ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА 18. Раскрепощение отношений



 

Если один любит другого, он будет желать тому свободы, а не держать на привязи, как собаку.

– Мария-Луиза фон Франц

Доктор фон Франц, на протяжении многих лет я слышал тысячи разных определений любви, сформулированные поэтами и философами. В наших предыдущих обсуждениях вы наотрез отказались дать своё определение любви, но я думаю, что ваше выражение «освобождение сердца» – это как раз и есть определение любви.

Ну, чувство – это моя подчинённая функция, так что я испытываю определённые трудности с формулированием таких понятий. Чувствующая функция – это то, чем абсолютно пренебрегают в настоящее время. Обычно мы отождествляем чувство с аффектами и эмоциями, но это лишь проявления подчинённости чувства. Например, молодые люди на таких мероприятиях, как рок-концерты, высвобождают свои чувства, но в основном через сильные эмоции, через любовь ко всему вокруг или через стремление разрушить всё. Их чувства проливаются на всё и вся. Это не лично направленные чувства.

Напротив, дифференцированное чувство – это любить одного-единственного человека за его уникальность. Это трудно, потому что подразумевается, что вы способны видеть уникальность другого человека, избавившись от всяких схематических психологических суждений. Это, в конечном итоге, что-то иррациональное, что имеет отношение к личностному росту, к самосовершенствованию. Чем больше человек становится самим собой, уникальным, чем больше индивидуализируется в юнгианском смысле этого слова, тем больше он способен воспринимать другого человека как уникальную личность, а не выстраивать шаблонные суждения о нём или о ней. Если вы послушаете, как люди сплетничают друг о друге, вы заметите, что многое из того, что они говорят, – это клише, которые не отражают уникальности другого человека.

Так освобождение сердца означало бы способность постепенно, неторопливо чувствовать и ощущать уникальность личности другого человека и любить эту уникальность. Это не означает христианского всепрощения, это не сладенький пирог с клубничным соусом любви ко всем и всепрощения. Это, напротив, означает очень высокую точность чувства. Люди с дифференцированной чувствующей функцией бывают даже шокированы, если вы говорите с ними не-совсем-оригинальным тоном или делаете не-совсем-оригинальный жест рукой. Они чувствуют свою уникальность и хотят, чтобы вы обходились с ними соответственно. Это самое главное для психолога – любить оригинальность, подлинность пациента и открыто выражать неприятие, если тот неоригинален и неискренен. Это приближает пациента к тому, чтобы стать тем, кем он или она на самом деле является по своей природе. То есть, настоящая любовь – это любовь, которая лечит и делает другого человека цельным. Это не имеет ничего общего с сентиментальностью, слащавостью или вежливостью.

Как раз наоборот!

Как раз наоборот. И это очень утомительно. Необходимо быстро, живо и точно реагировать на манеру другого человека быть или не быть собой. Вы можете найти это в анекдотах о мастерах дзен. Ученик приходит с неоригинальным ответом или с хитрым интеллектуальным вопросом, а мастер дзен просто подталкивает ученика к ядру его истинного существа.

Можете ли вы рассказать один из таких анекдотов?

Ученик приходит, и мастер говорит ему: «Посмотри в печь и скажи, есть ли ещё немного огня под углями». Ученик смотрит и говорит: «Под углями нет огня». Мастер ударяет его по голове и говорит: «Под углями есть огонь». В этот момент ученик просыпается.

Отсутствие «подлинности» мужчина чувствует, когда его атакует анимус женщины. Он чувствует, что она не в себе, она не «подлинна». Анимус создаёт деликатную проблему, и мужчина, как правило, не знает, как с этим обращаться. Мудрая женщина когда-то сказала: «Когда анимус встречается с анимой, вы гарантированно получаете одно: вражду!» Что может сделать мужчина, когда на него нападает женский анимус?

Мужчина может попытаться поговорить с женщиной разумно, но, как правило, в ответ он просто испытывает раздражение, идущее из настроения анимы, а потом не может разговаривать с женщиной вообще. Женщина обвиняет его во всех своих детских страданиях, жалобно, с укоризной в голосе, и он, со своей слабой чувствующей функцией, ощущает себя неловко и раздражается, не отвечает или хлопает дверью, или утыкается в газету, или включает телевизор и дуется. Тогда женщина становится ещё более дикой. Анимус и анима констеллируют друг друга в типичной брачной битве.

Как правило, если женщина нападает на мужчину посредством своего анимуса, мужчина чувствует себя беспомощным. У него есть смутное ощущение, что если бы он только мог вернуть её в роль женщины, всё было бы в порядке. Вот что иногда даёт ему импульс схватить партнёршу, положить на кровать и сказать: «Ты женщина. Не будь мужчиной». Он заявляет: «Будь женщиной. Ты моя жена. Ты не мужчина». Это помогает иногда. Немецкое слово, означающее такого рода убеждения, – überzeugen, то есть «сверх-возбуждение» партнёра, и мужчине иногда удаётся убедить анимуса таким способом. Я знаю довольно много мужей, которые, схватив жену и сказав: «Так, хватит, перестань нести эту чушь!» – возвращали жён в правильную женскую позицию.

Вы хотите сказать, что есть обоснования для мужского доминирования в отношениях?

Естественно, мужчина должен быть мужчиной, а женщина – женщиной, в противном случае природа не сделала бы их именно такими. Это не должны быть отношения господства и подчинения. Вы можете также сказать: «Занимайтесь любовью с ней». Это простое выражение любви; мужчина может иногда сломить власть анимуса жены, просто занявшись с ней любовью. Всё зависит от того, как он это делает. Если у него есть настоящие чувства, они достигнут её сердца. Если он действует не чувствуя, ничего не произойдёт. Всё пойдёт не так. Вот почему я никогда не советую своим клиентам-мужчинам делать такие вещи, потому что в таком случае мужчина будет просто действовать, просто делать это, потому что я так сказала, и, конечно, всё пойдёт не так. Только тогда всё пойдёт правильно, когда мужчина будет действовать на волне позитива, когда будет иметь сердечное чувство к партнёрше.

Но когда женщина плачет: «Как ты мог так поступить со мной? Я уйду, если ты будешь обходиться со мной таким образом!» - то, безусловно, мужчина должен отнестись к ней с сочувствием и пониманием.

Он не должен принимать всю подряд чушь, которую она произносит, потому что так будет только хуже. Он должен отмахнуться от этих её глупостей и сказать: «Когда ты говоришь весь этот вздор таким плаксивым голосом и так по-детски, я даже не собираюсь это слушать». Но он должен в то же время сделать такой жест, который говорил бы ей, что, если бы только она сейчас была собой – была бы женщиной, он бы её любил.

Мужчине, чтобы иметь дело с одержимой анимусом женщиной, надо любить её и одновременно уметь дать затрещину анимусу. Тогда женщина чувствует: «Когда я бываю самой собой, он любит меня; когда же я не являюсь собой, он сердится». Таким образом, мужчина извне может помочь женщине. Тогда она начинает замечать, когда она является собой, а когда нет. Это очень трудно для женщин с сильным негативным анимусом – отличить себя от этой внутренней фигуры.

Подумайте, например, о жене, которая узнаёт, что муж завёл интрижку на стороне. Её женские чувства, её личные чувства глубоко ранены. Если бы она могла отреагировать по-женски, она бы резко и драматично заявила бы мужу, что ей больно. Вместо этого её мужская сторона, её анимус, говорит: «Так больше не может продолжаться. Либо ты прекращаешь эту связь, либо мы разводимся. Я даю тебе время. Ты должен разорвать те свои отношения к концу следующего месяца, иначе мы разведёмся». То есть, теперь анимус говорит как юрист. Он не говорит как женщина. И, даже если жена не чувствует, что этот способ ей подходит, её друзья будут говорить ей, что она должна сказать мужу именно так. А потом она летит на всех парусах к мужу и заявляет: «Послушай, это нужно прекратить. Так не может продолжаться вечно. Я не могу этому противостоять. Ты должен образумиться». И так далее, и так далее, и так далее – всегда говорит как юрист. Муж смутно чувствует: «Это не моя жена. Это адвокат говорит со мной».

Таким образом, муж взрывается или делается угрюмым, дуется, или (и мужчины часто так делают, если женщина ведёт себя «по-мужски») он становится одержим своей анимой, скрытничает и начинает врать. Это раздражает жену ещё больше. Тогда у вас есть классический пример брачной битвы – анимус против анимы – которая одинакова во всём мире от Китая до Канады. Вы можете увидеть здесь стереотип, но неважно как это называется. Важно то, что женщина не осознаёт, что она не выражает свои чувства. Она думает, что выражает свои истинные чувства и высказывает своё истинное мнение, но, если вы посмотрите, разговор обычно звучит примерно так: «Никто не имеет права так поступать. Так поступать нельзя». Это, как правило, просто безличные клише. «Так больше не может продолжаться. Такие ситуации всегда заканчиваются именно так». Тут нет индивидуальной реакции, нет личного чувства.

Хорошо, но что же она может сделать, если у мужа роман на стороне?

Тут не существует общего правила. Она должна следить за своими собственными чувствами. Всё зависит от того, что за интрижка у мужа. Если она чувствует, что муж нуждается в помощи, если она чувствует, что ему грозит катастрофа, она должна, по возможности, предотвратить это. Всё зависит от тысячи деталей. Вот почему здесь нет общего рецепта. Муж мог не хотеть влюбляться вообще; это, возможно, случилось с ним против его сознательного желания, так зачем жене вскипать от ярости на него? Она должна скорее смотреть на него как на больного. Если у него случается грипп, она становится медсестрой для него, но если у него случился «любовный» грипп, она не будет с этим мириться.

Понимаете, если женщина остаётся верна своему чувству, она может видеть личные последствия. Она может видеть всю ситуацию очень индивидуальным и дифференцированным образом и обычно может найти мудрость в самой себе справиться с этим. Если же ею овладевает анимус, коллективные правила отрезают её от её истинного чувства.

Отношения чаще всего начинают два человека, испытывающих взаимную влюблённость. Люди встречают свою «вторую половину», свою «родственную душу». Что происходит, когда такая проекция уже снята? Что происходит с отношениями?

Нельзя сказать заранее. Вообще, когда люди влюбляются в «родственную душу», это, в основном, происходит на основе проекции, и многие браки начинаются на основе сильной проекции. В будущем у таких пар неизбежен период разочарования, когда оба обнаруживают, что партнёр очень отличается от того, каким воспринимался изначально. Они смотрят друг на друга и говорят себе: «Как же меня угораздило?» А потом начинается серьёзное испытание: сможем ли мы создать настоящие отношения, когда проекций больше нет, или же между нами ничего не осталось?

Как они могут понять, возможны ли настоящие отношения?

Анализируя свои сны. Я консультировала супружескую пару, у которой, после проработки слепой одержимости проекциями анимы и анимуса, были сны о том, что они наконец-то могли пожениться. И теперь уже навсегда. Одному из них приснилось, что у них состоялась церемония бракосочетания в церкви, как будто снятие проекций сделало возможным для них стать действительно и глубоко связанными друг с другом, дало возможность любить с открытыми глазами.

В нашем западном обществе многие из нас принимают самое важное решение своей жизни, основываясь на проекции. Что вы думаете о выборе спутника таким образом?

Я думаю, что это лучший путь. В противном случае семьи образовывались бы на корысти – по финансовым причинам, по политическим, из жажды власти. Так до сих пор устраиваются браки в знатных семьях Индии и Китая. И это не очень хорошо.

Я бы сказала, пусть судьба сыграет свою роль. Во многих случаях выбор делается на основе проекций, но если у людей инстинкты не повреждены, то выбор осуществляется не только на проекциях: если внутренний образ отца или матери не нарушает ситуацию, человек тогда обладает здоровым инстинктом выбора партнёра. Кроме того, даже если это не так, человек чему-то учится, и если вы помешаете ему совершить ошибку, он не узнает чего-то; он останется слепым щенком.

Так что, я думаю, проекции, ошибки и, возможно, развод – иногда лишь обходной путь, которого нельзя избежать. Это печально и грустно, но мы теперь, впервые в истории человечества экспериментируем со свободной любовью. Первоначально, будучи социальным институтом, брак не имел ничего общего с любовью. Но мы не можем так больше; это слишком безлично; это слишком коллективно. Таким образом, если мы хотим настоящих личных отношений, мы должны экспериментировать. Я думаю, будет много болезненных переживаний, мужчины будут мучать женщин, а женщины – мужчин, пока мы не научимся должным образом относиться друг к другу.

Это уникальный эксперимент в истории; он начался с «courts d’amour» во Франции, где рыцари могли выбирать любимую женщину, где они могли иметь свободные любовные отношения. Но католическая церковь быстро подавила это. Было слишком много внебрачных детей, семейных сложностей и проблем наследования.

Своим анализантам, когда у них случаются трудности в любви, я говорю: «Вы ступили на только что открытую территорию». Впервые в истории мы действительно пытаемся связать мужчину и женщину на гуманной основе, и нам придётся столкнуться с множеством ошибок и неприятностей на этом пути.

Современная психология не хочет упразднять институт брака, но хочет, чтобы рамки брака стали менее жёсткими, менее деспотичными, особенно когда дети уже подросли. Маленькие дети должны расти в сплочённой семье, и, следовательно, биологическое влечение у пары обычно сильнее в начале брака, но после этого периода тесность семейного союза снижается. Это, вероятно, имеет социальную подоплёку: если общество состоит только из маленьких счастливых и сплочённых семей, нет вообще никакой общественной жизни. Есть только маленькие ячейки, не связанные друг с другом, говорящие: «Мои дети лучше, чем твои». Поэтому, когда дети становятся старше, как правило, тенденция бессознательного не в том, чтобы уничтожить, «растворить» брак, а в том, чтобы ослабить его узы, дать больше свободы обоим партнёрам.

Так что я за определённую свободу для мужчин, равно как и для женщин. Я чувствую, что должна быть взаимная свобода в браке. Супруги должны давать друг другу больше свободы и иметь больше взаимопонимания.

А как насчёт верности?

Ну, вопрос в том, что такое верность. Разве верность – это закон, который запрещает вам спать с другим, даже если этот другой не значит для вас ничего? Юнг сказал, что вы можете иной раз совершить адюльтер, просто глядя с любовью в чьи-то глаза. Этот взгляд может значить куда больше, чем ночь в кровати с тем, кто для вас ничего не значит. Так что же такое адюльтер? Что такое верность? Я не думаю, что верность должна быть определена таким чисто внешним образом. Для меня верность основывается на лояльности к сути другого человека, на бескомпромиссной лояльности к глубочайшей сути партнёра. Но это не исключает принятия определённой свободы или предоставления такой свободы другому. Наоборот, если один любит другого, он будет желать тому свободы, а не держать на привязи, как собаку.

 

 

ЧАСТЬ VII. САМОСТЬ

ГЛАВА 19. Сны всей жизни

Латентная целостность сосны в семени реагирует на все эти условия, избегая камней и притягиваясь к солнцу, в результате чего происходит рост дерева. Таким образом, отдельная сосна постепенно входит в мир, претворяя заложенную в ней целостность и являя её на свет реальности. Без живого дерева образ сосны – не более чем потенция или абстрактная идея. Аналогичным образом реализация в отдельном человеке его уникальности является целью процесса индивидуации.

– К. Г. Юнг, «Человек и его символы»

Сны говорят нам, где находится наша энергия и куда она хочет быть направлена. Каждый сон является полезным сообщением, дающим представление о значении конкретной ситуации в нашей жизни. Ночь за ночью эти сообщения продолжают поступать к нам, более ста тысяч в течение среднестатистической жизни. Если мы будем изучать наши сны в течение длительного периода времени, мы начнём видеть значимые связи между снами. Сны в целом покажутся нам той руководящей силой, что ведёт каждого из нас к нашей собственной уникальной судьбе.

*

Доктор фон Франц, анализируя сны людей, наблюдали ли вы какой-то общий паттерн в судьбоносных снах индивидуумов?

Существует ещё много исследований, которые предстоит сделать, но я анализировала свои собственные сны в течение сорока лет, и некоторые из моих анализантов приносили свои сны регулярно в течение многих лет. У меня также есть около трёх тысяч восьмисот снов, оставленных мне пациентом, который умер. Он очень добросовестно записывал сны год за годом.

Другой мой анализант выбирал темы из своих снов: тема борьбы, тема отца, тема спорта. Он отмечал, когда появлялись эти темы, исчезали и затем появлялись вновь. Это своего рода журнал о снах. Когда он следовал одной теме, то мог видеть, как медленно изменяется сам. Было постепенное изменение.

Люди в анализе очень часто бывают обескуражены и говорят: «Мне до сих пор снится мой отец, кричащий на меня. Эти сны начались с момента начала прохождения моего анализа. Я вовсе не развиваюсь». Но я говорю: «Подождите, если мы посмотрим на это очень внимательно, если мы отследим все ваши сны об отце, то увидим, что есть небольшое изменение». Изменение происходит очень постепенно. Как если бы что-то в глубине человека готовило эту тему и посылало время от времени сообщения. Негативная отцовская фигура, например, становится всё более и более благожелательной. Или, например, некая опасная ситуация, которая происходит в первых снах, в более поздних сновидениях повторяется, но у неё уже есть разрешение. Как если бы природа медленно вынашивала проблему, прорабатывая её постепенно. В интерпретации сновидений мы наблюдаем это медленное развитие. Наше сознательное внимание может ускорить этот процесс созревания, сотрудничая с природой в деле проработки проблемы. Анализ – это ни что иное, как концентрация нашего сознательного внимания на этом естественном процессе созревания для того, чтобы ускорить его. Это похоже на добавление огня, так что процесс начинает идти быстрее.

Наша сознательная жизнь, кажется, развивается через определённые этапы: детство, подростковый возраст и так далее. Демонстрируют ли сны параллель этого развития?

Есть существенная разница между снами молодых людей и снами людей в возрасте, прошедших так называемую середину жизни – переходный этап. Можно сказать, в целом, что сны молодых людей пытаются помочь им адаптироваться к жизни. Существует направленность к внешней адаптации: к исполнению задач личной жизни, к удовлетворению собственного честолюбия, и так далее. В период между тридцатью пятью и сорока годами сны помогают осуществить переход от внешней жизни к внутренней, появляется направленность к поиску смысла собственной жизни. В настоящее время, однако, внутренняя жизнь иногда становится актуальной даже для молодых людей. Мы так подавлены массовым мышлением нашей цивилизации, которое связано с проблемой перенаселения, что многие из нас чувствуют себя лишним. Мы рассуждаем: «Если бы я умер, ничего бы не изменилось. Стало бы одним ртом меньше, так что моя смерть даже на самом деле явилась бы благодеянием. А человечество просто продолжит размножаться на этой планете». Массовое мышление, регулирующее нашу цивилизацию, давит на нас и заставляет чувствовать себя лишним и неважным. В нашей профессиональной жизни нас всегда можно заменить двадцатью другими работниками, которые жаждут получить ту же должность. И это оказывает очень разрушительное воздействие на современного человека. Либо он компенсирует это манией величия, желая стать хозяином положения и стараясь хоть чего-нибудь, но добиться, либо он чувствует себя полностью поверженным и ненужным, так что к нему подкрадывается коварная депрессия. Ты обнаруживаешь, что депрессия в настоящее время есть у многих молодых людей. В некой скрытой форме они чувствуют глубокую депрессию и уныние. Они не верят в себя или не находят смысла своего собственного существования.

Все сны указывают человеку на уникальный смысл его собственной жизни. Это, пожалуй, самая важная особенность сновидений. Например, в лесу растут тысячи деревьев, и все они просто деревья, но когда посмотришь на каждое из них пристальнее, то обнаружишь, что каждое дерево уникально. Нет двух одинаковых или похожих друг на друга дерева. Они все уникальны. Природа творит свою картину в уникальных, неповторимых образах. Вот почему статистическое мышление так ущербно, так губительно. Мы можем сказать, что в куче камней средний вес камня – килограмм. Но если мы взвесим каждый камень по отдельности, мы не найдём ни одного камня, который весил бы ровно один килограмм. Один весит два килограмма, другой полтора, и так далее. Мы должны научиться видеть и уважать уникальность реальных вещей. Реальность состоит из огромного количества уникальных существ, и сны помогают нам найти уникальный узор нашей собственной жизни. В современной психологической практике люди снова и снова жалуются: «Моя жизнь не имеет смысла». Они пожимают плечами и говорят: «Для чего всё это? Что я здесь делаю? В чём смысл? Я точно так же мог бы и не существовать». И здесь сны однозначно полезны, потому что сообщают, чего бессознательное желает от этого человека, кем оно хочет видеть человека, кем этот человек должен стать, и так далее.

Часто это бывает очень удивительным. Когда люди приходят ко мне, я иногда пробую угадать, в чём их судьба или задача. Интересно, что будет с этим человеком дальше? Что же здесь можно придумать? Будет ли эта девушка, которая так несчастна в любви, вместе со своим Джеком или Джоном? Я никогда не угадываю. То, что получается, всегда становится полной неожиданностью. И после этого события всегда можно сказать: «Решение этого человека уникально. Это не социальный штамп».

Вот почему публикация психотерапевтических кейсов может быть очень вредна и действовать расхолаживающе. Люди думают: «Ах, это же решение гнетущей меня проблемы». Или: «Это же спасение от моего несчастливого брака». Но это не так. Это только решение для конкретного человека в данном конкретном случае. Дело другого человека обстоит иначе. Все решения являются уникальными. Вот почему даже опасно публиковать материалы психотерапевтических кейсов, потому что люди идентифицируют себя с этим и думают, что это их решение. Но это не их решение. Это решение другого человека. И это то, что делает работу со сновидениями столь интересной. Сны никогда не повторяются. И вы никогда не можете точно предугадать. Природа всегда готовит свой креативный ответ.

Вы верите в судьбу, доктор фон Франц? Демонстрируют ли сны некую предопределённость?

Естественно, многие человеческие жизни содержат в себе существующую, раннее предопределённую модель, паттерн. Вы рождены мужчиной или женщиной, белым мужчиной или китаянкой, в этом месте, а не в другом, в этой семье, а не в другой. Это заданный шаблон, но есть также определённая свобода выбора и действий. В противном случае мы могли бы отказаться от терапии и сказать, что люди должны следовать паттернам своей жизни, и что с этими паттернами ничего нельзя сделать. Но, читая паттерн, осознавая его, интерпретируя сны, мы не можем избежать своей судьбы, но мы можем придать ей более позитивное значение. Есть разница – сказать, что мы принимаем свою судьбу и готовы исполнить её решительно и с уверенностью, или сказать, что наша судьба тащит нас против нашей воли. Таким образом, мы можем сказать, что, несмотря на некоторую предопределённость, судьба не является чем-то абсолютным. Это не фаталистическая идея Аллаха, который непреклонно решает всё и за каждого. Мы можем что-то изменить, и потому терапия имеет смысл. Мы можем что-то изменить, понимая паттерны нашей жизни, тем самым избегая определённых негативных последствий. Мы можем смотреть на всё более позитивно.

Вы сказали, что сны в первой половине жизни содействуют развитию эго, а во второй половине – поиску смысла. О чём же говорят сновидения, когда смерть уже на пороге, когда человек неизлечимо болен?

Ну, я только начала изучение последних снов людей. Сны умирающих не о смерти, но, в основном, о путешествии. Люди как бы должны готовиться к путешествию; или они должны пройти через тёмный туннель и возродиться в другом мире; или они должны пройти через неприятную тьму или через тёмное облако, чтобы выйти в другое пространство; или же им предстоит, наконец, встретить своего возлюбленного. Такая встреча является известным мотивом смерти как брака – брака со своей собственной внутренней половиной. Ещё, если человек так сильно отождествляется со своим телом, что склонен думать, будто после физической смерти абсолютно всё закончится, то этому человеку снятся такие сны, которые пытаются отделить человека от его организма. Я помню сон офицера кавалерии, которому незадолго до смерти снилось, как солдат подошёл к нему и сказал: «Офицер, посмотрите на то, что я хочу вам показать». И солдат показал ему разлагающийся труп его лошади. Юнг так интерпретировал сон: «Умирающее теплокровное животное, которое есть вы, умирает. Это то, что произойдёт с ним, но не с вами. Это только тело теплокровного животного, которому предстоит разлагаться, но не вы сами». Юнг дал эту интерпретацию, потому что сознание сновидца всё ещё существовало во сне. Он был в состоянии смотреть на труп.

Сны умирающих демонстрируют огромное разнообразие. В целом они содержат одни и те же архетипические мотивы, которые сравнительная этнология обнаруживает в своих исследованиях посмертных ритуалов и верований о жизни после смерти среди различных человеческих популяций: это возрождение, это долгое путешествие в другую страну, это трансформация, это частичное разрушение, из которого что-то остаётся. Есть немало мотивов.

Сегодня за обедом вы рассказывали мне сон умирающей женщины.

Да, это была очень простая женщина, утром после завтрака она сказала медсестре: «Этой ночью мне приснился странный сон. Мне снилась свеча на подоконнике. Она медленно угасала и начала мерцать. Я запаниковала и подумала: “Боже мой, теперь наступает великая тьма, приходит великая тьма”. Но затем неожиданно произошло изменение: свеча оказалась за пределами подоконника, на внешней части окна, и её пламя потихоньку разгорелось снова». Разве это не странный сон? Через четыре часа после этого сна женщина умерла.

Сон, кажется, говорил ей: «Да, свеча твоей жизни уже мерцает. Это уход. Но жизнь будет продолжаться и по ту сторону, в другой сфере. Жизнь будет идти дальше уже за изолирующим порогом окна». Женщина была очень успокоена этим сном, даже без понимания его смысла. И это типичный сон умирающего человека.

Я помню один сон, который был опубликован врачом. Человеку снилось, что он увидел пропасть, а на дне пропасти росло дерево, которое медленно теряло свои корни. Вдруг произошло землетрясение, дерево начало падать, и сновидец подумал: «Это конец». И в этот момент дерево начало парить в воздухе, оно продолжало существовать в воздухе, не имея корней в земле. Оно просто висело в воздухе, как будто бессознательное говорило: «Твоё дерево жизни теряет контакт с земной реальностью, но оно не умирает. Процесс жизни теперь будет происходить в другой среде».

Вот суть большинства снов о смерти, и вот почему очень даже стоит продолжать анализ с умирающими пациентами. Многие психологические школы не беспокоятся о старых или об умирающих людях, потому что думают, будто бы те не имеют никакой дальнейшей необходимости в адаптации к жизни. Ведь сексуальные проблемы уже не актуальны, когда вы находитесь на смертном одре. Но вы можете видеть, как голос природы и голос инстинкта, который есть сон, помогает людям умереть с миром. Сон утешает умирающего.

Многие люди, которым я рассказывала такие сны, возражали, что это принятие желаемого за действительное, что сны – это осуществление желаний. Но я в это не верю. Как видно из сна о разлагающейся лошади, природа совсем несентиментально говорит человеку, что конец близок. А во сне женщины мерцающая свеча совершает выход за пределы. Но в то же время, пока сон говорит, что что-то подходит к концу, он также говорит и о том, что что-то продолжается в другой среде. Очень трудно себе представить, как это происходит или что происходит. Мы можем только принять это как таковое.

А бывают сны, которые открыто возвещают смерть, открыто говорят о том, что человек на самом деле скоро умрёт?

Ну, я бы сказала, что, пока человек на самом деле не мёртв, вы не можете быть абсолютно уверены. Со мной советовалась одна женщина, у которой был рак и метастазы по всему телу. Ей снились шокирующие сны о смерти. Как-то ей приснилось, что её часы остановились. Она принесла их часовщику, и он сказал, что часы не могут быть восстановлены. В другой раз ей снилось, что её любимое дерево в саду было срублено. Мне даже не пришлось интерпретировать её сны – она сама сказала с сожалением: «Это ясно говорит об исходе моей болезни». Врачи утешали её привычным образом: «Вам станет лучше. Всё будет в порядке». Но она была уверена, что умирает, и этот ужасный шок осознания скорой кончины заставил её поднапрячься, собраться с силами и посмотреть в лицо своей проблеме. Я могу только сказать, что эта женщина всё ещё жива спустя пятнадцать лет. Сны о смерти снились ей, кажется, чтобы повергнуть её в шок. Она могла умереть, но могла и не умереть. Получив шок, женщина решила жить.

Учитывая этот опыт, я бы сказала, что, даже если у человека бывают сны о смерти, это может означать только то, что он должен посмотреть в лицо смерти. Это не означает, что смерть произойдёт на самом деле, но это означает, что человек должен столкнуться лицом к лицу с тем фактом, что его жизнь может закончиться. Это может дать человеку либо целительное потрясение, так что он решит продолжать жить, либо это может означать, что теперь жизнь на самом деле будет закончена. Я никогда бы не осмелилась сказать, что сон означает смерть, прежде чем наступит реальный конец.

Но бывает иногда своего рода сверхъестественная атмосфера вокруг определённых снов, где каждый может почувствовать: «Гм… это предвещает смерть». Но это больше парапсихическое, медиумистическое чувство, которое человек может иметь по поводу такого сна. С научной точки зрения я не могу обосновать, почему один сон означает физическую смерть, в то время как другой означает только проблему смерти. Иногда я сильно содрогаюсь, когда люди рассказывают мне «предсмертные» сны, как если бы моя симпатическая нервная система говорила: «Смотри, это действительно означает смерть».

Не привела ли вас ваша работа со сновидениями к вере в жизнь после смерти?

Я бы не сказала, что я верю в это. Это слишком сильно. Я бы сказала, что сны дают мне намёк на то, что есть жизнь после смерти. Так как я считаю, что сны не обманывают и что сны не есть исполнение желаний, должен быть аспект жизни или психики, обнаруживающий себя через сны. Есть вопрос, на который я не посмею ответить однозначно: продолжается ли жизнь безлично или же индивидуальная идентичность сохраняется? Сны дают противоречивые свидетельства об этом.

Например, если вы берёте тот сон о дереве, вы можете сказать: «Да, процесс жизни этого человека продолжается, но это уже не его эго. Его самого уже нет здесь». С другой стороны, есть и такие сны, которые указывают на то, что сознательная идентичность личности продолжается. Так что этот вопрос остаётся для меня открытым.

Доктор фон Франц, вы показали, как сны раскрывают судьбы людей, как они регулируют психику человека и как служат ключом, который открывает тайну собственной судьбы человека. Вы показали, как они напутствуют даже в самых глубоких вопросах жизни и смерти. Но всё-таки один вопрос по-прежнему ставит меня в тупик: если сообщения снов адресованы нашему сознанию, то почему они так туманны и непонятны?

Это озадачивало и меня. Я часто спрашивала с укоризной: «Почему это треклятое бессознательное говорит таким трудным, китайским языком? Почему оно не говорит нам чётко, что это такое?!» Ответ Юнга был такой: «Оно, очевидно, не может». Бессознательное не говорит на языке рационального ума. Сны – это голос нашей инстинктивной, животной природы или, в конечном счёте, голос космической материи в нас. Это очень смелая гипотеза, но я рискну сказать, что коллективное бессознательное и органическая атомная материя – это, вероятно, два аспекта одного и того же. Таким образом, сны – это голос космической материи. Подобно тому, как мы не можем понять поведение атомов (посмотрите на «китайский» язык современной физики, используемый для описания поведения электронов), мы так же вынуждены использовать столь же путаный язык, чтобы описать более глубокие уровни мира сновидений.

Сновидение переносит нас в тайны природы, чуждые нашему рациональному уму. Мы можем сравнить это с атомной физикой, где наисложнейших формул недостаточно, чтобы описать то, что происходит. Я не знаю, почему природа устроила наш рациональный ум таким образом, что он не способен понять всю природу. Мы рождаемся с мозгом, который, кажется, может воспринять и понять только некоторые аспекты бытия. Возможно, в дальнейшем, после каких-то мутаций и на другой планете, природа изобретёт мозг, который сможет понять эти вещи.

 

 

ГЛАВА 20. Творец снов

Легенда гласит, что когда боги создали человеческую расу, они начали спорить о том, где разместить ответы на вопросы о жизни так, чтобы люди должны были бы искать их.

Один бог сказал:

– Давайте оставим ответы на вершине горы. Люди никогда не будут искать их там.

– Нет, – сказали другие боги. – Они сразу же найдут их.

Другой бог сказал:

– Давайте оставим ответы в центре земли. Люди никогда не будут искать их там.

– Нет, – сказали другие. – Они сразу же найдут их.

Затем другой бог сказал:

– Давайте оставим ответы на дне моря. Люди никогда не будут искать их там.

– Нет, – сказали другие. – Они сразу же найдут их.

Повисла тишина…

Через некоторое время другой бог предложил:

– Мы можем разместить ответы в самих людях. Они никогда не будут искать их там.

Так боги и сделали.

 

Аналитическая психология фокусируется на четырёх главных архетипах бессознательного: тень, анима, анимус и Самость. В этой книге мы уже рассмотрели сны, раскрывающие первые три архетипа. Теперь мы подошли к четвёртому и центральному архетипу – к Самости.

Самость – это объединяющий и регулирующий центр всей психики – как сознательного, так и бессознательного. На протяжении всей истории человечества Самость символически выражалась как духовное божество или в образе Бога.

*

Следующий сон не только демонстрирует энергии Самости, но также объясняет, в чём значение сновидений для человеческой психики:

«Этот сон приснился мне, когда я проходил аналитическое обучение в Цюрихе. Вечером накануне я и мой друг обсуждали наше беспокойство по поводу толкования сновидений других людей.

Этот сон для меня – очень глубокая тайна. Во сне я был собой и одновременно собой не был. Эго этого сна было мудрым и знающим то, чего не знаю я.

В начале сна я скрестив ноги сидел на земле на центральной площади древнего окружённого стеной города. Молодой человек, полный жизненных сил, пришёл на площадь. Он был обнажён до пояса, и солнце отражалось в его длинных светлых волосах. Он сел напротив меня и стал рассказывать мне сон, который я проинтерпретировал. Пока я интерпретировал его сон, камни, огромные валуны, упали с неба и попал





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.208.73.179 (0.02 с.)