ТОП 10:

Крестьянское, рабочее н социал-демократическое движение в Казанской губернии в 70-90-е гг. XIX в.



Крестьянские волнения в губернии. Жестоко подавив народные вы­ступления 1860-х гг. в Казанской губернии, правительство лишь на неко­торое время усмирило крестьянские массы. Поэтому в пореформенные


годы крестьянское движение в крае получило дальнейшее развитие, проявившись в самых различных формах: волнениях, выступлениях и др., что отражало различные степени недовольства крестьян своим правовым и хозяйственным положением. Борьба крестьян в этот период в основ­ном развернулась в двух направлениях: за расширение своих земельных владений и за уменьшение различного рода налогов и повинностей.

Подъему крестьянского движения в 70-90-е гг. способствовали раз­личные социально-экономические и политические факторы. Например, в этот период отчетливо проявились такие негативные последствия реформ 1860-х гг., как быстрое расслоения крестьянства, обеднение его малоземельной части и др. Самым значительным событием в истории крестьянского движения 70-х гг. в Среднем Поволжье стало широкое и сильное выступление татарских крестьян в 1878-1879 гг., вполне сопоставимое по уровню социальной активности даже с крестьянской войной под руководством Е. И. Пугачева. Это движение стало ответной реакцией татарских крестьян на введение новых поборов и повинностей, усиление национально-религиозных притеснений. Значительное влияние на размах выступления оказали массовые «отпадения» крещеных татар от христианства, страшный голод 1877 г., тяжелые последствия русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

Непосредственным поводом для выступления крестьян послужила новая инструкция о мирских сборах и повинностях, изданная Казанским ■'■^бернским по крестьянским делам присутствием в 1878 г., которая устанавливала повинности по организации в деревнях пожарной охраны, содержания урядников, писарей и других должностей. Однако, инструкция составленная для русского населения губернии, практически не учитывала национальных и религиозных особенностей татарского народа. Например, в инструкции содержались такие пункты, как преподавание «закона божьего» в приходских школах, поборы на устройство и поддержание православных церквей и т. д. Все это вызвало сильное возмущение крестьян, рассматривавших ее как новую попытку усиления русификации.

Ситуация усугубилась тем, что инструкцию, изданную в начале 1878 г., разослали на места в июне-июле, а объявить ее крестьянам было приказано только осенью, т. е. после окончания сельскохозяйственных работ. Однако слухи о ней распространились уже летом 1878 г., что усилило опасения в возможности поголовного крещения татар.

Первыми, в октябре 1878 г., начали борьбу крестьяне Спасского уезда Казанской губернии, требуя отменить новую инструкцию. Наибольшую активность в этой борьбе проявили жители деревень Старые Ургагары, Татарское Муллино и др., которые отказывались от страхования своих строений, от содержание пожарных сараев и других


повинностей. Крестьяне даже отобрали у некоторых старост печати, чтобы не допустить ими утверждения инструкции. В деревне Старые Ургагары, власти не сумев добиться принятия инструкции, провели аресты, после которых часть крестьян была вынуждена бежать. Но волнения продолжились и в последующие дни, когда крестьяне попытались взять сельское управление в свои руки.

Вскоре борьба крестьян Спасского уезда приняла столь острый характер, что они вообще перестали допускать в свои деревни волостное начальство. Во второй половине ноября 1878 г. в крестьянское движение в Спасском уезде включились еще несколько деревень. Серьезные волнения в те же дни вспыхнули в деревнях Среднее Алькеево, Старые и Новые Салманы Машаковской волости Спасского уезда. В других деревнях волости старосты также отказались принимать распоряжение волостного и уездного начальства.

Упорство и солидарность крестьян не позволили властям быстро подавить движение в Спасском уезде. В конце ноября 1878 г. движение распространилось на Казанский уезд, приняв там особенно широкий размах и широту. Здесь было охвачено волнением 5 волостей, в деревнях которой крестьяне стали смещать неугодных старост и выбирать новых. Особо острый характер приняла борьба крестьян в Больше-Менгерской и Мамсинской волостях Казанского уезда, где было оказано открытое сопротивление властям. Так, _в Больше-Менгерской волости крестьяне отстранили старост всех 12 деревень и назначили на их место угодных для себя людей. Более того, восставшие решили взять в свои руки и во­лостное правление — были избраны новый волостной старшина и писарь, и тем самым установилось настоящее крестьянское самоуправление. Всего в Казанском уезде включилось в борьбу 46 сел и деревень. В ноя­бре-декабре 1878 г. происходит выступление крестьян в Чистопольском уезде, принявшее довольно организованный характер.

Таким образом, в конце 1878 г. активная борьба крестьян против национального гнета развернулась на территории Спасского, Казанско­го, Чистопольского, Мамадышского и Тетюшского уездов. В результате борьбы крестьяне Казанской губернии добились некоторых успехов, в частности —■ отмены ненавистной инструкции.

Однако сделав уступки, власти жестоко расправились с восставшими. В декабре 1878 г. губернатор Скарятин с батальоном солдат усмирил кре­стьян Казанском уезда. Тем не менее в начале 1879 г. выступления татар­ских крестьян продолжились в Мамадышском, Спасском, Чистопольском уезде. Например, в татарской деревне Тиганы Спасского уезда почти целый год существовало крестьянское самоуправление. Всего в 1879 г. выступления прошли в 8 из 12 уездов губернии. Причем, если в 1878 г. В


;


 


татарском крестьянском движении заметную роль играла религиозная оболочка, то в 1879 г. стали отчетливо проступать социальные мотивы.

В последние два десятилетия XIX в. Казанская губерния вновь стала ареной широкого крестьянского движения, принимавшего различные формы и направления. Например, в Казанской губернии осенью 1881 г. крестьяне деревни Старое Казыево Тетюшского уезда произвели крупную порубку леса в имении князя Гагарина. В мае и июне 1883 г. происходила открытая борьба между крестьянами деревни Муллино Спасского уезда и помещицей Аристовой. В октябре 1890 г. татарские крестьяне (численностью около 800 человек) ряда сел Тетюшского уезда оказали вооруженное сопротивление землемеру, требуя оставить землю за ними.

В большинстве крестьянских выступлений этого периода выража­лось упорное сопротивление подчиняться различным распоряжениям властей. Но даже полезные и необходимые мероприятия (противочум­ные, противохолерные, страховые, перепись населения и др.) иногда проводились так грубо, что вызывали возмущение народных масс. Так, в середине 80-х гг. в Самарской губернии и ближайших татарских дерев­нях прокатилась волна выступлений, связанная с грубыми действиями ветеринарных врачей.

Недоверие татарского крестьянства к действиям царской админист­рации проявилось во время подготовки и проведения первой всеобщей переписи населения России, вновь сопровождавшейся слухами о якобы готовившей поголовной христианизации татар. В ответ многие татарские деревни саботировали перепись и иногда даже совершали вооруженные нападения на представителей администрации. Ввиду этого в большин­стве татарских деревень перепись была проведена с помощью воинских команд или полиции.

В последние два десятилетия "XX в. продолжались также выступле­ния против непомерных налогов, платежей и повинностей. К этому времени многочисленные повинности привели к накоплению огромных недоимок, взимаемых полицейскими мерами. В результате возникали конфликты, проявившиеся даже в вооруженных и массовых выступле­ниях в Царевокакшайском, Мамадышском и других уездах губернии.

Таким образом, крестьянские выступления в пореформенной России, в том числе и Казанской губернии, были направлены против пережитков феодализма и крепостничества в социально-экономической и правовой жизни.

Рабочее движение. Развитие крупной фабрично-заводской промыш­ленности в пореформенные годы повлекло за собой рост численности рабочих. В то же время индустриальный подъем неизбежно сопровож­дался высокой продолжительностью рабочего дня, низкой заработной платой, тяжелыми жилищно-бытовыми условиями. Отсутствие легально


действующих профсоюзов и партий, рабочего законодательства, социаль­ной политики, которые бы способствовали решению проблемы жилья, пенсионного обеспечения, медицинского обслуживания вынуждали ра­бочих начать самостоятельную, стихийную борьбу за лучшую жизнь.

Основной формой протеста рабочих, начиная с 70-х годов, стали стачки (забастовки), которые носили сначала стихийный, а позднее сознательный характер. Однако, так как в первые пореформенные годы численность рабочих фабрично-заводской промышленности Казани росла довольно слабо, то и рабочее движение здесь зародилось несколько позднее. Первая крупная стихийная стачка рабочих Казани произошла на Алафузовской фабрике 1 мая 1891 года. Поводом для нее послужил отказ администрации повысить расценки на летние месяцы, что ранее делалось в целях стабильной работы предприятия в течение всего года. Выступив против этого решения, работ}' прекратили более 800 алафузовских рабочих. В ответ на это администрация вызвала полицию, уволила наиболее активных забастовщиков, после чего остальные были вынуждена приступить к работе. Так завершилась первая стачка казанских рабочих.

Становление социал-демократических организаций. В пореформен­ный период в Казани активно развивалось общественное движение разночинно-демократической интеллигенции, наиболее распространен­ной формой деятельности которой являлся кружок. Кружок являлся' неофициальным собранием людей с общими умственными интересами, периодически встречавшихся для совместных занятий и дискуссий. Постепенно эти встречи неизбежно принимали оппозиционный характер. Так, в начале 70-х годов в Казани выделялся кружок Н. Я. Агат фонова, в который входили К. В. Лаврский, В. И. Португалов и др. Большинство членов этого кружка являлись бывшими студентами-разночинцами, занимавшихся пропагандой демократических идей.

Кружки стали основой для развития революционного течения в российской общественно-политической жизни, которое в пореформенный период было представлено различными направлениями народничества и марксизма. Их объединяло стремление к осуществлению революции в России и ее последующего социалистического переустройства.

Народничество, ставшее господствующим направлением в револю­ционном движении в 60-80-е гг. XIX в., возникло в Казани под влиянием народнических кружков Петербурга — «Общества большой пропаганды», кружка «оренбуржцев» и кружка С. Ковалика. В 1872 г. был организован один из первых народнических кружков в городе, в который вошли студенты университета и ветеринарного института. Члены кружка распространяли нелегальную литературу, пропагандировали социалисти­ческие идеи среди учащихся и местной молодежи. Через них в Казань

 


проникли популярный в то время у российских социалистов «Капитал» и другая запрещенная литература.

Подъем народнического движения в Казанской губернии пришелся на весну и лето 1874 года, когда здесь начались знаменитые «хождения в народ». Десятки представителей разночинной молодежи устремились в деревни для пропаганды социалистических идей среди крестьян. Однако там они оказались непонятыми крестьянами,. которые нередко сами сдавали пропагандистов в полицию. К осени 1874 года большинство участников «хождения в народ» были арестованы. Арестам подверглись также члены кружка «оренбуржнев» и казанская группа «Общества большой пропаганды».

В 1876 г. в Казани образовался новый кружок народнического направ­ления, находившегося под влиянием одного из видных идеологов народ­ничества Лаврова. В него вошли Е. Ф. Печорский, С. Мышкин и другие, которые также вели активную революционную агитацию. Деятельность революционных народников особенно активизировалась на рубеже 70-80-х годов. В Казани этот этап в основном был связан с известной обще­российской организацией «Народная воля», установившей связь с казанскими группами.

В 80-е гг. происходит упадок революционного народничества и гос­подствующим становится его либеральное течение, выступавшее за рефор­маторский путь преобразования России. Казанские либеральные народники пропагандировали свои идеи на страницах журналов, с трибун всевоз­можных съездов и собраний прогрессивной интеллигенции города.

Появление и развитие рабочего движения стало причиной перехода многих революционных народников на позиции марксизма. В конце 80-х годов в Казани появляются марксистские кружки. Одним из первых их организаторов был Н. Е. Федосеев, под влиянием которого затем воз­никают другие марксистские кружки. Постепенно сформировалась сеть молодежных кружков и групп, руководимых центральным. В них изуча­лись работы К. Маркса, Ф. Энгельса, Г. В. Плеханова и др., велась пропа­ганда марксизма среди студентов, учащейся молодежи, предпринима­лись попытки наладить связи с казанскими рабочими. С октября 1888 г. по май 1889 г, в работе одного из такого объединений участвовал моло­дой В. И. Ульянов. Марксисткие кружки Н. Е. Федосеева оказали большое влияние на распространение социал-демократических идей в губернии.

В 1892 году студент Казанского университета А. М. Стопани организовал новый социал-демократический кружок. В 1893 г. член этого объединения Е. Табейкин организовал на Алафузовском заводе первый в Казани марксистский кружок для рабочих. Позднее на заводе возник небольшой марксистский кружок из рабочих-татар. В 1892 году Н. Э. Бауман и А. М. Стопани организовали одну из первых маевок


казанских рабочих, где провозглашались не только экономические, но и политические лозунги. В 1894 г. кружок был разгромлен полицией.

В 1897 году под влиянием другой известной общероссийской организации «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» в Казани была создана еще одна социал-демократическая группа. Результатом деятельности этой группы стало создание революционных кружков на крупных предприятиях города, организация забастовки типографских рабочих, маевки 1898 года на берегу Волги.

К концу XIX века в российской социал-демократии наметились серьезные разногласия между революционными радикалами во главе с В. И. Лениным и более умеренными сторонниками марксизма так назы­ваемыми «экономистами», склонявшимся к реформистским методам борьбы. Однако еще вплоть до революционных событий 1917 г. проти­востояние главных идеологов этого движения практически не отра­жалось на деятельности казанских социал-демократов.

3. Культурная жизнь

Просвещение. Отличительной чертой культурной жизни первых пореформенных десятилетий стало распространение просвещения. В стране развернулось широкое движение за создание народных школ, изменение методов преподавания в иих, предоставление права на образование женщинам и т. д.

Заметные сдвиги в развитии народного образования произошли и в Ка­занской губернии, что выразилось в увеличении числа учебных заве­дений и количества учащихся. Например, если в Казани в 1882 г. было 59 русских учебных заведений всех форм и типов, в которых обучалось 7843 учащихся, то в 1904 г. — 102 учебных заведения с 14330 учащимися.

В пореформенный период в губерним действовали начальные школы нескольких типов: казенные, земские, церковно-лриходские, русско-татарские школы, татарские мектебьт и медресе. К концу столетия только в Казани имелось: 27 казенных трехклассных училищ (среди них 12 мужских, 10 женских и 5 смешанных), 3 приходских двухклассных училища, одно четырехклассное, 3 земские начальные школы, 15 церковно-приходских школ, несколько училищ при детских приютах, 5 русско-татарских школ, русские классы при Апанаевском и Усманов-ском медресе, русские классы при Ново-Татарской и Старо-Татарской слободах, ряд татарских старометодных и новометодных мектебов и медресе. Кроме того, существовали частные школы, которые занимались подготовкой к поступлению в младшие классы средних учебных заведений и репетиторством младших классов средних училищ.

 


 

 


 


В сельской местности распространенными являлись церковно-приход-ские школы. Элементарное образование в этих школах, включавших помимо чтения и письма закон божий, церковнославянское чтение и цер­ковное пение, было значительно ниже, чем в земской школе. Правительство оказывало покровительство церковноприходским школам, стремясь с их помощью воспитать учащихся в духе религиозности и политической благонадежности.

Подготовка учителей для начальной школы проводилась в Казани в нескольких учебных заведениях: учительском институте, учительской семинарии, крещено-татарской учительской школе, татарской учитель­ской школе. Учительницы получали подготовку в восьмых классах женских гимназий, в специальной земской школе, в епархиальном женском училище и окружном женском духовном училище.

Буржуазные реформы 60-х гг. уничтожили сословный характер шко­лы. Гимназии были официально объявлены общеобразовательной средней школой. В нее мог поступить любой, выдержавший вступительный экза­мен и внесший плату за обучение (в среднем от 15 до 50 рублей в год). В конце XIX в. в Казани существовали три казенные мужские гимназии, одна мужская частная Мануйловой, три женские частные гимназии (Ма-риинская, Ксениинская и А. И. Котовой) и одно реальное училище в составе семи классов. В городе также имелось закрытое женское среднее учебное заведение — Родионовский институт благородных девиц для выходцев из дворянских и купеческих семей. В Казани действовало несколько специальных средних учебных заведений: промышленное тех­ническое училище, частная музыкальная школа Гумберта, художественная школа, ремесленное училище, фельдшерская школа и другие. В уездных городах имелась прогимназия (в Чистополе), 2-х и 3-х классные училища.

В пореформенное время несколько повысился уровень грамотности населения губернии, колебавшийся в зависимости от района, характера занятий жителей. В городах, например, число грамотных было примерно в два раза больше, чем в сельской местности. По данным всероссийской переписи населения 1897 г., средний уровень грамотности (русской и татарской) в Казанской губернии составлял 18%, причем среди мужчин грамотных было больше (25%), чем среди женщин (11%). Однако высшее и среднее образование имели лишь 2% населения, т. е. уровень образованности к концу XIX в. определяла начальная школа. В целом по уровню русской грамотности Казанская губерния занимала 44 место среди 50 губерний Европейской России.

Несмотря на покровительственную политику государства по отно­шению к русским учебным заведениям, процент грамотности на родном


языке среди татарского населения был достаточно высоким (мужчины — 22%, женщины — 18%). Этому способствовала значительная распроч страненность татарских мектебов и медресе в крае. Например, на рубеже) Х1Х-ХХ вв. на каждую тысячу жителей татар приходилось 1,21 учебных| заведений и 55 учащихся, а на то же количество русских — 0,88 училищ и 40 учащихся. Среди них в начале XX в. еще большую популярностьп приобретают джадидистские мектебы и медресе, где применялись/ европейские методы обучения. Наряду с религией в джадидистских \ (новометодных) школах преподавались основы светских наук, большее / внимание уделялось родному языку, применялся звуковой метод / обучения чтению и т. д. Больше появляется школ для девочек. Наиболее ! крупными и известными джадидистскими медресе в Казани были — «Мухаммадия», «Марджания», «Л па наев с кое» и «Азимовское».

Высшее образование в Казани было представлено университетом, ве­теринарным институтом и высшими женскими курсами. Высшее религи­озное образование можно было получить в Казанской духовной академии.

Казанский университет. В пореформенный период университет оста­вался ведущим учебным заведением, игравшем важную роль в развитии науки и культуры в крае. -В это время здесь действовало четыре фа-"культета: физико-математический, историко-филологический, медицин­ский и юридический. В начале 80-х гг. в Казанском университете обучалось 847 студентов (по количеству студентов он занимал шестое место из семи университетов страны)-

Значительных успехов в пореформенные десятилетия достигли казан­ские ученые, что вновь принесло им не только общероссийское, но и международное признание. Наиболее выдающихся успехов в этот период добилась казанская школа химиков. В 60-е гг. крупные научные открытия сделал ученик Н. Н. Зинина профессор А.М.Бутлеров (1828-1886)* который своими исследованиями произвел переворот в органической химии. Он создал теорию химического строения органических веществ, открывшей пути синтеза новых соединений. Открытие А. М. Бутлерова вполне сопоставимо с открытиями Ломоносова и Менделеева. С 1868 г. ученый продолжил свои исследования в Петербургском университете.

Ученик А. М, Бутлерова В. В. Марковников (1839-1904), продолжая разработку структурной теории, установил закон взаимного влияния атомов, управляющий процессом становления сложных органических соединений. Кроме теоретических работ, В. В. Марковников активно занимался практическими исследованиями, например, по изучению кавказской нефти. Другой ученик Бутлерова — А. М. Зайцев сумел экспериментально синтезировать многие новые органические соедине-


ния. Среди других ярких представителей казанских химиков следует назвать профессоров Ф. М. Флавицкого и И. И. Кононникова.

В пореформенный период продолжила свое развитие казанская школа математиков, традиции которой были заложены Н. И. Лобачевским. Признание в России и за рубежом получили фундаментальные иссле­дования А. Г. Имшенецкого (1838-1892) по интегрированию уравнений с частными производными. Много сил и энергии распространению и пропаганде идей Лобачевского отдал профессор Ф.М.Суворов (1845-1911). Значительную роль в развитии математических исследований в университете сыграл профессор А. В. Васильев (1853—1929).

Основоположником казанской школы геологов стал талантливый воспитанник университета Н. А. Головкинский (1834-1897), который обосновал необходимость исюрико-генетического подхода к изучению геологии местного края. Дальнейшее развитие казанской геологической школь; связано с именем профессора А. А. Штукенберга и его учеников — П. И. Кротова, М. Э. Ноинского и М. Э. Янишевского.

Дальнейшее развитие получила казанская астрономическая школа. Международное признание получили исследования профессора М. А. Ко­вальского (1821-1884). Он разработал один из лучших методов опреде­ления собственного движения Солнца в пространстве. Ковальский на несколько десятков лет опередил своих современников, высказав идею о вращении Галактики. Он был избран членом-корреспондентом Академии наук России, Королевского астрономического общества (Англия) и других научных организаций.

После смерти Ковальского астрономические исследования в Казани возглавил известный астроном профессор Д. И. Дубяго (1849-1918). Большой заслугой Д. И. Дубяго стало строительство в 1899-1901 гг. новой астрономической обсерватории им. В. П. Энгельгардта, сотрудники ко­торой развернули важные научные исследования.

В стенах университета в пореформенный период формируется казан­ская медицинская школа, прославившаяся трудами профессора терапевти­ческой факультетской клиники Н. А. Виноградова (1831-1886), профессора гистологии К. А. Арнштейна (1840-1919), профессоров физиологии Ф.В.Овсянникова (1827-1906), Н.О.Ковалевского (1840-1891), Н.А. Ми-славскога (1854-1928) и других ученых. Большой след в научной жизни Казани оставила деятельность выдающегося анатома П. Ф. Лесгафта. Осно­вателем отечественной офтальмологии стал казанский ученый профессор Е. В. Адамюк (1839-1906), чьи труды получили всемирную известность.

С 80-х гг. XIX в. начал работать в Казани крупнейший ученый-физиолог, невропатолог, психолог, социолог, профессор В. М. Бехтерев

- 58


(1857-1927) — основоположник отечественной экспериментальной пси­хологии. В 1885 г. им была открыта первая в стране психофизиологиче­ская лаборатория. Бехтеревым были созданы фундаментальные труды по головному и спинному мозгу.

В пореформенные десятилетия резко возрос интерес к гуманитар­ным наукам, которые более тесно соприкасались с политикой и идеологией и являлись одной из форм общественного сознания. В этот период ученые-гуманитарии Казани плодотворно работали в области истории, права, лингвистики, литературоведения, экономики, создав важные научные исследования. Так, большой вклад в развитие отечественной исторической науки внесли профессора Н. А. Фирсов (1831-1896), И.Н.Смирнов (1856-1904) и ряд других. Одной из ведущих научных школ в России была Казанская школа славяноведения, у истоков которой стоял профессор В.И.Григорович (1815-1876). Интен­сивная работа велась в области права (Н.П.Иванов, Н.П.Загоскин, А. А. Пионтковский и др.) и экономики (И. К. Бабст, А. К. Корсак).

В целом ученые Казанского университета занимали в этот период достойное место в развитии русской и мировой науки. Исследования казанских ученых оказали значительное влияние на экономическую и общественно-политическую жизнь России, тем самым содействуя ее переходу на новый этап развития. Много ценного в этом отношении было сделано и различными казанскими научными обществами, организованными на базе университета (общества врачей, естествоис­пытателей, юридическое, неврологическое и др.).

Периодическая печать, литература, театр, искусство. В пореформен­ный период Казань продолжала развиваться как крупный культурный центр, где были созданы замечательные произведения литературы и ис­кусства, занявшие достойное место в сокровищнице российской культуры.

Казань являлась крупным центром периодической провинциальной печати. В пореформенный период здесь издавалось с различной продол­жительностью до десяти газет. Старейшей из них являлись «Казанские губернские ведомости» (1838-1917), представлявшие собой официальный орган губернских властей. В 60-80-е гг. начинают издаваться несколько газет умеренно-либерального характера — «Казанский биржевой листок», «Камско-Волжская газета», «Волжско-Камское слово», «Казанские новос­ти» и другие, где затрагивались актуальные общественно-политические и экономические вопросы. В 1884-1906 гг. в Казани выходила газета либе­рально-народнического содержания «Волжский вестник», которая явля­лась одной из наиболее популярных газет этого направления в Поволжье.


Значительное развитие в пореформенные десятилетия получила татар­ская светская литература. В романах и драмах Ф. Халиди («Мурад Салимов», «Махруса Ханум»), Г. Ильяси («Бичара кыз») и 3. Бигиева («Тысячи, или красавица Хадича», «Великие грехи») разоблачались недо­статки существующих порядков, звучал призыв к просвещению, освоению достижений русской культуры. В это время увеличивается количество переводных произведений с русского языка. Стали появляться переводы И. А. Крылова, А. С. Пушкина и др. Среди немногочисленных предста­вителей русской художественной литературы в крае следует выделить творчество несправедливо забытого классика второй половины XIX в., уроженца Елабуги Д. И. Стахеева («Благоприобретение», «Духа не уга­шайте» и др.).

Во второй половине XIX в. продолжалась борьба за создание татар­ской печати. В общей сложности от татар в органы власти поступило более двадцати прошений об издании газет и журналов на родном языке. Однако правительство под разными предлогами отклонило эти прошения.

В жизнь городского населения более глубоко входит театр. Казанский театр, получивший в 1867 г. новое здание, становится одним из лучших провинциальных театров России. Под руководством антрепренеров П. М. Медведева и М. М. Бородая создаются драматическая, оперная и опереточная труппы, которые начинают давать регулярные представления. В репертуаре драматической труппы видное место занимали пьесы А. Н. Островского, И. С. Тургеньева, Ф. М. Достоевского, Н. В. Гоголя и др., оперной — Ж. Бизе, П. Чайковского, М. Мусоргского н др.

Многие артисты, завоевавшие впоследствии общероссийскую извест­ность, начинали свою деятельность в Казани. Например, с Казанью связа­ны детские и юношеские годы великого русского певца Ф. И. Шаляпина. В Казани, в труппе М. Бородая в 1897 г. начался творческий путь выдающегося артиста В. И. Качалова.

Кроме выступлений оперной и опереточной труппы, в Казани часто устраивались концерты камерной музыки под руководством местного композитора В. Н. Пасхалова. В 1881 г. организовался кружок любите­лей музыки, а в 1887 г. — Казанское отделение Русского музыкального общества. В 1881 г. была открыта музыкальная школа, которая много сделала для развития музыкальной культуры в крае.

Татарского театра в то время еще не было, однако молодежь все же постепенно приобщалась к театральной жизни города. В конце столетия стали тайно устраиваться домашние спектакли учащихся медресе и наи­более передовой молодежи из числа татарского населения. В некоторых домах организовывались домашние концерты, дети обучались музыке. В


это время делаются первые записи татарской музыки и ее обработки. Несколько оживляется и национальное изобразительное искусство (ху­дожественные промыслы, оформление книг).

В области изобразительного искусства стал широко известен один из основоположников реалистичной пейзажной живописи, уроженец г. Ела-бута — выдающийся русский художник И.И.Шишкин (1831-1898). который смог в своих произведениях («На окраине соснового бора», «Кама», «Корабельная роща») раскрыть внутреннюю гармонию природы Среднего Поволжья и Прикамья.

В 70-90-е гг. в Казани прошло шесть художественных выставок, знакомивших их посетителей с лучшими произведениями русского и за­рубежного искусства. Большим событием стало открытие в 1895 г. в Казани художественной школы, которая давала специальное образование для художников-живописцев, скульпторов, архитекторов. В 1894 г. на базе коллекции А. Ф. Лихачева начал свою деятельность Казанский городской музей (ныне Государственный музей РТ). .

Таким образом, пореформенные десятилетия стали периодом дальнейшего подъема и расцвета культуры народов Казанской губернии. Этот период отмечен огромными сдвигами в просвещении и науке, появ­лением целой плеяды выдающихся литераторов, художников, деятелей театра, творчество которых являлось достоянием российской и мировой культуры. Кроме того, Казань продолжала играть важную роль в куль­турной жизни нерусских народов Поволжья, и прежде всего татарского.

IV. ОБРАЗОВАНИЕ ТАТАРСКОЙ НАЦИИ

Нация это тип этноса, т. е. исторически сложившаяся устойчивая общность людей, характеризующаяся наличием государственности, эконо­мической общности (национального рынка), появлением и распростра­нением литературного языка и т. д. Появлению нации предшествует развитие народности, представляющей собой территориальную, эконо­мическую и культурную общность людей. Для превращения народности в нацию необходимы определенные социально-экономические факторы, способствующие преодолению экономической замкнутости, характерной для феодальной эпохи.

Необходимые факторы для образования татарской нации складывались в течение долгого времени. Они зародились еще в недрах феодализма и затем развивались и укреплялись по мерс расширения и углубления рыночно-буржуазных отношений в татарском обществе. Буржуазные


реформы 60-70-х гг. создали необходимые условия для более быстрого развития капитализма и ускорили процесс утверждения буржуазных отношений у татар. Одновременно шел процесс зарождения и развития татарской общественной мысли — просветительства (одним из этапов которого стал джадидизм), способствовавшего развитию национального самосознания и национально-освободительного движения. Все эти факторы сыграли важную роль в складывании нации.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.124 (0.024 с.)