ТОП 10:

Выписка из Протокола заседания



СТАЛИН И ЦЕРКОВЬ

ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКОВ:

ПАТРИАРХОВ, СВЯТЫХ,

СВЯЩЕННИКОВ

(автор-составитель П. Победоносцев)

Москва

 

УДК 323(470+571)

ББК66.3(2Рос)

П41

Победоносцев П.

Сталин и Церковь глазами современников: патриархов, свя­тых, священников./ П. Победоносцев. — М.: Книжный мир, 2012. - 144 с.

 

 

ISBN 978-5-8041-0553-3

Эта книга переворачивают нынешнее представление о Сталине как о гонителе Церкви. Об этом свидетельству­ют святейшие патриархи Московские и Всея Руси — Сер­гий (Старогородский) и Алексий I (Симанский), а также ныне официально канонизированные общероссийские святые РПЦ: святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архи­епископ Крымский, святая блаженная Матрона Москов­ская, которая благословляла Сталина на победу в Вели­кой Отечественной войне.

Многие уникальные материалы публикуются в от­крытой печати впервые.

 

 

Дизайн обложки А. Песнин

Книга издана при участии Николая Леонидовича Реутова

ISBN 978-5-8041-0553-3

© Победоносцев П., 2012

© Книжный мир, 2012

 

Господи, благослови Отче! Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь

ПРЕДИСЛОВИЕ

Преображение Сталина, или Святой Дух дышит там, где хочет...

 

Личность Иосифа Виссарионовича Сталина, его деятельность и спорные, с точки зрения оппонентов, решения некоторых проблем продолжают находиться в поле зрения историков и журналистов. Интерес к Сталину то уменьшается, то усиливается, но еще не было случая, чтобы он пропадал совсем. Но, как правило, муссируются одни и те же темы: репрессии, становление СССР мировой державой и прочее. Но некоторые насущные проблемы замал­чиваются. Например, проблема взаимоотношений И.В. Сталина и Церкви.

После развала СССР и ликвидации советс­кой системы прошло двадцать лет. Вроде бы нам подарили путь к «свободному» развитию страны, Православная Церковь получила дополнительные возможности, стали открываться .новые храмы, приходы, монастыри и семинарии. И в то же время духовно-нравственная атмосфера становилась все хуже и хуже. В результате сегодня в душе у многих нарастает тревога за будущее. Правильно говорит известный православный старец, архимандрит Троице-Сергиевой Лавры отец Герман (Чесноков): «Со всех сторон мрак сгущается».

В этих условиях мы обращаем взоры к неда­лекому прошлому великой страны, которое неза­служенно либо забыто, либо подтасовано. Одна из таких злободневных и дискуссионных тем — взаи­моотношение руководителя нашей страны Иосифа Виссарионовича Сталина и Русской Православной Церкви.

Факты, приведенные в этой книге, для многих станут откровением. Они замалчивались в советс­кое время после смерти И. Сталина сначала его пре­емником Н. Хрущевым, а потом по идеологическим соображениям. В наше «либеральное» время на вол­не однобокой критики генералиссимуса эти факты и выводы просто не поднимались. Большая часть материалов книги публикуется в широкой печати впервые.

Особенность книги в том, что в ней приведе­ны мнения известных и действительно уважаемых современников И. Сталина: святейших патриархов Московских и Всея Руси — Сергия (Старогородско­го) и Алексия I (Симанского), которые лично были с ним знакомы и постоянно поддерживали рабочие контакты.

Они переворачивают нынешнее представление о Сталине как о гонителе Церкви. Напротив, в его лице святейшие Отцы благодарят государственного руководителя, который после многих лет забвения церковных нужд и гонений, устроенных его «сорат­никами», затем, «обратившись» как апостол Павел, открыл РПЦ широкую дорогу, восстановил собор­ное единство и Патриаршество. (Справедливости ради отметим, что он и сам участвовал в этих нели­цеприятных событиях, как часть «команды». Доста­точно вспомнить снос храма Христа Спасителя).

В книге также даны документальные свидетель­ства официально канонизированных общероссийс­ких святых РПЦ: святителя Луки (Войно-Ясенецкий), архиепископа Крымского и святой блажен­ной Матроны Московской, которая благословляла Сталина на победу в войне.

Нужно учесть одну важную вещь. В Церкви су­ществует каноническое преемство: это прежде всего преемственность и последование в оценках выска­зываний и изречений первосвятителей и святых. Соборное мнение Церкви суть последовательное единство мнений ее отцов. В этой связи безапелля­ционная критика политики Сталина по отношению к Церкви из уст некоторых современных иерархов кажется и странной, и неканоничной.

Святейший патриарх Сергий (тогда еще мит­рополит) после встречи со Сталиным 4 сентября 1943 года, (тогда было принято решение о возобнов­лении Патриаршества в нашей стране), на вопрос келейника патриарха архимандрита Иоанна (Разумова) как прошла встреча, ответил:

— Какой он добрый!.. Какой он добрый!.. Архимандрит Иоанн переспросил:

— Ведь он же неверующий.

Патриарх, седовласый мудрый старец, произнес:

— А знаешь, Иоанн, что я думаю: кто добрый, у того в душе живет Бог!

И действительно, если посмотреть в Новом За­вете третье послание Апостола Иоанна Богослова, то там, в подтверждение слов патриарха, прямо на­писано:

«Кто делает добро, тот от Бога, а делающий зло не видел Бога» (Ин. 3-11).

Это позитивное отношение к Сталину под­тверждается не только нашими святителями, но и его современниками — Восточными патриархами, в частности Иерусалимским и Антиохийским. Осо­бую богоданную роль Сталину отводит и молит­венник гор Ливанских митрополит Илия (Карам), большой друг нашей страны и Церкви.

Общее мнение святителей и священников того времени — Сталин был верующим. Недаром после смерти ему во всех православных храмах пропели «вечную память». По словам священников, знавших его лично, он исповедовался и причащался. Как говорил его телохранитель Ю. Соловьев, который последние десять лет был с вождем, в его кабинете была икона Казанской Божией Матери, и он часто в одиночестве молился во внутреннем храме во имя Рождества Богородицы в Большом Кремлевском Дворце.

Одиннадцать лет, проведенных И. Сталиным в молодости в духовном училище и семинарии, дали со временем свои всходы в этот его последний жиз­ненный период и переломный период развития страны и Церкви. Как метко и иносказательно об­молвился Сталину при встрече патриарх Сергий:

«Мы готовили хороших священников, а они ста­новятся маршалами Советского Союза». Воистину Святой Дух дышит там, где хочет.

На страницах книги искренне и беспристраст­но показана логика преображения Сталина.

Он был, по словам патриархов, «богоданным» вождем и чувствовал свою божественную миссию. Ощутил ее полностью в начале войны. После вы­полнения всех требований Церкви и в итоге судь­боносной победы над «исчадием ада» Сталин хотел выполнить наказ наших святых предков — сделать Москву Третьим Римом.

По согласованию со святейшим патриархом Алексием I, в 1947 году в связи с празднованием 500-летнего юбилея автокефалии РПЦ планирова­лось провести в Москве Всеправославное совеща­ние с участием Восточных патриархов — первый шаг к проведению Вселенского Православного Собора под эгидой Московского Патриарха. А для этого предлагалось передать «право чести» Первого, то есть Вселенского, Патриарха от Константинополь­ского к Московскому и Всея Руси, как единителя всех православных церквей и первосвятителя самой крупной в мире православной Церкви и паствы. (Сейчас РПЦ — пятая по «праву чести»).

Это была первая попытка соборно отодвинуть всемирную апостасию. К сожалению, тогда это не получилось. Но двое из четырех Восточных патри­архов уже были готовы идею поддержать.

Парадоксально, но факт: Сталин осуществил призыв святого праведного отца Иоанна Кронштадтского сохранить сильную православную державу.

Святой говорил: «Если соберем волю каждого в одну волю — выстоим. Если соберем совесть каждого в одну совесть - выстоим. Если соберем любовь каждого к России в одну любовь — выстоим». Именно к этому призывал и это осуществил Сталин в нашей державе. И мы выстояли в войне, победили, осуществили эко­номическое возрождение, индустриализацию, созда­ли ядерное оружие как противовес уже созданному американцами, поддерживали в обществе высокие моральные ценности. И Церковь это оценила.

В противовес всеобщим заблуждениям, вы уз­наете, что за десять лет при Сталине было открыто 22000 приходов — это чуть меньше, чем в нынешнее время за двадцать лет. Была открыта Троице-Сергиева Лавра — центр русской духовности, а также Ду­ховная академия при ней. Стали чаще и массовыми тиражами публиковаться издания Московской Пат­риархии. А после смерти И. Сталина подлинный бо­гоборец Н. Хрущев стал делать все, чтобы свести на нет идеи и дела великого предшественника. Потому и потребовалось сейчас столько сил, чтобы вернуть­ся на «исходные позиции» и превзойти их.

Вот эпизод, который очень хорошо характери­зует И. Сталина как человека верующего. Его известный военачальник маршал А.М. Василевский был сыном протоиерея, выпускником Костромской ду­ховной семинарии и прапорщиком императорской армии. Как вспоминал В.М. Молотов со слов мар­шала, однажды Сталин пригласил Василевского и стал расспрашивать его о родителях. А у него отец — сельский священник, и маршал не поддерживал с ним отношений.

— Нехорошо забывать родителей, — сказал Ста­лин. — А вы, между прочим, долго со мной не рас­платитесь! — он подошел к сейфу и достал пачку квитанций почтовых переводов.

Оказывается, Сталин регулярно посылал де­ньги отцу Василевского, а старик думал, что это от сына.

- Я не знал, что и сказать, — признался Васи­левский.

По свидетельству архимандрита Кирилла (Пав­лова), маршал Василевский после войны приезжал в Троице-Сергиеву Лавру, останавливался там в гос­тинице, причащался.

И еще факт, о котором стоит задуматься. Свя­тейший Патриарх Алексий I на похоронах отпевал И. Сталина. Святейший Патриарх Алексий II на по­хороны Б. Ельцина не приехал.

 

СТАЛИН –

БОГОДАРОВАННЫЙ ВОЖДЬ

РОССИИ

Размышления священника

О. Дмитрия Дудко

...Как я заметил, у нас в России подвергаются осуждению те, кто имеет государственное направ­ление. Государственность причисляется к какому-то пороку, преступлению. Так осудили государс­твенника Ивана Грозного, расширившего границы России, обвинив его в жестокости. Хотя стоило бы задуматься, мог ли молиться за всех казненных жес­токий человек? Не есть ли здесь акт любви? Как ни странно, за многие годы за Ивана Грозного подали голос только Сталин и в наше время — митрополит Иоанн Санкт-Петербургский. Так же осудили свя­того Иосифа Волоцкого, победившего ересь жидовствующих и, может быть, надолго удержавшего духовный разброд России. Он тоже в лице судей оказался жестоким, хотя был добрейшей души че­ловек.

Теперь вот настало время реабилитировать Ста­лина. Впрочем, не его только, но само понятие государственности. Сегодня мы сами воочию можем увидеть, какое преступление есть безгосударственность и какое благо — государственность! Как не кричат, что в советское время много погибло в лаге­рях, но, сколько гибнет сейчас без суда и следствия, безнаказанно, безвестно, ни в какое сравнение не идет та гибель. Весь ограбленный и обманутый на­род теперь вздыхает: был бы Сталин, не было б та­кой разрухи.

Но эта реабилитация, так сказать с человечес­кой точки зрения, а мне предстоит — с духовной, поскольку я священник.

Начну сразу с вопроса. Что лучше — «деспо­тизм» сталинских времен или демократия нашего времени?

Нет, господа, перед жестокостью демократии бледнеет всякий деспотизм. Скажите, пожалуйста, когда было больше обездоленных, заключенных, пусть и не в тюрьмы, когда преступность и безнравс­твенность имели такую свободу па улицах и на теле­видении, в печати и без печати? Когда еще, в какие времена весь народ, за исключением немногих, си­дел на голодном пайке? Когда и какие правители с таким цинизмом, как теперь, разрушали собствен­ную экономику в угоду более сильному соседу?

Но как все это... сообразовать с христианскими понятиями?.. Христианство что ли атеизмом под­держивается? Ведь при сталинском деспотизме все было опутано атеизмом. Атеизм был везде и всюду.

Но видимо, не случайно философ Н. Бердяев говорил: «Атеизм — это дверь к Богу с черного хода». И мы сейчас видим, как многие атеисты стали по-настоящему верующими. Я никогда не забуду, как один высокопоставленный атеист-коммунист мне сказал, что, хотя он и коммунист-атеист, но воспи­тан на православной традиции.

Да, как ни покажется странным, но в русском атеизме-социализме есть и православная традиция, поэтому коммунистическое движение в России вписывается в русскую историю. Это часть нашей истории, которую не вычеркнуть. А вот будет ли се­годняшняя демократия частью нашей истории, хотя бы потому, что она, не посоветовавшись с Западом, ничего не предпринимает? Это чуждое явление для России!

Сталин был деспот, да, но он был ближе к Богу. Хотя бы потому, что атеизм - дверь с черного хода. Демократы, как ни объявляют себя верующими... они верующие, только в Золотого тельца, в бизнес, в мамону... А в Евангелии прямо сказано: не можете служить одновременно Богу и Мамоне!

...Наши Патриархи, особенно Сергий и Алек­сий, называли Сталина богоданным вождем. К ним присоединялись и другие... такие как крупный уче­ный и богослов Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Кстати, сидевший при Сталине, но это не по­мешало ему назвать Сталина богоданным.

Да, Сталин нам дан Богом, он создал такую де­ржаву, которую сколько ни разваливают, а не могут до конца развалить. И поверженной ее боятся хвале­ные капиталистические страны. И то, над чем сме­ялись постоянно: вставил, мол, решетку. Мол, Царь Петр прорубил окно в Европу, а Сталин закрыл ее. Значит, правильно делал (мы далеки от мысли не сообщаться с Западом), при нем мы не видели такого морального разложения, такой преступности, кото­рую видим сейчас, когда выбросили эту решетку.

Как ни горько признавать, но решетка на Запад нам необходима, это благо для России. Она помога­ет нам видеть неповторимость, самобытность Рос­сии, как Святой Руси, богоносной страны и, если хотите, Третьего Рима в лучшем смысле этого слова. А Четвертому не бывать — это тоже верно.

Есть у Сталина такое выражение: прошлое при­надлежит Богу. Богу с большой буквы. Как это пони­мать? Прошедшее устарелое? Пли прошлое — вся наша земная жизнь, настоящее ведь только в иных мирах.

А я думаю даже так. Под прошлым можно по­нимать то, что предоставить можно только для суда Божьего, Бог только все может рассудить правиль­но. Мне отмщение и Аз воздам. Наш суд — это прос­то суд человеческий, это в лучшем смысле слова, а вообще наш суд субъективный, эгоистический, только для себя.

Так что если с Божеской точки посмотреть на Сталина, то это, в самом деле, был особый человек, Богом данный, Богом хранимый, об этом свидетель­ствуют даже его противники.

Давайте, наконец, хотя бы разберемся вот в чем. Если бы победил Троцкий с его перманентной революцией, мы бы уже давно оказались на самом деле, а не по названию, как при Сталине, «винти­ками». Все были бы трудовой армией для... темных сил. Но именно Сталин доказал практически, что социализм можно построить в одной стране и со­хранил Россию.

Да, Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для всего мира, в этом нам предстоит еще разобраться. Поэтому я, как православный христи­анин и русский патриот, низко кланяюсь Сталину

«Чур, перекрестись... - да, я это слышу, — кому кланяешься, мол, не антихристу ли?»

А вот я вам задам вопрос. Антихрист придет от атеистов или от верующих? В том-то и дело, что от верующих, на Библии будет клясться. Поэтому я ут­верждаю, как по Евангелию: один сказал — пойду и не пошел, другой сказал — не пойду и пошел.

Сталин с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек, это можно было бы по­казать на фактах... Не случайно в Русской Право­славной Церкви ему пропели, когда он умер, даже «Вечную память», так случайно не могло произойти в самое «безбожное» время. Не случайно он и учился в Духовной семинарии, хотя и потерял там веру, но чтоб по-настоящему ее приобрести. А мы этого не понимаем... Но самое главное все-таки, что Сталин по-отечески заботился о России. И поэтому Ста­лин, по крайней мере, для меня, законным образом стоит рядом с Суворовым...

Вот документы особой важности, которые по­могут разобраться в событиях по отношению к Пра­вославной Церкви и лучше понять личность Иоси­фа Виссарионовича Сталина.

 

 

Секретарь ЦК И. Сталин

Секретарь ЦК И. Сталин

При внимательном чтении этих документов становится ясно, кто такой Сталин, какую роль он сыграл в деле спасения православных храмов от окончательного разрушения и как сумел сохра­нить жизнь, если не многим, то важным деятелям православной Церкви. Притом надо учесть, что по инициативе Ленина (читай — и Троцкого) затеяно было тотальное разрушение храмов и уничтожение русских православных людей. Сталин отменил это: в протоколе заседания Политбюро так и написано — ОТМЕНИТЬ.

Представить нужно, какую борьбу провел этот человек, чтоб, «построив социализм в одной стра­не», возвысить Россию в огромную державу, кото­рая победила фашизм, а теперь после смерти Стали­на лежит в развалинах.

Не сразу Сталин осознавался как русский гений, не случайно он обладал скромностью и бессребреничеством, нравственными устоями. Нам, право­славным людям, испытавшим гонение за веру, нужно забыть обиду, как и подобает христианам, и с долж­ными вниманием и любовью посмотреть на все.

Скажу о себе. Я тоже не понимал Сталина как следует и в своих юношеских стихах писал: «И вы мне кажетесь палач, их погубивший, самый пер­вый». Теперь я готов посмертно попросить у него прощения. Нет, он не был палачом, он многим спас жизнь, таким, как Шолохов (писателя уже должны были убить, и только своевременное вмешательство Сталина спасло его). Также и Булгакова он спас, мо­жет быть тоже от смерти, да и Пастернака, и других. Этот список может быть длинным, впоследствии беспристрастным историкам надо разобраться в этом. И я, сидевший при Сталине и Брежневе, как и владыко Лука, готов воскликнуть: «Сталин — богодарованный вождь России».

И скажу более: он был верующим, по-православному. Может быть, в какое-то время он и терял веру, но потом во всех борениях укрепился в ней, и не случайно во время войны он к людям обратил­ся, как обращаются священнослужители: «Дорогие братья и сестры». Не случайно ему и в Церкви про­возгласили «Вечную память».

С него началось и то, что последующих генсе­ков отпевали в Церкви. И в силу того, что он был православный (учился в духовной семинарии), гру­зин стал русским. По выражению Достоевского, «православный — значит русский».

Наследие Сталина надо изучать и изучать, чтоб лучше понять, как нам уберечь Россию. Враги наши это раньше нас понимают и потому., льют на него та­кую грязь, чтоб из-за нее мы не видели, кто он такой.

Теперь о документах. Удивительно: в первую очередь обращается внимание на православие, о других конфессиях, как сказано, ЦК вынесет реше­ние дополнительно. Вот дополнительно решение и выносят сейчас уже не ЦК, а противники ЦК. Какая армия сектантов, вплоть до сатанинских, спущена на нашу страну. Это страшнее всякого безбожия. Хотя в безбожии Сталина обвинять не следует.

Впрочем, от безбожия люди приходят к вере. Как покойный Солоухин любил повторять: вера -это гвоздь. Чем больше по нему бьют, тем глубже входит. Сектантство — не гвоздь, а мошкара, которая все залепляет и кусается страшно. Отбиваешься, отбиваешься от ее укусов, и — дай Бог не ослабеть.

Я не политик, не ученый, я, если хотите, писа­тель-священник, и больше по интуиции почувствовал все это.

Я хочу пойти еще дальше. Коммунизм, при­держивающийся материалистической доктрины, в России приобретает другое значение, и нам не нужно сбрасывать его со счетов, не случайно теперь коммунист может быть верующим человеком, и в первую очередь должен быть патриотом своей стра­ны. Как и сказано у апостола: кто не печется о сво­их, хуже неверного. Да и само отношение к благам земным у коммунистов христианское: блага должны принадлежать всем. Когда они принадлежат одному кому-то, это страшно.

Вот к ним и направлены слова апостола Иакова: «Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших находящих (на вас). Богатство ваше сгнило и одежды ваши изъедены молью. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свиде­тельством против вас, и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни» (Иаков, гл. 5, ст. 1-3).

Коммунизм, как история, в России останется, это наша русская история. В созидании богоносной страны, Святой Руси, он будет играть не последнюю роль. Сталин сыграл в этом первую роль. Не случай­но Сталин, по свидетельству Солоухина, в послед­ние пять лет подписывался — не генсек, а просто И. Сталин.

Современных коммунистов мы тоже должны понять как близких нам, верующим.

Мне больно слышать, как некоторые священ­ники (притом не испытавшие гонения) пылают к ним ненавистью. Считаю ревность их не по разуму и не христианской. Христианин должен быть состра­дательным к заблудшим и к своим врагам, особенно если считает их таковыми, относиться с любовью.

Желаю процветания нашей матушке России, с нами Бог. Оттого и безбожие у нас служит большему выявлению нашей веры.

 

Приложение 1

(По книге: Одинцов М. И. Русские патриархи XX века. М.:Изд-во РАГС, 1994)

Секретно

Записка

полковника НКГБ Г.Г. Карпова о приеме

И.В. Сталиным иерархов Русской Православной

Церкви, 4 Сентябрь 1943 г.

 

«4.09.43 г. я был вызван к товарищу Сталину, где мне были заданы следующие вопросы:

а) что из себя представляет митрополит Сер­гий (возраст, физическое состояние, его авторитет в церкви, его отношение к властям),

б) краткая характеристика митрополитов Алек­сия и Николая,

в) когда и как был избран в патриархи Тихон,

г) какие связи Русская православная церковь имеет с заграницей,

д) кто являются патриархами Вселенским, Ие­русалимским и другими,

е) что я знаю о руководстве православных цер­квей Болгарии, Югославии, Румынии,

ж) в каких материальных условиях находятся сейчас митрополиты Сергий, Алексий и Николай,

з) количество приходов православной церкви в СССР и количество епископата.

После того, когда мною были даны ответы на вышеуказанные вопросы, мне было задано три воп­роса личного порядка:

а) русский ли я,

б) с какого года в партии,

в) какое образование имею и почему знаком с церковными вопросами.

После этого т. Сталин сказал:

— Нужно создать специальный орган, который бы осуществлял связь с руководством церкви. Ка­кие у вас есть предложения?

Оговорившись, что к этому вопросу не совсем готов, я внес предложение организовать при Верхов­ном Совете СССР отдел по делам культов и исходил при этом из факта существования при ВЦИКе пос­тоянно действующей Комиссии по делам культов.

Тов. Сталин, поправив меня, сказал, что орга­низовывать комиссию или отдел по делам культов при Верховном Совете Союза ССР не следует, что речь идет об организации специального органа при Правительстве Союза и речь может идти об образо­вании или комитета, или совета. Спросил мое мне­ние.

Когда я сказал, что затрудняюсь ответить на этот вопрос, т. Сталин, несколько подумав, сказал:

1) надо организовать при Правительстве Сою­за, т. е. при Совнаркоме, Совет, который назовем Советом по делам Русской православной церкви;

2) на Совет будет возложено осуществление свя­зей между Правительством Союза и патриархом;

3) Совет самостоятельных решений не прини­мает, докладывает и получает указания от Прави­тельства.

После этого т. Сталин обменялся мнениями с тт. Маленковым, Берия по вопросу, следует ли принимать ему митрополитов Сергия, Алексия, Нико­лая, а также спросил меня, как я смотрю на то, что Правительство примет их.

Все трое сказали, что они считают это положи­тельным фактом.

После этого тут же, на даче т. Сталина, я полу­чил указание позвонить митрополиту Сергию и от имени Правительства передать следующее:

«Говорит с Вами представитель Совнаркома Союза. Правительство имеет желание принять Вас, а также митрополитов Алексия и Николая, выслу­шать Ваши нужды и разрешить имеющиеся у Вас вопросы. Правительство может Вас принять или сегодня же, через час-полтора, или если это время Вам не подходит, то прием может быть организован завтра (в воскресенье) или в любой день последую­щей недели».

Тут же, в присутствии т. Сталина, созвонившись с Сергием и отрекомендовавшись представителем Совнаркома, я передал вышеуказанное и попросил обменяться мнениями с митрополитами Алексием и Николаем, если они находятся в данное время у митрополита Сергия.

После этого доложил т. Сталину, что митро­политы Сергий, Алексий и Николай благодарят за такое внимание со стороны Правительства и хотели бы, чтобы их приняли сегодня.

Двумя часами позднее митрополиты Сергий, Алексий и Николай прибыли в Кремль, где были приняты т. Сталиным в кабинете Председателя Сов­наркома Союза ССР. На приеме присутствовали т. Молотов и я.

Беседа т. Сталина с митрополитами продолжа­лась 1 час 55 минут.

Тов. Сталин сказал, что Правительство Сою­за знает о проводимой ими патриотической работе в церквах с первого дня войны, что Правительство получило очень много писем с фронта и из тыла, одобряющих позицию, занятую церковью по отно­шению к государству.

Тов. Сталин, коротко отметив положительное значение патриотической деятельности церкви за вре­мя войны, просил митрополитов Сергия, Алексия и Николая высказаться об имеющихся у патриархии и у них лично назревших, но неразрешенных вопросах.

Митрополит Сергий сказал т. Сталину, что са­мым главным и наиболее назревшим вопросом является вопрос о центральном руководстве церкви, т. к. почти 18 лет [он] является патриаршим место­блюстителем и лично думает, что вряд ли где есть столь продолжительные вреды [трудности], что Си­нода в Советском Союзе нет с 1935 г., а потому он считает желательным, что[бы] Правительство раз­решило собрать архиерейский Собор, который и изберет патриарха, а также образует орган в составе 5-6 архиереев.

Митрополиты Алексий и Николай также вы­сказались за образование Синода и обосновали это предложение об образовании как наиболее желае­мую и приемлемую форму, сказав также, что избра­ние патриарха на архиерейском Соборе они счита­ют вполне каноничным, т. к. фактически церковь возглавляет бессменно в течение 18 лет патриарший местоблюститель митрополит Сергий.

Одобрив предложения митрополита Сергия, т. Сталин спросил:

а) как будет называться патриарх,

б) когда может быть собран архиерейский Со­бор,

в) нужна ли какая помощь со стороны Прави­тельства для успешного проведения Собора (име­ется ли помещение, нужен ли транспорт, нужны ли деньги и т.д.).

Сергий ответил, что эти вопросы предваритель­но ими между собой обсуждались и они считали бы желательным и правильным, если бы Правительс­тво разрешило принять для патриарха титул патри­арха Московского и всея Руси, хотя патриарх Тихон, избранный в 1917 г., при Временном правительстве, назывался «патриархом Московским и всея Рос­сии».

Тов. Сталин согласился, сказав, что это пра­вильно.

На второй вопрос митрополит Сергий ответил, что архиерейский Собор можно будет собрать через месяц, и тогда т. Сталин, улыбнувшись, сказал:

— А нельзя ли проявить большевистские тем­пы?

Обратившись ко мне, спросил мое мнение, я высказался, что если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быст­рейшей доставки епископата в Москву (самолетами), то Собор мог бы быть собран и через 3-4 дня.

После короткого обмена мнениями договори­лись, что архиерейский Собор соберется в Москве 8 сентября.

Третьим вопросом Сергий поднял вопрос об организации издания журнала Московской патриархии, который бы выходил один раз в месяц и в котором освещались бы как хроника церкви, так и статьи и речи богословского и патриотического ха­рактера.

Тов. Сталин ответил:

— Журнал можно и следует выпускать.

Затем митрополит Сергий затронул вопрос об открытии церквей в ряде епархий, сказав, что об этом перед ним ставят [вопросы] почти все епархи­альные архиереи, что церквей мало и что уж очень много лет церкви не открываются. Митрополит Сергий сказал, что он считает необходимым пре­доставить право епархиальному архиерею входить в переговоры с гражданской властью по вопросу от­крытия церквей.

Митрополиты Алексий и Николай поддержали Сергия, отметив при этом неравномерность распределения церквей в Советском Союзе и высказав пожелание в первую очередь открывать церкви в об­ластях и краях, где нет совсем церквей или где их мало.

Тов. Сталин ответил, что этому вопросу ника­ких препятствий со стороны Правительства не бу­дет.

Затем митрополит Алексий поднял вопрос пе­ред т. Сталиным об освобождении некоторых архиереев, находящихся в ссылке, в лагерях, в тюрьмах и т.д.

Тов. Сталин сказал им:

— Предоставьте такой список, его рассмотрим.

Сергий поднял тут же вопрос о предоставле­нии права свободного проживания и передвижения внутри Союза и права исполнять церковные службы бывшим священнослужителям, отбывшим по суду срок своего заключения, т.е. вопрос был поднят о снятии запрещений, вернее, ограничений, связан­ных с паспортным режимом.

Тов. Сталин предложил мне этот вопрос изу­чить.

Митрополит Алексий, попросив разрешения у т. Сталина, специально остановился на вопросах, имеющих отношение к церковной кассе, а именно:

а) митрополит Алексий сказал, что он считает необходимым предоставление епархиям права отчислять некоторые суммы из касс церквей и из касс епархий в кассу центрального церковного аппарата для его содержания (патриархия, Синод), и в связи с этим же митрополит Алексий привел пример, что инспектор по административному надзору Ленсо­вета Татаринцева такие отчисления делать не разре­шила;

б) что в связи с этим же вопросом он, а также митрополиты Сергий и Николай считают необходимым, чтобы было видоизменено Положение о цер­ковном управлении, а именно чтобы священнослу­жителям было дано право быть членами исполни­тельного органа церкви.

Тов. Сталин сказал, что против этого возраже­ний нет.

Митрополит Николай в беседе затронул вопрос о свечных заводах, заявив, что в данное время церковные свечи изготовляются кустарями, продажная цена свечей в церквах весьма высокая и что он, мит­рополит Николай, считает лучшим предоставить право иметь свечные заводы при епархиях.

Тов. Сталин сказал, что церковь может рассчи­тывать на всестороннюю поддержку Правительства во всех вопросах, связанных с ее организационным укреплением и развитием внутри СССР, и что, как он говорил об организации духовных учебных заве­дений, не возражая против открытия семинарий в епархиях, так не может быть препятствий и к откры­тию при епархиальных управлениях свечных заво­дов и других производств.

Затем, обращаясь ко мне, т. Сталин сказал:

— Надо обеспечить право архиерея распоряжать­ся церковными суммами. Не надо делать препятствий к организации семинарий, свечных заводов и т.д.

Затем т. Сталин, обращаясь к трем митрополи­там, сказал:

— Если нужно сейчас или если нужно будет в дальнейшем, государство может отпустить соответствующие субсидии церковному центру.

После этого т. Сталин, обращаясь к митропо­литам Сергию, Алексию и Николаю, сказал им:

— Вот мне доложил т. Карпов, что вы очень пло­хо живете: тесная квартирка, покупаете продукты на рынке, нет у вас никакого транспорта. Поэтому Пра­вительство хотело бы знать, какие у вас есть нужды и что вы хотели бы получить от Правительства.

В ответ на вопрос т. Сталина митрополит Сер­гий сказал, что в качестве помещений для патриархии и для патриарха он просил бы принять внесен­ные митрополитом Алексием предложения о предоставлении в распоряжение патриархии бывшего игуменского корпуса в Новодевичьем монастыре, а что касается обеспечения продуктами, то эти про­дукты они покупают на рынке, но в части транс­порта просил бы помочь, если можно, выделением машины.

Тов. Сталин сказал митрополиту Сергию:

— Помещения в Новодевичьем монастыре т. Карпов посмотрел: они совершенно неблагоуст­роенны, требуют капитального ремонта, и, чтобы занять их, надо еще много времени. Там сыро и хо­лодно. Ведь надо учесть, что эти здания построены в XVI в. Правительство вам может предоставить за­втра же вполне благоустроенное и подготовленное помещение, предоставив вам 3-этажный особняк в Чистом переулке, который занимался ранее быв­шим немецким послом Шуленбургом. Но это зда­ние советское, не немецкое, так что вы можете со­вершенно спокойно в нем жить. При этом особняк мы вам предоставляем со всем имуществом, мебе­лью, которая имеется в этом особняке, а для того, чтобы лучше иметь представление об этом здании, мы сейчас вам покажем план его.

Через несколько минут представленный т. Ста­лину т. Поскребышевым план особняка по Чистому переулку, дом 5, с его подворными постройками и садом был показан для ознакомления митрополи­там, причем было условлено, что на другой день, 4 сентября, т. Карпов предоставит возможность мит­рополитам лично осмотреть... помещение.

Вновь затронув вопрос о продовольственном снабжении, т. Сталин сказал митрополитам:

— На рынке продукты покупать вам неудобно и дорого, и сейчас продуктов на рынок колхозник вы­брасывает мало. Поэтому государство может обес­печить продуктами вас по государственным ценам. Кроме того, мы завтра-послезавтра предоставим в ваше распоряжение 2-3 легковые автомашины с го­рючим.

Тов. Сталин спросил митрополита Сергия и других митрополитов, нет ли у них еще каких-либо вопросов к нему, нет ли других нужд у церкви, при­чем об этом т. Сталин спросил несколько раз.

Все трое заявили, что особых просьб больше они не имеют, но иногда на местах бывает переобложение духовенства подоходным налогом, на что т. Сталин обратил внимание и предложил мне в каж­дом отдельном случае принимать соответствующие меры проверки и исправления.

После этого т. Сталин сказал митрополитам:

— Ну, если у вас больше нет к Правительству вопросов, то, может быть, будут потом. Правительство предполагает образовать специальный государс­твенный аппарат, который будет называться Совет по делам Русской православной церкви, и председа­телем Совета предполагается назначить т. Карпова. Как вы смотрите на это?

Все трое заявили, что они весьма благожелатель­но принимают назначение на этот пост т. Карпова.

Тов. Сталин сказал, что Совет будет представ­лять собою место связи между Правительством и церковью и председатель его должен [докладывать] Правительству о жизни церкви и возникающих у нее вопросах.

Затем, обращаясь ко мне, т. Сталин сказал:

— Подберите себе 2-3 помощников, которые будут членами вашего Совета, образуйте аппарат, но только помните: во-первых, что вы не обер-проку­рор; во-вторых, своей деятельностью больше под­черкивайте самостоятельность церкви.

После этого т. Сталин обратился к т. Молотову:

— Надо довести об этом до сведения населения, так же как потом надо будет сообщить населению и об избрании патриарха.

В связи с этим Вячеслав Михайлович Молотов тут же стал составлять проект коммюнике для радио и газет, куда вносились соответствующие замечания, поправки и дополнения как со стороны т. Сталина, так и отдельные со стороны митрополитов Сергия и Алексия.

Текст извещения был принят в следующей ре­дакции:







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.245.126 (0.035 с.)