ТОП 10:

Законодательство: наказания.



А вот в части наказаний отличие Российской Империи от Американской Федерации разительное. Начать с того, что у нас смертной казни нет, а в России она существует. Трудно поверить, что всего полвека назад все было с точностью до наоборот. Главная причина этого положения такова – в России исключена казнь невинного, потому что по их закону не признавшего свою вину на технодопросе подсудимого нельзя считать виновным. Тем не менее споры вокруг смертной казни не стихают в России и по сию пору, потому что кроме риска казни невинного есть еще христианское милосердие – ведь заповедано «не убий». Но когда в 2017 году старец преподобный Феодосий напомнил Гавриилу Великому слова апостола Павла «не мстите за себя, возлюбленные, но оставьте место гневу Божьему», тот ответил знаменитой фразой: «Мы и есть орудие гнева Божьего».

Традиционное лишение свободы в тюрьме или лагере, то есть самый распространенный во всех странах вид наказания, в России, наоборот, используется мало. Там считают, что подобные меры только плодят профессиональных преступников. К тому же они несовместимы с российским базовым принципом достоинства – наказание может быть сколь угодно жестоким, но оно не должно лишать человека достоинства, потому что это бесчестит самого наказывающего. Основной вид наказания в Империи – телесный, то есть плетью у позорного столба. Такое наказание надолго запоминается и потому оказывает лучший воспитательный эффект, считают русские, к тому же оно не растянуто во времени.

Лишение свободы, когда оно все-таки используется, бывает двух типов – острог и каторга (они различаются тяжестью труда, а не режимом), но срок такого наказания не превышает пяти лет. Тюрьмой же здесь называется только следственный изолятор, ареста как наказания и соответственно арестных домов или тюрем для отбытия срока в Империи нет.

Широко распространен штраф (в это понятие включается и компенсация ущерба), но определенного судом размера – конфискация имущества (имеется в виду всего имущества, без привязки к конкретному похищенному имуществу или размеру штрафа) законодательством не предусмотрена. Но если человек не может заплатить штраф, взыскание, естественно, будет направлено на его имущество, хоть на все. Если же и его не хватает, человек посылается на принудительные работы, обычно достаточно тяжелые и в отдаленных местах. Интересно, что большинство штрафов, налагаемых на человека в уголовном или административном порядке, пропорциональны тому или иному параметру его финансовой состоятельности. То есть за определенный тип нарушения или преступления закон устанавливает фиксированный штраф либо вилку, номинированные не в рублях, а в процентах от его официального полного имущества или дохода. Даже штрафы за нарушение Правил дорожного движения фиксируются не в деньгах, а в процентах от стоимости автомобиля; логика этого понятна: цель таких штрафов – в создании негативной мотивации, ведь штраф, тяжелый для водителя простенького «миасса», безразличен для водителя «Серебряной стрелы».

Наконец, существует наказание в виде полного отторжения от цивилизации, так называемая бессрочная ссылка в Зону – огороженную территорию в Сибири площадью примерно 300 тысяч квадратных километров, из которой нельзя выйти, а внутри делай что хочешь и живи как знаешь; по периметру Зоны даже разрешается обмениваться товарами с торговцами.

При этом самой распространенной по количеству приговоров в год мерой является вовсе не что-либо из описанного, а предупреждение – русские строго придерживаются принципа детской считалки: «Первый раз прощается, второй – запрещается». Таким образом, когда человек совершает свое первое преступление, он получает предупреждение, сопровождающееся телесным наказанием. То же после второго преступления, если оно не тяжкое, – только предупреждение будет последним, а телесное наказание – гораздо более строгим (иногда после него приходят в себя в больнице по три месяца). А если преступление тяжкое, то человек получит до пяти лет острога или до двух лет каторги, обычно на выбор (к весьма тяжким это не относится). После третьего же преступления, или после второго, если оно относится к весьма тяжким, он навсегда отправится в Зону. Такой порядок применяется для всех преступлений, кроме особо тяжких: к последним относятся те, которые считаются бесспорным свидетельством полной дефектности и неисправимости преступника, – в основном это преступления, совершенные с особой жестокостью и особым цинизмом; за них сразу казнят или в редких случаях ссылают в Зону (если подобное преступление совершено впервые).

Ни для каких категорий граждан ни по одному виду наказаний нет исключения – ни для подростков или даже 12-летних детей, ни для женщин, ни для психически ненормальных: умел воровать – умей ответ держать (отсрочку исполнения любых наказаний по понятным причинам имеют беременные женщины). В прошлом году казнили трех 14—15-летних подростков, и большинство населения считало это достойным сожаления, но справедливым – ведь подростки совершили серию убийств с поражающей воображение жестокостью (а ни за что другое в России не казнят и взрослых).

Для экономических преступлений в основном используются ненасильственные наказания – запреты на определенные виды деятельности и бизнеса и штрафы: считается, что у корыстолюбцев самое больное место – карман, а техно-допрос гарантирует, что спрятать деньги никаким образом преступник не сможет.

Для преступлений против порядка управления, в том числе связанных с оскорблением страны и народа, широко используются запреты на определенные профессии, а также запреты на любую публичную деятельность. И то и другое распространяется на определенный срок либо предписывается пожизненно.

Особую категорию составляют наказания за так называемые преступления против общественной жизни: сюда относится неуплата налогов, а также неисполнение других экономических или социальных законов, не являющееся прямым мошенничеством, например разбавление контрольного пакета ПАО или нарушение общественной нравственности. Русские считают, что наказывать телесно, сажать или тем более ссылать в Зону за такие вещи нельзя – поэтому (а вовсе не только из-за коррупции) у них и до 2013 года практически не сажали за неуплату налогов. Ныне по части II УК РИ («Наказания») за подобные преступления положено так называемое объявление вне закона; но это после второго преступления – после первого положено предупреждение, возврат недоплаченных средств (если есть) и ощутимый, но реального размера штраф. Объявление вне закона означает ровно то, что явствует из названия: не хочешь признавать над собой закона – не надо, но тогда закон перестает для тебя действовать во всем своем объеме. То есть ты не будешь платить налогов, но тебя не будет защищать ни земская милиция, ни имперская полиция; ты не сможешь обратиться с иском на кого-либо в суд, даже если тебя нагло обманули; тебя не будет лечить здравоохранение; тебе не будет выплачиваться пенсия (список можно продолжить). Из состояния «вне закона» можно выйти, отбыв добровольно три года на тяжелой каторге, обычно на астероидах, – но только если искренность вашего раскаяния будет подтверждена технодопросом. Любопытно, что наличие данного вида наказания означает, что каждому человеку, по сути, разрешают жить вне общества. И действительно, в России, по статистике, более двух миллионов человек живут именно так, не совершив никакого преступления, а просто написав заявление, – это разрешено. Такова еще одна дополнительная степень свободы россиян.

Наказания для иностранцев, совершивших преступления на территории России, никак не отличаются от таковых для россиян – иностранное гражданство не считается ни смягчающим, ни отягчающим обстоятельством. Россия не передает осужденных иностранцев в страны, гражданами которых они являются, по запросу этих стран для исполнения наказания там, как и не направляет подобные запросы в другие страны относительно своих граждан. Это вполне естественно, поскольку система наказаний, как вы поняли, здесь принципиально иная. Как Россия может просить выдать ее гражданина, осужденного, например, у нас на 15 лет тюрьмы, для исполнения этого наказания у себя, если у них такого наказания вообще не существует? Что касается выдачи лиц, совершивших преступление против России и находящихся в других странах, то позиция Империи весьма разнится в зависимости от того, иностранец это или российский гражданин (точнее, от того, кем он был на момент преступления). В первом случае Империя хоть и настаивает на выдаче, но готова предоставлять доказательства виновности и не считает рассмотрение этого вопроса в прокуратуре или суде другой страны демаршем против себя. Повторяющийся отказ в выдаче может привести к тому, что Россия демонстративно примет у себя ряд преступников из этой страны, как во времена холодной войны 2007—2019 годов, но не более того (а скорее всего, не приведет ни к чему). Но вот что касается своих граждан, то Россия требует их выдачи по ее запросу в безусловном порядке и без всяких доказательств – концепцию политического убежища она не признает, как и вообще права своих граждан на защиту другого государства (за исключением разве что завербованных шпионов – они, по сути, как бы и не свои граждане). При этом если человеку все же где-то будет предоставлено убежище, то российские спецслужбы начнут на него охоту, где бы он ни находился, совершенно не скрывая этого, и, скорее всего, рано или поздно его убьют. Впрочем, повторюсь – как ни странно, это не относится к работавшим против России иностранным разведчикам: к деятельности чужих спецслужб русские относятся без восторга, но с пониманием, в соответствии с понятиями воинской этики. Сама Россия готова к исполнению таких же требований, и многих это устраивает, поэтому у нее есть соглашения о взаимной выдаче преступников с Поднебесной и Индией, а раньше было и с Халифатом, но с последним оно расторгнуто в 2041 году из-за нежелания Халифата выдавать российских исламских боевиков. Наша Федерация – единственная страна, с которой у Империи такого соглашения не было, нет и не предвидится, поскольку принцип предоставления убежища обиженным и угнетенным из других стран для нас свят.

 

 

Суд.

В России две судебные вертикали – имперская и земская, никак друг с другом не связанные, за исключением того, что они пользуются одним и тем же судебным департаментом (в частности, имперской службой исполнения судебных решений). Имперский суд рассматривает исключительно уголовные дела, а земский суд – гражданские, в том числе и те, где одной из сторон выступает государство. Это является еще одним проявлением разделения властей по-русски – имперская власть считает, что денежные и имущественные тяжбы граждан и организаций не ее дело (от себя добавлю, что опричники, с их неприятием и непониманием денег, и не смогут ими заниматься).

Суда присяжных в России нет, он считается там в лучшем случае архаизмом, а в худшем – абсурдом; и в имперском, и в земском суде решение принимает единолично судья, а для определенного перечня особо сложных дел – коллегия из трех судей (как и для всех дел в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях). В остальном судебная процедура принципиально схожа с нашей, в том числе основана на равенстве и состязательности сторон, но технодопросы проникли и в нее. Ныне в российских судах любой человек отвечает на вопросы сторон и судей, только сидя в специальном «кресле правды», снабженном нейро-детектором, причем правдивость его ответа видна по цвету загорающейся лампочки всей присутствующей публике. Это относится к подсудимому, свидетелям, обвинителю и адвокату в имперском суде и к истцу, ответчику и свидетелям – в земском. Однако роль этого нововведения в земском суде существенно меньше, поскольку в гражданских процессах главным является не столько установление истины, сколько вынесение оценки.

Если человек, не являясь потерпевшим, утверждает, что другой человек преступник, и хочет привлечь его к техно-допросу, он подает заявление в суд – такое заявление называется «донос». Суд назначает технодопрос, и если донос в первом приближении подтверждается, то сам суд отправляет приказ на возбуждение уголовного дела и расследование – но если нет, то по имперскому Уголовно-процессуальному кодексу доноситель публично извиняется перед объектом доноса и выплачивает ему 500 рублей, то есть 2000 долларов, компенсации; а после третьего такого случая и далее еще получает по двадцать легких плетей.

В имперском суде подсудимый не имеет права платить адвокату: он должен платить в коллегию, если он ненеимущий – для тех, как и у нас, защита бесплатна. Он также не может выбирать адвоката – выбор из числа членов коллегии для конкретного процесса производит компьютер.

В земском же суде выбор юриста и договоренность с ним происходит, как у нас, по согласию сторон. Вообще роль адвоката в уголовном процессе вторична (как, впрочем, и обвинителя) и сводится в основном к контролю за соблюдением законности второй стороной – виновность, как и наличие смягчающих обстоятельств, определяется технодопросом, а пафосные речи с обличением социальных язв бессмысленны по причине отсутствия присяжных.

Уголовные дела возбуждает, ведет до суда включительно и контролирует Имперское управление контроля – а именно имперские службы расследований и государственного обвинения (в России это разобщено) и служба прокурорского надзора.

В числе земских судов существуют национальные суды – тяжба рассматривается в них только в том случае, если на это согласны обе стороны. У некоторых народов России (например, у многих кавказских) установлено, что для того, чтобы считаться принадлежащим к этому народу и получить в 15 лет соответствующую запись в паспорте, необходимо сразу дать подписку о признании юрисдикции национального суда. По рангу такие суды равны территориальным окружным, но последние являются кассационной инстанцией, а национальные – первой, поскольку обжалуются их решения в кассационной коллегии Высшего земского суда России (для некоторых многолюдных наций национальные суды разбиты на две инстанции).

Имперские судьи назначаются императором на десять лет, чаще из опричников (но далеко не всегда), а земские судьи первой инстанции избираются или назначаются так, как решено в данном земстве или группе земств, и так же решаются некоторые процессуальные вопросы, например размер и состав коллегии. Судьи земских окружных кассационных судов и Высшего земского суда России назначаются Земской Думой, она же принимает Гражданский, Гражданско-процессуальный и Земско-процессуальный кодексы. Судьи национальных судов назначаются соответствующими национальными палатами, по ими же определенной процедуре, и они принимают соответствующие изменения и дополнения в кодексы.

Общее количество дел в земских судах гораздо меньше, чем у нас, и тому есть несколько причин. Первая из них в том, что по российским Гражданско-процессуальному и Земско-процессуальному кодексам суд имеет права не принять иск как заведомо необоснованный. Поэтому в отличие от нашей Федерации в России невозможны, например, иски о том, что детей не тому учат в школе – в школе учат по государственной программе, которая не может быть предметом судебного рассмотрения, а если вам кажется, что программу нарушили, сигнализируйте в Имперское агентство школ или жалуйтесь прокурору. Также в российском суде не примут столь распространенный у нас денежный иск к больнице о неправильном лечении, приведшем к смерти или инвалидности пациента: по русским законам это либо предмет уголовного дела (тогда пишите заявление прокурору), либо вообще не предмет судебного рассмотрения. Не принимают там и подавляющее большинство тех исков, которые у нас называются потребительскими, типа я хочу получить с вас пять миллионов, потому что сломала палец, пользуясь пультом для виртупроектора вашего производства, а в инструкции не было предупреждения об этом: закон не обязывает писать инструкции, рассчитанные на дебилов, скажут вам в русском суде. К тому же здесь судья имеет право, и даже обязан, если иск оказался заведомо необоснованным, вынести по итогам рассмотрения гражданского иска соответствующее определение – в этом случае истец заплатит определенные кодексом дополнительную государственную пошлину и штраф в пользу ответчика. Это обычное дело, и потому там каждый основательно думает, прежде чем подавать иск. Кроме указанных процессуальных, в Империи существует еще один системный фильтр против бесконечного сутяжничества, которое, на мой взгляд, парализует нашу Федерацию: материальный ущерб здесь компенсируется лишь в подтвержденном экспертизой фактическом размере, а моральный – по нормативам, установленным законом прямого действия, и поэтому подавать иски здесь гораздо менее выгодно – даже если выиграешь, то точно не разбогатеешь. Все это приводит к тому, что граждане в России судятся меньше, чем у нас, и практически никогда по смешным и вздорным поводам. Как следствие – практикующие юристы в России пользуются гораздо меньшим общественным престижем и весом, чем у нас, и уж вовсе не являются хозяевами жизни ни в собственных глазах, ни в глазах окружающих (хотя зарабатывают юристы, ведущие гражданские и особенно корпоративные дела, весьма неплохо).

Помимо двух описанных судебных вертикалей, имперской и земской, существует Конституционный суд, рассматривающий вопросы соответствия тех или иных законов Конституции, – российские земские и имперские суды не имеют права выносить решения о неконституционности по частным гражданским или уголовным делам, как это делается у нас. Соответствие имперских законов Конституции проверяется превентивно – по Конституции, император направляет подписанный им законопроект в Конституционный суд (напоминаю, что законодательной власти в Российской Империи нет, и законы принимаются единолично императором, хотя на практике они, конечно, сначала обсуждаются в правительстве, а часто и публично – но эта процедура не формализована). Император может объявить закон принятым только после положительного решения Конституционного суда, в противном случае он недействителен. Если же Конституционный суд считает закон не соответствующим Конституции, а император не готов его полностью отозвать, то включаются примерно те же процедуры, что у нас в Конгрессе в случае вето, – я имею в виду согласительные комиссии.

Другие акты имперской власти, кроме законов, а также акты Земской Думы, отдельных земств и общин и общероссийских национальных палат Конституционный суд рассматривает на предмет соответствия по запросам правительства, общероссийских национальных палат, Земской Думы, общин и земств, а также любых судов, кроме первого уровня. Конституционный суд также рассматривает решения судов на предмет их конституционности, в том числе по частным запросам сторон, но в последнем случае он вправе отказать в рассмотрении после предварительного ознакомления. Судьи Конституционного суда, как и все судьи России, а тем более адвокаты, не пользуются иммунитетом от уголовного преследования – в этом нет никакого смысла, потому что принципиальная виновность судьи выяснится после первого же технодопроса (все дальнейшее есть лишь создание формализованной доказательной базы). Кстати, по той же причине не обладает иммунитетом в Империи и никто другой; даже император защищен лишь отсрочкой в рассмотрении уголовного дела до конца срока его правления (напоминаю, импичмента в России нет).

В общем и целом, дорогие соотечественники, российская правоохранительная система показалась мне в высшей степени действенной, и результаты это подтверждают. Причем под результатами я имею в виду не столько низкий уровень преступности, а что касается организованной преступности и коррупции, то и вовсе полное их отсутствие – такого добивались и некоторые тоталитарные режимы прошлого, ценой массовых репрессий и всеобщей атмосферы ужаса, – а то, что здесь не может пострадать невинный. Вы все помните, как у нас три года назад арестованный серийный убийца признался в 39 убийствах – а другой человек, абсолютно невиновный, уже был осужден за это, отсидел семь лет и повесился в тюрьме. В России с ее технодопросами такое в принципе невозможно. Я думаю, что одно это обстоятельство способно сильно потянуть вниз чашу весов, на другой чаше которых лежат соображения вроде «нельзя влезать в чужие мозги, это запредельное попрание свободы». Я сам проходил технодопрос, когда получал визу, и в чем вопросы типа «собираетесь ли вы делать в России что-либо, кроме того, что указали» ущемляют мою свободу, понять не могу – кроме как если бы мне действительно было что скрывать. И с какой стати можно утверждать, как это делают многие у нас, что наличие смертной казни есть признак варварства и несвободы, когда еще 25 лет назад, во времена моего деда, великого Алвареду Бранку, смертная казнь существовала у нас самих? Мы что, тоже были четверть века назад варварским и несвободным государством? Что же касается телесных наказаний, тут я готов согласиться, что это чистое средневековье и унижение человеческого достоинства. Однако что же, тюрьма – современное изобретение и апофеоз уважения к личности? Лично я пришел к твердому убеждению, что в этой сфере нам есть смысл внимательно присмотреться к русскому опыту и частью его даже перенять – более того, я уверен, что в течение ближайших десятилетий так и произойдет.

 

Глава 6

Армия

 

Армия в России – это нечто большее, чем вооруженные силы в остальных четырех государствах; по функциям она одновременно является и тем, что у нас называется национальной гвардией (в Поднебесной – внутренними войсками, в Индии – военизированной полицией, а в Халифате – стражами ислама). По Конституции Российской Империи армия официально является не только орудием защиты страны и ее интересов в мире от других стран, но и инструментом силового обеспечения целостности России и преемственности ее системы государственной власти от внутренних угроз. С другой стороны, важность армии здесь не ограничивается ее функциями – она играет ключевую роль и для мироощущения служилого сословия, и для апологии самогу факта его существования – а служилое сословие в России, как вы уже знаете, и есть власть. Поэтому я выделил рассказ об армии в отдельный раздел, хотя у нас этими вопросами интересуются в основном узкие профессионалы и специалисты в военном строительстве.

Как я уже писал в главе «Общественное устройство», в Российской армии служат только опричники. Некоторые из них, а именно корпус воинов, составляют ее основное ядро (кроме того, что раз в десять лет они обязаны перейти на службу в другой корпус не менее чем на три года) – но в период начальной службы и регулярных сборов воинскую службу несут и все остальные опричники. В Российской армии нет понятия солдаты и офицеры, нет там и воинских званий – все в равной степени являются воинами. Подобное положение в армии для российской истории не новость, так уже было в 1917—1935 годах, но тогда звания по факту сохранялись, просто они стыдливо назывались по должностям – так требовала «антибуржуазная» идеология того времени. Ныне причина такой армейской иерархии совсем иная – все служащие в армии опричники имеют одинаковую подготовку, как минимум соответствующую нашей офицерской. Поэтому не совсем корректно утверждать, а такие утверждения я неоднократно встречал в нашей прессе, что в Российской армии нет офицеров – скорее, там все офицеры, а нет солдат. Также это связано и с культивируемым чувством братства всех опричников – офицерские звания этому бы явно противоречили. Командные должности, конечно, существуют, но занимающие их воины никак внешне не различаются.

Такая же картина и в гражданской администрации, и полиции, где после определенного количества лет, проведенных на командных должностях, опричника переводят на существенно более низкую должность, вплоть до рядовой – «чтобы много о себе не думал». Таким образом, у всех опричников одинаковая форма, и единственные в ней различия – это ордена и знаки.

Ордена в Империи различаются в зависимости от того, за что они даются – за личную доблесть, за интеллектуальные заслуги военачальника или полицейского или за гражданские заслуги, а также от того, «простые» ли это заслуги или особые.

Основным орденом, вручаемым за проявление личной доблести (как правило, это касается опричников из силовых структур корпусов воинов и стражей, то есть армии и полиции), является Георгиевский крест трех степеней – выглядит он как крест с расширяющимися концами и изображением Георгия Победоносца, поражающего змея. В зависимости от степени он бывает бронзового, серебряного или золотого цвета – это относится и ко всем другим орденам, имеющим степени. Для полных георгиевских кавалеров, то есть людей, награжденных Георгиевским крестом всех трех степеней (второго набора для имеющих степени орденов по правилам быть не может), есть орден воинского Красного Знамени, представляющий изображение государственного флага со скрещенными мечами на его фоне.

За особый личный героизм дается орден Красной Звезды – это восьмиконечная (Вифлеемская) звезда, покрытая красной эмалью.

За заслуги военачальника, как и за иные интеллектуальные военные или полицейские заслуги, дается орден Александра Невского трех степеней, который представляет собой портретное изображение этого полководца, причисленного к лику святых, соответствующих трех цветов. Для полных кавалеров ордена Александра Невского существует орден воеводского Красного Знамени, где на фоне государственного флага вместо мечей изображен шестопер – это вид булавы, издревле являвшийся в России символом власти военачальника.

За особые полководческие или полицейские заслуги дается орден Михаила Архангела, представляющий миниатюрное изображение Архангела из золота.

Для корпуса правителей, то есть гражданской администрации, основным является орден «За заслуги перед Империей», который также имеет три степени – это государственный герб соответствующего степени цвета. Для полных кавалеров ордена «За заслуги перед Империей» существует орден княжеского Красного Знамени, на котором вместо мечей или шестопера изображена держава – золотой шар с крестом, символ княжеской и царской власти. А за дела, принесшие особую пользу или предотвратившие особую угрозу стране, дается орден Андрея Первозванного, представляющий собой миниатюрное золотое изображение этого апостола, первого крестителя России, распятого на косом (так называемом андреевском) кресте.

За особые заслуги перед Империей, неважно какие именно, или особую доблесть дается орден Золотой Звезды – это восьмиконечная звезда из желтого золота; его кавалер называется «Герой Российской Империи». А за исключительные заслуги, кроме Золотой Звезды, дается еще высший орден Империи – орден Гавриила Великого.

Медалей в России нет, а есть так называемые знаки, обозначающие участие в той или иной кампании или операции или просто службу на том или ином участке. На знаках предусмотрены отметки за ранения, отметки за принадлежность к отличившейся части, а также упрощенные символы вышеописанных орденов.

Помимо опричников, вышеописанными орденами могут быть награждены и представители первого или третьего сословия, если они по стечению обстоятельств совершат такое же деяние, за которое награждают опричников. Специально же для земцев существуют орден Славы – за личное мужество и самопожертвование и орден Почета – за вклад в науку, культуру, промышленность и т. п. Духовенство не принято награждать государственными орденами – у них ордена свои, церковные.

Вооруженные силы Российской Империи включают в себя стратегические силы, основные силы, легкие силы и флот. Стратегические силы предназначены для уничтожения целых стран или их значительных частей с помощью ракет, несущих термоядерный или аннигиляционный заряд, а также для нейтрализации такого рода атак на свою страну, если таковые произойдут. В состав стратегических сил входят стационарные и мобильные ракетные комплексы, подводные лодки и космические корабли-ракетоносцы, а также боевые орбитальные станции с ракетным и лучевым оружием. Для противодействия вражеской атаке имеются так называемые силы ПВО страны.

Флот Империи состоит из морского, разделяемого на надводный и подводный, воздушного, состоящего из самолетов и дирижаблей, и космического флотов.

В общем и целом эти два вида вооруженных сил достаточно схожи с соответствующими нашими – безусловно, есть и существенные отличия, но они не являются достоянием широкой публики, поэтому я не могу о них судить. Гораздо интереснее будет рассказать вам о двух других видах вооруженных сил.

Во второй половине 2000-х годов, когда резко обострилась конфронтация России с Западом, который тогда был ее основным противником, Владимиру Восстановителю и военному министерству пришлось решать принципиальную задачу – какие вооруженные силы создавать, чтобы противостоять угрозе. Особенность состояла в том, что экономические возможности Запада превышали российские во много раз, если не на порядок. А война того типа, к которой готовился Запад и которая считалась единственно возможной на тот момент, как раз делала основную ставку на технику, и преимущество в этой области (естественно проистекающее из превосходства в экономике) было тождественно военному преимуществу. Поэтому если строить свои вооруженные силы по тому же принципу, что у противника, рассуждали стратегические планировщики, то они заведомо окажутся многократно слабее и к тому же будут полностью бесполезными для «мятеж-войн» с сепаратистами и войн малой интенсивности с южными соседями. Но как тогда противостоять высокотехнологичной армии противника?

Ответ, который в результате был найден, пожалуй, только в России и мог появиться, потому что он органично проистекал из ее уникального, хотя и бесславного опыта – войны в мятежной Чечне. Чтобы превратить этот опыт в нечто конструктивное, надо было понять, почему та война шла именно так, а не иначе. Никакое пагубное состояние Вооруженных сил Российской Федерации, как и предательство собственного военного и политического руководства, не могло само по себе объяснить успехи чеченских мятежников, в десятки раз уступающих Российской армии по численности и не имеющих тяжелого вооружения (потом уже вспомнили, что нечто весьма похожее имело место в Афганистане, когда Российская армия еще была сильна как никогда). Серьезный штабной анализ показал, что секрет успеха чеченцев заключался в том, что они избрали тактику, промежуточную между тактикой регулярного войска и тактикой партизан, – отказались от строя, фронта и т. п., но действовали крупными отрядами, имеющими прекрасно отлаженное взаимодействие и связь и использующими максимально мощные из доступных им вооружений – гранатометы, противовоздушные ракеты, тяжелые мины и иные взрывчатые устройства. Это дало им возможность нападать на армейские части, даже тяжеловооруженные, потому что, как выяснилось, для уничтожения танка или боевого вертолета совершенно не обязателен другой танк или вертолет – вполне достаточно гранатомета или «Иглы». А с другой стороны, Россия не могла использовать собственное тяжелое оружие, имея перед собой в качестве цели отдельных солдат или небольшие группы противника, – не потому, что это было невозможно, а потому что слишком дорого. Таким образом, горький опыт чеченской войны пригодился русским для того, чтобы осознать, что весы войны очередной раз в истории качнулись и на поле сухопутного боя в отличие от морского или воздушного силы нападения опять стали превосходить силы обороны. Осталось понять, как использовать это обстоятельство против Запада. Сомнений не оставалось – преимущество имеет именно та тактика, которую использовали чеченцы: сильное рассредоточение, превращающее каждого солдата фактически в отдельную мишень и тем самым делающее малоэффективным использование противником тяжелого и высокотехнологичного оружия. А чтобы полностью свести на нет его преимущество, наступательные возможности отдельного солдата необходимо предельно увеличить, а технологические возможности противника ограничить.

В результате появилось войско нового типа, которое стало прообразом нынешних основных сил Вооруженных сил Российской Империи. Оно не только обеспечило военные потребности русских, но и в большой степени, как станет понятно из дальнейшего, предопределило политическую систему России. Для увеличения персональной огневой мощи воина перед наукой и промышленностью была поставлена задача по созданию взрывчатых веществ (ВВ) нового поколения, превосходящих обычные ВВ по мощности на грамм собственного веса в тысячи и десятки тысяч раз, то есть промежуточных между обычными и ядерными. Во исполнение этой задачи были созданы так называемые чистые термоядерные боеприпасы (ЧТБ), высвобождающие термоядерную энергию без ядерного запала и потому не дающих радиоактивного заражения. А поскольку вместе с ядерным запалом ушло понятие критической массы и соответственно минимальной мощности, то ЧТБ могут быть любого размера, хоть килограммового тротилового эквивалента.

Каждый воин получил в качестве основного личного оружия ОМИК (орудие многоцелевое индивидуальное Корабельникова), длиной более полутора метров и весом около 20 килограммов, у которого верхний ствол представляет собой нечто вроде нашей снайперской винтовки 50-го калибра (в русских терминах, 12,7 мм), а нижний, по сути, является ненагруженной (то есть гладкоствольной) пушкой. В индивидуальный боекомплект опричника входит 120 патронов к верхнему стволу, каждый из которых при попадании в человека, даже в броне, разрывает его на части, в том числе 20 разрывных с ЧТБ в 1,4 кг тротилового эквивалента, которые при попадании выводят из строя бронемашину или даже средний танк. При этом эффективен ОМИК в режиме использования верхнего ствола на дальности до 2 км, а на расстоянии в 1 км любой опричник попадает в цель в трех случаях из пяти, даже из неудобного положения. Пули у русских, как уже было сказано, патронного типа, а не электромагнитного, как у нас, – их выбрасывают газы от взрыва патрона, а не сверхпроводящий ускоритель в стволе. Это несколько ухудшает параметры, но делает оружие невосприимчивым к электромагнитному импульсу. Для нижнего ствола в боекомплект входит 14 снарядов ЧТБ двух мощностей, различаемых по цвету, – 26 кг и 380 кг в тротиловом эквиваленте. Первый применяется против пехоты, тяжелых танков и бронеходов – кумулятивному противотанковому снаряду достаточен заряд и в двадцать раз более слабый, но этот не требует точного попадания, и против него бессильна активная защита. А второй – против укрытий и скоплений живой силы и техники, а также в особых случаях – в городах для уничтожения больших зданий и т. п. (в основном именно такими снарядами был разрушен центр Чикаго в мае 2019 года). Есть в боекомплекте опричника также три противовоздушных ракетных снаряда, в основном используемых против боевых вертолетов; они не самонаводящиеся (русские не используют электронику на поле боя), но имеют очень высокую скорость полета, так что маневр уклонения от них при правильном прицеле почти невозможен.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.179 (0.015 с.)