ТОП 10:

Запись результатов и составление протокола



При обследовании при помощи ТАТ протоколированию подлежит следующее:

1. Полный текст всего, что говорит обследуемый в той форме, в какой он это говорит, со всеми вставками, отвлечениями, оговорками, аграмматизмами, повторениями и словами-паразитами. Если он хочет исправить что-то ранее сказанное, следует записать те исправления, которые он вносит, не меняя ничего в предыдущей записи.

2. Все, что говорит психолог, обмены репликами с обследуемым, вопросы обследуемого и ответы психолога, вопросы психолога и ответы обследуемого.

3. Относительно длинные паузы в ходе составления рассказа.

4. Латентное время — от предъявления картины до начала рассказа — и общее время рассказа — от первого до последнего слова. Время, затраченное на уточняющий опрос, не приплюсовывается к общему времени рассказа.

5. Положение картины, Для некоторых картин неясно, где верх, где низ, и обследуемый может ее вертеть. Повороты картины необходимо фиксировать. Правильное положение

обозначается значком "Л"> положение "вверх ногами" — "V"> боковые положения, соответственно, "<" и ">". Если обследуемый будет спрашивать, как правильно держать, следует отвечать: "Как Вам удобно, так и держите".

6. Эмоциональный настрой обследуемого, расположение духа, динамику его настроения и эмоциональных реакций по ходу обследования и в процессе рассказывания.

7. Невербальные реакции и проявления обследуемого — жесты, мимику, позы: пожал плечами, улыбнулся, нахмурился, сменил одну позу на другую (открытую на скованную или наоборот).

Большой объем информации, которую необходимо фиксировать, порождает определенные технические сложности. Этих сложностей можно избежать, если записывать рассказы на магнитофон с последующей их расшифровкой. В этом случае непосредственно в ситуации обследования психологу придется фиксировать только невербальные проявления обследуемого и повороты картин, и он может всецело посвятить себя поддержанию рабочей атмосферы и контакта с обследуемым и контролю за ходом обследования. Расшифровка записи потребует дополнительного времени и усилий, однако при этом будет сохранена вся необходимая информация без пропусков и искажений. Единственное искажение, которое может возникнуть в этом случае — неготовность обследуемого говорить перед микрофоном. Скрытая запись технически сложна и этически некорректна, поэтому стоит потратить 15—20 минут на то, чтобы обследуемый привык к включенному магнитофону — можно что-то вместе записать, прослушать — как-то поиграть с ним. После этого можно начинать работу с ТАТ.

Если в распоряжении психолога нет диктофона (или лаборанта-протоколиста), ему приходится фиксировать одновременно всю информацию самому и параллельно контролировать ход обследования и взаимодействовать с обследуемым. Это невозможно без более или менее значительных потерь информации, хотя существуют некоторые рекомендации, призванные облегчить труд психолога в такой ситуации, в частности, приведенный выше способ за-

меддения темпа речи обследуемого. Другая рекомендация касается способа фиксации длинных пауз в ходе рассказа. Поскольку важна не абсолютная, а относительная длина пауз, можно ритмично ставить на бумаге черточки, когда обследуемый замолкает. Чем больше черточек, тем длиннее пауза.

Практиковавшееся одно время написание рассказов самими обследуемыми следует признать крайне неудачной попыткой облегчить труд психолога. Она приводит к серьезному искажению результатов благодаря существенному увеличению сознательного контроля за содержанием рассказов.

Вся зафиксированная информация сводится в первичный протокол. Первичный протокол имеет единую форму как для клинического обследования, так и для учебного или исследовательского опыта и должен содержать всю информацию, на основании которой любым человеком в любое время может быть выполнена обработка и интерпретация результатов по любой интерпретативной схеме.

Вводный лист протокола (так называемая "шапка") должен содержать как общую информацию, требующуюся в любом протоколе тестирования по любой психодиагностической методике (пол, возраст, образование, профессия обследуемого, фамилия психолога, проводящего обследование, дата обследования), так и более развернутую характеристику обследуемого (семейное положение; члены семьи; состояние здоровья; успехи в профессиональной карьере; основные вехи в биографии) и ситуации обследования (место обследования; точное время; способ фиксации результатов; другие особенности ситуации; отношение обследуемого к ситуации обследования и к психологу).

В основной части протокола фиксируется текст рассказов и все прочие перечисленные выше виды информации. Примерный образец формы протокольной записи приведен в главе 5. Этот протокол является основой для дальнейшей работы — вычленения диагностических показателей и интерпретации результатов обследования.

 

 

Обработка и интерпретация результатов

4.1. Предварительные замечания

Общие принципы диагностики

Переходя к изложению правил обработки и интерпретации результатов ТАТ, прежде всего необходимо подчеркнуть, что это процесс творческий, который не может быть полностью сведен к следованию какому-либо алгоритму. Г.Мюррей отмечал, что дилетант, обладающий, однако, тонкой психологической интуицией и везением, может, даже не имея опыта, делать правильные и важные выводы на основе вчувствования в духовный мир автора рассказов. От интуиции не должен отказываться и профессионал. Однако речь идет о строго тренированной критической интуиции, освобожденной, насколько это возможно, от влияния личных пристрастий и убеждений, которая должна не подменять собой, а дополнять профессиональные знания и опыт, учитывать результаты других методик и данные анамнеза. Мюррей подчеркивал: "Интерпретации вслепую часто приносят больше вреда, чем пользы, поскольку мнимая очевидность разумной интерпретации создает убеждение, которое работает на подкрепление ошибочной точки зрения интерпретатора. Рассказы ТАТ представляют неограниченные возможности для проекции интерпретатором собственных комплексов или излюбленных теорий, и психоаналитик-любитель, не уважающий солидные факты, может оказаться в дураках, если при интерпретации ТАТ он даст волю своему воображению" (Murray, 1943, с.б—7). Аналогичной позиции придерживаются и другие специа-

листы. "Хороший аналитик никогда не будет истолковывать скрытое содержание сновидения, не зная жизненной ситуации и текущих событий клиента. Аналогичным образом психолог должен интерпретировать данные бессознательного в свете поведенческих данных, как дополняющих их. Больше всего можно узнать из сочетания тех и других" (Bellak, 1986, с.9). Л.Беллак указывает, что нет и не может быть "диагностического автомата", который выдавал бы готовый диагноз в ответ на опущенную монету. Напротив, интеграция тестовых данных с другими данными о клиенте — это профессиональная задача диагноста. Он может говорить о тестовых данных не как об основании для того или иного диагноза, а лишь как о согласующихся с тем или иным диагнозом (там же, с.35).

Г.Линдзи (Lindzey, 1952) выделяет ряд базовых допущений, на которых строится интерпретация ТАТ. Они носят достаточно общий характер и практически не зависят от используемой схемы интерпретации.

Первичное допущение состоит в том, что завершая или структурируя незавершенную или неструктурированную ситуацию, индивид проявляет в этом свои стремления, диспозиции и конфликты.

Следующие 5 допущений связаны с определением наиболее диагностически информативных рассказов или их фрагментов.

1. Сочиняя историю, рассказчик обычно идентифицируется с одним из действующих лиц, и желания, стремления и конфликты этого персонажа могут отражать желания, стремления и конфликты рассказчика.

2. Иногда диспозиции, стремления и конфликты рассказчика представлены в неявной или символической форме.

3. Рассказы обладают неодинаковой значимостью для Диагностики импульсов и конфликтов. В одних может содержаться много важного диагностического материала, а в Других очень мало или он может вообще отсутствовать.

4. Темы, которые прямо вытекают из стимульного материала, скорее всего менее значимы, чем темы, прямо не обусловленные стимульным материалом.

5. Повторяющиеся темы с наибольшей вероятностью отражают импульсы и конфликты рассказчика.

И, наконец, еще 4 допущения связаны с выводами из проективного содержания рассказов, касающимися других

аспектов поведения.

1. Рассказы могут отражать не только устойчивые диспозиции и конфликты, но и актуальные, связанные с текущей ситуацией.

2. Рассказы могут отражать события из прошлого опыта субъекта, в которых он не участвовал, но был их свидетелем, читал о них и т.п. Вместе с тем сам выбор этих событий для рассказа связан с его импульсами и конфликтами.

3. В рассказах могут отражаться, наряду с индивидуальными, групповые и социокультурные установки.

4. Диспозиции и конфликты, которые могут быть выведены из рассказов, не обязательно проявляются в поведении или отражаются в сознании рассказчика.

В подавляющем большинстве схем обработки и интерпретации результатов ТАТ интерпретации предшествует вычленение и систематизация диагностически значимых показателей на основании формализованных критериев. В.Э.Реньге называет эту стадию обработки симптомологическим анализом. На основе данных симптомологического анализа делается следующий шаг — синдромологический анализ по Реные, который заключается в выделении устойчивых сочетаний диагностических показателей и позволяет перейти к формулировке диагностических выводов, которая представляет собой третий этап интерпретации результатов (Рвньге, 1979, с.39). Синдромологический анализ, в отличие от симптомологического, в очень слабой мере поддается какой-либо формализации. Вместе с тем он неизбежно опирается на формализованные данные симптомологического анализа.

Л.Беллак {Bellak, 1986, с.134) изображает процесс выведения диагностических заключений в виде пирамиды. В основании этой пирамиды лежат данные первого уровня — сырые данные тестов и наблюдений. Над ним надстраивается второй уровень — диагностических заключений о тех

или иных личностных свойствах (сверхвозбудимость, тревога, ригидность, потребность в достижении и др.), лежащих за непосредственными данными. Третий уровень — уровень теоретических интерпретаций — образуют заключения о комплексных психологических механизмах, объясняющих констелляцию свойств второго уровня, таких как проекция, вытеснение, регрессия и др. Наконец, четвертый уровень — это уровень обобщенного итогового диагностического заключения, например, о соответствии данных той или иной нозологии или требованиям к той или иной профессии. В другом месте Л.Беллак указывает, что диагноз должен не только устанавливать нозологические признаки, позволяющие классифицировать личность, но и выявлять уникальные особенности личности и тенденции ее вероятных изменений, будь то в направлении здоровья или болезни или просто к качественно иному паттерну адаптации. Такой динамический диагноз по тем или иным причинам не всегда бывает возможен, но необходимо, по крайней мере, всегда стремиться к нему (там же, C.XXI).

Прежде чем перейти к описанию диагностически значимых показателей, необходимо сделать ряд предварительных замечаний, касающихся психологической природы той диагностической информации, которая содержится в рассказах ТАТ.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.240.230 (0.007 с.)