Роль Петра I в развитии переводческой деятельности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Роль Петра I в развитии переводческой деятельности



Петр I прекрасно понимал всю важность разви­тия переводческого дела для будущего становления России как мировой державы, для ее культурного развития. В одной из своих речей Петр говорил: «Ис­торики доказывают, что первый и изначальный наук престол был в Греции, откуда... принуждены они (науки) были убежать и скрыться в Италии, а по малом времени рассеялись уже по всей Европе; но нерадение наших предков им воспрепятствовало и далее Польши пройти их недопустило... я чувствую некоторое во сердце моем предувидение, что оные науки (которые распространяются и циркулируют подобно крови в организме) убегут куда-нибудь из


ЧАСТЬ /. Очерк истории переводческой деятельности

Англии, Франции и Германии и перейдут для обита­ния между нами на многие веки...»3.

Петр I выступал не только в качестве организато­ра переводческой деятельности, но и как перевод­чик-практик и критик переводов. Подтверждением тому являются некоторые исторические свидетель­ства. Так, в 1710 году «Журналь де Треву» писал, что в Московии стали издаваться книги на славянс­ком языке, в основном переводные, и что «все эти книги были напечатаны шрифтами, привезенными из Голландии: первая книга принадлежит самому царю»4. Известно, что Петр переводил книгу «Ар­хитектура» Бароцци да Виньолы. Правда, неизвест­но, с какого языка царь ее переводил, так как в его библиотеке имелось семь экземпляров «Архитек­туры» на четырех языках — голландском, немецком, итальянском и французском. Предполагается, что Петр в основном переводил ее с немецкого языка, сверяясь по мере необходимости с голландским тек­стом. В конце 1708 года книга была сдана в типогра­фию, но в процессе печатания царь дважды про­сматривал и исправлял перевод. На окончательную редакцию перевод был дан архитектору Фонтана, который заменил ряд итальянских терминов рус­скими и составил своего рода архитектурный слов­ник.

Имеется множество свидетельств тому, что Петр I постоянно проявлял заботу о делах переводческих. Даже находясь в персидском походе, Петр писал в Синод: «Книгу, которую переводил Сава Рагузин-ский о славенском народе с итальянского языка... Другую, которую переводил князь Кантемир о маго­метанском законе, ежели напечатаны, то пришлите сюда не мешкав...»5.

' С е м е н е ц О. Е., П а н а с ь е в А. Н. История перевода (Средневе­ковая Азия. Восточная Европа XV-XVIH веков). Киев: «Лыбидь», 1991. С.174.

4 Там же. С. 175.

5 Там же. С. 176.


10 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Собственные высказывания Петра свидетель­ствуют о том, что у него уже имелась достаточно законченная концепция перевода, определенное отношение к переводу как виду практической дея­тельности, понимание задач перевода и основной задачи переводчика. В «Указе Зотову об избегании в будущем ошибок» (1709 г.) Петр пишет слова, в последствие ставшие практически хрестоматийны­ми: «Книгу о фортификации, которую вы переводи­ли, мы оную прочли, и разговоры зело хорошо и внят­но переведены; но как учит оной фортификации де-лат, ...то зело темно и непонятно переведено... Итого ради надлежит вам и в той книжке, которую ныне переводите, остереца в том, дабы внятнее перевесть, а особливо те места, которыя учат как делат; и не над­лежит речь от речи хранить в переводе, но точию, сенс выразумев, на своем языке уже так писат, как внятнее может быть»6. Эта цитата явно свидетель­ствует о том, что Петр был убежденным противни­ком буквалистского перевода и главным в переводе считал точное воспроизведение смысла, а не формы.

Представляет интерес вопрос о принципах от­бора произведений для перевода и печати. Исто­рические факты свидетельствуют о том, что суще­ственным фактором в отборе произведений был фактор идеологический. Приведем пример. Пе­реводчик Гавриил Бужинский перевел книгу Пуд-дендорфа «Введение в гисторию европейскую» и представил ее на суд царя. Перед этим Петр, обра­щаясь к Синоду (который курировал и переводчес­кую деятельность), писал: «Посылаю при сем книгу Пуддендорфа, в которой два трактата: первый о дол­жности человека и гражданина, другой о вере хрис­тианской, но требую, чтоб первый токмо переведен был, понеже в другом не чаю к пользе нужде быть»7.

6 Цит. по: Федоров А. В. Основы общей теории перевода (Лингвис­тические проблемы). Изд. 4-е. М.: Высш. шк., 1983. С.41. 'СеменецО. Е., ПанасьевА. Н. История перевода (Средневе­ковая Азия. Восточная Европа XV-XV1II веков). Киев: «Лыбидь», 1991. С.177.


ЧАСТЬ I. Очерк истории переводческой деятельности 11

И в этом вопросе царь был верен себе — и своему времени. Переводилось то, что было полезно госу­дарству и способствовало развитию науки и эко­номики.

Во времена Петра встал и вопрос о специализа­ции переводчиков. Для Петра этот вопрос не был дискуссионным. Он четко понимал необходимость получения переводчиками, особенно научно-техни­ческими, знаний о том предмете, о котором они пе­реводят. Царь писал: «Для переводу книг зело нуж­но перевотчики а особливо для художественныхъ [то есть связанных с тем или иным ремеслом, «науч­ных»] понеже никакой перевотчикъ, не умея того художества о котором переводить перевесть не мо­жет. Того ради заранее сие делать надобно таким образом которые умеют языки, а художествъ не уме­ют, техъ отдать учитца художествамъ, а которые умеютъ художества, а языку не умеютъ, техъ по­слать учитца языком и чтобъ все из русскихъ или иноротцы кои или здесь родились или зело малы приехали и нашъ языкъ как природной знаютъ, по­неже на свой языкъ всегда лехьче переводить не­жели своего на чюжей»8. Такой подход к переводу можно рассматривать не только как практическое руководство, но и как теоретическую установку, которая во многом предопределила пути развития перевода научно-технической литературы в даль­нейшем.

Не следует думать, что во времена Петра перево­дилась и издавалась только научно-техническая литература. Еще в самом конце XVII века царь дал привилегию на издание русских книг книгоиздате­лю Яну Тиссену в Амстердаме. В одном из сборни­ков, изданных Тиссеном, был помещен перевод сем­надцати басен Эзопа, выполненный Ильей Копиев-ским. В 1700 году был издан еще один сборник. Перевод был выполнен на церковнославянском

"Цит. по: Т о п е р П. М. Перевод в системе сравнительного литера­туроведения. М.: «Наследие», 2000. С.53.


12 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

языке, к тому же человеком, который был в нем не очень силен. В 1709 году Петр поручил И.А.Мусину-Пушкину «выправить на славянский и напечатать» текст амстердамского перевода.

Как мы видим, первоначально переводы выпол­нялись на церковнославянский язык. Однако уже тогда Петр понимал все неудобство этого напыщен­ного и по сути мертвого языка, не способного к даль­нейшему развитию. Для выполнения переводов ну­жен был новый язык, и таким языком стал язык По­сольского приказа, который еще в XVII веке обрел русские черты и стал особо пригодным для перево­да научной и технической литературы. В 1717 году Федор Поликарпов прислал царю свой перевод «Географии генеральной» Б.Варения. Царь остался весьма недоволен переводом, и основная причина недовольства заключалась в чрезмерно напыщен­ном, избыточно церковнославянском слоге перево­да. Царь требовал «не высоких слов словенских», а «посольского приказу употреблять слова».



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.214.19 (0.013 с.)