ТОП 10:

Социально-экономические изменения в жизни татарского народа



Со второй половины XVI в. татары Поволжья и Приуралья оказались включенными в общероссийский рынок и ввиду этого новые тенденции в экономическом развитии страны быстро отражались в их жизни. В XVIII в. вслед за центральными районами России здесь появляются капиталистические мануфактуры. В 60-80-х гг. XVIII в. только в Казани и ее слободах насчитывалось 34 кожевенных мастерских с 3—9 мастерами в каждой. Производительность мыловаренных и свечных предприятий капиталистического типа доходит до 100 тыс. тонн продук­ции в год. В крае развивается также текстильное производство, расши­ряется сеть винокуренных и медеплавильных заводов.

Вместе с развитием производительных сил в крае развивается обмен, расширяются рыночные связи. В конце XVIII в. в Казанской губернии было зарегистрировано 2876 купцов, из которых многие были татарами. Казанские купцы активно торговали не только в пределах России, но и с зарубежными странами. Кроме того, в Казани постоянно находилось много купцов из других городов России и иностранных государств.

В рыночные отношения постепенно втягивалось сельское население. В татарскую деревню проникали товарно-денежные отношения, вызывая среди крестьян социальное расслоение. Среди татар появляются люди, занимающиеся промышленной деятельностью. Отдельные татарские купцы становятся владельцами мануфактур. Причем у татарских купцов не было крепостных, поэтому они сразу были вынуждены прибегать к использо­ванию наемной рабочей силы, что придавало их мануфактурам с самого начала капиталистический характер. Так, к концу XVIII в. из среды татар, наряду с торговой, начинает формироваться промышленная буржуазия.

Развитие капиталистических тенденций среди татар встретило сильное противодействие российского правительства, что неизбежно снизило их силы в конкурентной борьбе с русской буржуазией. Уже после завоевания Казанского ханства татары были выселены с берегов крупных рек и больших дорог, т. е. отдалены от транспортных артерий.

62
Татарский капитал не мог проникнуть в многие отрасли производства (винокуренное, сахарное, металлургическое, нефтяное и др.). Татарским купцам чинились препятствия при организации торговых и промышлен­ных акционерных обществ. Тем не менее татарская торгово-промыш­ленная буржуазия постепенно укрепляла свои позиции.

Отмена крепостного права явилось толчком к усилению капитали­стических отношений в татарском обществе. Это проявилось прежде всего в росте промышленного производства. Например, в 1868 г. братья Рамеевы открыли в Оренбургской губернии два золотых прииска, на которых работало около 1000 рабочих. В 1890 г. казанский купец А. Сайдашев приобрел в собственность стекольный завод в Царевокок-шайском уезде Казанской губернии, вскоре получившем известность в Поволжье как крупнейшее промышленное предприятие. Успешно развивалась у татар меховая промышленность, основным центром которой был Мамадышский уезд Казанской губернии. Расширялись китаечное и спичечное производства. Строились новые предприятия татарских предпринимателей: крахмально-паточный завод М.Азимова, хлопчатобумажная фабрика Утямыщева и компании, мыловаренный и глицериновый завод И. Арсланова и другие.

В пореформенный период вполне определились и укрепились основ­ные районы татарского промышленного капитала. В Казанской губернии сосредоточились, главным образом, мыловаренные, кожевенные и меховые заводы и фабрики, в Вятской губернии — преимущественно хлопчатобумажные, Симбирская и Саратовская губернии стали центрами суконного производства. На Урале (в Оренбургской губернии) дейст­вовал ряд золотых приисков и заводы по обработке животного сырья. Эти промышленные районы имели регулярные экономические связи.

Несмотря на сохранявшиеся феодальные пережитки, крестьянские реформы 60-х гг. ускорили развитие капитализма в деревне. Это прежде всего проявилось в интенсивном расслоении крестьянства. Быстро увеличи­валась сельская буржуазия, которая к 80-м гг. составляла уже 5,3 про­цента по отношению ко всему сельскому населению татарской деревни. С другой стороны, росло число безземельных и малоземельных крестьян­ских хозяйств. Расслоение татарского крестьянства способствовало быс­трому росту свободной рабочей силы. Разорившиеся земледельцы вынуж­дены были наниматься в батраки или уходить на «отхожие заработки».

Пореформенные годы стали временем формирования татарского промышленного пролетариата. Основным источником формирования пролетариата являлось крестьянство, значительная часть которых полностью порвала связь с деревней и существовала, лить продавая свою рабочую силу. Формирование рабочего класса происходило также


за счет привлечения в фабрично-заводскую промышленность домашних рабочих и разорившихся кустарей.

Татарский пролетариат представлял собой довольно крупный национальный отряд российского рабочего класса и насчитывал в своих рядах 89 тыс. человек (по данным переписи 1897 г.). По численности он уступал лишь русскому, украинскому и латышскому рабочему классу. Татарские рабочие трудились на металлургических заводах Урала^ на угольных шахтах Донбасса, на нефтяных промыслах Баку и на предприятиях ряда других развитых промышленных регионов страны. Много их было на суконных фабриках Акчуриных, Дебердеевых, Алеевых, Кокшанском и Бондюжском химических заводах Ушкова, Алафузовских фабриках и мыловаренном заводе Крестовниковых.

К концу XIX в. экономически и политически окрепла татарская бур­жуазия. В пореформенные годы она выросла количественно и превра­тилась в мощную социальную силу. Так, потеря крестьян, вследствие отмены крепостного права вынудила часть татарского дворянства за­няться торгово-промышленной деятельностью. Однако татарская бур­жуазия пополнялась прежде всего выходцами из крестьян: развивая торгово-ростовщическую деятельность, сельские богатеи накапливали большие денежные средства, на которые они строили промышленные предприятия. Особенно много предпринимателей из татар было в Казан­ском, Мамадышском, Елабужском, Царевококшайском уездах.'Ряды татарской буржуазии пополнялись также разбогатевшими представите­лями мелкой промышленности. Хозяева кустарных мастерских, исполь­зовавшие наемный труд, со временем становились владельцами фабрик и заводов. Этот процесс шел как в городах, так и в деревнях.

Значительной продолжала оставаться торговая буржуазия, тесно свя­занная с товарным производством. Татарские купцы, ставшие обладателя­ми крупных денежных средств, вели обширные коммерческие операции не только на местных, но и на всех важнейших рынках России. Они начали создавать торговые дома на паевых началах подобно акционерным обшествам. В 1892 г. татарам принадлежало 10 таких торговых домов (компаний), действующих в различных губерниях России, денежный капитал которых в совокупности составлял более 800 тыс. рублей.

Постепенно татарский торговый капитал утрачивал свою ведущую роль, и на первый план стали выдвигаться фабриканты и заводчики, связанные с банковским капиталом. Среди них следует выделить Акчури­ных, Дебердеевых, Рамеевых, Сайдашевых и др., завоевавших широкую из­вестность в торгово-промышленном мире Среднего Поволжья и Приуралья. Все эти социально-экономические факторы в значительной мере способствовали образованию татарской нации.


2. Татарское просветительство

Татарское просветительство как общественное явление. Многие народы в своей общественной и духовной эволюции прошли определенную стадию развития, называемую просветительством. Просветительство как общественно-политическое течение возникло в Западной Европе в XVIII в. и преследовало цель устранить недостатки существующего общества, изменить его нравы, политику, быт путем распространения идей добра, справедливости, научных знаний. В западной Европе просветительство было распространено в период буржуазных революций и в основном выра­жало идеологию зарождавшейся буржуазии. Выдающимися представите­лями европейского просветительства были Вольтер, Руссо, Монтескье, Шиллер, Гете.

Во второй половине XVIII в. просветительство начинает зарождать­ся в России. Просветительские вопросы были затронуты уже в работах' Ломоносова, а затем получили более глубокую разработку в трудах А. Я. Поленова, Я. П. Козельского, И. А. Третькова, С. Е. Десницкого, Д. И. Фонвизина, Н. И. Новикова, В. Г. Белинского, А. И. Герцена и др.

Татарское просветительство возникло на рубеже ХУШ-Х1Х вв. Основой его формирования стало вступление татар на новый этап экономического, общественного и духовного развития. Развитие нового экономического уклада усилило подвижность населения, в результате чего татарские крестьяне имели возможность уходить на заработки в промышленные регионы страны (например, на Урал, на шахты Донбасса и т. п.). Это открывало путь к усвоению ими культурных, духовных, эстетических ценностей и достижений русского, а также других народов, к восприятию демократических идей. Все это затем внедрялось в жизнь, быт татарского народа и способствовало постепенному смыванию сред­невековой раздробленности, активизации национальной жизни, пробуж­дению национального самосознания.

Развитие просвещения среди татар в первой половине XIX вв. тесно связано также с деятельностью в Казани университета. Открытие Казанского университета повлекло за собой создание начальных школ, народных училищ и гимназий в округе. Университет оказывал большое влияние на общественно-политическую и культурную жизнь местного общества, являлся центром, вокруг которого объединялись обществен­ные и интеллектуальные силы.

Вместе с тем, имелись значительные трудности на пути развития татарского просветительского движения. Во-первых, в XIX в. русское правительство продолжало культурное наступление на татарский народ, предприняв ряд русификаторских мероприятий. Во-вторых, возросло влияние ислама. В это время татарское духовенство, интеллигенция и просто состоятельные люди практиковали отправку детей для учебы в


 


Хорезм и Бухару. Там они получали образование и воспитание согласно принципам ортодоксального ислама и, возвратившись, проповедовали те же идеи среди татарского населения.

Следует учитывать и то, что большинство представителей татарско­го просветительства являлись богословами, священнослужителями. Это послужило впоследствии основанием, например, для французских уче­ных А. Беннигсена и К. Келькюже представить деятельность татарских просветителей как модернистское движение татарской интеллигенции, нацеленное лишь на реформу ислама.

В действительности же татарские просветители стремились приспосо­бить мусульманские догматы, несколько изменив их, к меняющимся усло­виям жизни татарского общества. И, как отметил Гаяз Исхаки, главной целью просветителей было духовное возрождение народа, приобщение его к достижениям человечества во всех сферах общественной жизни.

Перемены в духовной жизни татарского народа необратимо вели к ломке вековых традиций. Пол влиянием происходивших вокруг перемен началось переосмысление распространенных в народе морально-этических и других духовных ценностей. Появляются признаки недовольства тесными рамками средневековых норм и правил общественной жизни, стремление к переоценке тех устоев, на которых базировался бытовой уклад людей. Эти перемены в духовной жизни народа нашли наиболее яркое выражение в просветительском движении.

Эволюция татарского просветительства. Просветительские идеи среди татар были впервые выдвинуты на рубеже ХУШ-Х1Х вв. передовыми мыслителями того времени Ибрагимом Хальфиным (1778-1829), Габдра-' химом Утыз-Имяни (аль-Болгари, 1754-1834), Габденнасыйром Курсави (1776-1814). С произведений этих просветителей начинается критика ортодоксального мусульманского богословия, призыв к свободомыслию и приобретению научных знаний. Ими были сделаны первые попытки обратить внимание людей к насущным, жизненным проблемам.

Просветительство являлось идеологией зарождавшейся буржуазии, поэтому татарские просветители также выражали ее потребности и идеалы, как носителя складывающихся новых социально-экономических отношений. При этом просветители всячески осуждали жадность, алч­ность, корыстолюбие, рассматривая их как свойства, противные челове­ческой природе. Они чувствовали себя независимыми от тех социальных сил, стремления и желания которых поддерживали. Позднее эти идеи нашли отражение в произведениях Салихжана Кукляшева (1811-?), Мухаметгали Махмудова (1824-1891). Однако все же следует признать, что условиях начала XIX в. просветительские идеи и требования буржуаз­ных прав и свобод не получили еше широкой общественной поддержки.

С 60-х гг. начинается новый этап в татарском просветительском движении. Оио приобретает более зрелую форму и охватывает почти все


стороны духовной жизни татарского народа. На этом этапе в татарском просветительском движении более уверенно развивается народно-демо­кратическое направление, отражающее интересы низших слоев населения, прежде всего крестьянства. Это было вызвано тем, что в результате углубления капиталистических отношений в татарском обществе усилива­лось классовое расслоение, которое в свою очередь отражалось и на идей но-политической жизни нации. В изменившихся условиях татарское просветительское движение поднялось на качественно новую ступень.

Выдающимися представителями татарского просветительства, дейст­вовавшими в этот период, были Шигабутдин Марджани (1818-1889), Хусаин Фаезханов (1828-1866) и Габделькаюм (Каюм) Насыри (1825-1902). Татарская общественность услышала их голоса в 50-е гг. XIX в. и они продолжали звучать вплоть до начала XX в. К концу XIX в. к ним присоединился' голос Шамсутдина Культяси (1856-1930). В деятель­ности и произведениях этих мыслителей просветительская программа для татарского народа нашла свое наиболее полное выражение.

В последней четверти XIX в. просветительские идеи начинают широко пропагандироваться в литературных произведениях. Это было во многом связано с появлением в татарской литературе прозы (роман, повесть), драмы и комедии, а также тенденцией к созданию произведе­ний, написанных на простом языке, понятном для читателя. Так, про-светительско-демократические идеи в массы несли писатели Ф. Халиди, Г. Ильяси, 3. Бигиев и др. Их традиции продолжили в своих ранних произведениях Ш. Мухамедов, Г. Исхаки, Г. Камал, М. Гафури и др.

Татарское просветительское движение, возникнув на рубеже XVIII и XIX вв., прошло более чем столетний путь развития. В процессе развития расширялась проблематика просветительской мысли, обогащалось ее содержание, постепенно она охватывала все насущные вопросы, встававшие перед татарским народом, и становилась все более разнообразной по формам своего проявления. Если первоначально просветители ограничивались областью философско-мировозренческих проблем и пропагандой научных идей, то впоследствии их деятельность выросла в широкое литературное движение, оставившее глубокий след в жизни татарского народа и развитии его общественной мысли.

Татарское просветительство способствовало подрыву господства фео­дальной идеологии, освобождению татарского общества от отживших средневековых традиций и выводу его на путь всестороннего прогресса. В условиях господства феодальной косности, мистицизма татарские про­светители видели свою основную задачу в распространении образования, научных и технических знании, повороте к общечеловеческой культуре. Они считали, что таким путем можно добиться социально-экономического и нравственного прогресса нации. С этой целью они разрабатывали проек­ты создания светских школ по образцу русских и западных, составляли

 


 


словари и учебники, необходимые для, этих школ. Объективно все это было направлено против косности, рутины, средневекового застоя, в сохранении которых было заинтересованы консервативные слои феодального общества. Изучение необходимых для жизни наук, знание законов природы, ознакомление с передовой русской и европейской культурой — все это способствовало освобождению мысли и разума людей из-под влияния устаревших догм и мистики.

Выдающиеся татарские просветители. Выдающимся просветителем, ученым, религиозным и общественным деятелем второй половины XIX в. был Шигабутдин Марджани. Его просветительские взгляды выразились в том, что он выступил в защиту свободомыслия, открыто заявив, что приобретение светских знаний и изучение наук нисколько не противо­речит канонам ислама, шариату. Просвещение, по его мнению, было единственным средством борьбы за освобождение человеческого разума от гнета догмы, за всесторонний прогресс. Отражая потребности нового времени, Ш. Марджани выдвинул идею распространения светских знаний, реформы мектебов и медресе, доказывал вредность средневековой схо­ластики, являвшейся причиной замкнутости и отсталости. Он указывал также на необходимость изучения русского языка, подчеркивая его боль­шое значение в приобщении к европейской культуре. С целью претво­рения в жизнь своих просветительских идей Ш. Марджани впервые в Казани открыл школу нового типа, в которой наряду с богословскими дисциплинами изучались некоторые светские дисциплины. Большая заслуга Ш. Марджани как.просветителя заключается еще в том, что он создал ряд ценных трудов по истории Булгарии и Казанского ханства.

Общественно-политические взгляды Ш. Марджани развивались таким образом, что он стал крупным реформатором ислама. Он, с одной стороны, выступал за раскрепощение разума от догм, доказывал необходимость изучения светских наук, а с другой — стремился синтезировать религию с наукой, чтобы в реальных условиях второй половины XIX в. приспособить ее к потребностям нового времени.

Среди татарских просветителей этого периода видное место зани­мает X. Фаезханов — автор одного из наиболее значительных проектов создания правительственной средней школы (гимназии) для татар. Про­светительские взгляды X. Фаезханова наиболее ярко проявились в его стремлении распространить просвещение в народных массах. В начале 60-х гг. он выступил с проектом создания татарской светской средней школы гимназического типа, в которой преподавались бы география, математика, медицина, естествознание, астрономия, русский, арабский, персидский, турецкий языки и т. д. После окончания соответствующего курса учащиеся имели бы право поступать в университеты. В отличие от проектов, выдвинутых до него, проект Фаезханова предусматривал учреж-


дение подлинной светской школы, отвечающей требованиям нового времени. Хотя инициатива X. Фаезханова не встретила поддержки у царского правительства, она имела большое значение в определении путей дальнейшего развития татарской школы. Большую деятельность развернул X. Фаезханов также в области создания национальной прессы. Талантливым просветителем, педагогом, ученым-энциклопедистом второй половины XIX в. был К. Насыри, проявивший наибольшую активность в борьбе против средневекового застоя и косности, за распространение знаний в народе. Его важной заслугой является то, что он выступил с требованием установления «царства разума», освобож­дения умов от гнета догмы, схоластики, суеверий, признания громадной роли человеческой личности в жизни нации. Каюм Нзсыри основное свое внимание сосредоточил на решении таких актуальных проблем, как внедрение среди татар русской и европейской культуры, перестройке школьного образования, распространение светских знаний, изучение истории, традиций и обычаев народа, считая господство отжившей идеологии причиной экономической и культурной отсталости татар.

К. Насыри проявлял глубокую заботу о просвещении народа, борол­ся за создание настоящей светской школы, свободной от средневековой схоластики. Стремясь видеть свой народ грамотным и образованным, ученый создал ряд ценных учебников на татарском языке по светским наукам (математике, географии, ботанике, истории). Им были изданы книги «Плоды собеседников по литературе» (3 890), «Книга о воспита­нии» (1Ш), «Краткая история России» (1890) и другие труды. Ценность этих учебников заключается в том, что они были написаны на родном языке, понятном татарским детям, и служили добротным пособием для татарских светских школ. Признанием научных заслуг К. Насыри стало его избрание в 1885 г. действительным членом общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете.

К. Насыри заложил основы татарской периодической печати. После упорного отказа властями в издании газет он начал выпускать календари журнального типа, в которых помещались полезные сведения по самым разнообразным отраслям знаний. Календари К. Насыри, пользовавшиеся большой популярностью, выходили с перерывами в течение 27 лет (24 номера) и имели важное значение в повышении культуры татарского населения. Своеобразным преемником календарей К. Насыри Стали сборники журнального типа «Мирьат» («Зеркало») Габдерашита Ибрагимова, которые выходили в 1900-1909 гг. в Петербурге и Казани.

Таким образом, выдающиеся татарские просветители отражали расту­щее стремление передовых сил общества к изменению духовной жизни нации, расшатывали фундамент феодальной культуры и способствовали развитию и укреплению новых общественных отношений.


3. Джадмдизм

Дальнейшее развитие татарского просветительства привело к форми­рованию в последней четверти XIX в. нового культурно-реформаторско­го движения — джадидизма, переросшего в конце XIX — начале XX вв. в общественно-политическое движение татар.

Джадидизм (от арабского слова «эсул-джадид» — новый метод) был характерен для многих тюркских народов России, однако именно у татар он получил свое наиболее яркое вошгашение. Новые политические и экономические условия, сложившиеся в пореформенные десятилетия, привели к тому, что старый уклад жизни татар перестал соответствовать капиталистическим отношениям. Это заставило татарскую буржуазию (первой среди мусульманских народов России) начать переход к светской нации, идеологической основой которого стало джадидйстское движение.

Джадидистское движение началось с перестройки татарской нацио­нальной школы (мектебов и медресе) и быта татар на основе европейской культуры. Реформа началась с создания новометодных (джадидистских) школ, постепенно вытеснивших старометодные (кадимистские), которые поддерживала феодальная знать и реакционная часть духовенства. Татарская буржуазия, укреплявшая свои позиции, остро нуждалась в гра­мотных кадрах (счетных работниках, администраторах, юристах и т. д.), способных заниматься торгово-промышленными операциями. Между тем старая школа, где преимущественно господствовала схоластика, не могла готовить необходимых специалистов.

Первым вдохновителем реформаторского движения стал выдаю­щийся просветитель Исмаил-беЙ (Исмагил) Гаспринский (1851-1914), который на протяжении более 30 лет популяризировал идеи джадидизма среди тюркских народов Российском империи. В 1883 г. он начал издавать в Бахчисарае (Крым) газету «Тарджеман» («Переводчик»), являвшейся до 1905 г. единственной газетой на тюрко-татарском языке в России. С этого времени все российские мусульмане получили возмож­ность общаться и обмениваться культурными достижениями. «Тардже­ман» способствовал появлению литераторов, педагогов, общественных деятелей и журналистов среди мусульман России. В 1883 г. И. Гасприн­ский открыл первую джадидистскую (ковометодную) школу в Бахчи­сарае и составил учебник для обучения по новому (звуковому) методу. По этому методу был сделан переход от старинного буквослагательного метода обучения чтению к звуковому, что значительно облегчило учащимся усвоение изучаемых предметов. В новометодных школах стали также преподаваться светские науки. Большое значение придавалось обучению письму. Учащиеся были поделены на классы, где имелись


парты, доски, карты и наглядные пособия. Весь учебный процесс был подчинен строгому расписанию.

В 80-е гг. джадидистские школы стали создаваться в городах и крупных селениях Поволжья и Приуралья. Идеологами этого движения стали такие крупные деятели татарской общественно-политической и религиозной мысли, как Рашид Ибрагимов, Хасангата Габяши, Салихзян и Галимджан (Баруди) Галеевы, Ахметхади Максуди, несколько позднее Муса Бигеев, Юсуф Акчура и др. Сторонниками духовного возрождения на основе усвоения и переработки всех достижений современной ци­вилизации выступали также Ризаэтдин Фахретдинов, Фатых Карими, Шакир и Закир Рам пев ы и др.

К началу XX в. наиболее крупными и популярными были: в Казани — медресе «Мухаммадия», «Марджания», «Апанаевское», «Азимовское», в Уфе — медресе «Галия», в Оренбурге — медресе «Хусаиния», в Тро­ицке — медресе «Расулия», в Крыму — медресе «Зынджырлы». Из новометодных школ, открытых в сельской местности, выделялись медресе «Буби» (СарапульскиЙ уезд Вятской губернии), медресе «Стерлибаш» (Стерлитамакский уезд Уфимской губернии) и другие.

В 19] I г. английский журнал «ТЬе Моз1ет 1УогЫ» («Мусульманский мир»), анализируя учебные планы некоторых новометодных медресе та­тар, писал, что они сходны с учебными планами классических гимназий, где место латинских и греческих языков в татарских медресе занимают арабский и персидский языки. В наиболее передовых медресе изучались дисциплины, входящие в курс светской средней школы. Так, в казанском медресе «Мухаммадия», где в начале XX в. обучалось около 500 шакир-дов и работало 20 учителей, преподавались: русский язык, арифметика, география, физика, история России, всеобщая история, рисование, педа­гогика, арабский, персидский языки и другие светские предметы.

В медресе «Буби», слава о котором распространилась не только среди мусульман внутренней России, но и иа зарубежном Востоке, изучались: арабский, турецкий, французский языки, математика, физика, химия. Преподавание велось на татарском и турецком языках. При медресе имелись классы русского языка. В 1910 г. в медресе были открыты химический и географический кабинеты. Руководителями медресе были Габдулла и Губайдулла Буби (Нигматуллины),

Джадидисты не ограничивались только созданием новометодных школ. Они настаивали также- на реформе ислама соответственно потреб­ностям нового времени. При этом джадидисты, >как и просветители, не выступали против ислама в целом, а предлагали только приспособить религию к нуждам развивающего в буржуазном направлении общества.


Новаторы добивались изменения быта татар, выступали за ношение евро­пейской одежды, посещение театров, женское образование и т. д. В инте­ресах всего татарского общества они боролись на создание собственных газет и журналов, библиотек и клубов, национального театра.

Реформа ислама, проведенная джадидистами, обозначила несколько важных фактов: во-первых, способность татарской культуры противостоять насильственной христианизации; во-вторых, подтверждение принадлежно­сти татар к исламскому миру, причем с претензией на авангардную роль в ней; в-третьих, вступление татар в конкуренцию с православием в его же собственном государстве.

Татарская буржуазия, положившая начало джадидизму, отражала интересы всей нации. Она по своей природе были призвана вести борьбу против остатков крепостничества, занимала определенную позицию к своему притеснителю — русскому царизму. Таким образом, татарская буржуазия выражала общенациональные ценности, которые' имели приоритет над классовыми или сословными. В условиях смены старой общественно-экономической формации новой джадидизм был в высшей степени прогрессивным явлением. Он нанес сокрушительный удар по феодальной темноте, схоластике, всколыхнул к общественной дея­тельности целую плеяду национальных деятелей. Особенно ярко его прогрессивное значение проявилось в области школьного образования. Широкомасштабное включение в учебные планы ряда светских дисцип­лин позволило учащимся постепенно приобщиться к основам обще-человеской цивилизации, стать кадрами, достойно представляющими нацию на международном и общероссийском рынках, значительно повысить свой интеллектуальный уровень.

Джадидизм стал существенным вкладом в современную мировую культуру, продемонстрировав способность исламской цивилизации к модернизации в условиях XX в,







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.124 (0.012 с.)