ТОП 10:

СЦЕНА ПЯТНАДЦАТАЯ. ПРЕКРАСНЫЙ ХОЛМ



Гарри и Альбус взбираются на холм в прекрасный летний день. Они молчат, наслаждаясь солнцем, светящим им на лицо, в то время как они взбираются.

ГАРРИ: Ну, так что, ты готов?

АЛЬБУС: К чему?

ГАРРИ: Ну, к экзаменам после четвёртого года обучения, а затем пятый год, важный год, во время своего пятого года я сделал…

Он смотрит на Альбуса. Он улыбается. Он говорит слишком быстро.

Я сделал много всего. Кое-что из этого — хорошее, кое-что — плохое. Многое из этого достаточно спорное.

АЛЬБУС: Рад слышать это.

Гарри улыбается.

Я наблюдал за ними, ты знаешь, немного, за твоими мамой и папой. Они были, вы

веселились вместе. Твой папа любил делать эти кольца из дыма и пускать их на тебя, ну, ты не мог остановиться хихикать.

ГАРРИ: Да?

АЛЬБУС: Мне кажется, тебе бы они понравились. И я думаю, что мне Лили и Джеймс тоже бы понравились.

Гарри кивает. Повисает немного не комфортная тишина. Оба пытаются придумать, о чем бы поговорить, и оба не знают.

ГАРРИ: Знаешь, я думал, мы потеряли его… Волан-де-Морта… Я думал, мы его потеряли, и когда мой шрам снова начал болеть, и я видел сны о нем и я мог даже говорить на парселтанге снова, я почувствовал, словно вовсе не изменился… что он никогда не оставит меня…

АЛЬБУС: И что теперь?

ГАРРИ: Частью меня был Волан-де-Морт, умерший много лет назад, но недостаточно было избавиться от его материальной составляющей… Мне нужно было избавиться от него у себя в голове. И сорокалетнему мужчине нужно многому научиться для этого.

Он смотрит на Альбуса.

Я хочу сказать, что это навсегда в нашей памяти, я не могу просить тебя забыть это, но я надеюсь, что мы переживем это. Я буду пытаться стать лучшим отцом для тебя, Альбус. И я хочу попытаться быть с тобой честным и…

АЛЬБУС: Пап, тебе не нужно…

ГАРРИ: Ты сказал, что я ничего не боюсь. Например, я боюсь темноты, ты знал это?

АЛЬБУС: Гарри Поттер боится темноты?

ГАРРИ: А еще мне не нравятся тесные комнатки и… Я никогда никому этого не говорил, но я не люблю… (медлит) голубей.

АЛЬБУС: Тебе не нравятся голуби?

ГАРРИ (он морщится): Противные, клюющие, грязные. От них у меня мурашки по коже.

АЛЬБУС: Но ведь голуби безобидные!

ГАРРИ: Я знаю. Но есть кое-что, что пугает меня больше всего, Альбус Северус Поттер, это быть тебе отцом. Потому что мне приходится работать без знания скрытых механизмов. У большинства есть хотя бы отец, чтобы равняться на него или не равняться. У меня ничего, или же ничтожно мало. Я учусь, понимаешь? И я сделаю все в моих силах, чтобы не быть тебе плохим отцом.

АЛЬБУС: А я попытаюсь быть лучшим сыном. Я знаю, что я не Джеймс, пап, я никогда не буду как вы двое…

ГАРРИ: Джеймс совсем не такой как я.

АЛЬБУС: Разве?

ГАРРИ: Все дается ему легко. А мое детство было напряженной борьбой.

АЛЬБУС: Таким же было и мое. Получается, ты говоришь, что я похож на тебя?

Гарри улыбается Альбусу.

ГАРРИ: На самом деле, ты больше похож на свою маму, отважный, проворный, смешной, что мне нравится, что мне кажется, делает тебя очень даже отличным сыном.

АЛЬБУС: Я чуть не уничтожил мир.

ГАРРИ: Дельфи бы никуда не ушла, Альбус, ты вытащил ее на свет и ты нашел способ бороться с ней. Ты, наверное, не осознаешь это сейчас, но ты спас нас.

АЛЬБУС: Но разве я не должен был лучше справиться?

ГАРРИ: Ты не думаешь, что я задаюсь теми же вопросами?

АЛЬБУС (он чует, что это не то, что сделал бы его отец): И потом… когда вы схватили ее… Я хотел ее убить.

ГАРРИ: Ты видел, как она убила Крэйга, ты был зол, Альбус, и это нормально. И ты бы не сделал этого.

АЛЬБУС: Откуда ты это знаешь? Может быть, это моя Слизеринская сторона. Может быть это то, что Распределяющая Шляпа увидела во мне.

ГАРРИ: Я не понимаю, что у тебя в голове, Альбус, по правде, ты знаешь, что ты подросток, и я и не должен понимать, что в твоей голове, но я понимаю, что в твоем сердце. Я не понимал, долгое время не понимал, но благодаря этой… “выходке”… теперь я знаю, что там. Слизерин, Гриффиндор, какие бы ярлыки на тебя не повесили, я знаю, что сердце у тебя доброе… И нравится тебе это или нет, но у тебя своя дорога, чтобы стать волшебником.

АЛЬБУС: О, не хочу быть волшебником, я собираюсь гонять голубей. Это меня завораживает.

Гарри ухмыляется.

ГАРРИ: Данные тебе имена, они не должны становится бременем. У Альбуса Дамблдора тоже были трудности в жизни, знаешь ли. Северус Снейп, что ж, ты все о нем знаешь…

АЛЬБУС: Они были хорошими людьми.

ГАРРИ: Они были великими людьми, со своими недостатками, но ты знаешь что, эти недостатки почти сделали их ещё более великими.

Альбус оглядывается вокруг себя.

АЛЬБУС: Пап? Почему мы здесь?

ГАРРИ: Это то место, куда я часто прихожу.

АЛЬБУС: Но ведь это кладбище…

ГАРРИ: И здесь захоронен Седрик.

АЛЬБУС: Папа?

ГАРРИ: Юноша, которого убили, Крэйг Боукер, как хорошо ты его знал?

АЛЬБУС: Не очень хорошо.

ГАРРИ: Я тоже не был хорошо знаком с Седриком. Он мог бы играть в сборной Англии по квиддичу. Или стать великолепным мракоборцем. Он мог бы взяться за все, что угодно, и добиться успеха. Амос прав — его просто украли. Поэтому я прихожу сюда, когда могу. Сказать ему “прости”.

АЛЬБУС: Это хороший поступок.

Альбус присоединяется к своему отцу, стоящему перед могилой Седрика. Гарри улыбается своему сыну и смотрит в небо.

ГАРРИ: Я думаю, это будет хороший день.

Он касается плеча своего сына. И в стене между ними появляется почти незаметная трещина.

АЛЬБУС (улыбается): Я тоже так думаю.

 

КОНЕЦ

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.51.69 (0.004 с.)