ТОП 10:

Тактико-технические характеристики



История создания

Первым произведённым в СССР танком стал «Рено-Русский», представлявший собой копию французского FT-17, один экземпляр которого был захвачен Красной Армией В 1919 году. Танк был предоставлен заводу «Красное Сормово» которому было поручено скопировать его и наладить его серийное производство с выпуском первой партии из 15 единиц к концу1920 года. Некоторые узлы FT-17, в частности трансмиссия, были утеряны при транспортировке, и их пришлось проектировать с нуля. Несмотря на многочисленные трудности, завод сумел собрать первый собственный танк к августу 1920 года, а вскоре изготовить и остальные 14 заказанных машин. Однако из-за экономических и политических затруднений того периода дальнейшее производство танка не велось.

Т-16 во дворе завода «Большевик», весна 1927 года

Практически к вопросу производства танков вернулись в1926 году, когда была принята трёхлетняя программа танкостроения. Она предусматривала в качестве плана-минимума организацию одного танкового батальона и учебной роты, оснащённых пехотными танками, а также одного батальона и роты, оснащённых танкетками. По расчётам это требовало производства 112 машин каждого из типов. В сентябре было проведено совещание командования РККА, руководства ГУВП и Орудийно-Арсенального Треста (ОАТ), посвящённое вопросам танкостроения и выбору танка для предстоящего массового производства. FT-17 был сочтён излишне тяжёлым, малоподвижным и слабо вооружённым, а произведённая в СССР его версия была дорогой и к тому же обладала низким качеством изготовления. Стоимость одного «Рено-Русского» составляла 36 тыс. рублей, что не соответствовало требованиям трёхлетней программы, предусматривавшей суммарные затраты в 5 млн рублей для своей реализации при стоимости одного пехотного танка на уровне 18 тыс. рублей.

Работы по созданию более совершенного танка в СССР к тому времени уже велись. В 1924 году Комиссией по танкостроительству были разработаны ТТТ к танку сопровождения пехоты, утверждённые в конце того же года. В соответствии с ними, предполагалось создание танка массой в 3 тонны, с вооружением из 37-мм пушки или пулемёта, 16-мм бронёй и максимальной скоростью в 12 км/ч. При этом с 1924 года для перенятия зарубежного опыта в течение двух лет шло изучение трофейных иностранных танков, из которых наиболее благоприятное впечатление произвёл итальянский «Фиат-3000», являвшийся усовершенствованным вариантом FT-17. Один повреждённый экземпляр этого танка, очевидно, захваченный в ходеСоветско-польской войны, был передан бюро в начале 1925 года. В соответствии с требованиями комиссии, Танковым бюро был разработан проект танка, получившего обозначение Т-16. Весной 1925 года, после рассмотрения проекта в штабе РККА, ТТТ были скорректированы: допустимая масса танка была увеличена до 5 тонн, чтобы обеспечить размещение более мощного двигателя и одновременную установку пушки и пулемёта.

Чтобы ускорить работу, для изготовления опытного образца танка был выделен завод «Большевик», имевший в то время лучшие производственные мощности. К марту 1927года был закончен прототип Т-16. При общем сходстве с FT-17, новый танк за счёт лучшей компоновки имел значительно меньшую длину корпуса и как следствие — меньшую массу и лучшую подвижность; значительно меньшей, по сравнению с «Рено-Русским», оказалась и его стоимость. Вместе с тем испытания Т-16 выявили у него множество недостатков, в основном в силовой установке и ходовой части. Второй прототип, при постройке которого были учтены эти замечания, был закончен к маю того же года и получил обозначение Т-18. 11—17 июня танк был подвергнут государственным испытаниям, которые в целом прошёл успешно, и по итогам которых он был 6 июля принят на вооружение под обозначением «малый танк сопровождения обр. 1927 г.» (МС-1) или Т-18.

Серийное производство

1 февраля 1928 года заводу «Большевик» был выдан первый заказ на производство 108 серийных Т-18 в течение 1928—1929 годов. Первые 30 из них, строившиеся на средства Осоавиахима, необходимо было поставить уже до осени 1928 года и с этой задачей завод успешно справился. С апреля 1929 года к производству танка был подключён Мотовилихинский машиностроительный завод, являвшийся дублёром по выпуску Т-18, но освоение производства на нём шло медленнее, тем более, что в поставках двигателя, трансмиссии, гусениц и брони он зависел от завода «Большевик». План по выпуску танка на 1929 год выполнен не был, но поскольку новый танк тем не менее постепенно осваивался в производстве, в 1929—1930 годах план выпуска был увеличен уже до 300 единиц. По другим данным, по программе «Система танко-тракторо-авто-броневооружения РККА», разработанной под руководством начальника штаба РККА, план выпуск Т-18 на 1929—1930 годы составил 325 единиц.

Тем временем устаревший 6,5-мм спаренный пулемёт системы Фёдорова был заменён в танке одиночным новым 7,62-мм ДТ-29, с 1930 года ставшим стандартным советским танковым пулемётом. Такой модернизированный танк получил обозначение МС-1 (Т-18) обр. 1929 г. и отличался от ранней модификации также увеличением боекомплекта к пушке с 96 до 104 выстрелов и незначительными изменениями в конструкции лобовой части корпуса.

К 1929 году Т-18 уже не отвечал возросшим требованиям РККА к танкам и должен был быть заменён новым Т-19, однако разработка и развёртывание производства последнего требовали времени. Поэтому, на прошедшем 17—18 июля заседании РВС, на котором была принята новая система бронетанкового вооружения, делавшая Т-18 устаревшим, одновременно было решено до появления замены ему сохранять Т-18 на вооружении, вместе с принятием мер по увеличению его скорости до 25 км/ч. Как результат, Т-18 подвергся существенной модернизации. Вооружение Т-18 планировалось усилить путём установки длинноствольной — «большой мощности», по терминологии того времени — 37-мм пушки, а для уравновешивания башни, потяжелевшей бы после этого в лобовой части, она была снабжена развитой кормовой нишей, которую планировалось также использовать для установки радиостанции. Но в реальности ни новая пушка, ни танковая радиостанция на Т-18 так и не попали. Изменениям подверглась и силовая установка, мощность двигателя была увеличена с 35 до 40 л. с., а в трансмиссию были введены четырёхступенчатая коробка передач и новый многодисковый фрикцион. Ряд других, менее значительных, изменений были введены и в других узлах машины. Такой модернизированный танк был принят на вооружение под обозначением МС-1 (Т-18) обр. 1930 г.

Производство Т-18 продолжалось до конца 1931 года, когда его сменил в производстве новый танк сопровождения пехоты — Т-26. Часть машин, выпущенных в 1931 году, была принята военной приёмкой только в начале 1932 года, поэтому в некоторых источниках говорится, что производство Т-18 было закончено только в этом году. Всего же за четыре года выпуска, в четырёх производственных сериях, было изготовлено 959 серийных танков Т-18 всех модификаций, в некоторых источниках также встречается цифра в 962 танка, но в неё входят и прототипы.

График поставок Т-18, включая прототипы, промышленностью в РККА
Год Всего
Число танков

 

График выпуска и приёмки Т-18
Год 1928—1929 Всего
Выпущено
Принято военной приёмкой

Дальнейшее развитие

Танки для замены Т-18

На заседании РВС 17—18 июля 1929 года, вместе с признанием Т-18 устаревшим, было выдвинуто требование создания нового танка поддержки пехоты для его замены. Разработка проекта, получившего обозначение Т-19, была поручена главному конструкторскому бюро Орудийно-арсенального треста. Новый танк получил подвеску по образцу французского NC-27, который как и Т-18 являлся дальнейшим развитием FT-17. Т-19 был значительно длиннее Т-18, что позволяло улучшить проходимость и уменьшить колебания танка на ходу. Вооружение Т-19 должно было состоять из создававшейся для Т-18 37-мм пушки БС-3 и пулемёта в одноместной башне, кроме того, в состав экипажа вводился стрелок с курсовым пулемётом ДТ-29. Для повышения бронестойкости корпуса его листы предполагалось размещать под большими углами наклона.

Поскольку создание Т-19, которое предполагалось завершить ещё к 15 января 1930 года, затягивалось, помимо продолжения производства Т-18 было решено провести его капитальную модернизацию. Проект получил обозначение «Т-18 улучшенный» или Т-20, а его разработка велась зимой—весной того же года. В нём были ликвидированы некоторые недостатки, явившиеся следствием создания Т-18 из Т-16. Основные изменения в танке коснулись корпуса, который получил более рациональную конструкцию, что позволило упростить и облегчить его, а также увеличить объём надгусеничных полок и размещённых в них топливных баков. Из ходовой части Т-20 был убран одиночный опорный каток и изменено расположение остальных, как опорных, так и поддерживающих, а также поднят ленивец. Первый броневой корпус Т-20 был изготовлен в мае 1930 года. Предполагалось также установить на танк новый двигатель мощностью 60 л. с., но он был готов только к октябрю того же года и на испытаниях развил мощность лишь в 57 л. с. В октябре также были изготовлены опытные сварные броневые корпуса для Т-20, но несмотря на их перспективность и хорошие результаты испытаний обстрелом, применение сварки в серийном производстве в то время представлялось проблематичным.

Работы по Т-20 также затягивались. По планам первые 15 танков должны были быть готовы до 7 ноября 1930 года, на 1931—1932 годы было заказано производство ещё 350 единиц, но первый прототип не был полностью закончен и в 1931 году. Сравнительные испытания прототипов Т-20 (практически завершённого к их моменту) и Т-26, проведённые в январе 1931 года, показали преимущество последнего, что привело к прекращению дальнейших работ над Т-20. Работы по Т-19 продолжались и первый его прототип был в основном завершён в июне — августе 1931 года. Это не касалось башни, вместо которой была установлена башня серийного Т-18. Характеристики Т-19 оказались хуже запланированных и уступали Т-26, который вдобавок оказался намного дешевле. В результате работы над Т-19 были свёрнуты в пользу Т-26, в том же году сменившего Т-18 на сборочных линиях.

Попытки модернизации Т-18

Одним из направлений модернизации Т-18 в первые годы стало повышение проходимости, прежде всего в части преодоления рвов. В 1929 году один танк был в опытном порядке оснащён вторым «хвостом» спереди, снятым с другого Т-18. Из-за характерного вида переоборудованный танк получил прозвища «носорог» и «тяни-толкай». Хотя ширина преодолеваемого рва при этом возросла, обзор для механика-водителя резко ухудшился, в результате чего в серию подобная модификация не пошла. Предлагался также проект установки на Т-18 поворотной стрелы с колёсами, опускавшимися в ров, после чего танк мог бы преодолевать препятствие по ним. Помимо этого, колёса могли использоваться для подмятия проволочных заграждений. Сведения о том, был ли этот проект воплощён в металле, отсутствуют, хотя позднее подобные устройства в СССР разрабатывались уже для более современных танков.

В 1933 году в конструкторском бюро завода «Большевик» был разработан проект модернизации танка, получивший обозначение МС-1а. От серийного Т-18 его отличала ходовая часть, включавшая в себя с каждого борта полторы тележки с упругим элементом в виде листовых рессор от танка Т-26 и поддерживающие катки от него же. Предполагалось, что с помощью этого удастся повысить ресурс ходовой части и скорость движения, а также уменьшить продольные колебания танка на ходу. Однако испытания опытного образца, начавшиеся 19 мая 1933 года, показали, что его подвижность даже ухудшилась и дальнейшие работы по МС-1а были прекращены.

Когда в 1937 году перед Автобронетанковым управлением была поставлена задача модернизации остававшихся на вооружении устаревших образцов бронетехники, одним из первых кандидатов на неё стал Т-18. Проект модернизации, получивший обозначение Т-18М, был разработан в 1938 году в конструкторском бюро завода № 37 под руководством Н. А. Астрова. Основным изменением стала замена изношенной силовой установки двигателем ГАЗ М-1 мощностью 50 л. с., устанавливавшимся также на малом танке Т-38 и установка взятых от него же коробки передач, ведущих колёс и механизма поворота по типу бортовых фрикционов. В связи с этим незначительно изменена была и форма корпуса, который также лишился «хвоста». Доработке подверглась также ходовая часть, а башня была облегчена за счёт ликвидации кормовой ниши и изменения формы командирской башенки. На танк устанавливалась 37-мм пушка Б-3, к тому времени уже серийно производившаяся в течение нескольких лет. Был построен единственный прототип Т-18М, прошедший испытания в марте 1938 года. По их результатам было отмечено, что несмотря на явное повышение характеристик танка, модернизация создала и некоторые новые проблемы. В целом же был сделан вывод, что боевая ценность Т-18М не оправдывает затрат на модернизацию существующего танкового парка, в связи с чем дальнейшие работы в этом направлении были прекращены..

Описание конструкции

Т-18 имел классическую компоновку с расположением моторно-трансмиссионного отделения в кормовой части танка, а совмещённого отделения управления и боевого — в лобовой. Экипаж танка состоял из двух человек — механика-водителя и командира, также выполнявшего функции стрелка.

Броневой корпус и башня

Восстановленный Т-18 из экспозиции Военного музея в Москве

Т-18 имел равнопрочную противопульную бронезащиту. Броневой корпус и башня танка собирались из катаных листов броневой стали толщиной 8 мм для горизонтальных поверхностей и 16 мм для вертикальных. Сборка броневых конструкций осуществлялась на каркасе, в основном при помощи заклёпок, тогда как кормовые листы были выполнены съёмными и крепились на болтах. На первых танках 8-мм бронелисты выполнялись из двухслойной, а 16-мм — из трёхслойной брони, изготовлявшейся по способу А. Рожкова, но на последующих машинах для удешевления производства перешли к обычной гомогенной броне.

Форма корпуса — со ступенчатой лобовой частью и развитыми надгусеничными нишами, установка броневых листов — в основном вертикальная или с незначительными углами наклона. Внутри корпус разделялся перегородкой между моторным и боевым отделениями. Для высадки и посадки командира служил круглый люк в крыше башни, а механик-водитель имел трёхстворчатый люк в лобовой части корпуса. Створка в верхнем лобовом листе открывалась вверх, а две остальные в среднем лобовом листе откидывались в стороны. Доступ к агрегатам двигателя и трансмиссии осуществлялся через откидные кормовой лист и крышу моторного отделения, ещё один двухстворчатый люк имелся в моторной перегородке для доступа к силовой установке изнутри танка. Танки раннего выпуска имели также люк в днище моторного отделения под картером двигателя, но на танках образца 1930 года он был упразднён. В днище боевого отделения располагался люк для выброса стреляных гильз и удаления попавшей в корпус воды. Воздух к двигателю поступал через броневой воздухозаборник в крыше моторного отделения, а вывод нагретого воздуха осуществлялся через отверстие в корме.

Башня Т-18 обр. 1927 г. имела в плане форму, близкую к правильному шестиугольнику, с незначительным наклоном вертикальной брони. На крыше башни имелась командирская башенка, закрывавшаяся откидным грибовидным колпаком, служившим и крышкой люка командира. Вооружение размещалось в двух передних гранях башни, пушка — в левой, а пулемёт — в правой, однако при необходимости на Т-18 обр. 1927 г. он мог переноситься в дополнительную амбразуру в левой задней грани, на танках обр. 1930 г. упразднённую. Для вентиляции в башне имелись вентиляционные отверстия в основании командирской башенки, которые могли закрываться кольцевой броневой заслонкой, а также вентиляционное окошко в правом борту; средства принудительной вентиляции отсутствовали. Башня устанавливалась на подбашенном листе на шариковой опоре и поворачивалась вручную, при помощи спинного упора. В качестве сиденья командира служил подвесной ремень. На Т-18 обр. 1930 г. башня получила развитую кормовую нишу, по проекту предназначавшуюся для установки радиостанции. Однако из-за отсутствия радиостанций кормовая ниша башни обычно использовалась для размещения боекомплекта.

Вооружение

Основным вооружением Т-18 являлась 37-мм танковая пушка системы Гочкиса на танках ранних выпусков и модели Гочкис-ПС — на основной части машин. Пушка Гочкиса была создана на основе морской пушки, отличаясь от неё иной конструкцией затвора. Орудие имело длину ствола в 20 калибров / 740 мм, клиновый затвор, гидравлический компрессор-тормоз и пружинный накатник. С 1928 года её должна была заменить спроектированная П. Сячинтовым пушка ПС-1, представляющая собой усовершенствованный вариант пушки Гочкиса. Её конструктивными отличиями от прототипа были более длинный ствол с дульным тормозом, использование более мощного выстрела, изменения в ударно-спусковом механизме и ряд других деталей. Однако освоение нового выстрела сочли нецелесообразным, и в оригинальном виде ПС-1 не выпускалась, вместо неё в производство пошло «гибридное» орудие, представляющее собой наложение ствола пушки Гочкиса на механизмы пушки ПС-1. Данное орудие известно как «Гочкис-ПС», «Гочкис тип 3» или под заводским индексом 2К.

Пушка размещалась слева в лобовой части башни на горизонтальных цапфах, наводка орудия в вертикальной плоскости осуществлялась его качанием при помощи плечевого упора, в горизонтальной плоскости — поворотом башни. Наведение на большинстве выпущенных танков осуществлялось при помощи простого диоптрического прицела, но на части танков выпуска 1930—1931 годов устанавливались телескопические прицелы производства Мотовилихинского машиностроительного завода, обеспечивавшие увеличение ×2,45 и поле зрения в 14°20′.

Обе пушки использовали один и тот же ассортимент боеприпасов, боекомплект состоял из 96 на Т-18 обр. 1927 г., или 104 на Т-18 обр. 1929 и 1930 гг., унитарных выстрелов с (бронебойными) и осколочными снарядами и картечью. Выстрелы размещались в брезентовых сумках в боевом отделении в корпусе танка.

Боеприпасы пушек Гочкис и Гочкис-ПС
Тип снаряда Масса выстрела, кг Масса снаряда, кг Масса ВВ, г Дульная скорость, м/с Дальность табличная, м  
чугунное ядро Гочкиса 0,71 0,50 н/д н/д  
стальная осколочная граната 0,71 0,50 н/д н/д  
чугунная осколочная граната 0,72 0,51 н/д н/д н/д  
картечь н/д н/д 75 пуль н/д н/д  
картечь, короткая 0,65 0,51 50 пуль н/д н/д  

Кроме пушки, Т-18 вооружались спаренным 6,5-мм пулемётом Фёдорова, размещавшимся в шаровой установке справа в лобовой части башни, его боекомплект составлял 1800 патронов в коробчатых магазинах по 25 патронов. На Т-18 обр. 1929 г. он был заменён принятым к тому времени в качестве единого танкового 7,62-мм пулемётом ДТ-29, имевшим боекомплект в 2016 патронов в 32 дисковых магазинах по 63 патрона.

Средства наблюдения и связи

В небоевой обстановке механик-водитель вёл наблюдение за местностью через свой открытый люк для посадки-высадки. Для наблюдения в боевых условиях у него имелся расположенный справа в верхней крышке люка перископический смотровой прибор, а также три смотровых щели в скуловых листах корпуса и с левой стороны крышки люка. Защитных стёкол щели не имели, но могли закрываться с внутренней стороны броневыми заслонками. Командир танка вёл наблюдение за местностью из командирской башенки, по периметру которой имелось пять смотровых щелей аналогичной конструкции, либо же через прицелы оружия.

Единственным средством внешней связи служила флажковая сигнализация, планировалась установка радиостанции на Т-18 обр. 1930 г., но в действительности этого сделано не было. Часть танков выполнялась в командирском варианте, отличаясь от линейных машин только установкой мачты для вывешивания флажков, придававшей им лучшую заметность. Каких-либо специальных средств внутренней связи на Т-18 не имелось.

Двигатель и трансмиссия

Т-18 оснащался рядным 4-цилиндровым четырёхтактным карбюраторным двигателем воздушного охлаждения, конструкции А. Микулина. Мощность силовой установки на танках ранних выпусков составляла 35 л. с. при 1800 об/мин, на Т-18 обр. 1930 г. её увеличили до 40 л. с. Двигатель размещался в моторно-трансмиссионном отделении поперечно, что позволяло значительно сократить длину последнего. Два топливных бака общим объёмом 110 литров размещались в надгусеничных нишах. Значительная роль в создании, серийном сопровождении, доработках и модернизации силовой установки танка Т-18 принадлежала конструктору моторостроительного КБ завода «Большевик» баронессе Лили-Марии Яльмаровне Пальмен.

За исключением бортовых передач трансмиссия Т-18 была объединена в едином блоке с двигателем, в её состав на танках ранних выпусков входили:

  • однодисковый главный фрикцион сухого трения;
  • механическая трёхступенчатая коробка передач;
  • механизм поворота по типу конического дифференциала;
  • два ленточных тормоза, служивших как для поворота, так и для торможения танка;
  • две однорядные бортовые передачи, встроенные в ступицы ведущих колёс.

Т-18 обр. 1930 г. отличались от танков ранних выпусков установкой многодискового главного фрикциона с трением рабочих поверхностей в масле (сталь по стали) и четырёхступенчатой коробки передач, а также изменённым электрооборудованием двигателя.

Ходовая часть

Ходовая часть восстановленного Т-18 Военного музея в Москве

Ходовая часть Т-18 первых серий применительно к каждому борту состояла из ленивца, ведущего колёса, семи обрезиненных сдвоенных опорных катков малого диаметра и трёх обрезиненных сдвоенных поддерживающих катков. На танках позднего выпуска ввели четвёртый поддерживающий каток. Шесть задних опорных катков были сблокированы по два на балансирах, подвешенных на прикрытых защитными кожухами вертикальных цилиндрических пружинах. Передний опорный каток крепился на отдельном рычаге, соединённом с передней тележкой подвески и подрессоривался отдельной наклонной пружиной. Свою амортизацию в виде листовых рессор имели в зависимости от времени выпуска танка два или три передних поддерживающих катка.

Гусеницы Т-18 — стальные, гребневого зацепления, крупнозвенчатые. Согласно инструкции, каждая гусеница состояла из 51 трака шириной 300 мм, но в реальности их число варьировалось от 49 до 53. На танках ранних выпусков траки имели сложную конструкцию из нескольких частей, соединявшихся клёпкой, но с 1930 года танки стали комплектоваться новой гусеницей из цельнолитых траков, обладавшей лучшим сцеплением с грунтом по сравнению с предыдущим вариантом.

Электрооборудование

Электрооборудование было однопроводным с напряжением бортовой сети 12 В. В качестве источников электрической энергии использовались генератор постоянного тока и 12-вольтовая стартерная аккумуляторная батарея ёмкостью 100 А·ч. Система зажигания от магнето. Пуск двигателя производился электрическим стартером или пусковой рукояткой.

Машины на базе Т-18

Став первой серийной танковой базой в СССР, Т-18 использовался во многих ранних проектах специальных машин. Но, как из-за малых размеров базового танка, так и вследствие того, что уже к 1929 году он считался устаревшим, подавляющее большинство этих разработок не вышло за проектную стадию и даже те немногие, что всё же были воплощены в металле, на вооружение приняты не были.

Телетанки

Наибольшее развитие из всех специальных машин на базе Т-18 получили телетанки. В 1927 году Центральной лабораторией проводной связи была разработана опытная аппаратура радиоуправления для танка. Установленная на Т-18 четырёхкомандная система управления «Мост-1» обеспечивала поворот танка, включение и выключение главного фрикциона (т. е. движение/остановку танка). Разработанная позднее усовершенствованная версия аппаратуры позволяла управлять одновременно движением трёх танков. Испытания опытного образца телетанка, начавшиеся 23 марта 1930 года, вместе с аналогичными экспериментами годом ранее с использованием базы «Рено-Русского» показали принципиальную правильность идеи.

В 1933 году был изготовлен танк, оснащённый улучшенной шестнадцатикомандной аппаратурой управления и получивший в 1934 году обозначение ТТ-18. Новая аппаратура позволяла танку дополнительно менять скорость и направление движения, глушить и заводить двигатель, а также использовать находившееся на борту специальное оборудование — заряд ВВ и химические приборы. Максимальная дальность управления составляла 1500 метров, реальная — 500—1000 метров. По разным данным было изготовлено от пяти до не менее чем семи ТТ-18, управление которыми осуществлялось с ради́йного танка на базе Т-26. Пять ТТ-18 в январе — феврале и октябре 1933 года прошли испытания, которые показали, что из-за малых массы и габаритов, телетанк был практически не способен двигаться по прямой, так как его постоянно уводило в сторону на неровностях местности. В связи с прекращением производства Т-18 дальнейшие работы в этом направлении были ориентированы на использование Т-26 в качестве базы.

Транспортёры

Помимо этого, был разработан подвозчик боеприпасов — «танк снабжения» в тогдашней терминологии — предназначавшийся для снабжения в боевых условиях САУ на базе Т-18 и Т-19. Транспортёр не имел башни и надгусеничных ниш корпуса, топливные баки из которых были перенесены в боевое отделение. Вместо этого, на надгусеничных полках размещалось по контейнеру из 5—7-мм брони, внутри которых могли перевозиться до 50 76,2-мм выстрелов в 10 ящиках, 192 45-мм выстрела в 16 лотках или эквивалентное по массе количество коробок с 7,62-мм патронами. Проект получил одобрение, но построен даже в виде прототипа так и не был.

В 1930 году главным конструкторским бюро ГАУ был разработан проект бронированного трактора на базе Т-18, а в апреле 1931 года был построен его прототип. Бронетрактор отличался от танка открытым сверху корпусом, над которым мог натягиваться тент для защиты от непогоды, а также несколько изменённой ходовой частью. Помимо водителя, трактор мог перевозить в корпусе ещё троих человек. В июне 1931 года трактор прошёл полигонные испытания, выявившие его малопригодность для буксировки грузов, а также сложность конструкции и ненадёжность в эксплуатации, в связи с чем дальнейшие работы по нему были прекращены.

Инженерные машины

После принятия в 1929 году программы «Система танко-тракторо-авто-броневооружения РККА», предусматривавшей создание механизированных переправочных средств, первый проект самоходного моста был разработан на базе Т-18. Проект, обозначавшийся как «штурмовой сапёрный танк», предусматривал установку на лишённый башни танк выдвижного деревянного двухколейного моста, обеспечивавшего переправу через реки или рвы шириной до 4 метров автомобилей, танкеток и малых танков. Кроме этого, машина оснащалась буром для бурения шурфов и механической пилой по дереву. Как и другие машины на базе Т-18, штурмовой сапёрный танк не вышел за стадию проекта.

Ранние годы

Первые Т-18 начали поступать в войска в 1928 году, а уже к следующему году заняли место основного танка на вооружении РККА. Из общего числа выпущенных танков этого типа 103 машины были сразу же переданы в распоряжение Осоавиахима и других военно-технических учебных заведений, 4 были переданы ОГПУ, 2 — Четвёртому управлению и 1 — Военно-химуправлению РККА, остальные поступили на вооружение различных бронетанковых подразделений. Т-18 активно использовались для боевой подготовки как бронетанковых подразделений, так и других родов войск, отрабатывавших тактику противотанковой обороны. На этом раннем этапе Т-18 сыграли важную роль и в отработке взаимодействия танков с пехотой.

Конфликт на КВЖД

Впервые Т-18 были применены в бою в ходе конфликта на КВЖД в ноябре 1929 года. Осенью Забайкальской группе Особой Дальневосточной армии (ОДВА) была придана рота из 10 танков, один из которых был сильно повреждён при транспортировке и разобран на запчасти для ремонта девяти оставшихся, которые и приняли участие в Мишаньфусской наступательной операции 17—19 ноября.

Танк Т-18 — памятник воинам-дальневосточникам, погибшим в конфликтах на КВЖД, на озере Хасан и на Халхин-Голе, а также в 1945 году в Маньчжурии, на Курилах и на Сахалине. Хабаровск, сквер штаба Восточного военного округа

Танки начали выдвижение на исходные позиции поздно вечером 16 ноября, при этом они не были полностью заправлены топливом и почти не имели боекомплекта к орудиям, а три машины не были оснащены пулемётами. В ходе ночного марша, не имея даже карты местности, танки потеряли друг друга и к намеченной точке прибыли лишь четыре из них. Здесь они были заправлены и получили по 40 снарядов к орудию, после чего утром 17 ноября довольно успешно проявили себя при штурме китайских позиций. Двое из отставших танков вышли в расположение других советских частей, где не имея снарядов, всё же сумели поддержать атаку пехоты 106-го стрелкового полка, использовавшей их для прикрытия от вражеского огня. К середине дня эти два танка всё же присоединились к остальным и рота, уже в составе шести машин, предприняла попытку штурма китайских укреплений, но была остановлена противотанковым рвом. Боевых потерь рота за день не понесла, но два танка вышли из строя по техническим причинам, хотя один из них был отремонтирован в тот же день. К вечеру прибыли ещё два отставших танка, блуждавшие по степи после потери отряда, пока у них не кончилось топливо, у третьего же вышла из строя коробка передач.

На следующий день рота в составе семи танков вновь поддерживала пехоту при штурме укреплённых позиций китайцев, но какого-либо результата им удалось добиться лишь после того, как противотанковый ров был частично разрушен. Потерь танки вновь не понесли, лишь одна машина получила повреждения от гранат. Ещё один танк получил повреждения от гранат на следующий день боёв, другая машина вышла из строя из-за сброса гусеницы, но никто из членов экипажей за время боёв не погиб. В целом деятельность танков в ходе конфликта была оценена командованием как удовлетворительная — несмотря на крайне слабую подготовку экипажей и плохую организацию их действий, Т-18 неплохо проявили себя при поддержке пехоты. Бои показали крайне низкую эффективность осколочного снаряда 37-мм пушки, красноармейцами высказывались также пожелания по повышению проходимости, скорости и бронирования танка.

Оценка проекта

Конструкция

Хотя конструкция Т-18 создавалась на основе FT-17, в ней был применён ряд оригинальных решений. На Т-18 впервые в истории танкостроения были применены поперечное расположение двигателя и его конструктивное объединение в одном блоке с коробкой передач и фрикционом. Такое техническое решение позволило значительно сократить длину моторно-трансмиссионного отделения. Как следствие, от FT-17, в котором двигатель располагался продольно, а моторно-трансмиссионное отделение занимало половину длины корпуса, Т-18 выгодно отличался меньшими длиной корпуса и забронированным объёмом. Но короткий корпус танка и небольшая опорная поверхность гусениц имели и свои отрицательные стороны, например, повышенное раскачивание танка на ходу и снижение способности к преодолению рвов. В конце 1920-х — начале 1930-х годов последней уделялось значительное внимание и эта характеристика Т-18 считалась неудовлетворительной, несмотря на применение «хвоста».

Аналоги

NC 27

Аналогами Т-18 в классе лёгких танков непосредственной поддержки пехоты на момент его создания были французский FT-17, его зарубежные варианты — американский M1917 и итальянский «Фиат 3000», а также мелкосерийный французский NC 27, являвшийся дальнейшим развитием всё того же FT-17. Сравнение Т-18 с разработанным почти на десятилетие ранее FT-17 не вполне правомерно, но в целом Т-18 значительно превосходил своего французского прародителя. Наиболее выраженным было преимущество Т-18 над FT-17 в плане подвижности, несмотря на лишь немногим большую удельную мощность советской машины. Появившаяся в самом конце Первой мировой войны американская версия FT-17 — M1917 — незначительно выигрывала у прототипа лишь в скорости и также значительно уступала Т-18.

Созданный в 1920—1921 годах итальянский «Фиат 3000» являлся серьёзно переработанным вариантом FT-17. В конструкции итальянской машины были устранены многие из недостатков французского прототипа, обусловленные спешностью создания и отсутствием опыта в проектировании танков. Также «Фиат 3000» получил значительно более мощный двигатель, что обеспечило ему лучшую удельную мощность относительно более позднего Т-18, но сохранил устаревшую «полужёсткую» подвеску FT-17. Хотя максимальная скорость танка возросла до 21 км/ч, его подвижность в целом всё равно оценивалась как неудовлетворительная. На практике развиваемая максимальная скорость в условиях бездорожья, определяемая прежде всего подвеской, могла даже быть меньшей, чем у Т-18. По вооружению, аналогичному FT-17, итальянский танк уступал Т-18.

«Виккерс-шеститонный» в пулемётном варианте

Французский NC 27, спроектированный в середине 1920-х, приблизительно соответствовал Т-18 и также являлся результатом глубокой модернизации FT-17. При общем сходстве конструкции с базовым танком и идентичном вооружении, NC 27 стал больше, получил усиленную до 30 мм вертикальную броню и более современную подвеску. Для компенсации возросшей массы на танк устанавливался более мощный по сравнению с FT-17 двигатель. Всё это позволило обеспечить NC 27 подвижность на уровне Т-18 при более слабом вооружении, но лучшем бронировании.

Однако развитие военной и конструкторской мысли в мировом танкостроении не стояло на месте. Если на момент своего запуска в производство Т-18 находился на уровне иностранных образцов, то уже к 1930 году в классе пехотных танков появились образцы, столь же значительно превосходившие советский танк, как и он — FT-17. Первым из них стал британский «Виккерс-шеститонный» (Mk.E), установивший новый стандарт в классе. Будучи крупнее и тяжелее танков семейства FT-17, Mk.E имел более современную конструкцию, развивал скорость до 35 км/ч, нёс вооружение из двух пулемётных башен, либо одной двухместной с 37-мм пушкой и пулемётом, а также обладал большим потенциалом развития.

Т-18 в московском Музее Вооружённых Сил. Ходовая часть машины при восстановлении упрощена для улучшения ходовых качеств на случай участия в парадах







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.03 с.)