ТОП 10:

Воцарение на российском престоле Николая II. Личность последнего императора.



20 октября 1894 г. в Крыму от острого воспаления почек внезапно скончался 49-летний Александр III. На императорский престол вступил Николай II.

В январе 1895 г. на первой встрече представителей дворян, верхушки земств, городов и казачьих войск с новым царем Николай II заявил о готовности «охранять начала самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял» его отец. В эти годы в управление государством нередко вмешивались представители царской фамилии, которая к началу ХХ века насчитывала до 60 членов. Большинство Великих князей занимали важные административные и военные посты. Особенно большое влияние на политику оказывали дяди царя, братья Александра III — Великие князья Владимир, Алексей, Сергей и двоюродные дяди Николай Николаевич, Александр Михайлович.

В начале XX века в России усилилось противостояние между царским правительством и радикальной оппозицией. Конфликт между властью и револю­ционным подпольем протекал на фоне лояльности к пра­вительству со стороны либеральной интеллигенции и широких народных масс (казачество, посадские, крестьянство — особенно в регионах, не знавших крепостничества). Революционерам удалось поднять массовое движение в отдельных городах и регионах. В 1902—1903 гг. произошли крестьянские волнения в Полтавской и Харь­ковской губерниях, состоялись стачки и демонстрации рабочих в Златоусте, Одессе, Киеве и др. Положение правительства ухудшила неудача правительства в русско-японской войне. Брожение усиливалось, принимая формы организо­ванной антиправительственной борьбы. Общество раска­лывалось. Стали возникать политические партии различной направленности. Они и стали двигателем политической борьбы в стране, нередко выступая с защитой не столько общенациональных интересов, сколько узкопартийных платформ.

Наиболее крупными партиями являлись эсеровская (социалисты-революционеры), кадетская (конституцион­но-демократическая), Российская социал-демократическая партия (РСДРП), октябристы (Союз 17 октября), Союз рус­ского народа. Активность проявляли прогрессисты, народ­ные социалисты, анархисты, народная украинская партия и другие. Непереходимых границ между идеологическими построениями и практической деятельностью разных пар­тий не было. В некоторых из них налицо было смешение элементов и «правой», и «левой» идеологии. Социальный состав кадетской, эсеровской, октябристской партий, Сою­за русского народа был весьма пестрым: туда, кроме про­чих, входили и крестьяне, и промышленные рабочие.

Численно самой крупной была партия социалистов-ре­волюционеров (эсеров). По некоторым данным, количество ее членов в 1905—1907 гг. достигало полумиллиона человек. Стра­тегической целью эсеры провозглашали социализм, пони­мая его как «обобществление труда, собственности и хозяй­ства, уничтожение вместе с частной собственностью самого деления общества на классы, уничтожение принудительно-репрессивного характера общественных учреждений». Эсе­ры признавали классовую природу борьбы за социализм, но при этом классовые антагонизмы не абсолютизировали, го­ворили о важности нравственно-этической стороны социа­лизма.

Все общество эсеры разделяли на тех, кто живет на заработанные своим трудом средства, и тех, кто пользуется нетрудовыми доходами. В отличие от марксистов, включивших в понятие «рабочий класс» только промышленный пролетариат, эсеры объединяли этим понятием крестьянство, наемных рабочих, интеллигенцию. Главными противоречиями времени они считали противоречия между властью и обществом, между крестьянской массой и крупными землевладельцами. Центральным пунктом аграрной проблемы эсеров было требование «социализации» земли, что означало ликвидацию частной собственности на селе передачу земли «бессословным сельским и городским общинам». В основу пользования землей, по мнению эсеров должен был лечь уравнительно-трудовой принцип.

Лидерами эсеров были В.М. Чернов, Н.Д. Авксентьев, А.Р. Гоц, В.М. Зензинов, М.В. Спиридонова и др. В эсеровской тактике сочетались массовая агитация с систематическим террором. В глазах властей эсеры были самым опасным противником. Эсеровская боевая организации фактически находилась вне контроля ЦК партии. В 1905–1907 годах эсеры совершили множество терактов. Боевиков возглавляли Е.Ф. Азеф, Г.А. Гершуни, Б.В. Са­вин­ков. Азеф и некоторые другие активисты ПСР оказались провокаторами, агентами охранки. Эсеровский террор с 1912 по 1911 годы унес жизни более 200 человек — министров, губернаторов, градоначальников, полицмейстеров и т. д. Неизбежно вставал вопрос о моральной стороне эсеровской тактики, разлагающе влиявшей на общественное сознание.

Часть членов партии РСДРП – большевики, как и эсеры, допускали крайности при выборе методов — они ориентировались прежде всего на экспроприации. Ими занималась созданная в 1905 боевая группа под руководством Л.Б. Красина. Наиболее крупными акциями были ограбления банков в Тифлисе, Варшаве, Гельсингфорсе, в Прибалтике и на Урале. Организаторами налетов были Бобис, Тер-Петросян.

Меньшевики, представляя более умеренное крыло РСДРП, к экспроприационным формам политической деятельно­сти относились сдержанно.

Социал-демократы (и большевики, и меньшевики) события 1905–1907 годов квалифицировали как буржу­азно-демократическую революцию. Согласно большевист­ским воззрениям, она должна была перерасти в социа­листическую. Меньшевики считали, что до социализма Россия обязана «дорасти» в процессе многосложных ре­форм. Теоретические расхождения вели к различиям во взглядах на оргструктуру партии. Ленин выдвинул тезис о жестко централизованной «партии авангардного типа» как организации военизированного образца, служащей достижению не только тактических, но и стратегических целей (победа пролетарской революции во всемирном масштабе, упразднение государства, товарно-денежных отношений и т. п.). Лидер меньшевиков Г.В. Плеханов в полемике с Лениным говорил, что «нужна дисциплина сознательности, а не дисциплина повиновения».

Стоявшие на крайнем левом фланге политического спектра анархисты отрицали всякую государственную власть, проповедовали ничем не ограниченную свободу каждой отдельной личности, активно использовали экс­тремистские способы противостояния властям. В 1905–1907 гг. конституционно-демократическая партия насчитывала 70–100 тысяч членов.Прием в нее был предельно упрощенным, что вело к определенной размытости ее оргструктуры.

В 1905 году кадетам были присущи резко оппозиционные настроения в отношении царя. И в дальнейшем они постоянно балансировали между либерализмом и радикализмом. Их программа строилась на западных образцах, была безрелигиозной и рационалистической. Она была принята в конце 1905 года и зафиксировала требования конституционного строя, обеспечения свободы слова, совести, собраний, передвижения, неприкосновенности жилища, законодательного регулирования вопросов найма рабочей силы. Особое внимание кадеты уделяли развитию местного самоуправления. Основными пунктами их национальной программы провозглашались свобода языков и право нацменьшинств культурно-национальную автономию при единстве территории страны. В аграрном вопросе избегали категорийности и однозначных решений.

Либеральная интеллигенция считала кадетскую партию своей. У ее истоков стояли известный экономист П.Б. Струве, писатель В.Г. Короленко, в состав руководства входил ученый В.И. Вернадский. Лидером партии был профессор русской истории П.Н. Милюков. Кадеты владели обширной прессой, обслуживаемой квалифицированными журналистами.

Осенью 1904 года организационно оформилась партия октябристов («Союз 17 октября»). Название партии отражало ее удовлетворенность уступками царского правительства, зафиксированными в Манифесте от 17 октября 1905 г. Либеральная программа октябристов была направлена на установление конституционной монархии, проведение законодательных реформ, отрицала революционное насилие.

Численность «Союза 17 октября» в 1907 году дости­гала 60 тысяч членов. Социальный состав был неодно­родным: промышленники, банкиры, тор­говцы, чиновники, помещики, преподаватели, врачи, священники, крестьяне. В Питере, Сормове и некоторых других городах были созданы рабочие организации «Со­юза 17 октября». Однако верхушка партии принадлежала к наиболее богатым слоям российского общества. Ее ру­ководителями были крупный московский предпринима­тель А.И. Гучков и М.В. Родзянко, крупный землевла­делец екатеринославской губернии.

Из монархических организаций самой влия­тельной был Союз русского народа, основанный в октяб­ре 1905 года и имевший националистическую окраску. Программа СРН включала в себя такие пункты, как един­ство империи, неограниченная монархия, удаление с го­сударственной службы противников монархии, особый подход к еврейскому вопросу. «Союз» допускал реформы с оговоркой, что они не будут противоречить государст­венным интересам. В аграрном вопросе СРН поддержи­вал Столыпина, в рабочем — призывал к сокращению рабочего дня, государственному страхованию, упорядоче­нию условий труда. В программе говорилось об ограни­чении крупной собственности, что связывалось с идеей «национального согласия».

Кроме Союза русского народа, к монархическим организаци­ям относились Союз истинно русских людей, Палата Ми­хаила Архангела, партия националистов и др. К концу 1907 года в организациях, названных «черносотенными», было зарегистрировано 410 тысяч человек. В стране вы­ходило большое количество правой литературы и прессы, подвергавшей острой критике бюрократию и либераль­ную интеллигенцию. С враждебностью эта пресса отзы­валась и о «новой» буржуазии: «Буржуазия... угрожает го­сударственной власти, трудовому мелкому, частному мещанскому сословию и крестьянству. Конечно, этим пользуются масоны и евреи, дабы использовать для своих целей русскую буржуазию — буржуазию, быть может, самую наглую и низкую из всех буржуазии... Наша доморощенная буржуазия... не национальна, и родилась-то с испорченною сердцевиною. Русская буржуазия, не свежести самобытной, заразилась гнилью Запада... Наша буржуазия всегда останется чуждой народу». В противостоянии с оппозицией правительство немалые надежды возлагало на поддержку православной церкви. Она была влиятельной силой: в 1905 году в России действовало 48 375 православных церквей, а численность духовенства превышала 123 тысячи человек. Значительная часть духовенства выступала за прекращение беспорядков и неповиновения властям, напоминала об обязанностях верую по отношению к царю-единовластителю. В 1905 году проходили массовые антибуржуазные стачки рабочих. Забастовочное движение с разной амплитудой держалось до конца 1905 года. Пиком его стала октябрьская стачка, грозившая приобрести всероссийский характер. Актив­ными были крестьянские выступления против помещиков, волнения в национальных районах. Финалом 1905 года были декабрьские столкновения между противниками и сторонниками власти в Москве, переросшие в баррикад­ные бои. События 1905 года заставили царское правительство внести серьезные коррективы в свою по­литику. Большинство политических партий (кроме боль­шевиков, анархистов, эсеров-максималистов) оценивало революцию как результативную. Правительство предоста­вило возможности для легальной деятельности партий, созвало Государственную Думу — выборный законода­тельный орган, провозгласило демократические свободы, издало законы, дававшие рабочим гарантии социальной защиты, начало подготовку аграрной реформы.

К 1907 году в России были созданы новые государст­венные структуры, способствовавшие разви­тию парламентаризма, хотя в них по-прежнему сильна была роль исполнительных органов. И исполнительные (Совет министров, императорская канцелярия), и зако­нодательные органы (Государственная Дума и Государст­венный Совет) подчинялись императору, олицетворяв­шему верховную власть. При этом Совету Министров дополнительно к исполнительным придавались еще и за­коносовещательные функции. Императору подчинялись также Правительствующий Сенат (высший орган суда и надзора) и Святейший Синод (высший орган управление православной церковью).

В созданной государственной системе централизация превалировала. В отличие от Западной Европы, где пар­ламентские традиции складывались веками, российский парламент в 1906 году начинал накапливать опыт факти­чески с нулевой отметки. Нужен был определенный срок для выработки политической культуры как депутатов, так и избирателей. Дума решала немало важных вопросов, принимала новые законы и утверждала госбюджет стра­ны, часто выступала с законодательной инициативой. Однако несовершенство законодательно-процедурных механизмов, пестрота состава, психологический настрой депутатов не позволяли Думе быть лидером процесса го­сударственного строительства. Она стала ареной межпар­тийной полемики, нередко принимавшей форму взаимо­обвинений и взаиморазоблачений.

Государственная Дума не сумела возродить государ­ственно-земский строй, восстановить историческую тра­дицию Земских соборов. Она не могла послужить скреп­лению общественных сил, наладить дружную работу — и левые, и либералы отрицали многие исконно россий­ские нравственные ценности, негативистски относились к русской истории. Механически копируя западноевро­пейские общественные модели и образцы, базировавши­еся на ином менталитете, либералы не утруждали себя глубоким анализом того, как эти модели лягут на россий­скую почву.

Царская власть, проявившая после поражения в япон­ской войне неуверенность в себе, сумела в 1906—1907 гг. забрать инициативу в решении внутриполитических про­блем, а в последующие годы относительно стабилизировала политическую ситуацию в стране.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.130 (0.011 с.)