Теория уровней эквивалентности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Теория уровней эквивалентности



Анализируя различные теоретические модели перевода, В.Н.Комиссаров отмечает, что каждая из них отражает только какие-то отдельные аспекты переводческой деятельности и лишь все вместе,

351 Комиссаров В. Н. Общая теория перевода (Проблемы перево-доведения в освещении зарубежных ученых). М.: ЧеРо, 1999. С. 43-44.


. ПАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 251

, в совокупности они дают достаточно полную карти­ну тех содержательных компонентов, передача ко­торых обеспечивает эквивалентность перевода. По егомнению, роль такой объединяющей модели, все­сторонне описывающей переводческую деятель­ность, может сыграть теория уровней эквивалент­ности.

«Теория уровней эквивалентности — это модель переводческой деятельности, основанная на пред­положении, что отношения эквивалентности уста­навливаются между аналогичными уровнями тек­стов оригинала и перевода. Основой этой модели является выделение в содержании текста ряда пос­ледовательных уровней, отличающихся по характе­ру информации, передаваемой от Источника к Ре­цептору»352.

Суть этой теории состоит в том, что «различия в системах ИЯ и ПЯ и особенностях создания тек­стов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохране­ния в переводе содержания оригинала. Поэтому пе­реводческая эквивалентность может основывать­ся на сохранении (и соответственно утрате) разных элементов смысла, содержащихся в оригинале. В зависимости от того, какая часть содержания пе­редается в переводе для обеспечения его эквива­лентности, различаются разные уровни (типы) эк­вивалентности. На любом уровне эквивалентно­сти перевод может обеспечивать межъязыковую Коммуникацию»353.

Действительно, для обеспечения вполне успеш­ного акта межъязыковой коммуникации иногда бы­вает вполне достаточно жестом указать на нужный Предмет, вместо того, чтобы переводить фразу *Я имею в виду вон тот предмет, расположенный

Комиссаров В. Н. Слово о переводе (Очерк лингвистического Умения о переводе). М.: Междунар. отношения, 1973. С.62. 1 К о м и с с а р о в В. Н. Теория перевода (Лингвистические аспекты). ft"*-: Высш. шк., 1990. С. 51.


252 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

слева от вас, чуть повыше красного шара и пониже зеленого куба». При этом цель коммуникации мо­жет быть достигнута, хотя в «переводе» не только не воспроизведены значения слов и структура выс­казывания, но и высказывания как такового нет. В других случаях переводчик описывает ту же ситу­ацию, но делает это по-другому, сохраняя при этом и цель коммуникации, и способ ее достижения че­рез идентификацию определенной ситуации. На­пример, если по-английски на упаковочном ящике написано «Fragile» (буквально — «хрупкий»), то по-русски эту же ситуацию можно описать с помощью фразы «Осторожно, стекло!» или даже отрицатель­ного императива «Не кантовать».

В передаваемом от Источника к Рецептору тек­сте В.Н.Комиссаров выделяет пять основных уров­ней плана содержания: 1) уровень языковых знаков (слов); 2) уровень высказывания; 3) уровень (струк­туры) сообщения; 4) уровень описания ситуации; 5) уровень цели коммуникации.

Приведенная последовательность уровней, по мнению В.Н.Комиссарова, отражает не только структуру содержания текста, но и основные этапы анализа Рецептором переданного ему текста. Сна­чала Рецептор идентифицирует языковые знаки, затем «последовательно уясняет содержание ана­лизируемого текста на уровне высказывания, сооб­щения, описания ситуации и приходит к пониманию содержания целого на уровне цели коммуника­ции»354. Именно в этом порядке рассматривает В.Н.Комиссаров уровни эквивалентности перевода в изданной в 1973 году книге «Слово о переводе».

Характеризуя эти уровни, он отмечает, что верх­ним порогом переводимости будет эквивалентность на низшем уровне (т.е. на уровне языковых единиц), а низшим ее порогом — эквивалентность лишь на высшем уровне (т.е. на уровне цели коммуникации).

354 К о м и с с а р о в В. Н. Слово о переводе (Очерк лингвистического учения о переводе). М.: Междунар. отношения, 1973. С. 66.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 253

При этом эквивалентность на более высоких уров-нях еще не означает эквивалентности на более низ­ких, тогда как эквивалентность на низшем уровне автоматически предполагает эквивалентность и на более высоких уровнях, поскольку переводчик дол­жен последовательно уяснить все уровни содержа­ния оригинала от языковых знаков до цели комму­никации.

Основанный на этой модели процесс перевода В.Н.Комиссаров описывает следующим образом: воспринимая текст как Рецептор, переводчик пе­реходит с одного уровня на другой снизу вверх, уяс­няя все уровни содержания. Затем, перейдя к ис­пользованию языкового кода ПЯ, он проходит всю иерархию уровней в обратном направлении, пос­ледовательно проверяя, не определяет ли одно­значно каждый уровень содержания окончатель-ный вариант перевода. Если какой-то уровень уже требует обязательного употребления определен­ных форм, переводчик делает этот выбор. Если же такое ограничение отсутствует, он переходит к сле­дующему уровню, следя за тем, чтобы вариант пе­ревода, устанавливающий эквивалентность с ори­гиналом на более низких уровнях, не противоре­чил более высоким уровням содержания355.

Позднее В.Н.Комиссаров изменил последователь­ность выделяемых им уровней на обратную и ввел термин тип эквивалентности, сначала употребляя его наряду с термином уровень (как в приведенной выше цитате из работы 1990 года), а затем и вместо него (см., например, изданную в 1999 году книгу «Современное переводоведение»).

По-видимому, изменение последовательности расположения и рассмотрения уровней вызвано тем, что речь идет одновременно о двух разных на­борах уровней. С одной стороны, выделяются уров­ни содержания в тексте, и в этом случае действи­тельно значения отдельных слов представляют co­__________

355ШвейцерА. Д. Перевод и лингвистика. М: Воениздат, 1973.



В.В.Сдобников, О.В.Петрова ♦ ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА


бой низший уровень — это те кирпичики, из кото­рых в результате их взаимодействия складывается содержание высказывания, имеющего также свое значение (точнее — назначение) в процессе обще­ния, т.е. преследующее определенную коммуника­тивную цель. С другой стороны, речь идет об уров­нях эквивалентности содержания двух текстов — оригинала и перевода. Здесь уже ситуация меняет­ся. Эквивалентность на уровне языковых зна­ков — это эквивалентность на уровне цели ком­муникации + эквивалентность на уровне описания ситуации + эквивалентность на уровне структуры сообщения + эквивалентность на уровне высказы­вания 4- сохранение содержания языковых знаков. Поэтому рассматривать этот уровень как низший нелогично и технически неудобно.

Для того, чтобы легче было соотнести уровни и типы эквивалентности перевода, представляющие собой фактически лишь разные способы описания одной и той же модели, их можно представить в виде следующей таблицы:

 

 

 

 

да <2 о «г; о. Характеристика уровня а <*; s н Характеристика типа
Эквивалентностьна уровне языковых знаков Эквивалентность при передаче семантики языковых единиц
Эквивалентность на уровне высказывания.
Эквивалентность на уровне (структуры) сообщения Эквивалентность при передаче функционально-ситуативного содержания
Эквивалентность на уровне описания ситуации.
Эквивалентность на уровне цели коммуникации.

ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 255

Разные типы эквивалентность перевода можно проиллюстрировать следующими примерами из работы В.Н.Комиссарова356:

Первый тип (эквивалентность на уровне дели
коммуникации)
:

That's a pretty thing to say.

Постыдился бы!

Цель коммуникации здесь заключается в выра­жении эмоций говорящего, который возмущен пре­дыдущим высказыванием собеседника. В переводе использована одна из стереотипных фраз, служа­щих для выражения возмущения в русском языке. При этом составляющие ее языковые средства не соответствуют единицам оригинала и даже сама ситуация описана по-другому: в оригинале дается оценка тому, что человек сказал, а в переводе дают­ся рекомендации в отношении поведения человека, сказавшего это.

Второй тип (эквивалентность на уровне описа­
ния ситуации)
:

Не answered the phone.

Он снял трубку.

В этом случае общая часть содержания оригина­ла и перевода не только передает одинаковую цель коммуникации, но и отражает одну и ту же внеязы-ковую ситуацию. Здесь несопоставимые языковые средства оригинала и перевода фактически описы­вают один и тот же поступок, указывают на одина­ковую реальность — снять трубку — это и есть «ответить» на звонок.

Третий тип (эквивалентность на уровне сооб­
щения) :

Scrubbing makes me bad-tempered.

От мытья полов у меня настроение портится.

356КомиссаровВ.Н. Теория перевода (Лингвистические аспекты). М.: Высш. шк., 1990.


256 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

При таком переводе сохраняется цель коммуни­кации, описывается та же ситуация и сохраняются общие понятия, с помощью которых эта ситуация обозначена в оригинале, хотя ни синтаксическая структура, ни использованные в переводе слова не воспроизводят синтаксической структуры и значе­ний слов оригинала.

Четвертый тип (эквивалентность на уровне
структуры высказывания)
:

I told him what I thought of her.

Я сказал ему свое мнение о ней.

Этот тип эквивалентности предполагает, наря­ду с тремя компонентами содержания, сохраняв­шимися в третьем типе, воспроизведение в пере­воде значительной части значений синтаксических структур оригинала. Иными словами, здесь уже со­храняются значения, заключенные в связях меж­ду языковыми единицами, однако эквивалентнос­ти на уровне слов нет (what I thought of her — свое мнение о ней).

Пятый тип (эквивалентность на уровне языко­
вых знаков):

The house was sold for 10 thousand dollars

Дом был продан за 10 тысяч долларов.

В этом типе эквивалентности сохраняется цель коммуникации, описание ситуации, смысл сообще­ния, значение синтаксических структур и значе­ние слов, т.е. достигается максимальная степень близости содержания оригинала и перевода, кото­рая может существовать между текстами на раз­ных языках.

Итак, при каждом последующем типе эквивален­тности передается тот же тип информации, что и на предыдущем, плюс некоторая дополнительная ин­формация. В этом отношении новый, «переверну­тый» вариант модели действительно представляет­ся более логичным и удобным.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 257

Замена термина уровень термином тип также снимает целый ряд трудностей, связанных с интер­претацией этой модели. Термин уровень предпола­гает восхождение от низшего к высшему, что в дан­ном случае вряд ли уместно, поскольку в исходном варианте модели получается, что перевод на высшем уровне эквивалентности оказывается информаци­онно наименее полным. Кроме того, само понятие уровня предполагает как бы качественную оцен­ку — чем выше уровень, тем выше качество перево­да, чего в данном случае нет.

На самом деле предложенные В.Н.Комиссаровым уровни — это лишь способ описания возможных действий переводчика, модель, подсказывающая ему, в каких пределах и какой частью содержания текста оригинала он волен или не волен жертвовать. Так, из этой модели становится ясным, что ни при каких условиях нельзя жертвовать целью коммуни­кации. Никакие соответствия на других уровнях не могут быть эквивалентными, если нет эквивалент­ности на уровне цели коммуникации. Однако это не значит, что эквивалентность на уровне цели комму­никации лучше, чем эквивалентность на уровне, скажем, языковых знаков, ибо последняя также неизбежно предполагает сохранение цели комму­никации.

С другой стороны, нельзя полагать, что перевод всегда тем лучше, чем полнее близость содержания оригинала и перевода, т.е. что эквивалентность на уровне языковых знаков всегда лучше, чем, скажем, эквивалентность на уровне описания ситуации. В самом деле, если английское Stop! I have a gun пе­ревести с сохранением и структуры высказывания, и значения слов (Стой! У меня есть ружье), то, не­смотря на полноту содержательной близости с ори­гиналом, этот перевод будет явно менее удачным, чем более естественный для данного высказывания Перевод на уровне описания ситуации: Осторожно! Стрелять буду!


258 В.В.Сдобников, О.В.Петрова * ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Термин же тип не вызывает ненужных ассоциа­ций с иерархичностью и поэтому не содержит в себе имплицитной оценки качества перевода, соответ­ствующего тому или иному типу эквивалентности.

Создававшаяся изначально для объяснения обычной процедуры выбора формы перевода из ряда возможных вариантов, а также обусловлен­ности перевода особенностями описываемой дей­ствительности, теория уровней эквивалентности, по оценке самого В.Н.Комиссарова, во многом за­висит от конкретизации понятия эквивалентности на каждом из выделенных уровней, а также от адекватного описания вариантов плана выражения каждого уровня и смысловых различий между та­кими вариантами.

В целом эта модель, представляющаяся скорее описательной, чем операциональной, позволяет пе­реводчику определить, какой степени близости к оригиналу он может достичь в каждом конкрет­ном случае.

СПОСОБЫ, ПРИЕМЫ И МЕТОДЫ ПЕРЕВОДА

При описании процесса перевода исследовате­ли используют такие понятия, как способ, прием, метод, каждое из которые имеет собственное со­держание. Р.К.Миньяр-Белоручев пишет, что «спо­соб есть основное правило достижения поставлен­ной цели, которое отражает объективно существу­ющие законы действительности... Способ не есть деятельность, не система действий, а психологи­ческая операция, реализующая действие. Перей­ти от одного языка к другому для выражения уже сформулированной мысли, для повторного обозна­чения предмета можно только одним из существу­ющих способов перевода»357. Каковы же эти спо­собы перевода?

357Миньяр — БелоручевР. К. Общая теория перевода и устный перевод. М.: Воениздат, 1980. С. 100.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 259

В теории перевода рассматривались разные спо­собы, или пути, перехода от единиц одного языка к единицам другого языка. Как мы уже знаем, И.И. Ревзин и В.Ю. Розенцвейг выделяли два про­цесса перевода — собственно перевод и интерпре­тацию. В первом случае осуществляется непосред­ственный переход от знаков одного языка к знакам другого без обращения к реальной действительнос­ти, то есть без анализа того фрагмента действитель­ности, который описывается в данном сегменте тек­ста. Во втором случае переводчик, анализируя зна­чения языковых знаков оригинала, уясняет, какой именно фрагмент действительности описан в ори­гинале, а затем описывает этот же фрагмент, пользу­ясь средствами языка перевода338. То есть в процес­се интерпретации переводчик как бы выходит в ре­альную действительность, а затем возвращается к системе языка, но уже языка перевода. Подобное принципиальное разграничение двух процессов на основе того, обращается перевод к реальной дей­ствительности или нет, в литературе подвергалось критике, ибо понятно, что без анализа содержания текста или его фрагмента, без понимания его смыс­ла, уяснения, что именно описывается в тексте, ус-решный перевод невозможен и в принципе не осу­ществляется.

Многие авторы рассматривают всякий перевод как преобразование, или межъязыковую транс­формацию. И действительно, в результате любого перевода меняется план выражения. Следователь­но, можно утверждать, что каждый перевод являет­ся трансформационным. Утверждение, что перевод есть трансформация, придает самому термину «трансформация» нежелательную многозначность. Получается, что трансформация — это и преобра­зование единиц одного языка в единицы другого язы-ка, то есть определенная переводческая операция,

358Ревзин И. И., Розенцвейг В. Ю. Основы общего и машинного перевода. М: Высш. шк., 1964. С.56-60.


260 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

и сам процесс перевода. Между тем можно предпо­ложить, что одни переводы являются более транс­формационными, то есть предполагают большее количество преобразований, другие — менее транс­формационными. Показательно, что Л.С.Бархуда­ров в своей работе, посвященной переводческим трансформациям, в качестве трансформационного перевода рассматривает только такой, который осу­ществляется не по формально-структурным соот­ветствиям359. Трансформационному переводу про­тивопоставляется так называемый интерлинеарный перевод, то есть перевод, осуществляемый по фор­мально-структурным соответствиям.

Таким образом, оппозиция интерлинеарный пе­ревод/трансформационный перевод практически и образует категорию способаперевода.

Следует иметь в виду, что ряд авторов не прово­дят различий между понятиями «интерлинеарный перевод» и «буквальный перевод». То есть интер­линеарный перевод всегда является буквальным, с чем вполне можно согласиться. Иную точку зре­ния высказывают И.И.Ревзин и В.Ю.Розенцвейг, ко­торые интерлинеарным переводом называют пере­вод по заранее заданным соответствиям, известным переводчику до начала перевода, а буквальным пе­реводом — перевод, при котором заранее заданное соответствие не существует, а устанавливается в самом процессе перевода. Заранее заданное соот­ветствие может быть однотипным (attractiveness — привлекательность) и неоднотипным (luffability — способность стрелы крана менять угол наклона). Между тем под интерлинеарным переводом пони­мается перевод по «прямым», то есть лингвистичес­ки однотипным соответствиям, и, таким образом, он по своему характеру совпадает с буквальным пере­водом, из чего С.А. Семко заключает, что «термины «интерлинеарный перевод» и «буквальный пере-

359 Бархударов Л. С. Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода). М.: Междунар. отношения, 1975.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 261

вод» нельзя признать удачными для разграничения заранее заданных и незаданных однотипных по сво­ему характеру соответствий360.

Вероятно, есть смысл рассматривать термин «интерлинеарный перевод» как сугубо операцион­ный термин, а термин «буквальный» — как оценоч­ный, за которым, однако, все равно закреплено ука­зание на определенный способ перевода (интерли­неарный).

Итак, отказ от использования трансформаций в переводе того или иного языкового явления в тексте оригинала и обращение к формально-структурным соответствиям означает применение интерлинеар­ного способа перевода; всякое использование пере­водческих трансформаций (лексических, граммати­ческих, стилистических) и отказ от применения формально-структурных соответствий есть реали­зация трансформационного способа перевода. При этом следует иметь в виду, что лексически транфор-мационный перевод может быть синтаксически интерлинеарным, а перевод синтаксически транс­формационный может оказаться лексически интер­линеарным.

Р.К.Миньяр-Белоручев также рассматривает два способа перевода, которые он называет знаковым и смысловым. В основу выделения категории спосо­ба перевода он кладет оппозицию «переводческие операции на формально-знаковом уровне, то есть от знака одного языка к знаку другого языка, и пере­водческие операции на смысловом уровне: от знака одного языка — к денотату или ситуации — и к зна­ку другого языка»361. Заметим, что подобная оппози­ция фактически совпадает с классификацией путей переводческого процесса в представлении И.И.Рев-зина и В.Ю.Розенцвейга. По мнению Р.К.Миньяра-

С e м к о С. А. Проблемы общей теории перевода. Таллинн: «Вал-гус», 1988. С.144-145.

Миньяр — БелоручевР. К. Общая теория перевода и устный перевод. М.: Воениздат, 1980. С.100.


262 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Белоручева, первый способ перевода наиболее чет­ко прослеживается при синхронном переводе, в ус­ловиях жестких временных ограничений, когда нет времени получить или осознать контекст в полном объеме. После получения знака ИЯ в памяти пере-водчика мгновенно (быстрее, чем понятийные ассо-циации) возникает соответствующий (а иногда, увы, и не соответствующий) иноязычный эквивалент352. (Интересно, что сам Р.К. Миньяр-Белоручев весьма критически отнесся к концепции И.И. Ревзина и В.Ю. Розенцвейга о вух способах перевода и указы­вал, что «трудно себе представить работу перевод­чика в отрыве от окружающей его действительнос­ти»363). Второй способ перевода — смысловой — предполагает идентификацию денотата, то есть осознание семасиологических связей знака ИЯ. Необходимость уяснить себе означаемое или рече-вую ситуацию делает невозможным при этом спо­собе переводческие операции со знаком вне кон­текста. Определив денотат, переводчик переходит ко второй фазе процесса: к поиску иноязычной лек­сической единицы или речевой формулы, способ-ной обозначить выявленный денотат или ситуацию. В целом процесс перевода осуществляется по схе-ме: знак языка № 1 — денотат — знак языка № 2364. Обращает на себя внимание некоторая некор­ректность используемой Р.К. Миньяр-Белоручевым терминологии. Само название «знаковый способ перевода» может навести на мысль о том, что при таком способе перевода переводчик не обращает­ся к анализу смысла, не извлекает смысл из исход­ного сообщения. В то же время может показаться, что смысловой способ перевода как бы не имеет дела со знаками языка, что, конечно же, не соответ-ствует действительности.

362 М и н ь я р — БелоручевР. К. Общая теория перевода и устный
перевод. М.:
Воениздат, 1980. С. 100-102.

363 Там же. С. 100.

364 Там же. С. 103.


 


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 263

Способы перевода, выделяемые в разных клас­сификациях (трансформационный/интерлинеар­ный в классификации Л.С. Бархударова, знаковый/ смысловой у Р.К. Миньяра-Белоручева), теоретичес­ки соотносимы, что вполне объяснимо, ибо речь идет об одной и той же деятельности, в которой имеются определенные закономерности, и все, в принципе, сводится лишь к способу описания этой деятельно­сти. Можно сказать, что интерлинеарный способ перевода — это практически то же самое, что зна­ковый способ в трактовке Р.К. Миньяра-Белоруче­ва: в данном случае авторы обеих концепций имеют в виду непосредственный переход от знака ИЯ к зна­ку ПЯ; при этом последний является формально-структурным соответствием знака ИЯ (однотипным или неоднотипным), что, собственно, и означает ин-терлинеарность перевода.

Равенство понятий «трансформационный способ перевода» и «смысловой способ перевода» обеспе­чивается тем, что и та, и другая категория предпола­гают анализ описываемой в оригинале ситуации. Разница заключается лишь в том, что в первом слу­чае подобный анализ имплицитно предполагается, а во втором — эксплицитно подчеркивается. Дей­ствительно, решение переводчика использовать ту или иную трансформацию для перевода какого-то языкового знака или всего высказывания опирает­ся на осознание им невозможности описать данную ситуацию или явление, используя формальные со­ответствия в другом языке. Но прежде переводчик должен понять, какая именно ситуация или явление описано в тексте оригинала. То есть и в случае ис­пользования трансформационного способа перево­да имеет место обращение к реальной действитель­ности.

Интересную концепцию разработали Ж.-П. Ви­не и Ж. Дарбельне. Они различают два «пути» реа­лизации перевода: прямой и косвенный. Внутри каж­дого из этих двух путей они выделяют «способы пе-


264 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

ревода». К прямому переводу Ж.-П. Вине и Ж. Дар-бельне относят заимствование (выражающееся, по сути, в транскипции и транслитерации), калькиро­вание и дословный перевод, а к косвенному — транс­позицию (замену частей речи без изменения смыс­ла высказывания), модуляцию (варьирование сооб­щения посредством изменения угла или точки зрения), эквиваленцию (описание одной и той же ситуации структурно и стилистически разными средствами) и адаптацию (замену одной ситуации другой, в некотором отношении эквивалентной ис­ходной ситуации), отмечая при этом, что при пере­воде одной и той же фразы могут одновременно ис­пользоваться разные способы перевода365. Не труд­но заметить, что понятие, которое Ж.-П. Вине и Ж. Дарбельне называют «путем» перевода, в нашем представлении является способом перевода (пря­мой путь перевода = интерлинеарный способ пе­ревода, косвенный путь перевода = трансформа­ционный способ перевода), а понятие способа пе­ревода в представлении этих авторов совпадает с тем, что мы называем приемом перевода.

Способ перевода важно отличать от приема и метода перевода. Р.К.Миньяр-Белоручев пишет, что прием обычно решает частную задачу, он по­могает преодолеть возникшую в целенаправлен­ной деятельности переводчика трудность366. Таким образом, прием переводаможно определить как переводческую операцию, направленную на раз­решение какой-то проблемы и предполагающую типизированную однотипность осуществляемых переводчиком действий. Различия в системах язы­ков и правилах использования единиц языка посто­янно создают определенные проблемы в процессе перевода, вследствие чего переводчик вынужден

365СенкоС.А. Проблемы общей теории перевода. Таллинн: «Вал­гус», 1988. С. 149.

э66Миньяр — БелоручевР.К. Общая теория перевода и устный перевод. М: Воениздат, 1980. С. 100.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 265

использовать приемы перевода, называемые пере­водческими трансформациями. К числу таких трансформаций относятся следующие лексические трансформации: конкретизация понятий, генерали­зация понятий, антонимический перевод, смысло­вое развитие, компенсация. К числу грамматичес­ких трансформаций относятся перестановки, заме­ны форм слова, замены частей речи, замены членов предложения, синтаксические замены в сложном предложении, добавления, опущения, а также объе­динение предложений и членение предложений367. Другие приемы перевода используются для реше­ния задачи иного рода — для преодоления пробле­мы безэквивалентности. Приемы, используемые для передачи в переводе безэквивалентной лексики, включают транскрипцию и транслитерацию, каль­кирование, описательный перевод, приближенный перевод. К приемам перевода можно отнести и то, что мы называем способами прагматической адап­тации текста. Впрочем, названные нами лексичес­кие трансформации рассматриваются как способы прагматической адаптации текста. Но к ним можно и нужно добавить использование пояснений в тек­сте, подстраничные сноски, комментарии к тексту. Вполне определенно можно установить соотно­шение между отдельными приемами перевода и способами перевода. Как пишет С.А.Семко, при­емы перевода можно рассматривать как конкрет­ные реализации либо интерлинеарного, либо транс­формационного способа перевода368. Большая часть приемов, используемых для решения частных пере­водческих задач (приведение перевода в соответ­ствие с нормами и узусом ПЯ, преодоление безэк­вивалентности) соотносятся с трансформационным способом перевода, ибо предполагают определен-

367См. также: Петрова О. В. Введение в теорию и практику перево­да. Н.Новгород: НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, 2001. 368 С е м к о С. А. Проблемы общей теории перевода. Таллинн: «Вал­гус», 1988. С. 149.


266 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

ные преобразования текста. Часть приемов исполь­зуются в рамках интерлинеарного способа перево­да. Это такие, как транскрипция, транслитерация и калькирование, а также дословный перевод (упоми­наемый, в частности, Ж.-П. Вине и Ж. Дарбельне). Что касается отдельных способов прагматической адаптации текста, то они также могут соотноситься с разными способами перевода: пояснения в тексте принимают форму добавлений и, следовательно, должны рассматриваться как форма реализации трансформационного способа перевода. Использо­вание подстраничных сносок и комментариев к от­дельным явлениям в тексте есть способ сохранения интерлинеарности перевода, так как в этом случае, как правило, в самом тексте перевода употребля­ются формальные соответствия единиц ИЯ и имен­но эти соответствия нуждаются в пояснениях в виде сносок и комментариев.

В теории перевода, помимо способов и приемов перевода, различают также методы перевода. По мнению Р.К.Миньяра-Белоручева метод существу­ет не как объективная закономерность, определя­ющая действия переводчика, а как система дей­ствий, вырабатываемая человеком на основе опы­та369. По сути, метод перевода — это действия, которые позволяют приспособиться к объективно существующему способу перевода и получить оп­тимальные результаты наиболее рациональным об­разом. Метод перевода определяется Р.К.Минья-ром-Белоручевы как целенаправленная система взаимосвязанных приемов, учитывающая вид пере­вода и закономерно существующие способы пере­вода369.

Р.К.Миньяр-Белоручев рассматривает три мето­да перевода370. В письменном переводе использует­ся метод сегментации текста. Применение этого

иМиньяр — БелоручевР. К. Общая теория перевода и устный перевод. М.: Воениздат, 1980. С. 155. 370 Там же. С. 156-193.


ЧАСТЬ IV. Проблемы описания процесса перевода 267

метода предполагает осуществление нескольких операций: определение величины текста, который будет подвергаться обработке, деление текста на сегменты (сегментация текста), вычленение доми­нирующей информации из каждого сегмента, обо­значение вычлененной из сегментов информации при помощи специальных сокращений и условных обозначений, переход от условных обозначений к развернутым высказываниям на языке перевода и, наконец, редактирование полученного текста. Ме­тод сегментации текста не является единственным методом письменного перевода, но, по мнению Р.К.Миньяра-Белоручева, он выгодно отличается от других методов тем, что позволяет работать не с от­дельными лексическими единицами или предложе­ниями, а с текстом в целом.

В последовательном переводе используется ме­тод записи. Запись, или переводческая скоропись, осуществляется по определенным правилам и сво­дится к выделению в устно воспринимаемом тексте оригинала ключевой или уникальной информации и в письменной фиксации этой информации при помощи условных знаков, сокращений и символов. На основе полученной записи переводчик создает текст перевода, при этом сама запись служит ему в качестве графического воплощения основных кван­тов содержания и связей между ними.

В синхронном переводе используется метод трансформации исходного текста. Метод транс­формации исходного текста в синхронном перево­де имеет своей целью подготовить исходный текст к операциям на формально-знаковом уровне, то есть к использованию знакового способа перевода, ко­торый Р.К.Миньяр-Белоручев считал основным спо­собом синхронного перевода. Для этого предусмат­риваются:

— лексические трансформации с поиском рече­вых единиц, включенные в семантические (темати­ческие) системы, сформированные у переводчика;


268 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

грамматические трансформации, учитываю­
щие наиболее распространенные и несложные син­
таксические конструкции языка перевода;

— речевая компрессия, которая достигается пу­
тем использования всех возможных видов транс­
формации.

Предполагается, что подобные подготовительные операции позволяют переводчику в дальнейшем относительно легко переходить от единиц и конст­рукций ИЯ к единицам ПЯ в соответствующем син­таксическом оформлении.

Обращает на себя внимание, во-первых, разно­родность описанных методов перевода, что, впро­чем, можно рассматривать как закономерность, учи­тывая разнородность видов перевода, в которых используются данные методы. Во-вторых, особен­ностью этих методов является их необязательность: в принципе, и осуществление письменного, и синх­ронного перевода возможно и без использования этих методов. Лишь последовательный перевод не­возможен без применения метода записи, но при этом следует помнить, что у каждого переводчика может быть своя собственная система записи, ко­торая, впрочем, организуется по общим принципам. Все это наводит на мысль о том, что творческий ха­рактер перевода может привести (а, возможно, и приводит) к созданию иных, индивидуальных для каждого переводчика методов перевода. Следова­тельно, вряд ли стоит рассматривать метод перево­да как общее правило перевода.

ИНВАРИАНТ ПЕРЕВОДА

Известно, что процесс перевода предполагает определенные и часто довольно многочисленные изменения текста. Причем, меняется не только план выражения, что само собой разумеется, но и план содержания, особенно в тех случаях, когда транс­формационный способ перевода является преобла-



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.236.13 (0.049 с.)