ТОП 10:

Догадливость пожилой служанки



Росси ходила по спальне, перебирая игрушки, беззастенчиво роясь в шкафчиках. Надо было хоть чем-то заняться, чтоб не привлекать к себе лишнего внимания охраны. Вдобавок пленница надеялась найти то, что поможет ей спуститься со второго этажа на землю.

В дверь постучали. Дождавшись разрешения, в комнату вошла пожилая служанка, за ней внесли набор юного альпиниста, который заказала гостья.

Первое что отобразилось на лице девочки, это удивление, так как она ничего не заказывала.

- Росси, вы были так нетерпеливы, приказав достать вам эту игру прямо сейчас. Нам пришлось послать за ней вертолёт, - сказала служанка с наигранным упрёком в голосе.

Она сделала суровый вид, но её глаза говорили: «Подыграй мне». И девочка быстро сообразила, в чём дело:

- А что же вы хотели, чтоб я целый день одними и теми же игрушками играла? Они мне уже надоели! – притворно возразила она. - Завтра госпожа Люцирия повезёт меня в свой замок среди гор, поэтому я должна заранее подготовиться к встрече со скалами. Понятно?

- Как скажите, - служанка раскланялась и ушла.

А тем временем Повелительница тьмы следила за происходящим. И то, что она увидела на экране, ей очень понравилось:

- Молодец, девчонка! Из неё получится неплохая ученица.

Осмотрев набор юного альпиниста, пленница ясно представила план своего побега. Всё было готово, не хватало только одного: чтобы кто-то отвлёк внимание телохранителей. За это взялся Кью.

По его заданию, в деревьях и кустах, окружающих особняк, спряталась целая армия голубей и воробьев. Птицы ждали приказа напасть на здание и произвести сильный переполох. Особенное внимание было обращено на комнату под крышей, где находился центр видеонаблюдения.

Переодевшись в свою одежду, Росси подала условный знак рукой, а потом стала ждать. По этому сигналу Кью взлетел высоко над деревьями и, что есть силы, крикнул:

- Вперёд!

Великая птичья армия через трубы каминов и открытые форточки мгновенно устремилась в дом. В особняке воцарилась неразбериха.

Услыхав шум крыльев, крик охраны за своей дверью, Росси открыла окно, затем, прикрепив к нему верёвку, спустилась на землю. Смелая девочка опять побежала к заветной тропинке. Впереди неё, указывая кротчайший путь, полетел верный друг – почтовый голубь дедушки Маркуса.

В течение нескольких часов охранники не могли наладить повреждённую птичьими клювами систему видеонаблюдения. А когда обнаружили пропажу, Росси была уже далеко. И ничью голову даже не посетила мысль, что птичий налёт прикрывал побег пленницы.

Как только путешественница достигла сверкающей ленты, то спросила у голубя:

- Кью, как тебе удалось собрать такое количество птиц?

- А я их и не собирал, - ответил он, – стоило мне рассказать своим собратьям, о том, что ты шла к великому волшебнику за солнцем, и что тебя похитили, так они подняли такой галдёж: «За солнцем, девочка шла за солнцем! И её похитили, похитили!» Кричали все, даже вороны, но они не слишком дружны с голубями. Эта весть передавалась от птицы к птице, и, поверь мне, ушла очень далеко. Через несколько минут лес загудел другой новостью: «Надо помочь девочке! Экстренный сбор армий! Сбор армий!». Ты бы видела, сколько их налетело! Хорошо, что я вовремя крикнул: «Достаточно!». И все армии, которые были ещё в пути, отправились по гнёздам. Потом я прилетел к тебе, и мы договорились о плане действия.

- Здорово! – воскликнула Росси, - Как это здорово быть птицей!

- Иногда мне кажется, что лучше быть человеком, - вздохнул Кью.

Девочка предложила ему сесть на плечо и достала из кармана кусочек хлеба:

- Поешь, ты здорово потрудился сегодня! Я рада, что не только нам одним нужно солнце, но и птицам, и той пожилой служанке. Знаешь, в коробке, кроме принадлежностей для юных альпинистов, была моя одежда, которую я нигде не могла найти. А ещё добрая женщина положила нам кое-что перекусить в дороге, - и Росси похлопала себя по двум раздувающимся карманам джинсовой куртки. – Вот попить, правда, нечего.

- Не беда, - сказал голубь, - эта земля богата родниками. У одного из них остановимся и отдохнём.

Утро в стране Затмения ничем не отличалось от дня, вечера и ночи, разве что временем. Но Кью всегда хорошо чувствовал его наступление. Он проснулся и, сидя на ветке рябины, стал расчёсывать клювом пёрышки, которые за ночь разворошил ветер.

Росси спала внизу у родника. Ей не хотелось просыпаться, но воробьи, охранявшие её сон, устали тихо сидеть и стали ссориться из-за какой-то гусеницы.

Пришлось вставать.

Позавтракав бутербродами, друзья отправились в путь.

Со стороны моря поднимался ветер, к полудню он усилился. Идти было трудно, а позже стало совсем невозможно.

- Здесь должна быть старая охотничья сторожка, - преодолевая шум бури, прокричал Кью.

Росси осмотрелась по сторонам в поисках укрытия и, прижимая к себе голубя, направилась к заброшенной избушке, что показалась вдали. От старости её дверь сильно перекосилась, обветшала крыша, но по лежанке, не так давно устланной свежим сеном, и остатку свечи на столе, было видно, что сюда периодически кто-то захаживал. «Ничего страшного не будет, если мы здесь немного отдохнём, переждём бурю», - подумала путешественница. Кью где-то раздобыл спички, и девочка зажгла свечу. А потом долго сидела, прислушиваясь к шуму ветра, пока не уснула.

Проснувшись, она почувствовала на себе что-то тёплое и мягкое. Кто-то заботливо её укрыл, стараясь, как можно тише ступать по скрипящему полу. Слабое пламя свечи осветило трёх коз и старенькую женщину, возившуюся возле них.

- Извините, я зашла сюда просто переждать бурю, - стала извиняться Росси, освобождая лежанку.

- Успокойся, внучка, никто тебя не гонит и не упрекает за это. Мы с козочками тоже убежали сюда от бури, и не уйдём, пока ветер не утихнет. Тебе советую поступить так же. Зовут-то тебя как?

- Росси.

- Стало быть, Россинкой? Красивое имя, а откуда и куда путь держишь? – поинтересовалась старушечка, ставя на стол перед девочкой большую кружку молока.

Путешественница на минуту задумалась, не причинит ли ей большого вреда ответ на этот вопрос.

- Не хочешь отвечать? Что ж, может и не надо, всякое бывает в жизни, - сказала бабушка и, протянув кусок белого хлеба, добавила, - я просто подумала, может, какая помощь тебе нужна? Да ты ешь, не стесняйся.

- Спасибо большое, - поблагодарила Росси и замерла, удивлённо открыв рот – это была кружка, лично подаренная дедушке Маркусу одним гончаром. И надпись на ней подтверждала это: «Моему другу Маркусу».

- Откуда у вас эта кружка? – радостно спросила девочка.

- Один старый человек забыл.

- А куда он ушёл?

- По тропинке, усыпанной блестящими искрами, к великому и мудрому волшебнику…

- Хозяину Света? – перебила её Росси.

- Да, - ответила бабушка, что-то заподозрив, - именно к нему. Много лет назад он сделал чудо для моей семьи.

Глаза девочки заблестели:

- Вы были у него? Какой он?

- Он прекрасный! А почему ты задаёшь такие странные вопросы? Неужто сама идёшь к доброму великану? – и старушечка обо всём догадалась.

Кью в это время расхаживал по холодной печи, в надежде изучить козий язык. Но рогатые молчали, недовольно подёргивая шкурой на боках.

Напившись вдоволь жирного и сладкого молока, девочка рассказала всё, что с ней произошло в дороге, как бежала из особняка Повелительницы тьмы. Женщина, внимательно выслушав, сказала:

- Маленькая, но смелая Россинка, пока ты идёшь по этой тропе, Люцирия не оставит тебя в покое. Она не остановится ни перед чем, лишь бы солнце никогда не воссияло над страной Затмения. Берегись её слуг и посланников. Помни всегда: твоя судьба – победить, именно для этого ты рождена!

Буря стихла только к утру. Везде валялись поломанные ветви деревьев, пахло сыростью. Старушечка и её три рогатых подружки, с которыми Кью так и не смог подружиться, провели Росси к тропинке.

Вдохновлённая словами мудрой женщины и тем, что дедушка Маркус когда-то также путешествовал к великому волшебнику, девочка, попрощавшись, снова отправилась в путь.

 

Урок для чаек – насмешников

Две крупные морские чайки Кико и Бибо сидели на развалинах сарая, громко смеясь. Объектом их насмешек было практически всё: от птиц, пролетавших мимо, до людей, проходивших по песчаной дороге, ведущей к городу. Чем бы они ещё занимались, если бы ни этим?

- Ах-ах-ха-ха-ха, – хохотал Кико, – этому воробью с его крыльями только миксером работать, крем в кондитерской взбивать!

- Неплохо, ах-ха-ха-ха! – задрав голову, кричал Бибо. – Эй ты, вертушка, спускайся к нам, летать научим!

- Смотри, какая шея! Их-хи-хи-хи-хи, - Кико сделал вид, что умирает со смеху при виде дикой утки, - на такой шее только морские узлы вязать!

- Да-да-да-да, - кивал Бибо, - ох-хо-хо-хо!

Слыша, что чайки-насмешники уже заняли свои наблюдательные позиции, и высмеивают всех, кто попадает в их поле зрения, другие птицы изменили маршруты полётов, стараясь летать как можно дальше от развалин.

Кико стало скучно, и он решил посмеяться над напарником:

- Ах-ха-ха-ха! Я и не знал, что ты похож на клюшку, которой играют в хоккей. Гляди, у тебя даже глаза на шайбы похожи! Эх-эх-эх!

- А ты, а ты, а ты, а ты, - затарахтел Бибо, выдумывая в ответ что-то более обидное, - а ты… терминатор.

Кто такой терминатор Кико не знал, но очень обиделся.

Тут в поле их зрения попал велосипедист. Он посмотрел на двух, забавно гогочущих чаек, и улыбнулся:

- Над горем смеёшься?! – приняв улыбку, как насмешку над собой, яростно закричал Кико и бросился за велосипедом.

Бибо полетел за ним:

- Эй, мужик, мужик, мужик, какая кошка тебя ободрала? Ни хвоста, ни перьев не осталось. Ох-хо-хо-хо-хо!

И они опять принялись за своё. Но велосипедист скоро уехал.

Чтобы как-то скоротать время, не обижая друг друга, Кико и Бибо поднялись на высоту, и, повернувшись клювами в сторону моря, стали ловить воздушные волны.

Тем временем по тропинке, помеченной волшебным блеском, Росси уверенно приближалась к городу.

Кью периодически улетал, чтобы поразмять крылья. А когда возвращался, продолжал рассказывать то, что слышал об этих удивительных местах:

- Говорят, что богатство этого края не передать словами. Здесь драгоценные камни находят прямо в земле, а в лесных реках золото.

- Неужели?! Вот бы посмотреть! – удивлялась путешественница.

- А в Холодном море водятся диковинные рыбы. И название города такое нежное и красивое – Луньград.

- Луньград? Вот это да!

Тут неожиданно они услышали над собой чей-то истерический смех. Это были чайки-насмешники. Кью первым попался им на глаза, и ему пришлось нелегко:

- Смотри, смотри, смотри, какой чистенький! Давай наставим ему пятнышек? Эх-хэ-хэ-хэ-хэ!

- Да он ещё и чужеземец?! Давай поклюём его! Пусть знает, кто хозяин в этом небе, и не смеет совать нос в наши мусорники! Так, так, так, так его!

Кью был окружен, а мощные клювы чаек направлены ему в голову.

Увидев это, Росси схватила камень и крикнула:

- Сейчас же оставьте голубя в покое, иначе будете иметь дело со мной!

- А это ещё кто? – сделал удивлённую физиономию Бибо, но камня испугался, - маленькая костлявая девочка, да на что ты способна? У тебя ни крыльев, ни клюва нет!

- Зато у меня есть вот этот камень, и руки, чтобы попасть в тебя.

Заслышав угрозы, Бибо сменил тон:

- Ладно, ладно, не горячись! Мы пошутили.

- Как не стыдно обижать маленьких! Или вам делать больше нечего? – пристыдила девочка.

- Нечего, нечего, нечего, - закричал в ответ Кико и получил от Бибо клювом по голове.

С этой минуты между чайками началась драка, а путники двинулись дальше.

Кью был сильно испуган, он сел на плечо девочке и закрыл глаза, чтобы успокоиться.

- Дорогой, не обижайся на них. Только слабаки да трусы нападают на беззащитных и маленьких, - утешала его Росси, - если они дальше так будут себя вести, то с ними никто дружить не будет. А если попадут в беду, то никто не придёт на помощь.

Девочка была права.

Поссорившись между собой, чайки разлетелись в разные стороны. Кико полетел на море ловить рыбу, а Бибо на мусорку обедать. Там его ждала западня, о которой он, конечно же, не подозревал.

Заметив в куче картофельных очистков шкурки от колбасы, Бибо плавно приземлился и угодил в ловушку, расставленную местными хулиганами. Его ноги крепко стянули петли, и чем сильнее была попытка вырваться, тем туже они затягивались. Тогда насмешник стал жалобно кричать, зовя на помощь. Но все боялись быть осмеянными, и потому никто даже не приблизился к нему.

Возвращаясь с моря полуголодным, Кико также решил заглянуть на мусорку, сладостно вспоминая выброшенные аппетитные объедки - ими он уж точно набьёт живот до отказа. Но, когда на одном из баков заметил друга-насмешника, обиды всплыли в памяти, и он во весь голос стал потешаться над несчастным:

- Ах-ха-ха-ха-ха-ха! Ну что, мусороед? А тебе идёт запах вонючей кучи! Я же, в отличие от тебя, предпочитаю морскую свежесть.

Но вместо былого задора Кико увидел в глазах Бибо страдание, испуг. Поняв в чём дело, прилетевший стал кричать и метаться:

- Я-я-я сейчас позову на помощь!

- Я уже звал.

- Тогда попробуй вырваться, может получиться?

- Я уже пробовал. Здесь нужны не крылья, а человеческие руки, - безнадёжно произнёс Бибо.

Кико задумался: «У кого же они были? Кажется, кто-то сегодня говорил, что у него есть руки? Девочка!!!»

- Я найду девочку с голубем и приведу её! – закричал он, улетая к дороге ведущей в город.

Уже через час Росси освобождала ноги Бибо из западни. Это было не простым делом: пришлось найти крышку от консервов, чтобы перерезать леску.

Увидев острую жестянку в руках девочки, насмешник с ужасом подумал: «Вот она, месть», - и от страха закрыл глаза. Но человеческие руки осторожно взяли его и вытащили из мусора.

- Я-я-я свободен!!! – закричал он.

Вдруг за своей спиной Росси услышала грубый мальчишеский голос:

- Отдай мне мою птицу!

- Бери, если сможешь, - сказала она и, протянув хулигану чайку, шепнула крылатой: - Лети!

Бибо полетел. А спасительница быстро побежала, зная, чего можно ожидать в таком случае от невоспитанного мальчишки.

Возвращаясь на мерцающую тропинку, маленькая путешественница вела мирную беседу с чайками. Они так были ей благодарны, что с удовольствием выслушивали всё, сказанное в свой адрес. И готовы были хоть сейчас измениться, если б знали как.

Задавшись этим вопросом, Кико спросил:

- А чем нам ещё заниматься, как не высмеивать прохожих и пролетающих?

- А вы никого не высмеивайте, - спокойно ответила девочка, - а наоборот, говорите хорошие слова, делайте комплименты и желайте всего самого прекрасного. В общем, поступайте с другими так, как хотите, чтобы с вами поступали.

Чайки всё поняли и, поблагодарив путешественницу, улетели.

Уже через час со стороны развалин доносилось их громкое гоготание:

- Смотри, смотри, смотри, - кричал Кико, - ну что за чудо-воробышек! Такого шустрого я ещё нигде не видел!

- Да, да, да, да, - соглашался с ним Бибо, - даже я со всеми своими талантами не смогу так быстро вертеть крылышками, как он.

- Ах-ах-ах, как вы великолепны, госпожа утка!

- Да, да, да, ваша шея достойна самых дорогих ожерелий!

 

Беда Луньграда – Карусель

Когда-то Луньград был одним из самых изумительных городов страны Лучезарных Дней, которую позже стали называть страной Затмения. Всякого, кто заходил сюда, он удивлял своей красотой и необычной архитектурой. Маленькие домики и большие избы, теремочки и терема, беседки и храмы, мосты и изгороди, - всё это было из резного дерева, дорогого камня, с множеством алмазов, вкраплённых в каждую крышу. Маковки теремов, храмов украшали сверкающие флюгера и шпили со звёздочками и луночками.

Днём, когда солнце освещало постройки, они сверкали радужными переливами. А ночью, когда зажигали фонари, каждое алмазное вкрапление, казалось, становилось источником света, отражая огни города. И весь Луньград становился похожим на огромную шкатулку с драгоценностями. Только тогда, можно сказать, и открывалась во всей полноте его уникальность и красота.

Вместе со знаменитыми мастерами, ремесленниками и ювелирами здесь жили простые шахтёры и рыбаки, люди большой силы и щедрой души.

Но это было очень давно.

Великое Затмение повергло луньградцев в ужасную депрессию. То, что сообщали средства массовой информации, не утешало их, а наоборот, вселяло страх и ощущение безысходности.

Постепенно эта прекрасная земля, несмотря на свои бесчисленные богатства, стала приходить в упадок. И вот спустя триста лет, приближаясь к городу, Росси видела его совершенно другим.

Заветная тропинка упрямо вела в ветхие кварталы, теряясь под колёсами машин и ногами прохожих.

Чтоб не упустить девочку из виду, Кью приземлился ей на плечо, печально заметив:

- Подобную бедноту редко где увидишь. Ни одного алмаза не осталось. Несчастный Луньград…

- Да, - сказала Росси, - не хотелось мне здесь останавливаться, но, наверное, придётся.

- Зачем? – удивился голубь.

- Я должна узнать, что же всё-таки произошло?

- Зачем?

- Просто интересно, а вдруг мы сможем чем-нибудь помочь!

- Мы сможем чем-нибудь помочь? – переспросил он. - Ты что смеёшься? Маленькая девочка и едва заметная птичка с крохотными мозгами могут чем-нибудь помочь?

Росси слегка обиделась:

- Не забывай, что эта маленькая девочка и едва заметная птичка с крохотными мозгами идут к всемогущему волшебнику, Хозяину Света.

- Ну, тогда я согласен.

Неожиданно из-за угла дома выскочил мальчик и налетел прямо на Росси. За ним бежала крупная женщина в белом переднике:

- Держите вора! – кричала она. – Держите вора!

На «воре» была старая грязная одежда и башмаки, которые давно надо было выбросить в мусор.

Девочка схватила его за руку:

- Стой!

- Пусти, - закричал он, вырываясь. В его озлоблённом взгляде был виден страх и голод.

Заметив это, Росси спросила:

- Где твои родители?

- Ясно где: на Карусели, - ответил тот и, вырвавшись, убежал.

- На карусели, – повторила путешественница, ничего не поняв.

У пышной женщины больше не было сил «играть в догонялки». Часто и тяжело дыша, она остановилась, продолжая ругать удирающего мальчишку:

- Я тебе…! Попадись ты мне…! Ух, какой негодяй…!

Ища поддержки, она обратилась к растерянной девочке:

- Скажи, ну хорошо ли это, у бедной женщины красть пирожки? Я ночей не досыпаю: пока тесто сделаешь, пока налепишь, пока напечёшь. И всё ради каких-то несчастных грошей.

- Но он, наверное, хотел есть? У него беда.

- Эх, - печально вздохнула женщина, - у кого этой беды нет, и название у неё одно – Карусель.

«Опять Карусель», - подумала Росси и двинулась дальше по неухоженным улочкам, всё больше погружаясь в шумные кварталы города.

За одним из перекрёстков она остановилась, заметив толпу зевак, рассматривающих большой рекламный щит. Красивая женщина изображённая на нём приглашала всех на Карусель удовольствий, а яркие буквы снизу кричали: «Вперёд за счастьем!!!»

- Странно, - удивилась девочка, - опять Карусель?! Кью, может, ты объяснишь, в чём дело?

Но голубь улетел, решив не сообщать, куда и насколько.

На другом рекламном щите группа молодых людей бежала за чудом и незабываемыми приключениями туда же, в здание Карусели удовольствий. Их лица выражали такой восторг и радость, что у маленькой путешественницы возникло желание побывать там, где были они. Яркая надпись во весь щит гласила: «Это то, чего тебе не хватает!!!»

« Может быть, мне и в самом деле этого не хватает?» - подумала Росси. И увидев перед собой кассы Карусели, решила зайти.

Множество мужчин и женщин, молодых и старых, богатых и бедных стояло в очереди к кассам. Каждый нёс плату: кто деньгами, кто золотом, кто драгоценными камнями из луньградских рудников.

Росси смотрела на всё это, раскрыв от удивления рот, и напрочь забыла, зачем пришла.

Тут кто-то больно ударил её в спину. Обернувшись, она увидела рассерженного Кью, который, громко хлопая крыльями, удирал в открытую форточку:

- Сейчас же уходи отсюда, - закричал он и вылетел.

Его выходка оживила скучающую толпу, Все, кто был в зале, обратили на девочку внимание. Потом подошёл мужчина во фраке и попросил её выйти, сказав, что детям до шестнадцати лет вход на Карусель строго запрещён.

Росси шла молча по улице, жалея о том, что не побывает там, где побывали молодые люди с рекламного щита, что и не увидит то, что увидели они. На сердце навалилась тоска, стало невыносимо печально оттого, что чудо и незабываемые приключения, обещанные рекламой, пройдут стороной.

Белый друг ехал у неё на плече о чем-то рассказывая. Но девочка не слушала, а думала о своём. Заметив это, Кью закричал ей в самое ухо:

- Не пора ли нам присесть?

- Да ты и так сидишь! – возмутилась она.

- Ты что, обиделась, что я тебя в спину клюнул? А что, скажи, мне оставалось делать? Я оставил тебя всего лишь на чуть-чуть, слетал на Карусель и обратно, а ты…

- Ты был на Карусели?! – радостно воскликнула Росси, и её восхищённые глаза уставились на голубя.

- Так вот оно что! Ты, я вижу, рекламы насмотрелась, что крайне вредно для здоровья. Иди, я покажу тебе, что это за Карусель!

Полетев вперёд, он приземлился на единственную лавочку между каменными многоэтажками.

Проходя мимо одной из них, Росси, остановившись, прислушалась. Из открытых окон доносились громкие голоса, которые о чём-то спорили или ссорились. И опять среди всего возникало это простое и одновременно загадочное слово: «Карусель».

- Я не пущу тебя на эту проклятую Карусель, - кричал женский голос из окна на втором этаже, - ты продал уже всё. Мы стали нищими.

- Пусти, не удержишь! – перекрикивал её хриплый мужской голос.

У дома напротив плакал ребёнок. Молодая женщина заводила в подъезд израненного мужа, приговаривая:

- У меня уже нет сил залечивать твои раны, ведь опять убежишь на эту Карусель. Ох, как я её ненавижу!

- Помоги, мне больно… - стонал мужчина. – Больно…

Присев на лавочку, Росси растерянно спросила голубя:

- Ничего не понимаю. При чём здесь Карусель?

- А притом, что она заколдованная.

- Как заколдованная?! – оторопела девочка.

- Ни «как», а «кем», - поправил её Кью и начал свой рассказ. – Послушай, что поведала мне одна старая городская ворона.

Воспользовавшись ужасной депрессией, которая наступила сразу же после затмения, Повелительница тьмы придумала луньградцам утешение.

- Это ты про Люцирию?

- А про кого же ещё? Именно про неё.

В город приехали её верные посланники, люди в чёрном. И заключили сделку на установление громадного комплекса развлечений, так называемой Карусели. Луньградцы ещё не знали что это такое. Их сердца были разбиты, смысл жизни потерян, и они были рады хоть какому-то утешению. Поэтому подписали контракт, не раздумывая. С этого всё и началось.

В центре города построили громадное здание, в котором установили Карусель удовольствий. На домах, изгородях развесили множество цветной рекламы - и она сработала.

Народ прямо-таки побежал за радостью, в которой так нуждался. И никто даже не понял, как оказался в ловушке. Одного единственного похода было достаточно, чтобы колдовство Люцирии пришло в действие.

Старая ворона говорит, что птицы предчувствовали эту беду. Когда впервые открылись двери здания Карусели удовольствий, и народ после аттракциона вышел, они рыдали, наблюдая происходящее: там не было ни одного, кто бы не получил какую-нибудь боль. Кто-то шёл, держась за сердце, у кого-то кровоточили раны, кто-то хромал или вообще не мог идти. Были даже те, кто вовсе не вернулся. Но ловушка захлопнулась, и потому, как только боль утихла, раны затянулись, люди опять побежали за удовольствиями.

- Но почему?! – удивилась Росси.

- Я же говорил тебе, что это не простая Карусель, а заколдованная. Каждый, кто хоть раз прокатится на ней, больше не может жить без её развлечений. И пока этот человек не войдёт в здание Карусели снова, душевная тоска и мучения не покидают его. Поэтому ради минутного утешения, он готов терпеть боль и раны, шрамы от которых остаются на всю жизнь.

Росси вспомнила всё, что сегодня видела и слышала: мальчика-вора, пышную продавщицу пирожков; голоса, доносившиеся со второго этажа; женщину, заводившую в подъезд израненного мужа. Ей так захотелось крикнуть, что есть сил, чтобы услышал весь Луньград: «Карусель заколдованная!». Или разрушить её так, чтобы ни камешка, ни винтика не осталось. Если б она могла, то непременно сделала бы это. Но всё же перед беспощадным колдовством Люцирии маленькая девочка была бессильна. Нужен был тот, кто сильнее самой Повелительницы тьмы.

 

 

Утешение надеждой

Росси больше не могла сидеть, ей нужно было идти, продолжая путь. Но, сделав первый шаг, она услышала крик о помощи и, оглянувшись, увидела женщину, лежащую на земле. В шаге от неё стоял растерянный мальчик, который, несмотря на то, что никого в округе не было, звал на помощь.

Потом, наклонившись над женщиной, он попытался поднять её, но не смог. И дёргая за рукав, стал уговаривать:

- Ну, вставай же. Нам надо идти, вставай, - но та была не в силах.

- Вот видишь, - обратился Кью к Росси, - наверняка, в этом деле замешана Карусель.

- Наверно, - вздохнула девочка и, больше не говоря ни слова, поспешила на помощь.

Вместе с мальчиком они взяли женщину под руки, потом, поставив на ноги, повели к подъезду, где та жила.

В подъезде лифт не работал, не было света, под ноги то и дело попадались какие-то пустые бутылки, выброшенные упаковки. Осторожно, чтоб не споткнуться о ступеньки и весь этот мусор, дети, поднявшись на третий этаж, зашли в квартиру. Там они уложили женщину на диван.

- Ну, всё, – справившись с задачей, сказала Росси, - теперь можно идти.

И спросила мальчика:

- А ты пойдёшь?

- Мне некуда, - ответил он, - это мой дом, а это моя мать.

- Ах, вот как…

- Только, прошу тебя, не уходи, останься хоть ненадолго. Ей станет лучше, и ты пойдёшь, ладно? Мне одному так страшно.

Девочка согласилась.

Тут за входной дверью дико закричала кошка, послышался шум странной возни. Росси вспомнила про голубя:

- Кью! Там Кью! – закричала она, а потом бросилась открывать.

Подобно стреле в квартиру залетел взъерошенный голубь с криком:

- Помогите! Убивают!

За ним, туда же, устремилась здоровенная дворовая кошка с выпученными глазами, дико крича:

- Мяу!

Росси только и успела, что пнуть её ногой и вытолкнуть на лестничную площадку.

Приземлившись на первое, что попалось, Кью произнёс:

- Фух, еле жив остался.

И тут же, заметив незнакомых людей, сделал вид, что ничего не говорил, и вообще ничего подобного не умеет, только клевать хлебные крошки со стола да ворковать.

- Ничего себе! Он говорил, - изумился мальчик, - я сам слышал. Он говорил!

Голубь чуть было не произнёс: «Это тебе показалось», - но вовремя сдержался. И стал про себя бранить кошку.

- А ты где живёшь? – спросил мальчик. - Наверное, в дальних кварталах?

- Нет, - ответила путешественница, - я живу далеко отсюда.

- Ты приехала к бабушке?

- Нет, у меня здесь никого нет. Я пришла сюда.

- Пришла? – удивился он, - зачем?

- Я иду к великану, Хозяину Света, за солнцем, по тропинке, усыпанной волшебными искрами…

И Росси начала рассказ о том, как впервые услышала удивительную историю о великом волшебнике. Как думала, что это сказка, но, увидев заветную тропу, книгу прошлого, настоящего и будущего, поверила в его чудеса. Как оказалась пленницей Повелительницы тьмы, и птицы устроили ей побег. Что Карусель удовольствий - хитрая приманка Люцирии, для того, чтобы околдовать весь город.

Девочка так увлеклась рассказом, что даже не заметила, как женщина пришла в себя и, открыв глаза, молча слушала. По её щекам текли слёзы, а в сердце зарождалась надежда на то, что не «всегда так будет».

Мальчик восхищённо смотрел на маленькую гостью и был в восторге от услышанного:

- Какая ты смелая! Я тоже хочу идти к великану, попросить у него чуда для нашего города, чтоб он избавил Луньград от проклятой Карусели, рассеял колдовство Люцирии.

- Сынок, - услышали они слабый голос матери, - мне нужна твоя помощь. Эту смелую девочку ничто не остановит, она обязательно увидит великого волшебника и добьется своего. Мы же давай расскажем эту историю всем жителям Луньграда и попросим передать Хозяину Света наш крик о помощи. И ещё, давай пригласим великана посетить наш город!

- О, это замечательная идея! – воскликнула Росси. – Я расскажу ему обо всём, что видела: о несчастных луньградцах, о Карусели удовольствий, о колдовстве

Люцирии. И ещё скажу, что его здесь ждут с нетерпением. А он обязательно придёт, ведь он добрый!

Беседа продолжалась до позднего вечера. К женщине вернулись силы, она встала на ноги и приготовила вкусный ужин. А девочку оставили ночевать.

Перед тем, как лечь спать, она взглянула на голубя. Кью смирно сидел в коридоре на вешалке и спал. «Интересно, какие сны снятся птицам?» - подумала Росси. Он же, как будто услышав, встрепенулся и возмущённо произнёс: « Ну, лечу я, лечу…»

Девочка шла через поле и, оборачиваясь, посматривала на своих новых друзей, с которыми вчера познакомилась, а сегодня попрощалась. Они стояли у последнего дома на окраине города и взглядом провожали растворяющийся в сумерках силуэт девочки. Для Хозяина Света она несла ещё одну просьбу, от жителей Луньграда, в сердцах которых поселилась надежда на чудо. Пока их двое, но через несколько дней будет много.

Карусель удовольствий станет быстро терять своих посетителей, потому что они утешатся надеждой.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.037 с.)