ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие о творчестве, о журналистском творчестве:?



Понятие о творчестве, о журналистском творчестве:?

ТВО́РЧЕСТВО - Создание новых по замыслу культурных или материальных ценностей.

Це́нность — важность, значимость, польза, полезность чего-либо

Мастерство - Высокое искусство в какой-нибудь области

Умение - Способность делать что-л., основанная на знании, опытности, навыке.

Журналистика как специализированная область творческой деятельности?

По (Лазутиной)

Можно достичь профессионализма. Но при этом надо иметь в виду, что есть три его ступени. Первая из них, исходная, – обученность. Это такой уровень освоения профессии, при котором процесс творческой деятельности идет успешно, когда надо решать принципиально знакомые задачи и потому можно обойтись в основном использованием уже известных приемов и средств.

(Пример:– Откуда же тогда возьмется новое в произведении? Критерий-то творчества – новизна продукта!

 

– Но ведь есть еще такой источник новизны, как предмет творческой деятельности. Новизна предмета неизбежно осваивается человеком и отражается в цели акта творчества, а значит – воплощается в продукт. Вы бываете на Арбате? Обратите внимание на художников, делающих портреты с натуры, – Вы не увидите особого своеобразия выразительных средств. И, тем не менее, встречаются работы, которые заставляют остановиться. Как-то раз я простояла возле мольберта до конца сеанса не в силах оторвать взгляд от удивительного стариковского лица, черты которого юный художник прописывал на холсте акварелью с таким желанием сохранить верность натуре, что у молодой женщины, державшей в руках портфель старика, на глазах появились слезы. Прощаясь, она объяснила: «Завтра мы уезжаем – надолго и далеко, а он здесь... Но теперь мы увезем его с собой. Огромное Вам спасибо».

Во-первых, он сумел увидеть в предмете отображения то, что неповторимо, уникально и так дорого близким. Во-вторых, он сумел передать это средствами, которыми овладел. А в-третьих, копировать – значит делать копию, точное воспроизведение чего-то. Натуру копировать невозможно: она всегда много богаче. Можно только схватить ее суть и рассказать о ней, но это всегда процесс творческий, даже если Вы стоите на первой ступеньке профессионализма.)

)

– Вторая ступень – умелость. Ее отличает способность решать новые творческие задачи на базе освоенных приемов и методов и нередко – в новых условиях. Здесь новизна продукта достигается уже не только за счет новизны предмета деятельности: в цели творческого акта отражаются и новые задачи, и новые условия, формируя ее новизну.

(пример будет из инженерной практики Так вот, учился у нас на спецотделении молодой человек, кончивший авиационный институт. Он написал очерк о своем однокурснике, которому темой диплома было утверждено задание разработать проект новой обшивки для корпуса вертолета с учетом важного обстоятельства: машине предстояло участвовать в тушении лесных пожаров. В ходе работы над темой студент выяснил, что такие обшивки существуют, но только для самолетов. Для вертолетов же используемые материалы не подходят по целому ряду параметров. Понял, что задача перед ним – новая, вовсе не учебного характера. Он начал исследование с изучения условий работы авиаторов в качестве пожарных, причем условий реальных. Потребовалась командировка в отряд вертолетчиков, а денег на нее в институте не было. Поехал за свой счет: увлекся делом и остановиться уже не мог. Потом – консультации с металлургами, химиками, конструкторами вертолетов. Изучил горы технической литературы, ознакомился с периодикой. И случилось-таки озарение... Когда сел за расчеты, чувствовал себя так, будто у него выросли крылья. Защитился блестяще, и для реализации проекта его пригласили работать в крупное конструкторское бюро. А ведь это был фактически его первый серьезный самостоятельный акт творчества! Тем не менее, он подтвердил его умелость)

третью ступень профессионализма – достигнет мастерства.

Мастерство – высшее проявление профессионализма. Это свободное парение в профессии, когда специалист достигает максимума в развитии своих творческих потенций и оказывается готов к дальнейшему совершенствованию самого способа данного вида творчества. Ему по плечу любые творческие задачи, он способен обогащать средства деятельности, формировать новые методы. Естественно, что новизна результата творчества становится максимальной. При этом далеко не все, что предлагает Мастер, принимается современниками: порой его создания своим смыслом опережают время, и могут пройти десятилетия, пока их поймут и примут.

(ПРИМЕР:– Да, представляете, даже Эйфелеву башню парижане сначала называли безобразием!

Убедимся в этом на конкретном примере. Вот маленькое сообщение из «Комсомольской правды» за октябрь 1997 года:

 

«Впервые в мире автомобиль преодолел скорость звука!

 

1229,77 км/ч – с такой скоростью промчался по пустыне в американском штате Невада британский автогонщик Энди Грин, став первым в мире человеком на планете, которому удалось преодолеть звуковой барьер на земле. Автомобиль Thrust SSC разгонялся по пустыне реактивным двигателем от «Роллс-Ройса». Главной задачей конструкторов чуда-автомобиля было не столько обеспечение мощности двигателя, сколько удержание его на поверхности земли.

 

Ольга Дмитриева (Наш собств. корр.)»

 

Как видим, оригинальностью подачи этот текст не отличается. И, тем не менее, как продукт деятельности он характеризуется новизной: до сих пор в фондах общества данных сведений не содержалось. Не зря он идет под рубрикой «Сенсация». Очевидно, что новизна здесь достигается за счет предмета повествования. В качестве такового выступает принципиально изменяющаяся ситуация в автомобилестроении. Журналистка приводит в сообщении четыре факта, демонстрирующих это изменение:

 

1) британский автогонщик Энди Грин промчался по пустыне в американском штате Невада со скоростью 1229,77 км/ч;

 

2) автомобиль Thrust SSC разгонялся реактивным двигателем от «Роллс-Ройса»;

 

3) Грин стал первым человеком, которому удалось преодолеть звуковой барьер на земле;

 

4) конструкторы чудо-автомобиля видели свою главную задачу в том, чтобы суметь удержать его на поверхности земли.

 

И без развернутых пояснений понятно, что в реальности ситуация к этим четырем фактам не сводится. Она включает в себя массу других фактов, объединенных самыми разными связями: событию в Неваде предшествовала большая работа конструкторов, участников производства и сборки автомобиля, организаторов испытания и т. д., и т. п. Однако в тексте о них речи нет, сообщение не есть зеркальное отражение реальности. Налицо результат получения и переработки сведений о действительных событиях. Причем переработки, определенным образом ориентированной – так, что в итоге появляется не стихотворение, не песня, не формула, не письмо к другу, а именно информационная заметка, несущая в себе новость. Но мы уже видели: подобная переработка первичной информации, приводящая к появлению нового фрагмента реального мира, и образует внутреннюю сторону любого творческого процесса, всегда в большей или меньшей степени сопряженного с процессом репродуктивной деятельности. Особенность в нашем случае в том, что максимум творческих усилий автора направлен на выявление и вычленение новости как предмета сообщения в ее наиболее существенных связях. Так ведь это и есть существо творческой задачи, обусловленной общественными потребностями, общественными ожиданиями от журналистики как вида деятельности.

 

 

Литературное редактировние

Литературное редактирование — это такое прочтение текста, которое может потребовать не только исправления отдельных ошибок, но и переделки целых фрагментов текста, перестройки предложений, удаления излишних повторов, ликвидации двусмысленности и т. п., с тем чтобы форма текста наилучшим образом соответствовала его содержанию.

Литературное редактирование предполагает исправление стилистических недочетов. Под стилистическими ошибками понимаются разного рода погрешности, связанные с нарушением стиля и вообще литературной нормы, в том числе неправильный выбор формы слова, выбор неуместного, не соответствующего общему стилю текста стилистического варианта и т. п.

При выполнении литературного редактирования корректирование бесплатно.

Критерии литературного редактирования.

Основными критериями принципиальной оценки журналистского материала (печатать? Не печатать?) являются следующие его характеристики:

- соответствие материала типу и предназначению издания;

- логика изложения, смысловая организация текста;

- качество фактического материала;

- композиция статьи;

- литературные достоинства;

- правильность, точность приведенных данных, сведений;

- точность использованных цитат;

- соответствие цитат источнику;

В зависимости от степени изменения материала различают следующие основные виды правки:

- правка-вычитка;

- правка-сокращение;

- правка-обработка;

- правка-переделка.

 

Различают три основных вида проверки фактического материала: сличение фактов с авторитетным источником, внутреннюю проверку (на основании противоречий, замеченных в самом тексте оригинала) и официальное подтверждение.

Языково-стилистическая правка основывается на необходимости следовать следующим критериям.

Языково-стилистические средства должны соответствовать идее, теме, материалу публикации. В этом случае мы говорим о таком качестве речи, как ее уместность. Устная и письменная речь всегда осуществляется с определенной целевой установкой, в определенных социальных условиях, для определенного адресата и выражения определенного содержания. Фактически, вне этих факторов речь не существует вообще.

Уместная речь предполагает соразмерность языковых средств и содержания материала, соответствие тематике публикации, целям, которые ставит перед собой журналист.

конкретной публикации должен быть доступен тому контингенту читателей, для которого он предназначен, но не быть вульгарным или излишне специфичным.

Вычитка черновика

Она включает в себя как смысловую, так и стилистическую правку, проверк

точности словоупотребления, устранение ошибок и опечаток.

Проверка материала начинается с внимательного, неспешного просмотра. Полезно прочитать материал не менее двух раз, хотя на практике квалифицированный журналист выпускает материал из своих рук только после многократного прочтения. В первый раз мы читаем текст, чтобы обозреть его основную идею, структуру, общий смысл и пригодность к публикации. При этом исправляем наиболее очевидные ошибки – фактические, смысловые, грамматические, синтаксические, стилистические, которые в пылу творчества просто не заметили. При этом полезно проверить источник информации, если он вызывает сомнение, сверить цитату, уточнить имя и т.д.

Во второй раз мы читаем статью придирчиво, «чужими глазами», анализируем ее.

Специалисты международного Центра для журналистов в Вашингтоне предлагают вниманию начинающих авторов специальный проверочный список (Writing Checklist), который помогает ускорить этот, мучительный для многих, процесс.
Для эффективной смысловой правки полезно в процессе чтения рукописи задать себе следующие вопросы:

1. Есть ли ясное представление, о чем эта статья, что в ней должен найти читатель?

2. Написана ли статься просто и ясно?

3. Может ли обычный читатель понять, что сказано в каждом предложении и в

каждом абзаце?

4. Есть ли логическая связь между предложениями и абзацами?

5. Достаточно ли статья отличается от других публикаций на ту же тему, конкретно

ли ее содержание?

6. Остались ли в ней неподкрепленные доказательствами тезисы?

7. Есть ли в ней не относящиеся к теме рассуждения (словесные дебри)?

8. Есть ли в ней тезисы настолько очевидные, что являются излишними?

9. Представляет ли статься информацию, знакомую большинству читателей, или

предлагает что-то свежее?

10. Можно ли усилить статью любым другим способом?

Правка-сокращение.

 

Специалисты Пойнтеровского Института свои рекомендации по сокращению

текстов предваряют такими замечаниями:

«Точные и острые тексты рождаются из умелого сокращения. Когда мы преодолеваем писательский ступор, очень легко влюбиться в собственные слова.

Это приятное чувство, но оно может привести к плохим последствиям.

Если мы влюбились в свои цитаты, характеры, истории, метафоры, кажется невозможным убить что-то из них. Но убивать мы обязаны. В 1914 году

английский писатель Артур Квиллер Коуч написал прямо: «Убивайте любимых».

За этим «человечным» предисловием следуют советы:

«Вырезайте любой абзац, который не поддерживает центральную идею статьи.

Вырезайте слабые цитаты, примеры или сцены, чтобы дать дорогу сильным.

Вырезайте любой абзац, который Вы создали, чтобы обмануть редактора.

Не вынуждайте редактора резать текст. Вы лучше знаете материал. Отметьте места

для возможной правки. Может, их стоит убрать уже сейчас?

Первыми кандидатами на сокращение являются:

- наречия, которые нагнетают эмоции, а не меняют смысл: только, целиком,

особенно, полностью, точно;

- конструкции с предлогом, которые повторяют сказанное раньше: в этой статье, в

этой истории, в этом фильме, в этом городе;

- фразы, которые нарастают на глаголах: кажется, что; похоже, что; следовало бы;

хотелось бы;

- абстрактные существительные на основе активных глаголов: рассмотрение вместо

рассматривать, суждение вместо судить, наблюдение вместо наблюдать;

- повторы: душное, влажное утро».

Литературно-художественная правка: качества речи.

 

В редакционной практике, оценивая рукопись с точки зрения ее литературно-художественных достоинств, зачастую ограничиваются поверхностным, можно сказать, механическим отношением к тексту: следят только за тем, чтобы он соответствовал нормам литературного языка. Однако когда речь идет о текстах средств массовой информации, необходимо «включать» еще один, не менее важный параметр. Мы должны оценивать тексты рукописей и с точки зрения их доходчивости, яркости и ясности выражения. Это не только самоценные качества хорошей письменной и устной речи. Это и средство повышения эффективности воздействия текста на аудиторию.

Распространенной ошибкой является смешение понятий «правильная речь» и «хорошая речь». Еще В.Г.Белинский в рецензии на учебник «Риторика» подчеркивал, что говорить правильно и говорить хорошо - совсем не одно и то же: «Дело в том, чтобы грамматика знала свои границы и слушалась языка, которого правила объясняет: тогда она научит правильно и писать, и читать, но все-таки только правильно, не больше: учить же говорить и писать хорошо – совсем не ее дело». В другом месте он замечает: «иной семинарист говорит и пишет как олицетворенная грамматика, но его нельзя ни слушать, ни читать, а иной простолюдин говорит неправильно, ошибается и в склонениях, и в спряжениях, а его заслушаешься».

Подобные заключения можно встретить у многих представителей цеха пишущих людей – от древнегреческих ораторов до современных писателей и журналистов. Однако это не означает, что красота и образность речи обязательно влечет за собой нарушение языковых норм. Нет, правильная речь и хорошая речь – это два различных понятия.

Правильной можно назвать речь, которая соответствует нормам грамматики, лексикологии, орфоэпии, логики. Правильная речь включает в себя четыре основных компонента: литературное написание и произношение, умелый отбор слов, грамматическую точность и логичность.

Но одна только правильность не создает хорошей речи. Хорошая речь характеризуется качествами, которые возвышают ее над правильной и придают дополнительные эстетические свойства. Подобные качества определяются не только закономерностями самого языка (это вполне естественно), но главным образом стилем и жанром письменной и устной речи, содержанием и целью высказывания, настроенностью автора и т.п.

Хорошая речь требует от автора большего мастерства и творческого подхода. Хорошая речь, в отличие от правильной – явление строго индивидуальное.

В языкознании качества хорошей речи выделяются на основе разных типов

отношений речи к выражаемому содержанию.

На основе отношения «речь-язык» выделяют такие качества речи, как правильность, чистота, богатство (разнообразие).

Отношение «речь-мышление» позволяют сделать заключение о логичности, ясности и краткости речи.

На основе отношения «речь-объективная действительность» определяется точность

речи.

Отношение «речь-эстетика» помогает различать такие качества речи, как художественность, образность, эмоциональность, экспрессивность, благозвучие.

На основе отношения «речь – ее содержание и назначение» выделяют такие качества, как уместность и удачный порядок слов.

Основными, определяющими качествами хорошей речи следует назвать ее простоту и ясность. Все, что противоречит этим качествам, идет или от неопределенности мысли автора, или от низкой культуры мышления. Александр Блок писал: «Искусство не должно быть копией хаоса душевного и телесного мира, оно должно организовывать, формировать его…».

Возьмем начало статьи «Гендерный ответ», опубликованной газете «Советская Белоруссия». Прочитав этот отрывок один раз, попробуйте сразу ответить, о чем идет речь? «Обсуждая на прошлой неделе с редактором отдела культуры тему очередной колонки, мы сошлись во мнении, что сама по себе феминистская критика безотносительно ее объекта вызовет больше негативной реакции, нежели сочувствующих откликов. Иными словами, заденет за живое тех, чьим интересам угрожает сам дискурс. А таких большинство. Ведь действующий социальный порядок, при котором во всех сферах жизни мужчиной быть лучше, чем женщиной, существует всю историю нашей цивилизации. А для того чтобы понять причину такого обидного (для женщин) распределения привилегий, увидеть, каким образом буквально все социальные институты вольно или невольно поддерживают неравенство, необходимо напрягать мозги. Вникать в историю, психологию, подключать «социологическое воображение». Куда проще ссылаться на «естественные законы природы»: баба, потому дура».Кроме неясности мысли, в этом отрывке есть и сопутствующие погрешности: стилистические - «вызовет больше негативной реакции», смысловые: «социологическое воображение» (что это такое?). Если же мы общим взглядом окинем структуру приведенного отрывка, то обнаружим, что каждое последующее предложение никак не следует из предыдущего, не вытекает из него логически.

Полагаем, что если бы мы попытались пересказать только что прочитанное своими словами, то нам бы это вряд ли удалось: какое-либо подобие мысли просто отсутствует. От этого и усложненность стиля: она просто прикрывает пустоту.
Часто вычурность авторской речи вызвана стремлением «сказать красиво», хлестко. При этом забывается еще одно важнейшее свойство хорошей речи: она должна быть точна, а выбор тропов – экономным. В противном случае читатель

запутывается в словесных кружевах авторского текста.

Вот отрывок из комментария, опубликованного в газете «Брестский курьер»:

«Нет особенной тайны в том, что в нашем с вами, славяне, нескучном мире все

течет и все изменяется» (Гераклит сказал короче и яснее – Э.М.).

И далее: «Хоть великая и могучая многосоттысячная официозная пресса

старания, дабы изобразить визит Александра Григорьевича в его альма-матер (Могилевский государственный университет) во Всемирный день студентов как почти случайное совпадение – этой версии трубадуров пера вряд ли кто из мыслящих соотечественников поверил всерьез».

Наибольшее умиление вызывает пассаж: «все нынешние и предстоящие публичные выступления белорусского лидера всеми фибрами устойчиво тяготеют к его третьему президентскому сроку».

Не надо думать, что простая речь – это речь, состоящая из коротких предложений. Конечно, короткие предложения служат хотя бы гарантией от запутанности и невнятности. Однако основной признак простой речи – это четкость мысли и ясность ее изложения. «Чем красивее выражение, тем слабее мысль и чувства», -

писал великий русский публицист Д.И.Писарев.

В основе неясно оформленной речи (письменной или устной – неважно) могут лежать самые разные причины: плохое знание предмета, о котором пишет журналист; низкая культура мышления; неопределенность цели пишущего и говорящего; плохое владение языком.

С точки зрения стилистики идеальной считается речь, в которой каждая фраза понятна сама по себе, без широкого контекста.

При этом мы не должны отрицать права журналиста на экспрессивную и образную речь, которая не затемняет смысл, а, напротив, проясняет и усиливает его.
Экспрессивность и образность речи. В языкознании давно известны формальные признаки письменной и устной речи, которые делают ее выразительной и образной без ущерба для содержания.

В лексике экспрессивность в основном проявляется в виде:

- нагнетания синонимов (смелость-храбрость-отвага; бродить- шляться);

- использования антонимов (любовь и ненависть; грубость и нежность);

- употребления фразеологизмов, пословиц, поговорок вместо соответствующих

слов или словосочетаний (богатый – куры денег не клюют; недавно – без году

неделя; лишний – пятое колесо в телеге);

- употребления слов в переносном значении. Основным качеством газетной лексики является оценочность, которую она переносит на слова нейтральные, часто взятые из других, не общеупотребительных пластов речи. Резкая и открытая оценочность, четкое размежевание положительно и отрицательно окрашенной лексики служат формированию устойчивых клише, без которых не существует массовых информационных процессов.

Эмоциональные окраски прочно закрепляются за теми или иными словами и оборотами. Например, яркую положительную экспрессию несут употребляемые в различных сочетаниях слова: эстафета, патриоты, рубежи, дело (правое дело), форум, братский, заветы, семья, вахта, слава, сыны, поступь, поиск, инициатива, почин, девиз.

Только в отрицательных контекстах встречаются в газетах и в эфире такие слова, как: происки, обуздание, посягательство, подоплека, вояж, коммивояжер, откровения, визитер, потуги, верхушка, повадки, разгул, бесчинства, возня, притязания. Многие слова употребляются в особом, специальном значении, характерном только для газет. Так, слово «режим» (точное значение: «государственный строй», «образ правления») употребляется сейчас только в значении «строй несправедливый, не пользующийся поддержкой народа, стоящий на насилии». Слово «переворот», безо всякий подтекстов применяемое к Октябрю, только в начале тридцатых годов было заменено словом «революция», а само ушло в «негатив».

Оценочная газетная лексика формируется из различных лексических рядов: книжной, «высокой», устаревшей лексики, разговорных и просторечных слов, специальной лексики и пр. Меняя свои семантические качества и эмоциональную окраску, эти слова становятся «газетизмами».

Например, из военной терминологии пришли: авангард, аванпост, атака, мишень, мобилизация, окопаться, стратегия, штаб-квартира, брешь, заслон, камуфляж, маскировка, нацелить, торпедировать.

Переосмыслились многие термины медицины: агония, болячка, артерия, гипноз, зародыш, зондировать, зуд, лихорадка, паразит, поветрие, пульс, рецепт, симптом, угар, хронический.

Из сферы искусства и литературы пришли в газету, при этом поменяв свой смысл: аккомпанемент, амплуа, балаган, бутафория, грим, гримаса, кулисы, личина, манипуляция, марионетка, обличье, пируэт, риторика.
Из спорта прорвались на газетные страницы слова: марафон, раунд, тайм-аут, гонка, финиш.

Зная об этой способности газетной лексики вносить нежелательную (положительную или отрицательную) эмоциональную окрашенность в обозначения явлений действительности, серьезные газеты стараются оградить себя от этого. В большинстве крупных западных изданий существуют специальные словари для клишированного обозначения событий и явлений с точки зрения собственника и издателя. Они носят подчеркнуто нейтральный характер, свидетельствующий о стремлении редакции следовать принципам объективного, неангажированного информирования общественности.

Отрицательной стороной этого процесса является жесткая закрепленность переносного значения слов и превращения их в речевые штампы, о чем свидетельствуют примеры, приведенные выше. Яркое, оригинальное переосмысление слова, бывшее когда-то новаторским, от частого употребления ветшает. Знаменитый писатель Джордж Оруэлл считал клише заменителями мысли, формой «автоматического», бездумного письма: «Никогда не используйте метафору, сравнение или другую фигуру речи, которую Вы часто видите в печатном тексте». «Проза все меньше и меньше состоит из слов, выбранных ради их смысла, и все больше и больше из фраз, собранных вместе, как секции типового курятника».

С другой стороны, употребление набивших оскомину штампов в ином, современном контексте, может создавать ерническую интонацию или комический эффект («Ну что ж, посмотрим в сторону Пентагона - гнезда американской военщины. Как известно, из гнезда недавно...»);

В морфологии разные части речи наделены экспрессивностью в различной степени. Союзы и предлоги обычно ее лишены, хотя могут участвовать в создании общей атмосферы книжности или, наоборот, разговорности.
Междометия, конечно, экспрессивны, но в письменной речи они не в большом ходу.

Весьма широки выразительные возможности глагола, которые связаны с категориями времени, залога, вида, наклонения, с наличием как спрягаемых, так и неспрягаемых форм, богатой системой словообразующих и формообразующих средств.

Экспрессивность свойственна некоторым морфемам: (хороший-хорошенький; добрый-добренький).

Очень богат экспрессивными средствами синтаксис. Здесь возможны словосочетания с двойным отрицанием (не могу не...), с усилительной частицей ни (что ни; куда ни), восклицательные и побудительные предложения, обращения и конструкции разных типов, риторические вопросы и несобственно-прямая речь.

Эмоциональность речи. Единство и нерасторжимость трех типов психической деятельности человека (интеллектуальной, эмоциональной, волевой) неизменно проявляются в языке, если только нет причин, искусственно разрушающих это единство. Предметно-логическое содержание устного или письменного высказывания неизменно сопровождается чувственно-образным началом.

Основными языковыми средствами создания эмоциональности являются:

- слова и выражения, обозначающие чувства (любовь, ненависть, гордость,

жалость);

- слова-характеристики, выражающие эмоциональное отношение к

высказываемому (подлец, негодяй, родной, милый);

- слова, являющиеся эмоционально-оценочными синонимами к нейтральным

словам-понятиям (харя, жрать, сдохнуть, кляуза);

- слова и выражения с переносным значением (золото мое, солнышко ненаглядное,

мой ангел);

- эмоциональные междометия и частицы (увы! ай да! а то!);

- экспрессивные средства синтаксиса и морфологии (риторические фигуры;

суффиксы).

Богатство (разнообразие) языковых средств характеризуется двумя основными признаками: богатым словарем пишущего и разнообразием синтаксических моделей.

В гомеровских поэмах исследователи насчитали около 9000 слов, произведения Шекспира содержат 15000 слов (по другим данным – 24000), «Словарь языка Пушкина» включает в себя 21290 слов.

Словарно-грамматическое однообразие, бедность синтаксических моделей

притупляет внимание читателя, лишает газетный материал привлекательности,

даже если он переполнен интересной фактурой.

Известный русский адвокат и судебный деятель А.Ф. Кони рекомендовал не применять одних и тех же выражений, даже одних и тех же слов на близком расстоянии. Флобер и Мопассан советовали не ставить в тексте одинаковых слов ближе, чем на 200 слов. Чтобы выполнить такие рекомендации, нужно владеть широким арсеналом синонимических средств и синтаксических конструкций. К услугам журналистов – широкий спектр толковых, орфографических, специализированных словарей (например, словарь синонимов, словарь иностранных слов и выражений, словарь фразеологизмов, словарь пословиц и поговорок и пр.), которые должны стать рабочими книгами пишущего человека.

Благозвучность речи. В основе благозвучия русской и белорусской речи лежат их

внутренние свойства. К таковым относятся:

- абсолютное большинство слогов, употребляемых в русской и белорусской речи – открытые. Они усиливают общее звучание речи, придают ей плавность и

музыкальность;

- сочетание гласных с сонорными и звонкими согласными;

- ударение в обоих языках разноместное и подвижное, что устраняет монотонность

речи, сообщает ей ритмичность и гибкость;

- гласные звуки меняют свои качества в зависимости от соседства с теми или

иными согласными.

Автору, пишущему свой материал, необходимо думать и о том, как, с точки зрения благозвучности, будут звучать написанные им фразы. Например, причастия, при большом их скоплении, способны создать стойкий отрицательный эффект. И.Бабель, по свидетельству К.Паустовского, говорил: «три причастия в одной фразе – это убиение языка. Они скрежещут, как будто танки переваливаются на своих гусеницах через каменный завал». Увлечение деепричастиями И.Бабель называл «мяуканьем».

Речевые ошибки.

Ошибки словоупотребления. Абсолютное большинство лексических ошибок связано с искажением смысла или стилистической окраски высказывания. Например: «В душе князя Андрея накапливается противоречие к войне». «Горький показывает в Актере человека, который не может найти удел своему таланту». "Вронский был любителем Анны Карениной", "Онегин мочился духами", "Старик положил лису в сани и тронулся".
Особенно часты ошибки в употреблении иноязычных слов. «Сапоги с ботфортами». Еще чаще ошибаются в применении редких или устаревших слов: «Несмотря на то, что мы с большой оказией добрались до театра, настроение у всех было хорошее».

Слова с отвлеченным лексическим значением нередко употребляют вместо слов с конкретной семантикой: «Все лучшие умы того времени были сосланы на каторгу, сидели в тюрьмах, были казнены». Случается и обратное: слово с конкретным значением употребляется как отвлеченное: «Октябрьская революция расколола

земной шар на две части».

Многозначность (полисемия) слова – могучее средство создания экспрессивности и эмоциональности письменной и устной речи. Например, для создания комического эффекта: «Раньше ухаживали за женщинами. Теперь – за машинами». «Не сорите деньгами. Уважайте труд уборщиц!».

Но гораздо чаще встречаются непреднамеренные столкновения разных значений

многозначных слов: «Самый лучший язык Островский вложил в уста Катерины».

Часто к ошибкам приводит неумелое использование омонимов (слов, одинаково пишущихся, но имеющих различные значения). «Дружба спаивает товарищей», «Директор с зоотехником отбирают лучший скот», «Случающиеся поблизости парни с удовольствием смотрят на нее». Существует и морфолого-синтаксический омонимизм: «Сестра Валентина заболела», «Борец с пережитками», «Вчера приехавший артист выступил на концерте».

Паронимы – это близкие по звучанию однокоренные слова с разным лексическим значением. Паронимические пары употребляются с разными словами, и ошибки появляются из-за того, что это не учитывается: «Удачный-удачливый», «Вдовий-вдовый», «Сытный-сытый», «Генеральский-генеральный». Правда, паронимы как однокоренные слова могут и сближаться в своем значении: «Обозначать-означать, значить», «Лирический-лиричный», «Методический-методичный». Паронимы могут иметь разную стилистическую окраску, что затрудняет их взаимозаменяемость в речи: «Провести-произвести», «Нарочно-нарочито». «Педагогический-педагогичный», «Санаторский-санаторный».

Паронимия – источник частых ошибок у начинающих журналистов: «Выступление носило заинтересованный характер», «Поменять привычное амплуа», «Каждое деревце садили двое», «Внушал уверенность в собственные силы». Часто встречается неправильное употребление паронимов «одевать» и «надевать». «Одевать» можно кого-то и во что-то, а «надевать» что-то на что-то.

Ошибки в употреблении синонимов вызваны тем, что у них может быть разная функционально-стилистическая окраска. Они употребляются в разных стилях литературного языка, в разных сферах общения. В газетной практике набирает масштабы такое неприятное явление, как стандартизация лексики, то есть, вытеснение узким кругом слов своих собратьев-синонимов, которые могли бы значительно украсить авторскую речь. Например, слово «форум» все чаще вытесняет такие разнообразные по смыслу слова, как съезд, конгресс, конференция, фестиваль, слет, митинг, собрание, даже чемпионат или соревнование. При этом происходит универсализация слова, утрата им смысловой и стилистической специфики. Речь, насыщенная такими, универсальными, словами, становится приблизительной, безликой, эмоционально обедненной. Нередко все многообразие творческого видения художником окружающего мира обозначают безликим словом «отразил». Везде работают «труженики или работники» (моря, неба, села, народного образования, здравоохранения, фабрик, заводов, науки). Слово «абсолютно» вытеснило такие разнообразные русские слова, как «совсем, совершенно, безусловно, вполне и пр.). Слово «автоматически» употребляется в значениях «закономерно, обязательно, непосредственно, независимо ни от чего, неминуемо».

В письменной речи это приводит к образованию штампов. Словарь-справочник «Правильность русской речи» предостерегает от универсализации таких слов, как акцент, аннулировать, афишировать, внедрять, возводить, вопрос, вручить, всецело, в части, гарантировать, дело, дефект, дилемма, добротный, довелось, доложить, доминировать, масштаб, организовать, посетить, практически, реализовать, работать, совершать, трудиться, цельный, широкий и т.д.
Известно, что такие выражения, как «история вопроса», «постановка проблемы», «аргументы «за» и «против» создал еще Аристотель. Как видим, штампы весьма живучи.

Лексическая неполнота высказывания. Эта лексическая ошибка возникает из-за того, что при слове с неполным лексическим значением пропускается зависимое слово. Например, прилагательное «свойственный» не может употребляться без зависимого слова в дательном падеже (свойственный писателю, обществу), существительное «выражение» не употребляется без зависимого слова в родительном падеже (выражение глаз, лица). Обязательно требуют зависимых слов многие другие существительные и глаголы: вести (себя), воздействовать (на кого-то), опереться (на что-то), опора (кого-то), участвовать (в чем-то), эффективность (чего-то). Поэтому неправильными будут выражения «Помним всех, кто боролся (за что?) и создавал...», «Отдадим дань (чего?) гению этого человека...», «Нас восхищает стремление (к чему?) этих людей..».

Нарушение лексической сочетаемости слов. Свобода лексической сочетаемости ограничена в языке предметно-логическими отношениями понятий. Алогичными являются, например, такие словосочетания: «Неправомерное искажение», «Облокотиться спиной», «Отменный негодяй», «Поднять тост», «Большая половина». Некоторые алогичные словосочетания, к сожалению, входят в литературный язык: «Ужасно рад, страшно интересно». Некоторые алогичности возникают вслед за явлениями, которые их породили: «Смородиновый чай, ячменный кофе».





Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.213.192.104 (0.036 с.)