ТОП 10:

Сновидения. (Возможность менять будущее)



 

– Перед тем как мы продолжим беседу, – сказал Дрейк на следующее утро, – могу ответить на твои вопросы.

– Я хотел уточнить кое‑что о следах, которые мы создаем своими эмоциями, – начал я. – Мне интересно: почему все негативные мысли сбываются гораздо быстрее, а вот добрый замысел не так‑то просто претворить в жизнь? – спросил я.

– Ты говоришь о том, что стоит только подумать о какой‑то проблеме – и она уже тут как тут, а о «хорошем» сколько ни думай – оно все не приходит и не приходит? – уточнил Дрейк.

– Да, – подтвердил я.

– Все дело в вере. Мы говорили о том, что для проявления намерения на внешнем плане разум должен согласиться с тем, что это возможно. Поэтому при передаче посыла мы формировали ощущение поля, куда он попадает и посредством которого осуществляется. Сознание при этом соглашается с тем, что все логично, и пропускает сигнал. Наш ум все время проводит оценку на «правда» и «неправда». Во что он искренне верит, то и происходит, во что нет – то остается виртуальным. Я не говорю о законах Вселенной, которые в любом случае имеют место быть, хоть верь в них, хоть нет. Здесь речь идет о намеренном проявлении чего‑либо.

Так уж получилось, что нашему разуму гораздо легче принять за правду какую‑то негативную информацию, чем позитивную. Мы охотней поверим в поражение, чем в успех. Это подсознательный комплекс, сформированный еще в детстве. Тем, кто избавлен от него, всегда везет, остальным – нет. Кроме того, негативная эмоция в сознании основной массы людей получает больший эмоциональный отклик, чем положительная. Проклятия летят «от всего сердца», – засмеялся Дрейк, – в то время как хороший настрой или пожелание обычно являются простыми формальностями, вроде американского приветствия «How do you do?»[1]. Никому не интересно, как на самом деле твои дела. Эта фраза – просто социальный шаблон, некий набор слов, который порядочные люди произносят при встрече. То же и с позитивными желаниями. Наш разум привык, что они – пустой звук, потому что обычно не сбываются. А раз так, то подсознательно они переводятся в разряд фантазии, чего‑то невозможного. Ты можешь сколько угодно хотеть прогуляться по Луне босиком, глядя на падающие астероиды, но твой ум не примет это за правду, поэтому и желание не исполнится.

– Почему так получилось? – спросил я. – То есть как человек стал больше верить в поражение, чем в успех?

– С малых лет нам рассказывают о жизни как о поле битвы, месте, где все время надо сражаться, бороться. Ребенок беззащитен, он не знает, как все обстоит на самом деле, и верит в сказанное взрослыми. В сознании формируется представление о том, что для достижения желаемого необходимо истратить много сил, многое преодолеть. Все хорошее попадает в условный раздел труднодостижимого, поэтому в него верится с трудом. С плохим все проще. Чтобы получить проблему, не нужно ничего делать. Нам с детства внушают, что без усилий ничего не выйдет. На этом зиждется наша прочная система представлений о мире, в это мы верим.

В жизни все зависит от того, что для тебя правда. Мы коснулись примера с персонажем фильма «Форест Гамп». Не верил человек в проблемы – их у него и не было. А то, что под ними могли понимать другие люди, он просто не считал таковыми. Вот у него все и получалось, как в сказке.

В реальности почти у каждого из нас разум охотней верит в провал, чем в удачу, поэтому всякая отрицательная эмоция воспринимается как родная, а положительная – как что‑то чужеродное, нереальное. Так, у многих в голове роятся в основном отрицательные мысли и представления, что и ведет их по жизни, формируя соответствующие события.

– Однако как же тогда перестроить такую систему? – спросил я. – Ведь она уже стала частью тебя.

– Не стоит ничего перестраивать, – ответил Дрейк. – Переделка означает трату сил, а они, как известно, рано или поздно заканчиваются. Как бы странно это ни звучало, делать вообще ничего не нужно. Достаточно просто быть, но быть наблюдателем. Практики, о которых мы говорим, формируют именно такое отношение к жизни. Если твое существование подобно медитации, где ты видишь все и участвуешь в этом, ничему не придавая эмоциональной окраски, то проблемы разрешаются сами собой, причем самым благоприятным образом.

– Однако, если я перестану реагировать на происходящее вокруг меня, я превращусь в робота, – предположил я. – Разве это нормально – вообще ни на что не реагировать?!

– На робота ты больше похож сейчас, когда не понимаешь сути происходящего, – улыбнулся Дрейк. – Когда на какое‑то действие человек всегда реагирует определенным образом, им очень легко манипулировать. Так происходят все революции и перевороты, так работает реклама. Предложи кому‑то что‑нибудь на халяву, и он побежит к тебе по дорожке, которую для него выбрал ты. Дай кому‑то надежду, что, если поменять правительство, жизнь станет лучше, и человек пойдет убивать за тебя. Когда ты свободен от эмоций, это не значит, что ты бесчувственная глыба льда, которой наплевать на других. Нет. Это значит, что ты видишь все происходящее таким, какое оно есть. Тебя не увлечешь морковкой, как глупого осла, ведь ты знаешь, что она недостижима. Жизнь – как кино. Можно сидеть в зале и волноваться о том, что происходит на экране, а можно отдавать себе отчет в том, что это иллюзия и любые переживания бессмысленны. Перед телевизором это сделать куда проще, чем в действительности.

– Однако как же быть с помощью другим людям? – спросил я. – Если на все смотреть без оценки, то чужие проблемы тебя не затронут и не вызовут должного отклика.

– Чужие проблемы и не должны тебя задевать, – ответил Винс. – Правда, это не значит, что к ним нужно быть безучастным. Обретая осознанность, ты сможешь яснее видеть любую ситуацию и действовать соответственно. В большинстве случаев люди понимают под затруднениями нечто плохое и стремятся этого всячески избежать или взвалить на чьи‑то плечи. Опять срабатывает детский комплекс, идущий еще из тех времен, когда нам приходилось выполнять нежелаемое, преодолевая или ломая себя. Нам никто не объяснил, что все проблемы надуманны и являются плодом нашего несовершенного мышления, и мы слишком болезненно реагируем на происходящие вокруг событий. Осознанно воспринимая действительность, ты начнешь видеть, насколько ситуация действительно требует твоего участия или, возможно, в ней нет ничего серьезного и человеку лучше самому во всем разобраться. В жизни очень часто бывает так, что люди пытаются за счет энергии других восстановить нехватку своей. Если у человека проблема, это значит, что он сам ее создал, и ответственность за нее несет тоже он. Мы часто вмешиваемся в естественный ход вещей, пытаясь, как нам кажется, сделать кому‑то добро. На самом же деле мы только латаем своей энергией чужие дыры. Так совершается двойная ошибка. Во‑первых, мы лишаем человека вызова, который он сам себе бросил, создав в прошлом след для этой ситуации. Во‑вторых, мы берем на себя последствия его прежних деяний, вкладывая в борьбу свою энергию. Всегда нужно понимать, являются ли твои действия помощью или это просто медвежья услуга. Чаще всего такое поведение распространяется на родственников. Они больше остальных любят навешивать друг на друга свои проблемы, используя социальные мифы о долге перед семьей или родителями. Слово «долг» означает насилие, и это не может быть естественной реакцией. В истинном желании помочь может быть только любовь и осознанность.

Став чуть мудрее и наблюдательней, ты увидишь, как много людей вокруг продлевают свои жизни за счет энергии других. Сливая на кого‑то свои проблемы, человек получает взамен энергию для поддержания своего существования, которое все равно прекратится. Так стоит ли продлевать себе жизнь только ради того, чтобы есть, пить, смотреть телевизор и ходить в туалет?

– Да, но как можно оставаться безучастным, когда кто‑то в беде? – спросил я.

– Безучастным быть нельзя, – ответил Дрейк. – Если ты стал свидетелем чьего‑то горя, то это вызов и тебе тоже. Я не говорю, что его нужно игнорировать. Я обращаю твое внимание на то, КАК это делать. Помогая людям, только лишь продлевая им жизнь, мы лишаем их возможности развиваться. У человека проблема, а ты с ней разобрался. Разве это помощь? Ты лишил его понимания и даже намека на рост осознанности. Это не помощь, а самый настоящий вред.

Помнишь древнюю поговорку: «Дав человеку рыбу, ты накормишь его на один день; научив его ловить рыбу, ты накормишь его на всю жизнь»?

Предположим, у тебя есть ребенок. Ты же не будешь его всю жизнь носить на руках, чтобы он, ни дай бог, не ударился, когда будет ходить. Ты дашь ему возможность научиться делать это уверенно и спокойно. Потом ты не станешь держать его все время в доме, чтобы он не попал под машину, а расскажешь ему о правилах дорожного движения и отпустишь на улицу. Со взрослыми людьми действует тот же принцип. Как только у кого‑то возникает проблема, он тут же начинает хныкать и звать на помощь. К нему бегут такие же, как он, неосознанные и пытаются «помочь», вредя и ему, и себе. Один мудрец сказал как‑то прекрасную фразу: «Предоставьте людей самим себе».

Образно говоря, когда кто‑то тонет, вытащи его на берег, но объясни, что его действия бессознательны, раз привели к подобной ситуации. Если он тонет снова, не вмешивайся. Возможно, это необходимо ему, чтобы что‑то понять и чему‑то научиться.

– А если это приведет к гибели? – поинтересовался я. – Тоже образно.

– Так тому и быть, – спокойно констатировал Винс. – По‑крайней мере, он получил урок и извлек какие‑то навыки. Иначе он погибнет в любом случае, но уже лишенным даже этой возможности. Это говоря буквально, – подытожил Дрейк.

 

Сновидения

 

– Дальше мы будем говорить о весьма интересной практике, раскрывающей в человеке невиданные энергетические ресурсы и возможности. Это практика сновидений.

Сложилось так, что в человеческом обществе толкование снов большинство считают занятием ненужным. Многие воспринимают сновидения как побочную деятельность головного мозга (что‑то сродни галлюцинации), который во время засыпания переходит в иной режим работы, рождая в сознании всевозможные образы. Как ты думаешь, зачем стоит обращать внимание на сны?

– Полагаю, раз они есть, то для чего‑то уж точно нужны. Вряд ли это только пустые галлюцинации. Многие люди могут по ним предсказывать будущее. Кроме того, мы просто проводим во сне треть жизни. Это уже достойно внимания. Не выбрасывать же на помойку столько времени, – предположил я.

– Ты в принципе прав, – согласился Винс, – но это далеко не все, зачем нам нужны сновидения. Их значение велико и многогранно, но мы постараемся в этом разобраться. Кроме того, ознакомимся с практиками, позволяющими понимать свои сны и достичь осознанности в сновидении. Понимание сновидений и осознание себя в них есть одна из основ формирования гибкости ума и недвойственного восприятия действительности. Мы посвятим этому достаточно времени, и постепенно ты поймешь, о чем я говорю.

Начнем с того, что одна из важнейших причин понимания и осознания снов – это возможность менять свое будущее.Прибывая в осознанном сновидении, ты можешь влиять на любые события собственной жизни при помощи техник, о которых мы будем говорить дальше. Постараюсь объяснить все как можно лучше, чтобы у тебя сложилось наиболее полное представление о предмете разговора.

Начнем с того, что сновидения рождает часть нашей психики, которую мы называем бессознательное или подсознание. В отличие от сознания, которое постоянно эволюционирует, она никак не изменилась с момента появления человека на Земле. Если заглянуть в бессознательное, то появляется возможность осознать момент появления человека на нашей планете. А это полностью соответствует теме нашего общения – обретение своего истинного предназначения. Полагаю, что разобраться, в чем оно заключается, можно только в том случае, когда есть хотя бы примерное понимание того, что такое человек как явление. Учитывая, что подсознания никак не коснулось развитие человеческого разума, следует отметить, что оно «знает», в чем суть нашего происхождения, и осознает природу каждого шага, который мы делаем. Здесь в неизмененном виде содержатся причины и возможные следствия нашего состояния сознания, мыслей и эмоций. Человеческий разум за годы эволюции претерпел множество изменений, нагрузив себя различными ограничениями, загнав во всевозможные рамки: речь, письменность, системы поведения в социуме, представлений и верований… Мы практически полностью утратили связь с первоосновой, в которой и заключена сама суть нашего бытия. Эта основа и есть бессознательное. Поэтому люди часто задумываются: почему во снах все так запутанно и нереально? К чему все эти иносказательные образы и события? Разве нельзя видеть сновидения в том виде, как мы осознаем повседневную жизнь? Это возможно лишь тогда, когда человек снова станет чем‑то единым и неделимым, каким был изначально. Ребенком, который может войти в Царство Божие. До этого времени каждый из нас словно шизофреник, в котором действуют две разные личности – бессознательная и сознательная. Объединив их, мы становимся цельными, и это дарует нам невиданные свободу и раскрепощенность, стирая двойственную систему восприятия. Кроме всего прочего, умение осознавать себя в сновидениях дает реальную возможность изменять события в реальности, то есть в самом прямом смысле слова влиять на свое будущее, что не может не заинтересовать каждого. Позже мы обсудим техники, позволяющие воспринимать себя во сне и управлять им, пока же вернемся к вопросу возникновения сновидений.

Все символы бессознательного, являющиеся нам во снах, содержат в себе функцию образной компенсации недостатков разума. В ходе повседневной жизни множество событий, мыслей, образов, желаний и эмоций загоняются нашим сознанием, которое не желает их замечать, вглубь. Практически у каждого есть темы, на которые он не хотел бы говорить, а воспоминание об определенных событиях доставляет серьезный эмоциональный дискомфорт. Так начинается расщепление личности. Самые сокровенные желания, несбыточные мечты и фантазии, подавленные страхи и комплексы попадают в подсознание, в то время как разум ведет свою, иную жизнь. Это можно сравнить с океаном. Есть бездонные глубины и видимая поверхность. Как правило, люди обращают внимание только на то, что происходит снаружи, оценивая события с точки зрения укоренившихся в сознании штампов, отказываясь замечать то, что лежит там, на глубине. Однако именно под поверхностью находятся основные причины, вызывающие шторм. Тем не менее не многие обращают внимание на глубинные предпосылки внешних проявлений. Разум отчаянно сопротивляется и отказывается воспринимать то, в чем он сразу не может разобраться. Современный человек, несмотря на свою «цивилизованность», порой напоминает дикаря, который так сильно привязан к своим верованиям и установкам, что любое новшество, способное изменить его картину мира, сразу же отвергается. Вследствие подобной дисгармонии подсознание рождает сны. Когда человек замечает только одну часть себя, не видя другой, создается психологическая (энергетическая) нестабильность. А символы сна выступают в данном случае в роли посланников; если мы возьмем на себя труд истолковать их, то обогатим свое нищее сознание и компенсируем потерянную энергию.

В основе любого кризиса в нашей жизни лежит некая бессознательная история. В отличие от сознания, где правит эго, подсознание не руководствуется ничем, кроме Вселенского стремления к равновесию. Оно не умеет лгать и выкручиваться и предъявляет нам все происходящее в том виде, как оно есть. Поэтому общая функция снов заключается в попытке восстановить баланс между сознанием и бессознательным.

Отвергая значимость сновидений, человек продолжает играть в прятки с самим собой, руководствуясь ложными представлениями своего эго, которое, как известно, панически боится утратить контроль над ситуацией. Как однажды заметил Ницше: «Там, где гордость слишком непреклонна, память предпочитает отступить». В этом случае мы по‑прежнему остаемся расщепленными, неполными. Если в течение дня воспринимать действительность с позиции наблюдателя, постоянно пребывая в проживаемом моменте, то не возникнет моментов бесконтрольной потери событий, и выравнивать дисбаланс уже не нужно. Иначе незамеченные, но воспринятые явления (а воспринимаем мы абсолютно все, даже то, чего вроде бы не замечаем) найдут отражение в образах сновидений. Потом их придется рассматривать отдельно и расшифровывать, чтобы вернуть неосознанно потраченную днем энергию. Полагаю, что логичнее ее просто не терять, – улыбнулся Винс.

Как говорил Юнг, разбираясь в снах и понимая их значения, мы объединяем намеренное и ненамеренное содержание сознания. Первое вытекает из личностного эго, второе – из источника, который с эго не связан. Это как кинопленка, на которую Вселенная записывает все происходящее с нами (с ней). Если постоянно находиться в состоянии «здесь и сейчас», о чем говорят и говорили мудрецы всего мира, то восприятие мира будем цельным. Пространство в полной мере осознает само себя, как говорится, в режиме онлайн. Иначе все пропущенное умом ловит подсознание и потом передает Вселенной. Когда слышишь рассказы людей, переживших клиническую смерть, замечаешь некоторые схожие детали. Например, многие из побывавших «там» повторяют одну и ту же фразу: «Вся жизнь пролетела перед глазами в один миг». Что это? Так Вселенная получила информацию о прожитой жизни диссоциированной личности. Неудивительно, что у коматозников после возвращения нередко открываются необычные способности. Ведь, когда подсознание очищено от груза запрятанных в него событий, у человека появляется масса чистой энергии. На первых порах разум пережившего клиническую смерть человека подобен уму просветленного, который осознанно живет каждым моментом и не видит снов, потому что его бессознательное чисто, как кристалл. В сновидениях для такого человека просто нет нужды, так как компенсировать ему нечего: нет ни проблем, ни упущенных моментов.

Чтобы достичь хоть сколько‑нибудь приближенного к этому состояния, нам предстоит постоянно проявлять волю и настойчивость, ограничивая число ненужных влияний на психику. Просмотр телепередач, поддержание бессмысленных разговоров и совершение неосознанных действий. Чем больше загружена действительность, тем труднее удержаться от соблазна нырнуть в нее с головой.

Так как нам, обычным людям, все равно не удастся сразу воспринимать все события, происходящие вокруг (часть будет ускользать в подсознание), то придется возвращать утраченное внимание, а с ним и энергию через расшифровку и осознание снов. Один из главных моментов в символизме сновидений – понимание того, что сны вносят смысл в тебя самого, наполняя жизнь вопреки разуму, который руководствуется в основном внешними факторами.

Важной Вселенской функцией сновидений является приведение в равновесие энергетического несоответствия человека на внешнем и внутреннем уровне. Когда мы обращаем внимание на сны, стараемся понять и истолковать их значения, мы наполняемся энергией, становимся цельными. Вспоминая о той части себя, на которую прежде не обращали внимания, люди возвращают утраченные силы. И так как подсознание – это не придаток, а наша неотъемлемая часть, то оно через сны пытается достучаться до внешнего разума, подбирая всевозможные образы. Чем ярче и насыщенней такие видения, тем в большей поддержке нуждается человек и тем пристальней надо обращать внимание на понимание снов, в толковании которых среди западных людей распространена одна типичная ошибка. В связи с тем, что ум человека чрезвычайно ленив и постоянно стремится к сиюминутной выгоде, максимум, на что обычно способен любой из нас, обращая внимание на сновидения, это заглянуть в сонник и найти там готовый ответ. Однако нет никакого единого для всех толкования. Природа рождения сна носит сугубо личностный характер, поэтому каждому предстоит выработать свой индивидуальный метод. Ведь никто на свете не знает себя лучше, чем он сам.

История знает массу примеров, когда во сне совершались известные открытия. Они сообщались сновидящему в прямой и иносказательной форме, но всегда имели персональное происхождение. Так как сны никогда не лгут, то информация в них всегда представлена в чистом виде, как поток символических образов, имеющих для каждого человека индивидуальную особенность в соответствии с его жизненным опытом. Именно поэтому сны так непросты в понимании. Термины сновидений в состоянии бодрствования зачастую не имеют смысла, и наше сознание отметает их как нечто несущественное и не заслуживающее внимания.

Как мы не раз говорили, человеку свойственно отмахиваться от всего непонятного, требующего внимания и усердия для того, чтобы в нем разобраться. Гораздо проще назвать что‑то ерундой или бредом, чем вникнуть в суть. Наш ум прошел громадный эволюционный путь отдельно от подсознания. Смысл не в том, что оно тоже нуждается в развитии (как раз нет, подсознание уже есть совершенная форма), а в том, что, развивая одну часть себя и позабыв о другой, мы лишаемся целостности. Неполноценный человек никогда не сможет открыть своего истинного пути. Он просто погрязнет в очередном заблуждении, куда его заведет одержимый эгоизмом разум. Технический прогресс все дальше отделяет внешнее сознание от бессознательного.

Интересно, что даже среди величайших умов, занимающихся изучением психики, могут встречаться закоснелые модели поведения, свойственные обычным людям. Находясь в неосознанном состоянии, даже высокоинтеллектуальный человек становится просто перепуганным ребенком, у которого, словно игрушку, пытаются отобрать привычную систему верований. Такой светила психологии, как Фрейд, и то не желал принимать некоторые новшества, ставшие потом ключевыми для понимания снов. Он был убежден, что всеми мотивами человеческого поведения управляют либо Эрос, либо Танатос. В основе первого лежит секс, второго – разрушение, смерть. Все, совершаемое людьми и во сне, и наяву, Фрейд считал проявлениями этих двух принципов, находя в каждом поступке и символе исключительно тягу к сексу или насилию. Когда однажды Юнг поделился с ним мыслью о важности архетипов (ставших потом в мировой психологии неотъемлемым звеном в деле толкования сновидений), Фрейд назвал их «архаическими пережитками» и моментально отверг. Почему? Вероятно, он считал себя полностью самодостаточным, не нуждающимся ни в чьих советах. Когда человек начинает так думать, он перестает развиваться.

– А что такое архетипы? – спросил я.

– Это универсальные модели поведения или мотивы, возникающие во время сна и происходящие из коллективного бессознательного. Они, как правило, являются основным содержанием религий, сказок, легенд и мифов, – ответил Дрейк.

– Но тогда все сновидения, которые видят люди, имеют одинаковую основу? – уточнил я.

– Да, – согласился он.

– Разве это не означает, что сны можно толковать с помощью одних понятий? – спросил я.

– Сны можно и нужно толковать с помощью одних понятий, но только значение для каждого они будут иметь разное, – ответил Дрейк.

– Не понял, – удивился я.

– Каждый случай окрашен в цвета собственной психической модели восприятия. Те, кто изначально составлял сонники, отталкивались от своих переживаний и наблюдений. С кем‑то они совпадают, с кем‑то – нет. Невозможно запихнуть в одну книгу все возможные варианты значения какого‑то образа и бесконечное число проистекающих из этого значения следствий. Это станет понятно, когда я приведу примеры из жизни, посредством которых можно осознать всю важность знания архетипов и их применения в расшифровке снов. Начнем поэтапно продвигаться в освоении техник, ведущих к пониманию и осознанию сновидений.

 

Запоминание снов

 

– Как мы помним, наша главная (пока!) цель в отношении снов – обрести осознанность, то есть, заснув, полностью понимать, что это сон.

Первым шагом на этом пути является запоминание, иначе даже осознанное сновидение может быть забыто после пробуждения. Чтобы научится запоминать свои сны, для начала необходимо обратить внимание на них как на нечто ценное и важное. Тогда сознание перестанет их игнорировать в привычной на сегодняшний день манере. Мы не запоминаем своих снов именно потому, что не создали такой привычки. Зачем обращать внимание на то, что не нужно? Им лучше пренебречь.

Как известно, все, что мы раньше не замечали, даже после обращения на это внимания далеко не сразу начинает проявляться. Представь, что ты никогда в жизни не занимался физическими упражнениями, не замечал в себе такой функции, как необходимость в тренировке тела. Если ты однажды придешь в спортзал и проведешь занятие, то не рассчитывай, что у тебя тут же появятся мышцы. Чем дольше какая‑то функция не использовалась, тем ее труднее потом «разбудить», потому что с течением жизни сознание все больше нагружается комплексами и подстраивается под однотипную систему представлений, делая себя малоподвижным и негибким. Этот процесс очень похож на железнодорожный состав, который с годами становится все тяжелее и тяжелее, нагружаясь всякой всячиной. Чтобы его сдвинуть с места, нужно преодолеть огромное противодействие, для чего понадобятся время и настойчивость. Практики, которые мы обсуждаем с тобой, помогают разгрузить состав, сделав его легче перед стартом, они работают подобно плавающей сцепке, которую придумали, чтобы поезд мог сдвинуться с места. Раньше локомотив не мог потянуть с места больше пяти вагонов. Его колеса просто прокручивались на месте. Инерция тяжелого состава мешала отправиться в путь. Также и многим из нас подобная сила не дает начать развитие. Большинство людей не обращает внимания на законы Вселенной, поэтому злится и многое бросает на полпути, не получив мгновенного результата. С какой же стати чему‑то появиться, если инерция не преодолена? Это практически невозможно сделать, если не выкинуть все лишнее, что ее усиливает, и не применить «плавающую сцепку». Она помогает сдвигать с места один вагон за другим, а не все сразу, как раньше. Думаю, ты обращал внимание, что в середине поезда, когда состав только начинает движение, происходит резкий рывок?

– Да, я часто это замечал, – ответил я.

– Той части состава, где ты находишься, сообщается мгновенное движение, потому что в сцеплении между вагонами есть промежутки, позволяющие каждому из них сдвинуться с места самостоятельно. Потом энергия движения передается дальше. Иными словами, не стоит сразу тянуть весь эшелон – только надорвешься, но с места его не сдвинешь. Действуй постепенно, шаг за шагом, – тогда ты точно наберешь обороты. Все рекомендации, что я даю, следует выполнять последовательно, не пытаясь забежать вперед. Иначе инерция не даст тебе развиваться.

Однако вернемся к первому этапу работы со сновидениями – их запоминанию. Он является ключевым, так как, не освоив его, нам нечего будет анализировать утром. Сны имеют особенность забываться в течение нескольких минут после пробуждения. Кроме того, за одну ночь мы видим, как минимум, четыре сновидения, которые идут одно за другим с интервалом примерно в полтора‑два часа. Это происходит в связи с особенностью работы головного мозга. Она носит периодичный характер, сменяя циклы сна от глубокого к быстрому. Именно в периоды быстрого сна мы видим сновидения.

Для запоминания сновидений необходимо перед сном настроиться соответствующим образом: увериться в том, что обязательно запомнишь все сны, которые предстоит увидеть ночью. Старайся, чтобы эта мысль была последней перед тем, как ты уснешь. Приходилось ли тебе просыпаться в определенное время, думая об этом перед сном?

– Да, мне часто приходится такое испытывать, – согласился я.

– Тогда ты, наверное, запомнил, что удается это скорее в тех случаях, когда мысль о грядущем пробуждении как бы случайно проносится у тебя в голове. Она совершенно ненавязчива.

– Если не пытаться убедить себя, а просто подумать о пробуждении, то да – оно наступает в нужное время, – снова подтвердил я.

– Отлично. Тогда тебе будет легче понять, о чем идет речь. Лежа в постели, перед тем как заснуть, ты мягко и спокойно настраиваешься на то, что этой ночью ты запомнишь свои сны. Здесь придется учесть некоторые особенности.

Первая. Как мы уже знаем, сны быстро забываются. Поэтому сразу после пробуждения их необходимо записать. Для этого можешь завести специальную тетрадь и ручку. Держи их возле кровати, где ты спишь, чтобы после пробуждения сразу фиксировать свой ночной опыт. Подобные действия обратят дополнительное внимание на эту часть твоей жизни, и сознание со временем поймет, что она так же важна, как и другие.

Вторая. Сновидений за ночь бывает несколько. Так как же запомнить их все? Здесь можно пойти двумя путями. Перед сном заводить будильник, который будет сигналить каждые полтора часа. Тогда ты станешь просыпаться среди ночи, записывать свой сон и спать до следующего сигнала. Либо настраиваться на то, что после каждого сна ты сразу проснешься и будешь прекрасно помнить его содержание. Думаю, тебе не раз приходилось просыпаться среди ночи, когда перед глазами ярко стоял только что увиденный сон. Это еще одна – третья – особенность сновидений. Когда сон заканчивается, мы часто не помним о нем утром, потому что привыкли не обращать на сновидения внимание. Когда создаешь в себе намерение просыпаться после каждого сна, внимание не дает провалиться в следующий сон, не запомнив текущий. Конечно, это происходит не сразу. Поначалу ты будешь вести себя по‑прежнему. Эго станет говорить: «Не надо ничего записывать. Спи дальше. Ты все и так запомнил». Это ловушка. Ты проснешься утром – и поймешь, что все забыл. Поэтому, просыпаясь ночью после увиденного сна или сигнала будильника, спокойно соберись с мыслями, вспомни увиденное и запиши все в тетрадь, не обращая внимания на желание немедленно завалиться спать. Записав сон, снова создай установку на запоминание следующего и спокойно засыпай. Проснувшись вновь, повтори все проделанное раньше. Возможно, вначале будет трудно полностью вспомнить даже один сон. Не отчаивайся. Помни об инерции. Ты ее преодолеешь, если будешь и дальше стоять на своем. И еще одна немаловажная деталь – твое эмоциональное состояние. Здесь вполне уместно будет заметить, что многие люди не задумываются о том, с каким душевным настроем они засыпают. Это один из ключевых моментов. Вся ночь пойдет кувырком, если не привести в равновесие собственную психику. Поэтому медитативные практики, о которых мы говорили, придутся весьма кстати именно по вечерам. Эмоции успокаиваются, сознание приходит в равновесие, в голове – тишина. В этом случае и результаты будут соответствующие. Если перед сном испытать сильные эмоции и переживания, много размышлять о чем‑то, уму уж точно будет не до запоминаний снов. Он будет занят перевариванием очередной порции эмоционального бреда, уводящего прочь от всякого развития. Сны в такую ночь особенно активно компенсируют утечку энергии, показывая на твоем внутреннем экране яркие образы.

Думаю, что если у человека появился мотив обрести свое истинное предназначение, то он справится с соблазном загрузить перед сном свое сознание.

Отрабатывать первый этап, целью которого является концентрация внимания сознания на важности запоминания снов, придется до тех пор, пока за ночь ты сможешь записывать хотя бы по два сновидения. Тогда наступает следующий этап – определение признаков сна.

 

Признаки сна

 

– Когда ты достаточно попрактикуешься в записывании и запоминании снов и в твоей тетради появится примерно пятнадцать сновидений, можно переходить к следующему этапу. Это не значит, что стоит прекратить записывать сны и выполнять настройку перед засыпанием. Все это ты продолжаешь делать, как раньше. Следующим шагом будет анализ того, что ты увидел. Просматривая свои записи, ты найдешь характерные только для тебя признаки сна. Они условно делятся на две категории: реальные и нереальные.

НЕРЕАЛЬНЫЕ. Это явления или события, которые периодически происходят с тобой во сне, но каких ты не наблюдаешь наяву. Здесь может быть что угодно: встречи со сказочными существами, кинозвездами, полеты, пребывание в странных помещениях… Что именно – ты определишь сам. Таких явлений будет несколько, из них выбери два самых характерных и часто повторяющихся. Запиши их в тетрадь на отдельную страницу, обозначив как: «Главные нереальные признаки сна».

РЕАЛЬНЫЕ. Это те явления и события, которые ты часто видишь во сне, но они встречаются или могут встретиться наяву. То есть то, что не выходит за привычные рамки повседневного восприятия. Езда на машине, ходьба по темным улицам, бег, посещение учебных заведений… Возможно, тебе будет сниться, что ты куда‑то карабкаешься или, напротив, спускаешься. Выбери из них два или три события, которые происходят с тобой во сне наиболее часто, и запиши их в тетрадь, обозначив: «Главные реальные признаки сна».

Теперь перед каждым засыпанием ты будешь настраиваться на то, что, как только увидишь во сне эти события или явления (лучше в этот момент читать составленный перечень), ты сразу же осознаешь себя во сне, то есть он станет осознанным. Можешь прокручивать в сознании воспоминания об этих явлениях и событиях, рисуя их перед внутреннем взором. Тогда у твоего разума появляется зацепка за определенное событие, которое он ассоциирует со сном. Заметив такое событие в сновидении, он обратит на него внимание, и ты поймешь, что находишься во сне.

Конечно, это звучит намного проще, чем происходит в действительности, однако есть люди, которым достаточно только этого шага, чтобы достичь осознанности во сне. Обратив внимание сознания на часто повторяющиеся сюжеты, они преодолевают ту грань, которая мешает достичь понимания самого факта сна. В любом случае признаки сна не могут быть всегда одни и те же, они меняются со временем на другие. Поэтому ты можешь заметить, что, выбрав для себя пару зацепок, со временем ты перестанешь видеть их во снах. Так происходит в тех случаях, когда разрешается какая‑то проблема на физическом плане. Ведь сновидения только компенсируют энергетические недостатки наяву. Прекращение проявлений такой компенсации указывает на отсутствие причины.

– Как же быть в таком случае? – спросил я.

– Не волнуйся, найдутся другие проблемы, – улыбнулся Дрейк. – Поверь, что у тебя будет достаточно времени для практики, прежде чем не останется никаких постоянных признаков сна. Если это произойдет раньше, чем ты научишься осознавать себя во сне, тогда в качестве зацепки можно просто выбирать нереальные события. То, что никогда не может произойти на физическом плане. Это сделать гораздо сложней, поэтому подобный путь я предлагаю как вспомогательный. Чтобы заставить внешний разум различать во сне события на «реальные» и «нереальные», его нужно к этому приучать наяву. Для этого придется быть постоянно как можно более осознанным и обращать внимание на любые моменты, которые могут показаться неправдоподобными. Уверен, что тебе приходилось иногда замечать нечто, во что не хотелось верить, даже если это происходит у тебя на глазах.

– Такие случаи бывают довольно часто, – согласился я. – Порой я даже говорю себе, что это точно как во сне.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.45.196 (0.017 с.)