ТОП 10:

Трудно быть одновременно успешным хлеборобом и действующей правой рукой директора.



После увольнения с колхоза “Коммунар” я заехал в родную деревню Уразово. Дома у меня состоялся разговор с отцом, он тогда мне сказал: «Зря ты, сынок, собираешься в «Байрамгуловский» совхоз. Дальше он продолжил: «Этот совхоз никогда не поднять».

Но он оказался неправ: не осознал тогда, что специалисты уже не те, могут творить чудеса и что наступили совсем другие времена.

Ещё до А.Г.Шарафутдинова, при бывших директорах, в коллективе были собраны толковые, сильные, грамотные и работоспособные главные специалисты сельского хозяйства. Они продолжали успешно работать и тогда, когда директорами совхоза стали А.Г.Шарафутдинов и М.Б.Сафин. (Наша справка: А.Г.Шарафутдинов родом из села Ахуново Учалинского района. Окончил он Уфимский авиационный институт, там же начал свою трудовую деятельность преподавателем в авиационном техникуме. По призыву партии в 1953 году перешёл работать в район главным инженером Поляковской МТС, чуть позже назначен директором отстающего совхоза «Поляковский». В этом хозяйстве его отношения с коллективом главных специалистов не ладились и в 1964 году был переведён директором из отстающего в отстающий совхоз «Байрамгуловский». Этому способствовал ещё и разлад в руководстве совхоза «Байрамгуловский» и появилась острая необходимость в замене директора предприятия. Заметим кстати, что замена оказалась своевременной и очень даже «к месту».

В те годы, до моего перехода в хозяйство, урожайность зерновых культур по совхозу составляла лишь 7,0-7,5 центнеров с гектара. Урожайность кормовых культур здесь была также низкой, из-за чего страдало и животноводство.

Совхоз «Байрамгуловский» был и в районе, и в республике самым отсталым. Выше я уже отмечал: по территории совхоз занимал одну треть района. Вот так, в те годы, при таких “достижениях” пришлось мне перейти с колхоза в отсталый совхоз. Коллектив в совхозе в целом оказался хорошим, добропорядочным, но потом А.Г Шарафутдинов начал собирать вокруг себя всех своих, в том числе «там» оказались и подхалимы. Все они постепенно заняли второстепенные свободные должности. До его прихода совхоз уже был укомплектован главными специалистами по всем отраслям. Не хватало только одного, агронома с высшим образованием. Как говорится, хозяина земли, организатора сельскохозяйственного производства. Тогдашний главный агроном совхоза В.А.Осокин имел лишь среднее образование.

7 Июня 1965 года я начал работать первым заместителем директора по производству - главным агрономом совхоза «Байрамгуловский» Учалинского района – самого крупного в районе хозяйства. Совхоз имел 10 отделений. Главный агроном В.А.Осокин был переведён агрономом-семеноводом этого же совхоза. (После моего ухода – чудеса и только! – он снова, через 8 лет, стал главным агрономом).

Совхоз имел тогда 50900 гектаров сельскохозяйственных угодий, в том числе 24725 гектаров пашни. Зерновые сеяли на 15483 гектарах. Предприятие имело 63 зерновых комбайнов, 80 грузовых и легковых автомашин, 168 гусеничных и колесных тракторов. Техники этой, если иметь в виду, что совхоз имел 10 отделений, естественно, было очень мало. На территории совхоза было 32 деревни.

Мой начальный период работы в районе в те годы в Поляковском совхозе директором работал Шарафутдинов А.Г. Он тогда еще взял крен на ликвидацию так называемых «неперспективных» деревень. Такую же политику хотел продолжить и в Байрамгуловском совхозе. Не получилось, его идея была не принята. Жизнь и время подтвердили негативность данной его затеи. У нас в Байрамгуловском совхозе такая работа не началась. Организация фермеровских (крестьянских) хозяйств в 2000 годы показала эту неправильность и недальновидность такой идеи.

В совхозе в 60-е годы не хватало типовых зернохранилищ, часть семян хранили открыто под соломой.

Следует отметить также, что гаражей для автомашин не было ни в центральной усадьбе, ни в отделениях. Теплых помещений не было и для тракторов, а МТМ в совхозе вообще не было. Сельхозтехника находилась под открытым небом. В этих условиях механизаторам и шоферам приходилось очень трудно. Особенно тяжело было им зимой. Маломощный капитальный гараж появился в центральной усадьбе совхоза лишь в 1971 году.

Нагрузка на сельскохозяйственную технику была большой. Потому, что в те годы новую сельхозтехнику покупали мало. Техника была старая, изношенная. Добавим сюда и то, что и дорог до некоторых отделений тоже не было. В силу вот этих и ряда других причин совхоз восстанавливался очень трудно и долго.

Совхоз самое отдаленное хозяйство в районе от РО сельхозтехники, нефтебазы, железнодорожной станции, элеваторов и др. Хозяйство по обеспеченности грузовыми автомашинами и колесными тракторами отставало от среднерайонных показателей. Учитывая это, нагрузка на них была большая. Но в те годы из такого трудного положения в последующие годы выходили из-за лучшей организации грузовых автоперевозок и эффективного их использования.

После утверждения в парткоме в должности первого замдиректора и главного агронома я вышел на улицу. Думал, что делать, с чего начать, куда идти и т.д. В это время на мотоцикле подъезжает член парткома совхоза З.Ю. Джантаев (не знал, что он управляющий 7-го отделения). Мы с ним поехали в его отделение, а оттуда уже – по полям, так как к этому времени уже появились всходы сельскохозяйственных культур. Обменялись мнениями, посоветовались, наметили на ближайшее время план работ по полеводству.

Вот так, уже перед началом работы на новом месте, я познакомился с одним из самых толковых организаторов сельскохозяйственного производства, замечательным человеком и сильным управляющим, с кем в дальнейшем я и успешно работал. Это меня радовало. Но с ним я проработал недолго: через 2 года после нашей совместной и дружной работы он, к сожалению, умер.

Зная, что я перехожу в совхоз, разбили служебный автомобиль ГАЗ-69Б главного агронома. Думаю, что некоторые лица очень не хотели моего появления в совхозе. Только я до сих пор не пойму, почему? Пока не закрепили за мной транспортное средство, ездил в отделения попутно с другими специалистами. Спал, без постели, в служебном кабинете на столе. Жилья не было. К моему счастью, совхозу выделили новый водовоз на базе автомобиля ГАЗ-51. Я сам, без шофёра, начал ездить домой на водовозе и время от времени бывал в семейном кругу дома, в городе Учалы.

Я понимал, что езда на водовозе будет недолгой, и одновременно с основной работой сразу же начал думать о капитальном ремонте своей служебной автомашины.

Благодаря моему личному знакомству (наряда на ремонт добиться в те годы было трудно), до Нового года сумел организовать в Белебее капитальный ремонт автомобиля ГАЗ-69Б. Для ускорения ремонта и повышения его качества сам несколько раз съездил туда. Ремонт автомашины получился отличным. На второй год, оставив эту машину главному инженеру, его ГАЗ-69Б угнали на ремонт туда же. Добился для неё нового кузова, двигателя, коробки передач с раздаткой, и т.д. Таким вот образом обновил две машины для совхоза: они получились добротными.

Хотел при дефиците отремонтировать и автомашину главного зоотехника, но директор совхоза А.Г.Шарафутдинов отказал: в те годы все легковые автомобили совхоза были старые и их надлежало списать. Добиться наряда на капремонт другие хозяйства района также хотели, но не могли.

За один год наши легковые машины марки ГАЗ-69Б эксплуатировались как следует. Совхозное производство из-за этого, разумеется, явно не страдало. В их ремонте помог мой дядя, Аллаяров Газимьян Закирович, работавший тогда первым секретарём Белебеевского райкома КПСС: в Белебее был цех республиканского объединения «Башсельхозтехника» по ремонту автомобилей, где ремонтировали автомобили сельхозпред-приятий со всей республики.

Осенью, в этот же год, получил благоустроенную квартиру в совхозе на втором этаже 16 квартирного дома. Этим не был доволен, потому что все специалисты жили в отдельных домах. Несмотря на это, всё-таки мы переехали. На второй год рядом с нами начали строить два отдельных особняка: первый – прорабу, второй - мастеру, хотя они и до этого имели отдельные дома. Посчитал, что это есть не что иное, как «расточительство», я высказался директору, что это неправильно. Он ответил: решай сам. Так я и решил: один из домов будет мне, главному агроному, второй - главному экономисту.

После завершения строительства дома, осенью, в октябре, завезли туда мебель и уехали отдыхать с женой в Крым – Евпаторию. В этом же 1966 году, в нашем доме ночевал первый секретарь обкома КПСС Нуриев З.Н.

Лето 1967 года. В совхозе полным ходом идет сенокос. Управляющим шестого отделения работал хороший, спокойный, уважаемый, в преклонных годах человек. Но на работе всегда бывал “тёпленьким”. И потому в его адрес было много нареканий и недовольств со стороны рабочих и специалистов отделения. Хотя был весьма ответственный период – шел сенокос, а директор совхоза был в Уфе на учебе (вопрос согласовали с ним по телефону, он был за) я решил освободить этого управляющего и перевести его на другую работу.

Но… сопротивления со стороны руководства района было много. Он оказался дядей начальника управления сельского хозяйства исполкома райсовета Ф.Г.Зубаирова. Первый секретарь ГК КПСС М.И.Латыпов и председатель райисполкома Б.К.Алимчурин были также несогласны с данным решением и запретили это делать. Но ради дела, производства и порядка, приказом по совхозу я снял его с работы и назначил другого управляющего. Кандидатура управляющего была подобрана из другого отделения. Таким образом, положение в данном отделении исправили

И не только: обновлений среди управляющих, других руководителей и специалистов среднего звена в начальный период моей работы было предосточно. А выдвижение управляющими отделениями М.Валеева, Ф.Гайсина, Н.Суфиянова, М.Халилова, Х.Шугаипова – в основном моя личная заслуга и в дальнейшем я их поддерживал и помогал в работе. Впрочем, как и всех…

Ахметов Урал Янгирович, (управляющий 8-м отделением (Наурузовское), хороший и опытный организатор с/х производства, расчетливый хозяин, земляк директора), на трассе г.Учалы – г.Белорецк, на повороте в поселке Миндяк опрокинулся с женой на мотоцикле «Урал» на смерть. Жена не пострадала. Они ехали в гости в Миндяк. Мы, все руководство и главные специалисты были в гостях у меня дома. Праздновали 50–летнюю годовщину Октябрьской революции. По этому случаю директор совхоза Шарафутдинов А.Г. никакого решения не принимал и принимать не собирался. Мне пришлось решать, что делать. Надо было кому-то ехать на место трагедии. Никто из руководства и главных специалистов туда не собирался, от директора никакого распоряжения по этому поводу не было. Тогда мне, хозяину дома пришлось бросить гостей и ехать, решить все вопросы на месте.

Аналогичный случай произошел 2 года позже на праздновании нового года. Гостили также у нас. Произошел пожар на кормоцехе 1-го (центрального) отделения. Было такое же отношение со стороны директора. На этот раз я пошел с энергетиком Баймухаметовым И.Ш. Причина – замыкание электричества. Тогда еще в нашем хваленом совхозе часто происходили вот такие «ЧП» и отношение директора к таким случаям было безразличное и безответственное. Никогда он за это не переживал.

Работа в совхозе пошла в гору. Надо тут отметить, что управляющие, поставленные нами при А.Г.Шарафутдинове, работали так же успешно и хорошо при следующем директоре – при М.Б.Сафине. Выходит, что наша кадровая политика была правильной. Кадры среднего звена были подобраны достойные, трудоспособные. Правда, М.Сафин в своё время поснимал некоторых, но потом вновь их восстанавливал.

Тем не менее, грамотных и работоспособных руководителей и специалистов в отделениях было недостаточно. Учитывая это, для поступления заочно в Баймакский сельхозтехникум лично отправил на совхозном автобусе с оплатой 17 человек. Многие из них успешно завершили учёбу и работали при нас и после заведующими фермами, зоотехниками, агрономами совхоза.

В эти годы подъема сельскохозяйственного производства совхоза, в создании прочной кормовой базы успешно работали со мной такие замечательные, толковые кадры агрономов отделений, как Буранбай Гатаулин, Риф Ахмадеев, Марат Закиров, Аваль Мухаметдинов, Фаил Нурмухаметов и другие. Не жалея себя, сил, энергии и времени они работали круглый год. Зимой помогали животноводам, не сидели без дела, сложа руки. Спасибо им за большой труд, за творческий подход к работе!

Наше 9-е отделение совхоза (Московское) граничит с Верхнеуральским районом Челябинской области. Скот соседнего хозяйства постоянно допускал потраву наших посевов, пастбищ и сенокосов. В один прекрасный день мы без шофера с управляющим Халиловым М.М. выехали по полям отделения. Действительно, скот соседнего совхоза находился на наших посевах, была допущена потрава, хотя с ними находился скотник-пастух. Он на нашу просьбу – выгнать скот с нашего поля не отреагировал, продолжал пасти скот там же. Тогда я решил забрать у него лошадь, снять с нее седло, узду и все это положил на нашу машину и оставил его без ничего. Так было и сделано. По этому случаю я позже узнаю, что «шофер» дерется, а фермер сидит, ничего не говорит и не делает. После этого инцидента таких случаев потравы не было. Я мог тогда поступить по другому: выгнать скот и все. А что это дало бы в дальнейшем, насколько будет соблюдаться результаты моих действий. Это сказать трудно!

В совхозе, в начальный период нашей работы, как в полеводстве, так и в животноводстве, не всё было гладко. Порядка в отделениях не было. Наблюдались случаи пьянства на работе, тунеядства, кражи со стороны населения совхоза и населения соседней с нами Челябинской области.

В 1965 году закрепленного за нами участкового инспектора милиции не было. Обслуживали нашу территорию инспектора посёлка Миндяк Ф.Набиуллин и З.Х.Камалов. Учитывая такое положение, сагитировал перейти жить и работать на территории совхоза старшего инспектора З.Х.Камалова, согласовав вопрос с директором А.Г.Шарафутдиновым. Он дал согласие, и мы начали работать с З.Камаловым вместе, рука об руку. Период его работы на участке был удачным и эффективным и для него, и для нас. Он был удостоен ордена Ленина.

В первый же год работы при проверке готовности к уборке силосных комбайнов мы обнаружили, что эти прицепные комбайны не готовы к работе. Для того, чтобы обеспечить нормальную тягу трактора с барабана питающе-измельчающего аппарата были сняты ножи (через один). По этой причине в те годы они ухудшали качество резки зеленой массы. Тем самым, в дальнейшем допускались нарушения технологии силосования. Общими усилиями и с боем в том же году, за несколько дней мы сумели исправить этот недостаток и пробел раз и навсегда. Для этого был мобилизован весь инженерно-технический персонал (в совхозе их было более 20 человек). Качество силоса улучшилось, что привело к лучшему консервированию и уменьшению отходной массы при съедании силоса животными. А достигалось все это за счет дополнительной ночной трамбовки и лучшего измельчения стеблей кукурузы и подсолнечника (раньше отходность силосной массы была высокой: выбрасывалось до 15-20% массы).

Во всех тех хозяйствах, где я работал, многие гусеничные трактора для пахоты на глубину 25-27 см (и глубже) не были готовы: не могли выдерживать качественную работоспособную нагрузку, ведь при такой нагрузке дополнительно выворачивается нижний структурный зернистый слой почвы. Трактора не тянули плуг, вспашка получалась некачественной. Приходилось их отстранять от работы, отправлять эти агрегаты в МТМ для ремонта двигателей: ставили отремонтированные топливные аппараты, дополнительно чистили фильтры и т.п. Такой ремонт одновременно проводился по всем пахотным агрегатам, что ускоряло выполнение сельхозработ с высоким качеством.

В конце 60-х годов в совхозе произошла крупная авария: на стройке перевернулся автокран на базе автомашины ЗИЛ. Вышли из строя стрела и ее каркас. Дальнейшей эксплуатации кран уже не подлежал. Авария случилась, когда директор был в совхозе, но не решал вопрос с ремонтом. Крановщик стал инвалидом. В те годы ремонт автокранам в Союзе делали лишь 2 завода, в том числе Ивановский завод втокранов. По этому вопросу к нам приехал из города Белорецк старший инженер гортехнадзора, курирующий также предприятия Учалинского района и города Учалы. Первым делом захотел решить свой, сугубо личный вопрос и целенаправленно начал предъявлять мне всякие претензии. Винил директора. Намекал, чтобы мы ему бесплатно отпустили мясо. Я сказал, что мы не дадим, что это незаконно. После долгих споров он все-таки представил нам акт и направление на ремонт стрелы крана. Ой, как тогда нужен был совхозу этот автокран! Без участия директора А.Г.Шарафутдинова стрела автокрана и ее каркас были отправлены на завод и получены нами вовремя с ремонта. Я этим фактом хочу просто сказать, что тогда почти все проверяющие контрольных организаций постоянно ездили с целью что-то получить для себя, показать себя и свою работу, а не помогать колхозам и совхозам. Такие «начальники» всегда думали, что они очень важные, очень нужные и потому всегда им кто-то что-то должен.

В дни праздника 50-летия Октябрьской революции в ноябре 1967 года в г.Учалы в районном центре должна была состоятся встреча старшего поколения с участием ветеринаров войны и труда и молодого поколения. Об этом я знал. Директор меня не предупредил и на счет транспорта для поездки ничего не сказал. Надо было оказывается ехать 12 человек. Среди них был участник войны, инвалид Нигматуллин Вали. Раз вопрос транспорта заранее не был решен, то мне как и.о. директора совхоза должен был решать этот вопрос в день проведения торжества. Мог послать их на агрономической машине ГАЗ-69 Б (восьмиместная), но она была сломана, ждала очередь в капремонт в г.Белебей. Директор уехал на юг в санаторий, дал отпуск и шоферу. Они машину ГАЗ-69А закрыли в бокс гаража. Что делать?

Чтобы не сорвать участие нашей делегации на торжествах, чтобы потом не было никакого разговора, я решил вскрыть гараж и за рулем с ними ехать. Я знаю одно, любая служебная автомашина должна служить производству. Я ведь ему верил, считал, что должен был работать больше, чем обычно, исполнять обязанности директора честно и не подводить его и коллектив, но несмотря на это, он хотел оставить меня без транспорта. В голову не лезет его такое отношение к работе, а может быть ко мне, чтобы подвести меня. Что же мог делать в такой ситуации. По-моему его это никогда не интересовало. При таком отношении мы могли сорвать участие совхозной делегации на таком важном районном мероприятии из-за его такого отношения. Виновником считали бы меня. Это было бы с его стороны нечестно и несправедливо.

В конце 1967 года, глубокой осенью, на территории третьего и 10-го отделений совхоза появились стаи волков, которые нападали на скот населения и совхоза. Во главе с новым участковым Камаловым была организована облава на волков. Поймать и отстрелять их не удалось, но стая ушла с территории совхоза. После этого населению стало легче, они остались благодарными за спасение скота. Такие облавы при нас устраивались несколько раз. Вместе с народной дружиной и при нашей поддержке участковый Камалов обеспечил порядок и дисциплину на сабантуях со скоплением людей до 6000 человек: в этот день сюда стягивалось население всех близлежащих сёл и деревень, приезжали гости из городов республики и Челябинской области.

В 1968 году, зимой, в отсутствии Шарафутдинова, мы организовали лыжный поход с участием 15 человек по тем местам, где в августе 1918 года сводный Уральский отряд под командованием будущего маршала СССР Блюхера В.К. совершал легендарный рейд по белогвардейским тылам. Лыжники наши прошлись по маршруту город Верхнеуральск Челябинской области - поселок Красноусольск Гафурийского района Башкортостана.

За активное участие в оборонно-массовой работе в связи с 50-летием Вооружённых сил СССР ЦК ДОСААФ СССР наградил директора и меня своей Почётной грамотой.

11 июля 1969 года на территории совхоза, как в целом и по всему району, были сильные заморозки. Пострадали все культуры и во всех отделениях совхоза, особенно яровая пшеница, находящаяся в фазе молочной спелости (60 % от площади всех зерновых). Урожайность всех сельхозкультур в том году резко снизилась: по совхозу составила всего 13,5 центнеров с гектара, зерно было щуплым. Менее пострадали остальные зерновые (на 2000 гектарах), находящиеся в фазе цветения, посеянные на спровоцированных от овсюга полях после 25 мая. Мы тогда были единственным хозяйством в районе, которое именно таким способом из года в год поднимало культуру земледелия, очищало поля от злостного сорняка - овсюга обработками после массового появления их на таких больших площадях.

Урожайность на таких полях составляла от 28 до 30 центнеров с гектара. Зерно было полноценным и крупным. Но тогда полностью убрать зерновые мы не смогли по объективным и субъективным причинам: эти поля остались под снегом. Весной урожайность этих полей составила более 20 центнеров с гектара. В среднем, учитывая весенний валовый сбор, урожайность зерновых по совхозу поднялась до 14,2 ц\га, что на 3,2 ц\га была больше среднего показателя по району. Дополнительный сбор зерна помог нам покрыть нехватку в фураже весной и летом, а часть зерна даже продавали хозяйствам Челябинской области (опасались, что в валках появятся мыши, но этого не случилось).

В конце года совхоз начали готовить для обсуждения на заседании бюро обкома КПСС по результатам работы коллектива за 1969 год.

Приехали свыше десяти специалистов по различным отраслям народного хозяйства, в том числе три инструктора обкома партии. Вопрос подготовки: “XXIV съезд КПСС и роль совхоза в дальнейшем укреплении экономической и материально-технической базы сельского хозяйства”. Подготовку вопроса на бюро ОК КПСС директор совхоза А.Г.Шарафутдинов до приезда комиссии принял всерьёз, убеждал всех нас, что в дальнейшем совхозу будет оказана значительная финансовая помощь.

Мы не верили, знали, что любая проверка, подготовка материалов, тем более, на заседание бюро Обкома партии будет иметь какие-то негативные последствия. Они будут показывать в первую очередь работу вышестоящих организаций. Так оно и вышло.

6 января 1970 года настал день заседания бюро. После приезда в Уфу с железнодорожного вокзала мы поехали в гостиницу «Башкирия», где жил в период учебы А.Г.Шарафутдинов. Тогда в Уфу ездили поездом Учалы-Кумертау. По приезду я его сильно убеждал, чтобы отчитался он сам, тем более, что был ярым сторонником пользы от такого обсуждения, но он отказался. Мы вдвоём с секретарём парткома совхоза М.Б.Ишмухаметовым поехали на автобусе в обком партии. Отчитались оба. Первый секретарь обкома КПСС М.З.Шакиров был жёстким, очень строгим, предъявлял много справедливых претензий, указывал на наши ошибки и упущения. Отметил, что, действительно, год был тяжёлым после таких летних заморозков. Далее сказал, что если бы отчитывался сам директор Шарафутдинов, то его за такое состояние и ведение работы в совхозе надо было исключить из партии и снять с работы.

Эти слова были переданы Шарафутдинову, который в ответ на них произнес: «Хорошо, что не пошел на бюро обкома КПСС». Вот так он спас свою «шкуру», но только не ради дела, а ради своей пользы: поступил так, как всегда.

Надо отметить, что сельскохозяйственной техники, тракторов и автомашин в совхозе не хватало. Такая большая нагрузка на зерновые и силосные комбайны должна была привести нас в тупик. Так и вышло. Виновниками в недостатке техники я считаю, в основном, директора и главного инженера. Они должны были рассчитать нагрузку и, раз техники не хватает, приобретать ее. Такая возможность (поддерживать совхоз работоспособным на 100 % и имеющим всю нужную технику) у них была. Но они этого не сделали.

При такой нехватке техники и некомплектности весеннее-полевые, уборочные, да в целом, все механизированные работы выполнять в срок и качественно не было возможности. Лишь только благодаря добросовестной и слаженной работе всех механизаторов, водителей и рабочих, хорошей, организации труда производительность труда удалось увеличить.

Я всегда был в курсе дел и положения отделений совхоза, постоянно контролировал работу на полях, зернотоках, гараже, МТМ. Знал, как идёт посев, уборка зерновых и силосных культур в каждом отделении. Поэтому первым делом свою работу я начинал с МТМ и автогаража. Всегда был в курсе событий и положения дел, какое отделение и на каком поле будет сеять или убирать, знал расстояния от поля до зернотока, и сколько комбайнов будут работать, а также их потребность в автомашинах. Много ездил, всегда знал, что потребуется отделениям завтра, послезавтра, вопросы решал с опережением во времени, тем более, что совхоз растянут на 50 км в длину и 18-20 км в ширину. Часто бывали дожди, проходили они полосами, а потому приходилось много и часто заниматься переброской техники с места, где прошли дожди, на те поля, где не было дождей. Такая работа занимала очень много времени, но она всегда шла на пользу.

Такие мои действия эффективно повлияли на темп уборки и другой работы. Во время посева, сенокоса и уборки силосных и зерновых культур, совхоз по графику сдавал скот на мясокомбинат г. Белорецка. Как специалист, знающий положение дел на полях и в отделениях, в первую очередь обеспечивал тогда автомашинами вывозку скота, несмотря на то, что шла уборка урожая. Нас спасало то, что я лично знал, откуда брать автомашины и куда их направлять, чтобы не сорвать ход уборки урожая, поэтому никакая сельхозработа в отраслях в эти дни не страдала. Оставленные в 1969 году на валках зерновые (это в основном яровая пшеница) дали мне повод искать и уточнить причины отсутствия зерновых комбайнов. Я решил довести дело до конца. Причин было много: недостаток прицепных жаток и колесных тракторов, которых в совхозе было мало. Косовицей занимались 40% комбайнов (они были без молотильной части и могли участвовать лишь на косовице хлебов): они не могли обеспечивать в срок нужный темп и ход уборки. Но главной причиной все-таки являлась нехватка зерновых комбайнов на подборке. Нагрузка на зерновые комбайны была большая. И директор совхоза, и главный инженер в те годы механизацией сельскохозяйственного производства занимались мало, анализа нагрузок использования сельхозтехники как по совхозу, так и по отделениям у них не было. Об этом красноречиво говорят состояние и малочисленность комбайнов, которые могли быть направлены на подборку скошенных валков.

Тогда, в место увеличения в совхозе прицепных жаток для работы с колесными тракторами на косовице зерновых культур (при нехватке и большой нагрузке на комбайне), 34 зерновых комбайна работали навесными жатками. Данная политика была ошибочной и вредной, что была подтверждена уборками, особенно 1969 года. В те годы с 1964 по 1969 руководство совхоза пополнением машинотракторного парка колесными тракторами и пропашными жатками не занималось.

Такая обманчивая и вроде устойчивая работа, создавшиеся обстоятельства и обстановка с комбайновым парком «до событий 1969 года» по совхозу, у директора временно создавали спокойствие и скрывали недостаток его работы, пока в конце того же года комбайновый парк не пополнился 35-ю «моими» комбайнами. Это пополнение спасло нас в дальнейшем от проблем.

В те годы, в совхозе числилось 65 комбайнов, из которых только 40 могли участвовать на подборке зерновых. Нагрузка на комбайн на подборке зерновых была очень большая – 400 гектаров. Эту нагрузку директор совхоза А.Г. Шарафутдинов и главный инженер Фасхутдинов В.З (оба по образованию инженеры) считали нормальной, хотя по норме нагрузка должна быть в два раза ниже. Это даже с учетом погоды без дождей и поэтому мы с уборкой ежегодно опаздывали. Срок уборки для нашей зоны, 2 месяца, был критическим и опасным.

Я хорошо знал положение дел на каждом поле каждого отделения и на каждый день, как на посеве, так и на уборке. Учитывая нехватку автотранспорта в совхозе, решил проводить распределение техники в гараже. Тогда наступление такого моего решения было правильным. Постоянно до этого в период посевной кампании (переброска семян по отделениям), некоторые дни уборочного периода где-то была нехватка автотранспорта, а где-то его избыток. Постольку я знал положение дел в отделениях, мое вмешательство в распределение автотранспорта приводило к правильному и производительному использованию грузовых автомашин совхоза. Это резко увеличило ход выполнения сельхозработ, связанных с автоперевозкой и производительностью сеялочных агрегатов, работой зерновых комбайнов и позволяло «отрывать» автотранспорт и на вывозку скота на мясокомбинат.

Распределение автомашин я проводил каждый день утром в течение 2-3 месяцев в зависимости от погодных условий. Мое вмешательство в распределение транспорта намного облегчило работу руководства гаража и управляющих отделений и повысило качество их работы. До этого управляющие отделениями доказывали свою «потребность» в автомашинах, но всегда не точно. Надо - не надо, но всегда хотелось иметь большее количество автомашин на постоянное нахождение в отделениях. Там они использовались непроизводительно. Заведующий гаражом старался выполнить их заказ как мог, не зная положения дел в отделениях. От этого страдало выполнение сельскохозяйственных работ в целом по совхозу.

Несмотря на постоянную нехватку зерновых комбайнов при их высокой загруженности по сравнению с другими хозяйствами района, в эти годы все-таки удалось рационально использовать имеющиеся зерновые комбайны и совхозный грузовой автотранспорт (именно гаражные грузовики занимались вывозкой зерна из-под комбайнов). Мое правильное распределение автомашин и зерновых комбайнов позволило использовать уборочную технику весьма рационально, что помогало завершать уборку урожая в оптимальные сроки и без потерь. Мобилизованный автотранспорт организаций использовался на уборке сенажа, силосных культур и при сдаче зерна государству. При особой надобности их использовали и под зерновые комбайны.

Почему-то А.Г.Шарафутдинова промышленники района не уважали, в том числе и руководство соседнего Миндякского рудоуправления. Чтобы положительно решить вопрос с автотранспортом на уборку и другие вопросы, мне приходилось выезжать к ним лично. Надо было со всеми быть в дружеской и тесной связи ради решения общих задач. Такие связи были выгодны в первую очередь совхозу.

Здесь я впервые встретился с «групповщиной» среди коммунистов и рабочих. Она мешала и тормозила работу совхоза. В те годы в каждом отделении была одна партийная организация, которая объединяла и учителей, и медработников, и специалистов с руководством отделения, и рабочих членов партии. Отрицательное влияние оказывал коллектив учителей, особенно на 8-ом отделении (деревня Наурузово, средняя школа), а на 5-ом отделении (деревни Казаккулово и Кубагушево) – больница и семилетняя школа), на 4-ом отделении (деревни Мало-Казаккулово, Калуево) – начальная школа). В этих отделениях первичные партийные организации не имели авторитета и такая обстановка влияла на трудовую дисциплину, потому что одна группа постоянно катала на другую группу жалобу, писала кляузу и т.д. Трудно было работать в этих условиях управляющим отделений.

Учитывая это положение, на второй год моей работы, как молодому члену партии и члену парткома совхоза, мне поручили разобраться со всем этим. Надо сказать, что в любом коллективе есть труженики, честно относящиеся к работе, добросовестно и трезво оценивающие положение дел. Я постоянно общался с ними на работе, торжествах и собраниях, выяснял причины несогласия, раздора, скандала между ними - группами. Я поступал хитро: узнавал у них, какие претензии они имеют друг к другу, выяснял и претензии доводил враждующим сторонам. Пояснял им истинное положение, обстановку в отделениях, школах и т.д. – кто прав, а кто не прав, кто из них нагло и отрицательно влиял и влияет на обстановку, на работу и мутит коллектив.

Такая работа через год дала свои положительные результаты. Таким простым способом мы исправили положение.

В ноябре 1969 года состоялось заседание бюро ГК КПСС. С отчётом на бюро был приглашён я как агроном и как виновник того, что в совхозе зерновые культуры были оставлены на зиму неубранными, без выяснения основных причин - кто же всё-таки в этом виноват? В итоге обсуждения вопроса получил выговор по партийной линии.

На бюро присутствовал директор совхоза Шарафутдинов, но не как директор совхоза, а как член бюро горкома партии (я считаю основным виновником его, так как он, как директор совхоза, должен был учесть такое положение дел и исправить сложившееся положение с уборочной техникой совместно с главным инженером). За состояние уборочной техники, комплектность и исправность всей сельскохозяйственной техники, в данном случае – зерновых комбайнов к уборке урожая должен был нести ответственность главный инженер, а не главный агроном.

После этого я сделал вывод: надеяться следует только на себя, именно я должен заняться увеличением парка зерновых комбайнов и довести их до 100 единиц, снизить нагрузку на один комбайн с 400 до 200 гектаров, тем самым исправить ситуацию. Это и стало моей окончательной целью – сделать это без помощи директора, но при поддержке руководства Минсельхоза Республики. Я верил им, что они поддержат совхоз. Так оно и получилось. Министерство сельского хозяйства республики полностью профинансировало пополнение комбайнового парка.

В отсутствие директора совхоза (он в это время находился на учёбе в Уфе) по этому вопросу дал указание механику Н.М.Тимееву, чтобы тот узнал в Магнитогорске или других объединениях «Сельхозтехники», нет ли у них зерновых комбайнов, могут ли они продать эти комбайны нам. И если да, то на каких условиях. Был конец года. Получив от них добро, начал решать вопрос насчёт их оплаты.

Договорились с Минсельхозом БАССР, что Министерство полностью оплатит покупку в январе. Уговор они выполнили. 31 декабря в 24 часа ночи, в лютый буран, пригнали все 35 новых комбайнов с кабинами. Колонной руководил механик Н.М.Тимеев. До этого таких комбайнов в совхозе сроду не было. Моя мечта, таким образом, была реализована.

Через 44 года выясняю, что в появлении (приобретении) этих новых 35 комбайнов «причастен», оказывается, только что назначенный (после ухода главного инженера В.З.Фасхутдинова в аспирантуру БСХИ) главный инженер совхоза И.Х.Игизьянов. Он говорит, это он пригнал 18 зерновых комбайнов, организовав кровью и потом, как главный инженер, приобретение совхозу комбайнов. Он в данном случае путает приобретение и перегон их в совхоз. Да действительно только руководитель дает команду кому-то, чтобы он организовал их доставку, тем более без «ЧП». В данном случае я поручил ему и Тимееву Н.М. пригнать оставшиеся 18 зерновых комбайнов, а кому еще. Я приметил, что такой способный специалист далеко пойдет. И он пошел. Через сколько-то лет он стал Исмагил Хазрат Игизьяновичем.

10 ноября 2013 года я поехал в Учалинский район в гости, за одно подарить своим близким, друзьям и знакомым, кто работал со мной рука в об руку – в переломный период развития с/х и так много сделавшим в тот период его труженикам книгу «Оставь свой след на земле». Именно в эти годы были достигнуты большие успехи по развитию с/х производства РБ.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.97 (0.017 с.)