ТОП 10:

Понятие и общие признаки хищения.



«Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновно-го или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества» (примечание 1 к ст. 158 УК). Из приведенного определения вытекают основные признаки хищения чужого имущества. Видовым объектом выступают отношения собственности как родовое понятие по отношению ко всем формам собственности, а непосредственным объектом — та конкретная форма собственности, которая определяется принадлежностью имущества: государственная, частная, муниципальная или собственность общественных объединений. Предметом хищения может быть только имущество (за исключением мошенничества), т.е. вещи и иные предметы материального мира, в создание которых вложен труд человека и которые обладают объективной материальной или духовной ценностью, а также деньги и ценные бумаги, служащие эквивалентом овеществленного человеческого труда. Имущество является во всех случаях чужим для виновного, который не имеет на него никаких прав. Предметом мошенничества может быть также право на чужое имущество. В отличие от других преступлений предметом хищения не могут служить предметы, хотя и обладающие объективной ценностью, но не созданные трудом человека. Так, естественные природные богатства могут быть предметом некоторых преступлений в сфере экономической деятельности или экологических преступлений, но не предметом хищения. Не могут быть предметом хищения различные накладные, квитанции и другие документы, дающие право на получение имущества, так как сами по себе они не представляют материальной ценности. Противоправное завладение такими документами с целью получения по ним чужого имущества должно квалифицироваться как приготовление к хищению. Противозаконное завладение документами, не дающими права на получение имущества, образуют состав самостоятельного преступления. Предметом хищения в форме мошенничества и присвоения может быть как движимое, так и недвижимое имущество . Объективная сторона хищения характеризуется действиями, выразившимися в противозаконных безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц и в причинении имущественного ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества. Изъятие чужого имущества означает перевод этого имущества из владения собственника или иного владельца в фактическое обладание виновного. Обязательный признак хищения — незаконный характер изъятия чужого имущества, т.е. его перевод в фактическое обладание виновного без каких-либо законных оснований и без согласия собственника или иного владельца. Существенным признаком хищения служит безвозмездность изъятия чужого имущества. Изъятие считается безвозмездным, если оно производится без соответствующего возмещения, т.е. бесплатно или с символическим либо неадекватным возмещением. Так, является хищением завладение имуществом путем замены его на заведомо менее ценное Безвозмездность изъятия чужого имущества неразрывно связана с наступлением в результате этого преступления общественно опасных последствий в виде причинения собственнику или иному владельцу имущественного ущерба, под которым понимаются прямые убытки, измеряемые стоимостью похищенного имущества. Именно с наступлением таких последствий связывается момент окончания хищения. Поэтому хищение чужого имущества должно признаваться оконченным преступлением с момента его фактического изъятия независимо от того, удалось ли виновному распорядиться похищенным имуществом как своим собственным: потребить или использовать иным образом, продать, подарить, передать в долг либо в счет уплаты долга и т.д. Однако для признания хищения оконченным необходимо, чтобы в результате незаконного изъятия чужого имущества виновный получил реальную возможность распорядиться похищенным по своему усмотрению. По общему правилу, как это следует из законодательного определения, хищение состоит из двух элементов: а) изъятие имущества у собственника или иного владельца; б) обращение его в пользу виновного или других лиц. Однако при таких формах хищения, как присвоение и растрата, хищение имущества происходит без его изъятия, поскольку предмет преступления уже находился во владении виновного и был вверен ему по различным основаниям (для хранения, управления, транспортировки и т.п.). В такой ситуации хищение состоит из одного элемента — из обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Обязательный признак хищения — причинная связь между противоправными действиями виновного и причинением собственнику или иному владельцу реального имущественного ущерба. Субъективная сторона всякого хищения характеризуется виной в виде прямого умысла. Цель при хищении заключается в стремлении получить фактическую возможность владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным. Ее можно сформулировать как цель незаконного извлечения имущественной выгоды, а еще лучше вообще исключить ее из законодательного определения хищения. При удовлетворении личных материальных потребностей самого похитителя наличие корыстных побуждений не вызывает никаких сомнений. Но они имеются и в тех случаях, когда похищенное имущество передается другим лицам, в обогащении которых виновный заинтересован по различным причинам ( при передаче похищенного имущества родным или близким виновного либо лицам, с которыми у него имеются имущественные отношения, например передача в счет погашения долга, или с которыми после передачи похищенного возникают имущественные отношения, например сдача в аренду). Незаконное изъятие чужого имущества без корыстного мотива не образует хищения. Именно по этому пути идет и судебная практика. В силу отсутствия корыстного мотива не может квалифицироваться как хищение так называемое временное заимствование, когда, например, кассир берет в личное пользование деньги из кассы с намерением впоследствии их возвратить. Субъект кражи, грабежа и разбоя — лицо, достигшее 14-летнего, а мошенничества, присвоения и растраты — 16-летнего возраста. Присвоение и растрата могут совершаться только специальным субъектом — лицом, которому чужое имущество было вверено для осуществления обусловленных правомочий.

Кража.

Кража (ст. 158 УК). Кража определяется в законе как тайное хищение чужого имущества. Таким определением охватывается посягательство на любую форму собственности и, кроме того, подчеркивается, что имущество является для похитителя чужим. Как и для любой формы хищения, для кражи видовым объектом служат отношения собственности вообще, а непосредственным объектом — отношения конкретной формы собственности, определяемой принадлежностью похищаемого имущества, которое выступает как предмет кражи. Объективная сторона кражи заключается в тайном хищении чужого имущества. Под хищением применительно к краже понимается тайное ненасильственное изъятие чужого имущества. Вопрос о том, является ли хищение тайным, должен решаться на основании субъективного критерия, т.е. исходя из восприятия ситуации хищения самим виновным. «Как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества» Хищение должно квалифицироваться как кража и в тех случаях, когда собственник или владелец имущества либо другие лица хотя и наблюдают действия похитителя, но по каким-то причинам не обнаруживают своего присутствия, а также в случаях, когда они видят само событие завладения имуществом, но не осознают его преступного характера. По конструкции состав кражи — материальный, потому что его объективная сторона в качестве обязательного признака. включает общественно опасное последствие в виде имущественного ущерба. Кража считается оконченным преступлением с того момента, когда виновный изъял чужое имущество и получил реальную возможность распорядиться им по своему усмотрению независимо от того, удалось ли ему эту возможность реализовать. Субъективная сторона кражи характеризуется виной в виде прямого умысла. При этом лицо руководствуется корыстным мотивом и преследует цель незаконного извлечения имущественной выгоды. Квалифицированные виды кражи (ч. 2 ст. 158 УК) характеризуются ее совершением: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; в) с причинением значительного ущерба гражданину; г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем. Особо крупный размер кражи (как и при любой форме хищения), предусмотренный п. «б» ч. 4 ст. 158 УК, в соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК означает, что стоимость похищенного имущества превышает 1 млн. руб. «Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере» Следует иметь в виду, что размер кражи определяется исходя из стоимости похищенного имущества на день совершения преступления, а при определении ущерба, подлежащего возмещению, необходимо учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с последующей индексацией на момент исполнения приговора.

Грабеж.

Грабеж – открытое хищение чужого имущества. Завладение считается открытым, когда похититель берет предмет в присутствии кого-либо и присутствующие видят эти действия и понимают их противоправный характер.

Некоторые спорные вопросы отличий между кражей и грабежом возникают тогда, когда имеется расхождение между объективными признаками деяния (как это было в действительности) и субъективными (как это представлялось виновному), т.е. когда фактически виновный действует открыто (кто-то наблюдает за его действиями), но ошибочно полагает, что действует тайно. Решать этот вопрос необходимо на основе общих правил о влиянии фактической ошибки на квалификацию содеянного. Поскольку в основе уголовной ответственности лежит субъективный критерий, то квалифицировать содеянное следует не по тому, как все происходило в действительности, а по содержанию и направленности умысла. Следовательно, если похититель полагал, что действует тайно, то, даже если кто-то наблюдал момент завладения, деяние следует квалифицировать как кражу.

Отсюда вытекает вывод о содержании субъективной стороны кражи и грабежа. При краже умысел включает осознание виновным того, что он действует тайно, а при грабеже – что действует открыто, т.е. осознает, что присутствующие видят сам факт изъятия вещи и понимают, что это изъятие незаконно.

Если хищение наблюдает родственник или друг виновного, то содеянное, хотя формально содержит признак открытости, все же считается кражей, так как виновный обоснованно полагает, что не встретит противодействия со стороны присутствующего лица, в связи с чем в данном случае нет большей дерзости, которая характерна для грабежа.

В ч.ч. 2-4 ст. 158 и ч.ч. 2-3 ст. 161 УК содержатся квалифицирующие обстоятельства, типичные для всех или большинства хищений, поэтому они будут рассмотрены позднее. Однако одно из них типично только для грабежа – с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК). Насилие или угроза являются средством воздействия на личность (телесную неприкосновенность) потерпевшего. Если же усилие применяется к предмету хищения (так называемый «рывок», когда вещь вырывают у потерпевшего), то грабеж считается ненасильственным.

Характер насилия удобнее рассмотреть путем сопоставления его с разбоем, при котором насилие является обязательным признаком.

Разбой.

Разбой в ст. 162 УК характеризуется как нападение в целях хищения имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. У разбоя (как и у насильственного грабежа) два объекта – основной (собственность) и дополнительный (жизнь или здоровье).

Нападение – это действия, направленные на преодоление действительного или предполагаемого сопротивления потерпевшего, нападение обязательно связано с насилием или угрозой его применения и является средством завладения имуществом.

Приведенная формулировка («нападение в целях…») означает, что разбой – формальный состав, преступление считается оконченным в момент нападения, независимо от того, удалось ли виновному фактически завладеть имуществом. В отличие от этого кража и грабеж – материальные составы, преступления окончены, когда имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться, а неудачная попытка изъять имущество расценивается как покушение.

Главным же отличием насильственного грабежа от разбоя является характер насилия или угрозы насилием (опасное либо не опасное для жизни или здоровья). Здесь возможно несколько вариантов.

Пленум Верховного Суда РФ решающим критерием отличия между указанными двумя видами насилия считает фактически наступившие последствия в виде различного вреда здоровью. К насилию, не опасному для жизни или здоровья, отнесены побои или иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание и др.), а к насилию, опасному для жизни или здоровья, – такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (т.е. практически последствия, предусмотренные ст. ст. 111, 112, 115 УК). Такое решение пригодно, когда умысел виновного был направлен на причинение именно такого вреда либо был неопределенным, направленным на причинение любого вреда (как часто бывает в жизни), в связи с чем квалификация дается исходя из фактически наступивших последствий.

Однако этот критерий применим не всегда. Далее Пленум указал, что если насилие не причинило вреда здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья, то, несмотря на отсутствие последствий, содеянное представляет собой разбой. Примерами могут быть случаи, когда виновный наносит удар по голове, в результате потерпевший теряет сознание на непродолжительное время, или сжимает горло, а затем, забрав вещи, отпускает и т.д. Последствия в виде вреда здоровью могут и не наступить, но все равно содеянное считается разбоем.

Сложнее обстоит дело тогда, когда виновный применяет не физическое, а психическое насилие в виде различных угроз как словесных, так и с демонстрацией предметов, которыми можно нанести вред жизни или здоровью. Если угроза носит определенный характер (убить, искалечить и т.д.), то квалификация дается с учетом ее содержания. Но часто угроза носит неопределенный характер (например, «а то хуже будет» и т.д.). В таких случаях Пленум рекомендует учитывать все обстоятельства дела, например, место и время, число нападавших, характер предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективное восприятие угрозы и т.п.

Из перечисленных признаков обратим внимание на субъективное восприятие угрозы потерпевшим. Это обстоятельство следует учитывать наряду с анализом субъективных намерений виновного, т.е. рассчитывал ли он именно на такое восприятие. Приведем пример. Двое вошли в деревенский дом, в присутствии хозяйки молча забрали вещи и ушли. Хозяйка объяснила, что испугалась, так как в руке одного из них увидела нож. Виновные вскоре были задержаны, причем выяснилось, что это был не нож, а металлический ключ. Вначале они были осуждены за разбой, но впоследствии суд переквалифицировал их действия на грабеж, так как не было установлено, что они пытались выдать ключ за нож и не высказывали угроз причинить вред, опасный для жизни или здоровья. Следовательно, субъективное восприятие угрозы потерпевшим должно учитываться, если установлено, что виновный рассчитывал именно на такое восприятие. Поэтому на практике при неопределенной угрозе содеянное чаще всего квалифицируется как грабеж, а норма о разбое применяется тогда, когда потерпевший воспринял угрозу как опасную для жизни или здоровья и виновный рассчитывал на такое восприятие.

Весьма спорным является вопрос о том, как квалифицировать содеянное, когда виновный дает потерпевшему снотворное, сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество, тем самым приводит потерпевшего в беспомощное состояние и затем изымает имущество, когда потерпевший находится в таком состоянии и поэтому не осознает факт изъятия. Такого рода действия иногда квалифицируют как кражу, так как имущество изымается тайно, а приведение в беспомощное состояние рассматривают отдельно как преступление против здоровья.

Решение зависит в первую очередь от того, принимал ли потерпевший эти средства добровольно, ибо воздействие больших доз алкоголя или наркотических средств общеизвестно. Поэтому изъятие имущества у потерпевшего, когда он, например, приняв солидную долю алкоголя, спал, должно влечь ответственность действительно за кражу.

Иначе следует решать вопрос, когда потерпевший не осознавал потенциальные результаты приема таких веществ, т.е. они вводились в его организм против его воли или путем обмана. В этих случаях Пленум рекомендует квалифицировать содеянное в зависимости от свойств введенных веществ как опасных или не опасных для жизни или здоровья, соответственно, как насильственный грабеж или разбой. Эта позиция оспаривается, особенно относительно грабежа, так как хищение не носит открытый характер. Однако по характеру опасности действий и последствий более правильным будет решение об отнесении содеянного к насильственному грабежу или разбою. Сравним: виновный подбежал незаметно сзади и ударил потерпевшего по голове, потерпевший потерял сознание, после чего у него забрали вещи. Никто не сомневается в том, что это разбой. Вряд ли что-нибудь меняется, если потерпевшего привели в беспомощное состояние другим способом, именно дачей одурманивающих веществ.

Проблемы разграничения между кражей, грабежом и разбоем возникают также тогда, когда в процессе совершения одного преступления происходит его так называемое «перерастание» в другое, более опасное, например, когда преступление началось как кража, а закончилось как грабеж (простой или насильственный) либо разбой. Простой пример: преступник забрался в квартиру, в которой никого не было, взял вещи, а при выходе, столкнувшись с хозяином, убежал.

Решение зависит от ряда обстоятельств. Во-первых, от того, было ли хищение оконченным в момент встречи с хозяином. Как указывалось выше, кража и грабеж считаются оконченными, когда имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться. При выходе из квартиры, дома, магазина, автобуса такой возможности еще нет, следовательно, кражу нельзя считать оконченной, следовательно, она «перерастает» в грабеж, а если виновный применил насилие, то, возможно, в зависимости от характера насилия, в насильственный грабеж или даже разбой.

Такое «перерастание» зависит еще от цели применения насилия: либо окончательно завладеть имуществом, либо избежать задержания. Показателем такой цели являются действия по отношению к имуществу: если виновный убегает с ним, то это свидетельствует о намерении завладеть им окончательно, происходит «перерастание»; если же он бросает имущество, то «перерастания» нет, содеянное квалифицируется по совокупности покушения на кражу и причинения соответствующего вреда здоровью с учетом последствий.

Среди квалифицирующих обстоятельств разбоя имеется такое, которое характерно только для него – с применением оружия, а равно предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК). Понятие оружия дано в Федеральном законе от 13 ноября 1996 г. «Об оружии», к которому закон относит, в частности, предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой цели а предметы, используемые в качестве оружия, – это любые предметы, которыми могут быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья, в том числе предметы хозяйственно-бытового назначения. К этим предметам приравнивается использование собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека.

Способы использования предметов могут быть различными – как для угрозы (запугивания), так и для фактического нанесения вреда здоровью.

При угрозе возникает вопрос, как квалифицировать использование негодного или незаряженного оружия либо его имитации (макеты, игрушки и т.д.). Очевидно, что потерпевший, как правило, воспринимает эти предметы как настоящее оружие, на что и рассчитывает виновный. Поэтому налицо разбой. Однако, поскольку использовать эти предметы по назначению и причинить вред жизни или здоровью нельзя, то такой разбой квалифицируется как простой, невооруженный (ч. 1 ст. 162 УК). Квалифицированным (ч. 2 ст. 162 УК) такой разбой будет только тогда, когда виновный использовал предмет не только для угрозы, но и фактически нанес вред здоровью (ударил макетом пистолета и т.д.), т.е. применил его как предмет, используемый в качестве оружия.

Мошенничество.

СТ. 159 УК мошенничество – это хищение чужого имущества или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием. От других хищений мошенничество отличается тем, что его предметом является не только имущество, но и право на имущество. Содержание этого права приведено выше, при анализе вымогательства. Поэтому дальше пойдет речь о хищении имущества, которое отличается от других форм хищения только способами завладения.

Первым из этих способов является обман. Чаще всего он совершается путем различных действий – сообщений ложных или искаженных фактов. Наиболее распространенными его видами являются обман в отношении личности: ее действительного существования, тождества (преступник выдает себя за другое лицо), качеств (наличие образования или трудового стажа, когда это влияет на размер оплаты труда или пенсии), в отношении предметов, их существования, качества (фальсификация товара и т.д.), событий и действий (имитация страхового случая), намерений (заведомо ложные обещания что-то сделать, купить, доставить и т.д.). В настоящее время распространены такие способы мошенничества как незаконное получение кредита, аванса, предоплаты, социальных выплат и пособий, подделка и использование кредитных и расчетных карт и т.д.

Обман может быть совершен и путем бездействия, когда виновный не сообщает информацию, которую должен был сообщить (получение лишних денег в результате ошибки кассира и т.д.).

Злоупотребление доверием означает использование доверительных отношений, сложившихся между виновным и собственником имущества. Причинами таких отношений могут быть служебное положение виновного, личные доверительные отношения и т.д.

Трудности в проведении отличий мошенничества от других видов хищений заключаются в том, что обман может использоваться при хищениях, совершенных другими способами (кража, грабеж, присвоение), которые внешне напоминают мошенничество.

При мошенничестве виновный действует путем обмана, который является способом завладения. В отличие от кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, когда имущество выходит из владения потерпевшего вопреки его желанию, при мошенничестве он отдает имущество добровольно в результате обмана, заблуждения, нередко полагая, что ему это выгодно, так как в результате передачи имущества он извлечет какую-то пользу.

Чтобы практически отличить мошенничество от других хищений необходимо установить момент, когда виновный завладел имуществом, и способ, которым он действовал именно в этот момент, данный способ и будет определять квалификацию хищения, а совершенные до этого обманные действия, в результате которых виновный получил лишь доступ к имуществу, на квалификацию не влияют. Например, прохожий попросил у незнакомого велосипед проехаться по двору, а затем уехал. Окончательное завладение велосипедом произошло не тогда, когда прохожий взял велосипед покататься, а когда уехал на нем в присутствии владельца, поэтому обман был лишь подготовительными действиями к совершению открытого хищения, т.е. налицо не мошенничество, а грабеж.

Исходя из сказанного, тайное хищение ценных бумаг на предъявителя с целью получения денежных средств является не мошенничеством, а кражей.

С субъективной стороны мошенничество совершается с прямым умыслом и корыстной целью. Особенность заключается в том, что умысел на хищение возник до совершения действий, направленных на получение чужого имущества. По этому критерию следует отличать мошенничество от гражданско-правовых деликтов, за которые не предусмотрена уголовная ответственность, а также от незаконного получения кредитов (ст. 176 УК).

В этой норме способами незаконного получения кредита указаны представление банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии, т.е. обман. От мошенничества это деяние отличается по субъективной стороне: в ст. 176 УК имеется в виду, что в момент получения кредита виновный, хотя и действует незаконно, но все же был намерен вернуть кредит, а при мошенничестве виновный уже во время получения кредита не был намерен его возвращать. Другое отличие в том, что незаконное получение кредита наказуемо только тогда, когда оно причинило крупный ущерб.

Мошенничество следует отличать от преступления, предусмотренного ст. 165 УК, в которой предусмотрена ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения. Следовательно, эта норма по способам совершения весьма похожа на мошенничество, однако в законе прямо не сказано, какие признаки хищения отсутствуют. Общепризнанно, что таким отсутствующим признаком является причинение прямого ущерба, обязательного для хищения. При совершении преступления, предусмотренного ст. 165 УК, последствием является не прямой ущерб, а упущенная выгода, неполученные доходы, т.е. виновный обогащается за счет тех средств, которые должны были поступить в организацию, но не поступили, так как этому воспрепятствовали обманные действия виновного.

В процессе мошенничества нередко совершаются другие преступления. Например, если при его совершении были использованы официальные документы, подделанные самим виновным, то его действия дополнительно квалифицируются по ст. 327 УК, а если были использованы похищенные документы, то по совокупности со ст. 325 УК. Аналогичным образом по совокупности со ст. 187 УК квалифицируется получение денежных средств путем использования изготовленных виновным поддельных банковских кредитных или расчетных карт.

Хищение, совершенное путем создания коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, квалифицируется по совокупности мошенничества и лжепредпринимательства (ст. 173 УК).

Присвоение или растрата.

В ст. 160 УК присвоение определено как хищение чужого имущества, вверенного виновному. От других форм хищений присвоение отличается тем, что в этом составе специальный субъект и имеются некоторые особенности объективной стороны.

Субъектом присвоения является лицо, которому имущество вверено, т.е. до совершения хищения виновный уже владел этим имуществом на законном основании, а затем похитил его, т.е. стал незаконно удерживать, в связи с чем собственник лишается возможности пользоваться или распоряжаться этим имуществом. Способы присвоения могут быть разными (тайно, открыто, путем обмана), поэтому присвоение отличается о кражи, грабежа или мошенничества не способом завладения, а тем, что имущество было вверено виновному.

«Вверено» означает, что собственник передал имущество виновному и наделил его правомочиями по управлению, хранению, распоряжению. Типичными примерами присвоения являются хищения, совершенные кладовщиком, кассиром и т.д. Присвоения не будет, когда имущество похищает лицо, которое получило доступ к имуществу по работе, но не наделено никакими правомочиями (грузчик, рабочий, занимающийся изготовлением предметов, сторож, вахтер, гардеробщик и т.д.). В этом смысле нужно различать, например, ответственную функцию хранения (кладовщик) и техническую функцию охраны (сторож).

Для присвоения типично наличие трудовых отношений между похитителем и собственником имущества. Возможно также присвоение личного имущества, переданного виновному на основе гражданско-правового договора. Однако и в этих случаях необходимо проанализировать полномочия, которыми был наделен виновный. При этом возможно, что отношения носили чисто гражданско-правовой характер, в связи с чем вообще отсутствуют признаки какого-либо преступления.

В ст. 160 УК говорится о двух формах совершения преступления: присвоении или растрате. Отличия между ними несущественные: при присвоении похищенное имущество остается у виновного, при растрате оно «исчезает» (потребляется, передается другим лицам).

 

 

26. Квалифицированные виды хищений (группой лиц по предварительному сговору; с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище; с причинением значительного ущерба гражданину; в крупном или особо крупном размере).

Во всех нормах об ответственности за хищения предусмотрены квалифицирующие обстоятельства, связанные с совершением преступления несколькими лицами: группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Общие признаки групповых преступлений изложены в ст. 35 УК, однако применительно к хищениям они обладают некоторыми особенностями.

Для квалификации хищения как совершенного группой лиц по предварительному сговору необходимо установить следующие признаки.

Во-первых, в хищении должны участвовать несколько лиц, причем как минимум двое из них должны обладать признаками субъекта преступления. Хищение нельзя квалифицировать как совершенное группой лиц, если только один из участников обладает такими признаками, а другие участники не являются субъектами преступления, так как не достигли возраста уголовной ответственности или признаны невменяемыми.

Второе условие – предварительный сговор. Его содержанием является распределение ролей, договоренность о том, какие конкретно действия должен совершить каждый участник хищения. Сговор считается предварительным, если он имел место до начала действий, непосредственно направленных на хищение. Если же один из участников начал совершать хищение самостоятельно, а другой присоединился к нему уже в процессе завладения имуществом, то хищение не считается групповым.

Однако двух указанных признаков недостаточно для того, чтобы признать хищение групповым. Довольно типичная ошибка практических органов заключается в рассуждении по схеме: имеется два субъекта, между ними был предварительный сговор о том или ином участии в хищении – значит, хищение было совершено группой лиц по предварительному сговору. На самом деле нужно установить наличие третьего важнейшего признака хищения, совершенного группой лиц по предварительному сговору – это выполнение двумя или более лицами функций исполнителей (в данном случае – соисполнителей).

В соответствии с ч. 1 ст. 33 УК объективная сторона действий исполнителя заключается в непосредственном совершении преступления либо непосредственном участии в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями). Следовательно, для правильного понимания соисполнительства необходимо учитывать объективную сторону хищения, при этом различать юридическую и фактическую их стороны. Ошибочным представляется как слишком узкое понимание исполнительства (как только непосредственного изъятия имущества), так и слишком широкое его понимание (как любого участия в хищении).

Например, с точки зрения фактической объективная сторона кражи заключается в тайном изъятии имущества, т.е. на первый взгляд ее исполнителем должен считаться только тот, кто непосредственно изымает имущество. Однако юридическое понятие соисполнительства шире – соисполнителем кражи считается любое лицо, которое действует на месте и во время ее совершения и оказывает любое содействие тому, кто непосредственно изымает имущество (охраняет место совершения, доставляет соучастников на место и отвозит их с похищенным имуществом и т.д.). Аналогичным образом следует оценивать действия соисполнителей при грабеже, разбое, вымогательстве, мошенничестве (при присвоении или растрате имеются некоторые особенности, которые изложены дальше).

Поэтому не являются соисполнителями лица, которые по предварительной договоренности с исполнителем выполняют другие функции – организатора, подстрекателя, пособника (например, предоставляют инструменты для взлома, оружие, заранее обещают спрятать похищенное или оказать помощь в его сбыте и т.д.), а отсюда хищение нельзя квалифицировать как совершенное группой лиц. При отсутствии других квалифицирующих обстоятельств действия единственного исполнителя, например кражи, квалифицируются по ч. 1 ст. 158 УК, а пособника в краже по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 158 УК (при наличии нескольких соисполнителей их действия – по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК, а пособника, соответственно, по ч. 5 ст. 33 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК). Таким же образом квалифицируются действия участников мошенничества, присвоения, грабежа, разбоя, вымогательства.

Особенность присвоения или растраты в том, что субъект этого хищения специальный (лицо, которому имущество было вверено), поэтому только такое лицо может быть исполнителем преступления. Если в изъятии имущества участвовало несколько лиц, причем имущество было вверено только одному из них, то квалификация хищения как совершенного группой лиц недопустима. В этом случае при отсутствии других квалифицирующих обстоятельств специальный субъект отвечает за хищение, совершенное одним лицом (ч. 1 ст. 160 УК), а действия других лиц, в соответствии с ч. 4 ст. 34 УК, которые выполняли роль организатора, подстрекателя или пособника, квалифицируются по соответствующей части ст. 33 УК и ч. 1 ст. 160 УК.

Кроме того, к групповым хищениям или вымогательству следует относить хищение или вымогательство, совершенные организованной группой. Признаки организованной группы указаны в ч. 3 ст. 35 УК и подробно на них останавливаться не имеет смысла, однако при квалификации хищения или вымогательства по признаку совершения его организованной группой следует иметь в виду, что действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

И только в том случае, если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК РФ.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.213 (0.017 с.)