ТОП 10:

НАРКОМАФИЯ ВПРЫСКИВАЕТ В НАУКУ «БАБКИ»



По заказу преступников ученый из сибирского Академгородка воссоздал сильнейший наркотик

Когда в НИИ пришли оперативники и начали обыскивать лабораторию, которой заведовал старший научный сотрудник, кандидат технических наук Валентин Баталов, ученые были потрясены. «У нас делали наркотики?» – это не укладывалось в голове. Институт живет бедной, но законопослушной жизнью рядового научного учреждения. И чтобы кто-то попытался вырваться из нищеты таким вот дерзким способом? Тем более Баталов здесь работал уже 20 лет. Сначала не поверили, потом, когда узнали, что он признался в про­изводстве метадона, стали черты­хаться: вот опозорил, так опозорил, пожилой человек и такую отраву для молодежи распространял – ух, своими руками задушили бы...

Ученый действительно признал, что белый порошок принадлежит ему, что это метадон - сильнодействующий наркотик, что его формулу он вывел сам...

Справка: метадон изобрели нем­цы во время второй мировой войны. Это синтетический аналог экологиче­ски чистого морфина. Его использова­ли как обезболивающее средство, а также для лечения наркомании. Од­нако через несколько лет выяснилось, что лекарство не лечит, а калечит. Что это наркотик со множеством по­бочных эффектов. И тогда метадон запретили во многих странах, в том числе и у нас.

...Все началось полтора года назад. Академгородок давно оставлен государством умирать: кризис здесь – просто образ жизни. Вот каждый и приспосабливается, как может: уче­ные метут дворы, стоят за прилавка­ми, сторожат обезлюдевшие корпуса. Баталов занимался частным извозом. Однажды к нему в машину сел 26-летний Алексей Сенчуков – бан­дит, по дороге расспросил Баталова о его работе и заинтересовался: кри­сталлы выращиваешь, а метадон сде­лать слабо? «Таксист» подумал и че­стно ответил: «Могу». У бандита от прибыльных перспектив в зобу дыха­нье сперло: «Мы тебе все дадим, что нужно для производства, деньги с продажи будем отстегивать...».

История умалчивает, боролся ли Баталов со своей совестью или его сразу охватил пылкий научный азарт - все-таки бандиты были единствен­ными за последние годы, кто выра­зил желание финансировать хоть ка­кие-то исследовательские работы.

Оперативник, которому и заказ­чик, и ученый все рассказывали без утайки, заметил: «Баталов никак не похож на злодея, напротив, – умный, интеллигентный человек с благород­ной сединой. Но смущения по пово­ду своей деятельности явно не испы­тывает. Раскаивается, конечно, что ввязался и теперь будет наказан. Но тем, что смог сам произвести мета­дон, просто упоенно гордится. Ко­рысть-то была небольшая – ему обещали всего 20 долларов с каждого грамма».

...Месяцами сидел Баталов в библиотеке, выискивая данные о производстве метадона. Сведения были случайны, обрывисты. Тогда он сам в лаборатории пытался заново воссоздать утерянный секрет. Когда все же вывел формулу, обрадовался, как ребенок: «Значит, что-то еще могу!».

Позже специалисты подтвердят: порошок получился отменного качества. Заказчики тоже остались довольны.

Но развернуться ученому и группе бандитов было не дано. На первых же продажах арестовали одного из членов преступной группировки. Он по дурости предложил купить наркотик прогуливающемуся по улице оперативнику.

С тех пор Управление по борьбе с организованной преступностью и местное отделение ФСБ не спускали с наркодельцов глаз. Выяснилось, что в основном покупают наркотик криминальные авторитеты, но и обычным наркоманам кое-что перепадает. В конце августа поступила информация, что из Москвы приезжают два солидных покупателя и встреча назначена в ресторане…

Дальнейшее напоминает известную сцену из фильма «Место встречи из­менить нельзя». Когда Сенчуков «подвалил» с 45 граммами метадона в пакетике (полграмма этого наркотика считается «особо крупными размера­ми»), его уже ждали люди в штатском, изображающие ресторанную публику. Бандит потребовал за товар 15 тысяч долларов. А его... схватили под белы рученьки. Когда торговец понял, что предлагал метадон оперативнику, он побледнел от ужаса. И чистосердечно во всем признался...

Баталова повязали через два часа. Он шел со свадьбы в хорошем настро­ении и легком подпитии. На предло­жение «проследовать» согласился сра­зу и как-то обреченно. Было похоже, что именно этого и ждал каждую ми­нуту. Признался сразу, но сообщил, что делал наркотик не на прода­жу, а лично для Сенчукова, чтобы тот от «ломки» не мучился. Лечил, в общем, случайного знакомого. Почему такими лошадиными до­зами – не смог пояснить. Просто бросил реплику в сторону: плати­ло бы ученым хоть какие-то день­ги государство – не стал бы таки­ми вещами заниматься...

Семья ученого тоже обижена на государство. «Нашли наркобарона! – с горечью говорит жена Батало­ва. – Вы посмотрите, как наши дети растут!». Действительно, в квартире ученого – никакой роскоши. Знако­мые говорят, что никогда не видели ничего, что указывало бы на не­трудовые доходы.

– Раньше Баталов был замдирек­тора института, партсекретарем, – рассказал мне директор НИИ. – По­том стал зав. лабораторией. Почему карьера не удалась – трудно сказать. Баталов был хорошим специали­стом, занимался сверхтонкой очист­кой металлов, выращивал изумруды, алмазы. В последнее время работал в лаборатории один, а что он там еще производил, никто не проверял. 20 лет – достаточный срок, чтобы доверять человеку.

Кстати, для того чтобы выращивать драгоценные камни, у Баталова в ла­боратории были чашки из чистой платины. Однако ни их, ни камни он из-под полы не продавал. Наркотик оказался более сильным искушением, так как создавал иллюзию научного поиска.

– Нам хочется заниматься исследо­ваниями, а мы читаем в одной мос­ковской газете: «Ученые митингуют, бесстыдно навязывая нам свою науку. Если она не востребована - значит, не нужна».

– Представляете? – рассказывает мне одна жительница Академгородка. – А тут Баталов увидел, что он позарез нужен и его обеспечат всем для рабо­ты. Да еще и заплатят: ведь у него двое детей, жена – тоже научный сот­рудник, оба примерно по 600 рублей получали, да еще с задержками.

Словом, ученого в Новосибирске ес­ли и не оправдывают, то по крайней мере понимают... Тем более – это не первое громкое дело по Академгород­ку.

Не так давно милиция обнаружила на опытном заводе Сибирского отделения РАН целый арсенал отличного оружия. Здесь его производили 60 человек по заказу криминальных груп­пировок. Еще в одном научном учреждении изъяли изобретенные здесь подслушивающие устройства, кото­рыми приторговывали кандидаты на­ук. А ведь есть еще и Институт ядер­ной физики, и научный центр «Век­тор», где хранятся страшнейшие виру­сы, какие только есть на Земле.

И институт, и центр тоже бедству­ют. И где гарантия, что какой-нибудь отчаянный и отчаявшийся не вынесет оттуда по заказу преступных недоум­ков оспу, чуму или лихорадку Эбола? Ведь сегодня, похоже, только бандиты и готовы вкладывать деньги в нашу науку...

Сейчас Баталову грозит срок – 10-15 лет. Следователи уже сейчас беспокоятся: как бы сокамерники не заста­вили ученого поделиться секретами ремесла.

Впрочем, возможно, что рецепт производства наркотика знает не один Баталов. По некоторым сведе­ниям, у него все-таки были сообщни­ки в научной среде...

Эвелина Азаева

/Комсомольская правда, 9 октября, 1998/

(Имена и фамилии изменены, так как расследование продолжается)

Set Work

I. Supply the English equivalents for the following words and word combinations:

законопослушный, не спускать глаз с кого-л., оправдать кого-л., криминальные группировки, вкладывать деньги в (науку), искушение, раскаиваться в (содеянном).

 

II. Answer the questions.

1. Is the issue touched upon in the article far-fetched, do you think? Why do you think so?

2. Do you share the idea that the scientist’s work was a sort of simulated research?

3. Does the issue deal with drug dealers or the lot of Russian science, do you think? Back up your opinion, please.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-24; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.29.190 (0.008 с.)