ТОП 10:

Ситуация и атмосфера проведения обследования



Полное обследование с помощью ТАТ редко занимает меньше 1,5—2 часов и, как правило, разбивается на два сеанса, хотя возможны и индивидуальные вариации. При сравнительно коротких рассказах с небольшим латентным временем все 20 рассказов могут уложиться в час — час с небольшим (1 сеанс). Возможна и обратная ситуация — долгие размышления и длинные рассказы, когда двух сеансов оказывается недостаточно, и приходится устраивать 3—4 встречи. Во всех случаях, когда число сеансов больше одного, между ними делается интервал в 1—2 дня. При необходимости интервал может быть больше, но не должен превышать одной недели. При этом обследуемый не Должен знать ни общее количество картин, ни то, что при следующей встрече ему предстоит продолжение той же работы — в противном случае он бессознательно будет готовить заранее сюжеты для своих рассказов. В начале работы психолог заранее выкладывает на стол (изображением вниз) не более 3—4 таблиц и затем по мере необходимости достает таблицы по одной в заранее приготовленной последовательности из стола или сумки. На вопрос о числе картин

Д- Леонтьев

дается уклончивый ответ; вместе с тем перед началом работы обследуемый должен быть настроен на то, что она продлится не менее часа. Нельзя разрешать обследуемому проглядывать заранее другие таблицы.

При проведении обследования в два сеанса обычно процедура делится на две равные части по 10 картин, хотя это не обязательно. Необходимо учитывать усталость обследуемого, снижение мотивации к выполнению задания. В любом случае независимо от числа сеансов категорически не рекомендуется прерывать обследование перед таблицами 13, 15 и 16 — очередной сеанс не должен начинаться с

какой-либо из них.

Общая ситуация, в которой проводится обследование, должна отвечать трем требованиям: 1. Должны быть исключены все возможные помехи. 2. Обследуемый должен чувствовать себя достаточно комфортно. 3. Ситуация и поведение психолога не должны актуализировать у обследуемого каких-либо мотивов и установок.

Первое требование подразумевает, что обследование должно проводиться в отдельном помещении, в которое никто не должен входить, не должен звонить телефон и как психолог так и обследуемый не должны никуда спешить. Обследуемый не должен быть усталым, голодным или под влиянием аффекта.

Второе требование подразумевает, во-первых, что обследуемый должен сидеть в удобном для него положении. Оптимальное положение психолога — сбоку, так, чтобы обследуемый видел его периферическим зрением, но не заглядывал в записи. Считается оптимальным проведение обследования вечером после ужина, когда человек несколько расслабляется и ослабевают механизмы психологической защиты, обеспечивающие контроль над содержанием фантазий. Перед началом работы с ТАТ хорошо провести какую-нибудь короткую и занимательную методику, которая поможет обследуемому втянуться в работу, например, рисунок несуществующего животного (Дукаревич, Яныиин, 1990) или краткий отборочный тест (Бузин, 1992). Во-вторых, психолог своим поведением должен создавать атмос-

феру безусловного принятия, поддержки, одобрения всего, что говорит обследуемый, избегая при этом направлять его усилия в определенное русло. С.Томкинс, говоря о решающем значении контакта с обследуемым для успешности обследования, указывает на индивидуальные особенности, которые психолог должен иметь в виду: "Некоторые из обследуемых нуждаются в уважении, другие в симпатии и поддержке их творческих усилий. Есть люди, лучше всего реагирующие на доминантное поведение экспериментатора, но другие реагируют на это проявлением негативизма или полным уходом из ситуации. Если обследуемый находится в состоянии острой тревоги или в ином остром состоянии, тестирование противопоказано, поскольку рассказы будут отражать лишь его актуальную проблему..." {Tomkins, 1947, с.23). В любом случае рекомендуется чаще (в разумных пределах) хвалить и ободрять обследуемого, избегая при этом конкретных оценок или сравнений. "Важно, чтобы обследуемый имел основания ощущать атмосферу сочувствия, внимание, добрую волю и понимание со стороны экспериментатора" {Murray, 1943, с.З). Л.Беллак использует для характеристики контакта диагноста с обследуемым понятие раппорта: "это означает, что диагност должен проявлять интерес, но этот интерес не должен быть чрезмерным; обследуемый не должен чувствовать себя средством удовлетворения любознательности психолога. Психолог должен быть дружелюбным, но не чрезмерно, чтобы не вызвать у обследуемого гетеросексуальную или гомосексуальную панику. Наилучшая атмосфера — та, в которой пациент чувствует, что они вместе с психологом всерьез занимаются вместе чем-то важным, что поможет ему, а вовсе не угрожает" (Bellak, 1986, с.48).

Третье требование подразумевает необходимость избегать актуализации в ситуации обследования каких-либо специфических мотивов. Не рекомендуется апеллировать к способностям обследуемого, стимулировать его честолюбие, проявлять выраженную позицию "эксперта-человековеда", доминантность. Профессиональная квалификация психолога должна вызывать доверие к нему, но ни в коем

случае не ставить его "над" обследуемым. При работе с обследуемым противоположного пола важно избегать бессознательного кокетства, стимулирования сексуального интереса. Все эти нежелательные влияния, как отмечалось в начале этой главы, способны заметно исказить результаты.

Инструкция

Работа с ТАТ начинается с предъявления инструкции. Обследуемый удобно сидит, настроившись работать по меньшей мере час-полтора, несколько таблиц (не более 3—4) лежат наготове изображением вниз. Инструкция состоит из двух частей. Первая часть инструкции должна зачитываться дословно наизусть, причем два раза подряд, невзирая на возможные протесты обследуемого. Текст первой части инструкции:

"Я буду показывать Вам картины, Вы посмотрите на картину и, отталкиваясь от нее, составите рассказик, сюжет, историю. Постарайтесь запомнить, что нужно в этом рассказике упомянуть. Вы скажете, что, по-Вашему, это за ситуация, что за момент изображен на картине, что происходит с людьми. Кроме того, скажете, что было до этого момента, в прошлом по отношению к нему, что было раньше. Затем скажете, что будет после этой ситуации, в будущем по отношению к ней, что будет потом. Кроме того надо сказать, что чувствуют люди, изображенные на картине или кто-нибудь из них, их переживания, эмоции, чувства. И еще скажете, что думают люди, изображенные на картине, их рассуждения, воспоминания, мысли, решения".

Эту часть инструкции нельзя изменять (за исключением формы обращения к обследуемому — на "вы" или на "ты", — которая зависит от конкретных отношений между ним и психологом). М.З.Дукаревич, которой принадлежит этот вариант инструкции, комментирует его следующим образом. Формула "отталкиваясь от нее" важна в связи с тем, что наша система школьного образования приучает нас сочинять рассказы по картинкам, здесь же задание принципиально иное — не расшифровывать то, что заложено в

изображении, а, отталкиваясь от него, вообразить нечто. Слово "рассказик" намеренно употребляется с уменьшительным суффиксом, чтобы снять ассоциации с рассказом как литературной формой и тем самым принизить значимость задания, ослабить внутреннюю напряженность, которая может возникать у обследуемого. С этой же целью дается синонимический ряд "рассказик, сюжет, историю". В зависимости от своих индивидуальных особенностей обследуемый может связать смысл задания с любым из этих трех слов, что избавляет от риска неправильного понимания смысла задания, возможного в том случае, если ограничиться любым одним обозначением.

Инструкция содержит выделение пяти моментов, которые должны присутствовать в рассказах: 1) момент (настоящее), 2) прошлое, 3) будущее, 4) чувства, 5) мысли. Многословность инструкции и большое число связующих и разделительных оборотов служат цели четко разграничить эти 5 моментов, избежав при этом нумерации: "во-первых, во-вторых и т.п." Инструкция предполагает возможность свободно варьировать порядок изложения. Каждый из этих пяти моментов также задан в виде синонимического ряда, допускающего широкий спектр индивидуальных интерпретаций и тем самым способствующего проекции на содержание рассказов индивидуального образа мира и индивидуальных способов переработки информации. Так, например, ряд "до этого момента, в прошлом по отношению к нему, раньше" открывает возможность говорить как о непосредственном прошлом, измеряемом часами или минутами, так и об отдаленном, даже историческом прошлом. То же относится к будущему и остальным пунктам инструкции. Например, одному ничего не говорит слово "эмоции", зато понятно слово "чувства", для Другого слово "чувства" относится к чему-то возвышенному, зато слово "переживания" вполне употребительно, для третьего же слово "переживания" обязательно означает что-то конфликтное, болезненное, а вот слово "эмоции" более нейтрально. Разные слова имеют для разных людей Разный личностный смысл. Употребление синонимических

рядов позволяет избежать излишней смысловой однозначности ситуации для обследуемого и способствует тем самым проекции его собственных смыслов.

После повторения дважды первой части инструкции следует своими словами и в любом порядке сообщить следующее (вторая часть инструкции):

— "правильных" или "неправильных" вариантов не бывает, любой рассказ, соответствующий инструкции, хорош;

— рассказывать можно в любом порядке. Лучше не продумывать заранее весь рассказ, а начинать сразу говорить первое, что придет в голову, а изменения или поправки можно ввести потом, если будет в этом нужда;

— литературная обработка не требуется, литературные достоинства рассказов оцениваться не будут. Главное, чтобы было понятно, о чем идет речь. Какие-то частные вопросы можно будет задать по ходу. Последний пункт не вполне соответствует истине, поскольку в действительности логика рассказов, лексика и т.п. входят в число значимых диагностических показателей.

После того, как обследуемый подтвердит, что он понял инструкцию, ему дается первая таблица. В том случае, если какие-то из пяти основных пунктов (например, будущее или мысли героев) будут отсутствовать в его рассказе, то основную часть инструкции следует повторить еще раз. То же самое можно сделать еще раз после второго рассказа, если и в нем будет упомянуто не все. Начиная с третьего рассказа инструкция больше не напоминается, а отсутствие в рассказе тех или иных моментов рассматривается как диагностический показатель. Если обследуемый будет задавать вопросы типа "Все ли я сказал?", то на них следует отвечать: "Если Вы считаете, что все, то рассказ закончен, переходите к следующей картинке, если считаете, что нет, и что-то нужно добавить, то добавьте". Такая конструкций должна присутствовать во всех ответах психолога на вопросы обследуемого: проговариваются все альтернативы. Иная форма ответа будет подталкивать обследуемого к определенному решению, что нежелательно.

После окончания первого и второго рассказов следует спросить у обследуемого, не было ли других вариантов. Вопрос задается обязательно в прошедшем времени, чтобы обследуемый не воспринял его как задание. Если варианты были, их следует записать. После этого стоит переспросить об этом еще раз через некоторое время, пропустив несколько рассказов, и уже больше к этому не возвращаться.

При возобновлении работы в начале второго сеанса необходимо спросить у обследуемого, помнит ли он, что нужно делать, и попросить его воспроизвести инструкцию. Если он правильно воспроизводит основные 5 пунктов, то можно начинать работать. Если какие-то моменты оказываются пропущены, необходимо напомнить "Вы забыли еще...", и после этого приступить к работе, более не возвращаясь к инструкции.

Мюррей предлагает давать на втором сеансе измененную инструкцию с усиленным акцентом на свободе воображения: "Ваши первые десять рассказов были прекрасны, но Вы слишком ограничивали себя обыденной жизнью. Хотелось бы, чтобы Вы отвлеклись от нее и дали большую свободу своему воображению" {Murray, 1943). Давать такую дополнительную инструкцию имеет смысл в том случае, если действительно первые рассказы отличались явной зажатостью и скудостью воображения. В противном случае она может сыграть негативную роль. Здесь, как и во всех других случаях, необходимо ориентироваться на индивидуальные особенности обследуемого.

Специальные инструкции требуются при работе с таблицей 16 (чистое белое поле). Нередко она не смущает обследуемого, и он без дополнительных инструкций дает полноценный рассказ. В этом случае единственное, что следует сделать — это по окончании рассказа попросить представить другую ситуацию и сочинить еще один рассказ. Когда и он будет завершен, следует попросить сделать то же самое в третий раз. Дело в том, что таблица 16 выявляет актуально значимые проблемы обследуемого. Однако в том случае, если работают механизмы психологической защиты» препятствующие свободному проявлению в этом рас-

сказе личностных проблем, то эта актуальная проблематика в первом сюжете вытесняется, а во втором и особенно в третьем проявляется наиболее ярко. Если защита не настолько сильна, то наиболее информативным будет первый вариант.

Обследуемый может после некоторой паузы начать абстрактно-философские рассуждения о белом свете или о таких вещах как свет, чистота и т.п. В этом случае, когда он кончит эти рассуждения, ему следует сказать: "Дело не в том, что это белое, чистое и т.д., а в том, что Вы можете представить себе на этом месте любую картину, и дальше работать с ней как с остальными. Что Вы здесь представляете себе?" Когда обследуемый даст описание ситуации, его следует попросить составить рассказ. Если он начнет сразу с рассказа, после его окончания следует попросить обследуемого описать воображаемую картину, послужившую основой для рассказа. Следует пресекать попытки представить на белом поле какую-то известную, реально существующую картину. "Это Репин, а Вы сочините свое — что бы Вы изобразили, если бы были художником". В этом случае также требуются три варианта рассказов, причем философствования на тему белого цвета в счет не идут.

Возможна, наконец, реакция удивления или даже возмущения: "Здесь же ничего не изображено!", "Что же мне рассказывать!". В этом случае следует выждать некоторое время, и если обследуемый не начнет составлять рассказ по придуманной картине самостоятельно, ему следует дать инструкцию представить себе на этом листе любую картину и описать ее, а затем составить по ней рассказ. Затем спрашивайте второй и третий вариант.

Наконец, после завершения рассказа по последней, двадцатой таблице, Мюррей рекомендует пройтись по всем сочиненным рассказам и спросить обследуемого, каковы были источники каждого из них — опирался ли рассказ на личный опыт, на материал прочитанных книг или кинофильмов, на рассказы знакомых или же является чистой выдумкой. Эта информация не всегда дает что-либо полез-

ное, но в ряде случаев помогает отделить заимствованные сюжеты от продуктов собственной фантазии обследуемого и тем самым приблизительно оценить степень проективности каждого из рассказов. Мюррей также рекомендует использовать этот опрос для стимулирования свободных ассоциаций обследуемого по поводу сочиненных рассказов, однако это выходит за пределы собственно процедуры ТАТ и может использоваться как дополнительная процедура при глубинном клиническом обследовании.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.8.46 (0.007 с.)