ТОП 10:

Влияние кулис на весеннюю сохранность растений озимой ржи. Мы стоим на границе действия кулис.



Секретарь парткома совхоза И.Ш.Баймухаметов и другие главные специалисты не простили мою принципиальность, строгость во всем и требовательность ко всем, в том числе и к ним самим, когда я был первым заместителем директора по производству. Смысл кляузы заключается в том, что будто бы вся эта работа сделана не мною лично, а будто «сотворена» студентами-недоучками.

Я всегда старался быть честным и справедливым, был жёстким, но профессионально решал все свои должностные обязанности. Я всегда брал всю ответственность ведения работы в хозяйстве на себя, где бы я ни работал. Ответственность за упущения и негативные последствия никогда не перекладывал на своих подчиненных. В работе помогал всем, постоянно интересовался их бытом.

Надо сказать, одновременно на эту комиссию были приглашены ещё 11 соискателей на кандидата наук из Средиазиатских и Кавказских республик. Действительность была удручающей: они даже не могли говорить по-русски. Результаты проверки экспертной комиссии были для них отрицательными.

Когда я принял управление сельского хозяйства райисполкома, выяснилось, что некоторые специалисты не бывали в отпусках по 2-3 года. До моего прихода в управление сельского хозяйства существовал такой порядок: время отпуска согласовывалось с горкомом партии. Разве это правильно? Задержка положенного отпуска никогда еще не давала хорошие результаты.

Я начал по-другому. Понимая, что человеку время от времени нужно и отдохнуть, я предложил специалистам своевременно и полностью использовать отпуск и заранее писать заявление. Ведь главное желание любого специалиста – отгулять отпуск полностью. Так было дальше и сделано.

Я никогда не согласовывал время отпуска специалистов с горкомом партии. По этому поводу хочу рассказать еще об одном случае. Так, осенью, во время отпуска главного зоотехника А.С.Голубева позвонил М.И.Латыпов и спросил, где сейчас находится Анатолий Семёнович. Я ответил, что он в отпуске. Тогда М.Латыпов как всегда резко спросил, кто будет составлять баланс кормов по району. Ответил, что это буду делать я. Баланс кормов был составлен раньше намеченного срока. У нас уже был заведен такой порядок: за время отпусков специалистов никаких упущений в нашей работе не было. Их и не должно было быть – не допустили бы….

Мы очень много проводили в хозяйствах различные соревнования, семинары и занятия по обмену опытом на различные направления и по различным отраслям сельскохозяйственного производства. Но они проводились не в передовых хозяйствах, а в отсталых хозяйствах по тем или иным проблемным вопросам.

Такая тактика полностью оправдала себя и за короткий срок дала положительный результат. Кроме того, в каждом хозяйстве проводился День пахаря, проходили соревнования шофёров, доярок и стригалей овец. По итогам весенне-полевых работ колхозы и сабантуи проводили сабантуи. Районный сабантуй проводился совместно с городом.

В первый год моей работы районный сабантуй последний раз был проведен около озера Учалы. В дальнейшем, в связи со строительством на данной территории картонно-рубероидного завода, нам пришлось поменять место проведения сабантуя.

По заданию первого секретаря горкома КПСС Латыпова я подобрал новую территорию у живописного озера Калкан. Районное руководство согласилось со мной. Местность оказалась замечательной. Начиная с того года, сабантуи ежегодно проводятся там.

В начале семидесятых годов прошлого века совершенной сельскохозяйственной техники было мало. Особенно это заметно было при использовании гранулированных минеральных удобрений при посеве зерновых, пропашных культур и.т.д. Поэтому специалисты управления большое внимание уделяли работе с рационализаторскими предложениями – мы заинтересовали рационализаторов материально. Для их поощрения я всегда находил средства.

В те годы, особенно в первый период моей работы агрономом, помощь со стороны была незначительна. Каждый агроном, каждый специалист сельского хозяйства по своей отрасли старался улучшить дела, самостоятельно внедрить научные достижения в производство, получить от этого какой-то положительный результат. Этого же хотели и специалисты Министерства сельского хозяйства: часто ездили в наш район специалисты отдела земледелия Минсельхоза.

Помню казусный случай. К нам в район однажды приехал агроном МСХ Валеев (родом из Кушнаренковского района; заочно окончил агрономический факультет БСХИ, раньше работал в милиции). Он высокомерно представился мне, как большой специалист сельского хозяйства и захотел ездить по хозяйствам именно со мной. Объяснил ему, что существуют агрономы управления сельского хозяйства, и он должен работать с ними. Но он настаивал, требовал, даже грозил, что будет жаловаться. Раз он повел себя так, то я вообще запретил нашим специалистам ездить с ним в хозяйства района. Так он и уехал из района, ни в одном хозяйстве района не побывав. После этого случая в Минсельхозе он долго не работал.

Надо сказать, что к нам в район многие приезжали помогать в целом бескорыстно. Мы же в те годы решали конкретные вопросы по всем текущим делам с хорошими и толковыми специалистами Минсельхоза. Это было настоящей помощью. За это им большое спасибо.

Наша конкретная помощь колхозам, совхозам и другим сельскохозяйственным предприятиям и организациям стала существеннее, из года в год росла. С управлением сельского хозяйства начали считаться. Управление стало опорой, особенно для специалистов и руководителей среднего звена (успехи хозяйств в первую очередь зависит от них). Урожайность сельскохозяйственных культур росла. Росла урожайность и кормовых культур. По итогам года рядовые рабочие совхозов, колхозники, все руководители и специалисты начали получать премии. Учалинский район за эти годы вышел на передовые позиции.

За первые полтора года работы я занимался вопросами внедрения в сельскохозяйственное производство достижений науки и передовой практики, занимался поисками нового. Всё это постоянно приводило к новым успехам и достижениям.

Кормовую продукцию пашни в центнерах кормоединиц с 1 гектара за короткое время довели до 25,0, а потом и до 29,8 при 17,8 в среднем по республике. Этот показатель в других, даже передовых районах за эти годы составлял всего от 16,2 до 23,4 центнера кормоединиц.

Шли годы работы в районе. Показатели хозяйств из года в год росли. Мы успешно занимались и строительством. В селе Учалы, в районе элеватора, за счёт кредитов колхозов построили комбикормовый завод. Добились строительства в селе Учалы инкубатория, цеха по выработке для хозяйств жидкого азота при кислородном цехе Учалинского горно-обогатительного комбината.

Наше предложение поддержали директор комбината Беляев Михаил Андреевич, заместитель министра сельского хозяйства - начальник племобъединения республики Ф.Ф.Хазеев. Министерство выделило нам агрегаты цеха азота из Челябинской области. Создали районное объединение «Сельхозэнерго», и все это – на фоне острой нехватки в районе электропродукции: кабеля, электролампочек, выключателей, счётчиков и.т.д. при строительстве и эксплуатации производственных объектов, животноводческих помещений и домов. Против моей затеи по образованию этого объединения, крайне нужной производственной единицы для района, как ни странно, был второй секретарь горкома КПСС по сельскому хозяйству Адип Хабибович Шарипов, хотя по специальности он был … электриком. Он не хотел признать важность решения вопроса обеспечения хозяйств района электроматериалами. Поддерживал меня М.И.Латыпов. Он считал, что объединение нужно организовать и сказал: «Делай, как надо». Поддерживал и председатель республиканского объединения «Сельхозэнерго» Николай Михайлович Корчугин, а в последующем и поддерживал это объединение и весь район в целом.

В начале 1974 года объединение «Сельхозэнерго» разместилось на территории Учалинского рудника ГОК. Председателем районного объединения «Сельхозэнерго» был приглашен Ринат Абдуллин, наш земляк. Приглашен был в самое трудное для него время, когда он был в безысходном положении. По образованию инженер-электрик, работал он тогда в Абзелиловском районе мастером райэлектросети, до этого был начальником Абзелиловского РЭС РЭУ «Башкирэнерго». Сняли его с работы за развод с женой, должны были исключить из партии. Именно в это время я вытащил его из трудного положения и спас его.

В дальнейшем он и я работали в Уфе: я трудился в Башкирском государственном аграрном университете доцентом. Р.Б.Абдуллин стал генеральным директором УГЭС «Башкирэнерго». В 2000 году его перевели в район главой администрации города Учалы и Учалинского района.

* * *

Хочу сказать, что как молодой руководитель управления сельского хозяйства, часто ездил в совхоз «Поляковский», изучал его кадры, достижения отделений и ферм, их возможности. Директором совхоза тогда работал Калимуллин Асхат Хабибуллович, уроженец Татарстана. Тогда ему было 42 года, в совхозе работал уже около десяти лет.

Тогда он устал от работы, по отделениям не ездил, по телефону руководил совхозом. В курсе дел во многих случаях не бывал. Я ездил в отделения без него, поэтому лишь один был тогда заинтересован в помощи руководителям и главным специалистам и специалистам среднего звена.

Я хорошо запомнил один случай, когда старался передать овцеводам фермы Старомуйнакского отделения опыт работы овцеводов совхоза «Байрамгуловский». Всё то, что они делали до этого по содержанию овец и ягнят, ими было изменено: начали работать у себя с изменением содержания, ухода, кормления и поедания так, как делали овцеводы совхоза «Байрамгуловский». Внедряли их опыт в течение полутора лет. Результат изменения содержания и кормления овец и ягнят оказался положительным, старомуйнаковцы остались очень довольными и в дальнейшем добивались неплохих успехов.

Мне кажется, что Асхат Хабибуллович не уважал своих главных специалистов. Но он так и продолжил работать с ними в управлении в течение 14 лет. Такие отношения между ними подтверждаются его отсутствие на похоронах бывшего главного зоотехника управления А.С.Голубева. Они работали вместе в общей сложности около 30 лет. То, что ему надоело работать, я заметил еще при нашей поездке по взаимопроверке в Абзелиловский район. Он тогда в хозяйства не выезжал, а гостил: лежал на квартире и отдыхал все эти четыре дня проверки.

* * *

В 1974 году осенью колхоз им. Ленина (председателем тогда был Б.К.Харисов) постоянно начал сдавать в маслозавод кислое молоко. Много раз мы делали замечания, но в колхозе не могли исправить данное положение. Я в один день, после работы, поехал на молочно-товарную ферму деревни Сафарово. Ночных скотников не мог найти – они пришли на работу только утром следующего дня. Раз так обстояло дело, я решил остаться там вместо скотников на два помещения (по 200 голов каждое). Изучал обстановку, узнал, когда коровы отдыхают, сколько раз надо убирать их стойло и.т.д. Уборку навоза приходилось производить мне за ночь всего 2 раза, когда коровы ложатся отдыхать (примерно в час ночи). Главное, не надо было опаздывать с уборкой навоза. Такая работа производилась и на второй день без скотников, которые отсутствовали на месте, как и в первый день. Руководство как колхоза, бригады, так и фермы (фактически никто) не знало, что я там провёл две ночи. Рано утром, до утренней дойки, уехал на работу в управление. Ждал анализы молока за 3 дня. Получив анализы, поехал в колхоз, собрал весь актив и провёл совещание. Раз они не знали, что я там был в эти ночи, хотели присвоить успехи себе, вели себя нагло. Но я остановил их, рассказал, как всё это произошло. Качество молока изменилось в положительную сторону. Причина была одна: ночью коровы ложились отдыхать на неубранный навоз: их вымя оказывалось в навозе и моче. Естественно поэтому скисание молока, сдаваемого государству с этой фермы.

По этому факту все зооветспециалисты, бригадир Сафаровской бригады и заведующий фермой по итогам года были наказаны: все они были лишены премии. Наказан был и председатель колхоза

В те годы моей работы, повторюсь, мы ставили себе главной целью научить специалистов среднего звена, главных специалистов хозяйств района экономике, старались оказывать всем им конкретную научно-практическую помощь, помочь в организации сельскохозяйственного производства, заодно усилить контроль за их работой. Именно на наше время приходился период плодотворных успехов в аграрном секторе района. Я думаю, что я смог работать наравне со всеми и успешно вкладывать свой труд в общее дело. Контроль с нашей стороны был профессиональным, постоянным, справедливым. Поэтому и результаты были сугубо положительными.

Каждый год мы занимались учёбой специалистов, повышением их квалификации на шестидневных курсах с отрывом от производства и дома, в городе Учалы, при горно-металлургическом техникуме. Кроме учёбы, мы организовывали им посещение отдельных промышленных предприятий района и города. Когда на очередном посещении карьера Учалинского горно-обогатительного комбината они увидели, в каких условиях там работают (нестихаемая густая пыль, едкий дым и газ от крупнотоннажных самосвалов БеЛАЗ, которые скапливаются в котловане карьера в больших масштабах), один специалист среднего звена одного из хозяйств района сказал, что никогда не бросит работу на селе и что он доволен своей скромной зарплатой. Смешно, но факт: до этого он не раз пугал руководителя – председателя колхоза тем, что вот-вот отсюда он уволится и пойдёт работать в карьер.

Зимой 1974 года к нам приехала делегация из Чишминского района во главе с начальником производственного управления сельского хозяйства района Г.В.Игошиным. В делегации был и председатель колхоза «Заветы Ильича» Абдрахманов Анвар Вагапович (после моего ухода из совхоза «Смычка» Чишминского района на работу в Уфу в 1981 году он стал третьим директором совхоза, работал там до 1989 года. Умер.) Тогда Учалинский район соревновался с Чишминским и Абзелиловским районами. На тот период наш район по сравнению с ними был немного лучше. Делегация посетила за 4 дня пребывания все 9 хозяйств района. В хозяйствах был полный порядок. В целом, работа животноводов и механизаторов шла нормально.

Обмен опытом получился плодотворным. В ходе нашей отдельной беседы Г.В.Игошин жаловался на трудности работы в своем районе. В первую очередь он сослался на частые проверки: район находится недалеко от Уфы, проверяющих много и они мешают им работать (Но когда я начал работать у них в районе, то я убедился в обратном: это было неправдой.) Г.В.Игошин считал, что если мы находимся дальше от столицы, у нас проверок мало и никто нам не мешает, поэтому у нас хороший порядок и дисциплина, неплохие достижения. Это было в корне неправильное, недалекое представление о нас одного из руководителей Чишминского района. У меня же по этому поводу было совершенно другое мнение. Надо было работать, а не жаловаться. Если бы проверки и посещения района были бы частыми, то честным был бы и контроль и соответствующая работа руководителей данного района и хозяйств, добросовестной была бы и работа в хозяйствах пригородного района, такого безобразия в 60-ые и 70-ые годы здесь не было бы.

Этот район по природно-климатическим условиям намного лучше, чем наш. В этом я убедился впоследствии, в 1977 году. Тогда судьба забросила меня на работу с родного района в этот район в совхоз «Смычка», который находится в 75-ти километрах от города Уфы (совхоз был доведён до «ручки», до упадка). Действительно, порядка там не было. При дележе птицесовхоза «Смычка» на два хозяйства нам достались все развалины, все гнильё. В принятом мною зерносовхозе не было ни одного капитально построенного здания, земледелие было в упадке. Не было ни одного метра уложенных дорог, как в отделения, так и внутри деревень (кругом была одна грунтовка). Я стал 27-ым по счету директором этого совхоза (совхоз организован в 1929 году, а в 1923 годы на территории совхоза было товарищество по совместной обработке земли – ТОЗ).

Побывал в совхозе председатель Совета Министров Башкирской АССР Акназаров Зекерия Шарафутдинович и первый заместитель министра сельского хозяйства республики Б.И.Петров. Оба они пришли в ужас, узнав, что есть, оказывается, у нас до сих пор такое хозяйство, тем более оно находится недалеко от столицы – города Уфы. Оказалось, руководство района не хотело говорить об этом, тем более показывать такое хозяйство – им было стыдно. За доведение совхоза до такого состояния тогда надо было судить руководство птицесовхоза «Смычка» и республиканского треста «Птицепром». Они заслужили это ещё в то время, когда была советская власть. Надо сказать: постоянный контроль со стороны руководства района и республики – это большая помощь руководству района, но Георгий Васильевич Игошин, оказывается, так не думал.

Я всегда был сторонником контроля в любой работе. Он помогает любому человеку и руководителю.

* * *

Настал 1975 год, тяжёлый год для района. Засуха. Резко снизились показатели сельхозпроизводства, урожайность зерновых составила лишь 1,5-1,8 центнеров с гектара, а урожайность кормовых культур составила лишь 15-20% от плановой. Мы планировали завозить солому из Украины и из Литовской республики.

Первый отряд по заготовке соломы во главе с главным ветврачом района В.А.Лукмановым выехал в Кировоградскую область Украины. Вся уборочная техника и рабочая сила в количестве более 100 человек были отправлены поездом со станции Учалы в середине июля 1975 года. Одновременно такое же количество техники и людей отправлено было без меня из этих же семи колхозов и двух совхозов в Литву, в город Паневежис. Я сам выехал в Уфу на совещание в Совмине БАССР по этим вопросам. Оттуда вместе с республиканским руководством, со снабженцами и с такими же руководителями других районов вылетели на самолёте в город Вильнюс. Наш эшелон с рабочими и техниками я встретил на станции Паневежис.

В том же городе (красивый городишко) разместились в общежитиях. Заготавливали солому в нескольких районах республики. Старшими групп хозяйств работа была организована хорошо: уже через неделю начали отгружать солому на станцию Учалы. Солома начала поступать в район. Сначала я занимался подготовкой и организацией, а затем и отгрузкой соломы вместе со старшими групп от хозяйств. Трудности в работе были, но мы решали их вместе. Постоянно горком партии в лице М. И.Латыпова держал связь со мной (звонил мне). Нам неплохо помогали сами литовцы – они вовремя выделили солому и некоторую технику для ее прессовки и для заготовки. Без задержек выделялись и железнодорожные вагоны для отправки соломы в Башкортостан.

Там я пробыл на заготовке соломы 2,5 месяца. Потом меня заменил главный агроном управления сельского хозяйства райисполкома Булат Гибаевич Гибаев.

Надо сказать, что заготовка и отправка соломы из Кировоградской области Украины была организована хуже из-за задержки и несвоевременного выделения соломы для прессовки руководителями хозяйств области. Приходилось нашим рабочим бездельничать.

При таких условиях низкой обеспеченности кормами начали зимовку скота как хозяйств, так и населения района. Итог года – печален.

Наш район начали готовить на заседание бюро ОК КПСС, и 6 января 1976 года в Уфу на бюро были приглашены первый секретарь горкома партии М.И.Латыпов, председатель райисполкома Б.К.Алимчурин и я.

Действительно, положение в районе было тяжёлое, но колхозы и совхозы не поддавались капризам погоды. Как могли, обеспечивали скот кормами, люди старались и год кончили неплохо, но, естественно, с некоторым снижением показателей по всем отраслям.

На бюро Башобкома партии честно и остро критиковал нас первый секретарь обкома КПСС Шакиров Мидхат Закирович, очень много уделял внимания проблемам и вопросам сегодняшнего дня. Он также поставил задачи на будущее, недоволен был работой М.И.Латыпова и Б.К.Алимчурина. Подвергся критике и я.

(Первый секретарь нашего обкома КПСС Мидхат Закирович Шакиров был удивительным человеком и руководителем. Был очень грамотен, скромен, строг и любим жителями республики. Чего только стоила его речь на съездах партии, конференциях, митингах и других ответственных мероприятиях. В целом, он был очень уважаемым руководителем. Ценили его и в Москве.)

По ходу своего выступления он сказал, что за такую провальную работу первого секретаря и председателя исполкома райсовета надо было исключить из партии и снять с работы. Дальше он сказал, что «вы не могли найти в районе ни одного резерва по восстановлению сельскохозяйственного производства». Ему понравился мой отчёт: он поставил меня в пример. Действительно, в моём выступлении указаны были конкретные резервы и пути восстановления поголовья скота и экономии кормов, замены их другими видами. В своём выступлении я большое внимание уделил развитию коневодства и свиноводства, улучшению кормопроизводства, вопросам искусственного осеменения глубокоохлаждённым семенем, улучшения племенного дела и др.

В последующем и вторая наша встреча с ним на заседании бюро обкома партии оставила у него хорошее, человеческое впечатление и в дальнейшем помогла в решении моей судьбы в Чишминском районе. Я почувствовал это и в переводе на работу в Уфу и в работе Башкирского отдела почвозащитного комплекса Всесоюзного НИИ земледелия и защиты почв от эрозии. Он всегда поддерживал меня, мои вопросы решал положительно. Обладал отличной памятью: выбор из 19-ти кандидатов и докторов наук и назначение меня заведующим этим отделом связан именно с ним. Получение 4-х комнатной квартиры в престижном, Кировском, районе города Уфы произошло тоже при его помощи.

Учитывая, что заготовка соломы на землях Украины идет крайне неудовлетворительно, руководство нашего района решило направить меня сразу же после бюро ОК КПСС на 2 недели в Кироградскую область, и 7 января 1976 года вместе с заместителем председателя Совета Министров БАССР Г.А.Уразбахтиным, заместителем министра сельского хозяйства Р.Г.Курбановым и заместителем председателя «Башсельхозтехники» В.Пугачевым мы вылетели в город Киев. Затем я объездил все хозяйства области, уточнил положение и вник в причину задержки заготовки соломы с нашей стороны и со стороны украинских товарищей. Надо было начинать работу с Киева. Узнав, что у них скоро пройдёт съезд компартии Украины, я отправил телеграмму в ЦК КПУ. После этого заготовка и отправка соломы не только возобновилось, но и улучшилось. Они сами, дополнительно к нам, начали прессовать солому и помогать в погрузке и отправке вагонов. Работа за короткое время наладилась. Убедившись в этом, на 16-ый день пребывания я поехал домой. От нас выехала замена: вместо меня поехал главный инженер управления А.Телямишев (до моего отъезда мы договорились так). Солома, как из Литвы, так и из Украины, начала регулярно, без задержки, поступать на станцию Учалы. Узнав, что я вернулся, первый секретарь горкома партии М.И. Латыпов начал предъявлять претензию, почему я без его согласия оттуда уехал. Я сказал, что дела там идут нормально, наладил прессовку и отправку, замена мне есть. В этом он действительно убедился на станции Учалы. Но здесь был полнейший беспорядок с приемом соломы. Начал заниматься ночным освещением территории разгрузки и сохранностью соломы, улучшением погрузки и отправки ее хозяйствам.

Хочу показать еще один случай «беспредела» и показухи со стороны М.И. Латыпова. На заседание бюро горкома партии он поставил вопрос по перерасходу мяса в хозяйствах района. По этому вопросу вроде должен был отчитываться начальник управления сельского хозяйства.

Я готовился конкретно и серьёзно, но для себя и для заслушивания там руководителей хозяйств. Перед членами бюро, председателями и директорами совхоза я сказал, что вопрос для отчёта поставлен неправильно и несерьёзно. Дальше продолжил так: «Если бы я был председателем колхоза или директором совхоза, готов для отчёта, но я начальник управления и потому горком партии и райисполком – все мы вместе должны заслушивать руководителей хозяйств». Дальше я сказал: «Я хочу узнать, как начальник управления у председателя, почему в колхозе им. Ленина в 2 раза больше списывают мясо детям? Почему вместо положенных 90 граммов на одного ребенка списывают здесь 180 граммов?». Попросил встать и ответить на этот вопрос председателя Б.К.Харисова.(его жена была заведующей детсадом). Далее добавил следующее: «Марат Ильясовч, у вас находятся акты ревизий, проведенных ревизорами управления и переданных в горком партии и райисполком для принятия мер. Но меры не были приняты…» На этом этапе обсуждение данного вопроса было завершено. Перешли к обсуждению других вопросов. И правильно!

Лимит расхода мяса на хозяйственные нужды по району по всем совхозам Министерство сельского хозяйства республики и управление сельского хозяйства строго контролировали. По итогам 1969 года по приказу МСХ БАССР были лишены на 50 % премиальных директор совхоза «Байрамгуловский» А.Г.Шарафутдинов, главный бухгалтер совхоза А.В.Гаврилов и я, главный агроном-первый замдиректора по производству

Перед городской партконференцией первый секретарь горкома, как обычно, чтобы завоевать дополнительный дешёвый авторитет перед руководителями, хотел воспользоваться обсуждением данного вопроса и потому перед выборами решил поставить на заседание бюро не отчёт руководителей колхозов и совхозов, а отчет начальника управления. Ловко – хотел сделать меня козлом отпущения!

Такая постановка вопроса с его стороны была неправильной и члены бюро это сразу поняли: Разве от такого обсуждения будет толк? Меня, как начальника управления, могли заслушать в Совете Министров БАССР или Минсельхозе республики.

Несмотря на это, к заседанию бюро горкома КПСС я готовился серьёзно, использовал данные всех актов ревизии, проведённых нами. Нарушений было много…

Мы ежедневно по этому случаю издавали приказ, а вышестоящие органы района никаких мер не предпринимали. Вот так мы и работали: играли «в кошки-мышки».

Потом я понял, что, оказывается, через два месяца должна была состояться отчетная городская партийная конференция. Он так часто поступал, чтобы не терять «дружбу» с руководителями хозяйств, а завоевать дешёвый авторитет за счёт нечестности. Во многих случаях селяне кое-кого действительно спасали. Они были на выборах большой силой. Это был период, когда у него падал авторитет, коммунисты города и района могли за него и не голосовать. Обком партии, его «близкий человек» Г.П.Федотов, заведующий отделом оргпартработы обкома КПСС, спасал его всегда. С течением времени он все-таки был переведён на работу в Уфу – стал председателем Комитета по делам издательств, полиграфии и книжной торговли республики. Это было осенью 1975 года.

Надо отметить, что, по моим наблюдениям, многие решения и постановления горкома партии и заседаний исполкома райсовета до исполнителей и простых членов партии, от которых-то и зависело их исполнение и основной успех работы хозяйств района, не доходили. Об этих документах знали в основном только лишь руководители предприятий и хозяйств района. Времени у них для обсуждения и доведения до членов коллектива не было и не хватало. Специалисты, главные, о них тоже не слышали и не знали. В этом и заключается трагедия бывшей системы. В те годы партийные работники, по-моему, крайне мало занимались своими прямыми, основными обязанностями, мало работали с населением, особенно мало – с трудоспособными. Воспитание для них было второстепенной обязанностью. Кроме того, первые лица партии хотели подменять и в ряде случаев подменяли советские и сельскохозяйственные органы.

Я всегда старался проверять профессионализм, принципиальность и честность в любой работе и потому часто критиковал работников горкома партии, райисполкома, руководителей других организаций и предприятий, руководителей колхозов и совхозов за неправильное и слишком быстрое, с наскока, решение кадровых вопросов. Особенно зримо это проявлялось при выдвижении товарищей на руководящие хозяйственные должности. Знал, что этот кадр не сможет работать на той или иной должности, а его туда все-таки «ставили», а через год-полтора этих недостойных сами же снимали.

Я был против, чтобы Зубаиров Галиб Габитович стал председателем колхоза «Башкирия». Тогда он работал главным зоотехником совхоза «Поляковский». Все-таки поставили. Его выдвижение было тогда рановато. Я сказал тогда первому секретарю ГК КПСС М.И.Латыпову, что Зубаиров еще не дорос до руководителя-воспитателя (я работал с ним в колхозе «Коммунар», изучил его досконально. Работал он после моего ухода – перевода в совхоз «Байрамгуловский» недолго, потому что перевели главным зоотехником в совхоз «Поляковский». Учился в Курганском сельхозинституте.)

Зная мою постоянную и справедливую критику, возможно, и намекая на это, Марат Ильясович решил покритиковать и меня. Сказал, что до сих пор нет от управления развернутого долгосрочного плана развития района по сельскому хозяйству (на перспективу). Я сказал, что такой план есть и находится он в сельхозотделе горкома партии и добавил, что план подготовлен ещё 1,5 месяца назад и передан Ф.С.Усманову. Латыпов пригласил его и при мне сделал ему замечание. Заведующему сельхозотделом Усманову это не понравилось. После этого случая Марат Ильясович никогда не решался критиковать меня и не находил никаких аргументов против меня.

Надо сказать, что все заведующие отделами городского комитета партии считали себя выше (рангом) начальника управления сельского хозяйства, тем более – выше главных специалистов. Ошибались они: начальник сельхозуправления – это первый человек аграрного сектора района: именно первым отвечает за состояние сельского хозяйства и потому от него зависит очень многое.

В мои годы работы за достижение наивысших результатов во Всесоюзном соцсоревновании за увеличение производства и заготовок продуктов земледелия и животноводства нашему району вручается переходящееся Красное Знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. По итогам 1976 года район был награжден Переходящим Красным Знаменем Совета Министров РСФСР, Всесоюзного Центрального Совета профессиональных союзов (ВЦСПС). В 1975 году Переходящим Красным Знаменем ОК КПСС, Совета Министров Башкирской АССР ОК профсоюзов за успехи в 1974 году, достигнутые в республиканском соцсоревновании по увеличению производства и заготовок продуктов животноводства.

В те годы многие республиканские чиновники, перешедшие на работу в республиканские организации, с хозяйств районов Предуральской степи и в 60-70 годы связанные по работе с сельским хозяйством республиканского масштаба наш район ставили на один ряд по природно-климатическим и почвенным условиям своих благодатных районов. Мы ведь резко отличались и отличаемся от этих районов в худшую сторону. Каждый учалине, живя и работая знает, что здесь условия района для ведения земледелия рискованные: весна наступает позже на 2 недели и осень рано на этот же срок. Несмотря на это мы учалинцы выдерживали эти трудности. Надо сказать, что в районе в бригадах колхозов наравне с руководством и главными и старшими специалистами удачно и плодотворно трудились и бригадиры комплексных бригад. Таких руководителей среднего звена в те годы в колхозах было 26. Особо хочу выделить среди них бригадира Рысаевской бригады колхоза «Башкирия» Файзуллина Равиля Калиевича. Скажу о нем так: он руководил бригадой, расположенной в горно-лесной зоне района. Почвенно-климатические условия данной бригады резко отличались от других бригад хозяйств района. Каждый год сельскохозяйственные культуры на данной территории подвергались поздним весенним и ранним осенним заморозкам. Много земель относятся к серо-лесным и щебенистым почвам.

Он рассказывает, что на землях данной бригады до половины 19-го века зерновые, в том числе яровая пшеница не возделывались, эти земли считались малопригодными для хлебопашества. Созданная в последнюю очередь артель (1930 год) небездействовал, даже после нескольких реорганизаций, существует и сейчас, называется МУП Рысай. В те далекие годы крестьяне вынуждены были зерновые культуры возделывать в других местах района, что тогда была оправданной мерой. Он продолжал, что в Рысаево жили и живут трудолюбивые люди.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.134.98 (0.019 с.)