ТОП 10:

Сословно-кастовый фактор развития государства



Мы стоим на пороге формирования новой русской этничности, несмотря на то, что в наличии имеем только полуразложившийся народ, методично уничтожаемый кризисом внутренних противоречий и напором внешней гумани- тарной экспансии.

В России принято заигрывать с народом, расписываться в любви к нему, подчеркивать его мудрость. Лицемерие в угоду политической популярности!


 

 

Народ нужно не лакировать, а строить, создавать. Отказавшись, например, от фальшивого традиционализма в котором он уже «загнулся». Достаточно посмотреть на современную русскую деревню, чтобы убедиться в этом.

Сейчас от нашей идеологической инициативы зависит, кто войдет в рус- скую деревню новым человеком: американский фермер, или русотворец- солярий. Биофизика среды сама открывает ему дверь, но его духовное содержание - главный плацдарм борьбы, ибо каким будет этот человек, такой будет и Новая Россия.

Главные устроители этнокрушений при всем своем желании не смогут отменить биотипический фактор расового строительства. Но они могут подавить его этнокультурное воплощение в облике нового государства. Как? Самым испытанным способом - создать идеологию социального раскопа. Тогда этнос «загнет» себя сам метастазами классовой борьбы.

Идея общественного раскопа, классового взаимопоглощения, становится маниакальной Идеей социал-революционеров. Однако, если внимательнее приглядеться к проблеме, вокруг которой конфронтанты устроили такой ажиотаж, то становится очевидным, что здесь не обошлось без преднамеренной лжи. Ибо классовый антагонизм сталкивает далеко не все общество, а только две его социальные группировки: производителей и предпринимателей. Более того, весь последующий спектакль - с прологом в образе надбавочной стоимости и эпилогом под фанфары мировой революции - есть не более чем социальный бенефис этих самых производителей, то есть, - классово-эпическая фантазия отдельно взятой социальной группировки.

Вне особого общественного регулирования конфликт между кастами неизбежен. И мы вправе задаться вопросом: «Следует ли доводить этот конфликт до таких масштабов, когда он отражается на судьбе всего мира, когда несколько поколений граждан вынуждены считать себя по сути деклассированными элементами, или пролетариями, как того требует классовый деспотизм победителей? Следует ли вручать миллиарды человеческих судеб в руки тех, кто по своему общественному призванию и социальной способности может только варить сталь или растачивать болванки?»

Основа этого классового конфликта, основа того явления, которое высокопарно обозначено как «угнетение человека человеком», состоит только в том, что одна социальная группировка присваивает себе результаты труда другой. (Если быть точнее, то приобретает.) Но ведь предприниматель никогда ничего сам не производит. У него другая общественная задача. Он оперирует продуктом, который создает производитель. Это оперирование называется коммерцией, и как любая историческая форма общественной деятельности, она сложилась не по воле отдельно взятой персоны, а как следствие развития общественных отношений. И, подобно любой форме деятельности, она подлежит регулированию и норматизации. Только заниматься этим регулированием должен не ее экономический сопредельщик, а специально для того существующий общественный класс. Класс управления, регулирования общественных отношений, «сословие власти»- воины. (Заметим, что под бытие Воина не нужно создавать авантюрный идеологический проект. Воина не нужно

«приводить к власти», поскольку он и так ею наделен. Другой вопрос, кому он служит, чьи интересы защищает?)

Сделав ставку на пролетариат как на самый моторный общественный класс, Маркс и его последователи явно ошиблись. Они выиграли ситуационно, но провалились стратегически. Пролетариат оказался в истории самым бесперспективным классом. Он существует ровно столько, сколько существует кирка и лопата, серп и молот. Едва на смену им приходит


 

 

высокомеханизированный труд, пролетарские инстинкты замещает нарождающийся инженерный интеллект.

Любой механизированный труд тяготеет к техническому совершенствованию и физическому упрощению. Это - аксиома. В своем техническом развитии человеческое общество обречено изменять стандарты производственного мышления. Культивировать пролетариат сейчас - то же самое, что культивировать отсталость и невежество. Потому социальная марка этого класса должна отпечатать не образ рабочего, а символизировать

«производителя».

Производитель, как общественное явление, существовал всегда и будет всегда существовать, независимо от роста промышленного производства или полного краха индустрии. Он отражает одну из функций Государства в качестве носителя этой функции. Государство же, с марксистской точки зрения, есть

«аппарат насилия одного класса над другим». Этим утверждением социал- большевики развязали себе руки. Они провозгласили социальное насилие, довели его до научного фундаментализма.

Государство же в действительности есть форма взаимозависимости социальных общин и система организации социальных отношений. Государство существует только как носитель способа решения трех общественно организующих задач: организация пространства (территории); организация социальной занятости и общественной взаимозависимости; организация единого культуротипического сообщества. Подрыв принципа единства ведет к низложению функций Государства. А функции эти выражены в следующем: производить, торговать, распределять, управлять, властвовать, владеть, защищать, подчинять, содержать, карать, познавать, обучать и воспитывать, духотворствовать. Носителями этих функций в организованном сообществе являются общественные классы или сословия. Таким образом, современное Государство обладает следующей социальной типизацией своих граждан:

 

функция область деятельности сословие
производить промышленное и кустарное производство, сельское хозяйство, строительство и т.п. ПРОИЗВОДИТЕЛИ
торговать торговля, предпринимательство ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ
распределять коммерция, социальная сфера, кредитно- финансовая деятельность и т.п. ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЧИНОВНИКИ
управлять гос. и общественные учреждения ЧИНОВНИКИ
властвовать Армия, правоохранительные структуры и законодательная, исполнительная, судебная, информационная, финансовая, духовная и др. виды власти ВОИНЫ ЧИНОВНИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ КУЛЬТУРАТОРЫ ДУХОТВОРЦЫ
владеть финансовая, имущественная и духовная собственность все сословия
защищать правоохрана и Армия ВОИНЫ
подчинять правоохрана и Армия ВОИНЫ
содержать общественные и человеческие потребности в сфере услуг, торговли, ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЧИНОВНИКИ

 

 

  транспорта, культурных, ритуальных запросов духовных и НАУКОВЕДЫ ДУХОТВОРЦЫ ПРИСЛУЖНЫЕ
карать борьба с преступностью, с внешними и внутренними врагами ВОИНЫ
познавать Наука НАУКОВЕДЫ
обучать и воспитывать Просветительная, педагогическая По профессиональному обучению НАУКОВЕДЫ ДУХОТВОРЦЫ Представители сословий     всех
духотворствовать Искусство, культура, религия ДУХОТВОРЦЫ КУЛЬТУРАТОРЫ

Понятия «духотворец», «купьтуратор», «приспужный» не более, чем термины, которые могут быть заменены иными, отвечающими указанным функциям.

 

Выполнение тех или иных функций Государства создало не только различные виды профессиональной среды, но и типологию личности. Последнее обстоятельство служит основанием для выработки общинного принципа организации народа. Это тем более важно, когда речь заходит о государственном и национальном кризисе. Именно дезорганизация, профессиональная незащищенность, отсутствие четкой социальной ориентации порождают снижение трудовой активности, общественный разброд, поиск того места, где можно побольше выдоить из государства иди из народа, дискредитируют государство. Личность в этой ситуации оценивается по степени стяжательства, возможности обогащаться. Теряются иные оценки личности, поскольку они иллюстрируют, в данной ситуации, мифические добродетели.

Сословие образуется только тогда, когда определенная социальная среда, чья деятельность приносит общественную пользу и выполняет одну из функций Государства, осознает свою самобытность, убежденно придерживается этой самобытности и обладает сложившейся социальной организацией. В современном обществе не существует жестких социальных границ. Вместе с тем, каждое из сословий имеет мир собственных интересов, систему ценностей и нравственных ориентиров. Потому совершенно нелепо предъявлять, например, военнослужащему срочной службы, выходцу из среды мелких предпринимателей, требования как к Воину. Для этого он должен был бы весь свой допризывной возраст, то есть все восемнадцать лет, воспитываться в воинском духе. Да к тому же еще иметь и определенные свойства личности, которые вообще далеко не всегда можно воспитать, а лишь получить путем наследования.

Конфронтация между сословиями, классами, социальными слоями населения, возможна только как результат бестолковости в государственном регулировании межклассовых отношении либо при отсутствии такого регулирования.

Вполне очевидно, что классовые интересы не всегда совпадают. Трудно найти предпринимателя не желающего повысить доходную часть своей коммерции. Более того, подобный предприниматель плох как коммерсант. Цена хорошему коммерсанту пропорциональна показателю его доходов. Так что же теперь, извести этот общественный класс, расстрелять его, как это было при социал-большевизме, и поставить на место коммерсантов рабочих? Да, - сказали большевики, - и тем самым создали плохого торговца, не умеющего и не


 

 

желающего уметь торговать. И теперь каждый из нас регулярно сталкивается с плохим торговцем там, где торговец лишен коммерческой инициативы и торговой выгоды, где он не может проявить себя в свойствах и качествах своего общественного класса.

Общество не может усвоить, что материальный эквивалент сословия выражается по разному. Для производителя это продукт, для предпринимателя - товар. Когда производитель подключается к товарообороту, он неизбежно вторгается в сферу деятельности предпринимателя. Любое современное производство только выигрывает от интегрирования двух этих сословий в рамках единого торгово-промышленного комплекса, где каждый профессионально выполняет собственную задачу. Беда советской экономики состояла в том, что производитель получал не по реальной стоимости своей продукции, а по стоимости своего труда. В результате труд стад непроизводительным, а продукция неконкурентоспособной. Товар в итоге не мог создать предпринимательской инициативы, а общественно-политический строй, блокировав классовую деятельность предпринимателя, не давал воз- можность предъявлять к товару коммерческие требования.

Сословное равновесие, сословный паритет позволяют построить и регулировать общественные отношения без применения классового насилия. Насилие одного сословия над другим может быть выгодно только политическим авантюристам или подрыватепям национального единства.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.80.32.33 (0.11 с.)