нем можно только сокрушенно вздохнуть!

 







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.3.146 (0.008 с.)