ТОП 10:

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ. ПЕРЕХОДНАЯ СЦЕНА



И сейчас мы входим в несуществующий мир изменения времени. Вся эта сцена о магии. Изменения быстры, как скачок между мирами. Единых сцен нет, но есть фрагменты, осколки, которые показывают постоянную прогрессию времени.

Сначала мы внутри Хогвартса, в Большом зале, и все кружатся вокруг Альбуса.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Альбус Поттер.

КАРЛ ДЖЕНКИНС: Поттер. В нашем году.

ЯНН ФРЕДЕРИКС: У него его волосы. Его волосы точно такие же.

РОУЗ: И он мой двоюродный брат. (Они поворачиваются.) Роуз Грейнджер-Уизли. Приятно познакомиться.

Тут появляется Распределяющая шляпа, и студенты садятся за столы своих факультетов.

Быстро становится очевидным, что она приближается к Роуз, которая напряженно ожидает своей судьбы.

РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА:

Работаю я здесь веками,

У всех была на голове,

Твоими шевелю мозгами,

И говорю, где быть тебе.

Ни вес, ни рост, ни громкость храпа

Мне не важны — сужу я всех.

Распределяющая шляпа —

Известна буду я вовек.

Роуз Грейнджер-Уизли.

Надевает шляпу на голову Роуз.

ГРИФФИНДОР!

Аплодисменты от Гриффиндорцев, так как Роуз присоединяется к ним.

РОУЗ: Слава Дамблдору.

Скорпиус бежит, чтобы занять место Роуз под Распределяющей шляпой.

РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА: Скорпиус Малфой.

Надевает шляпу на голову Скорпиуса.

СЛИЗЕРИН!

Ожидая этого, Скорпиус кивает и ухмыляется. Аплодисменты от Слизеринцев, так как он присоединяется к ним.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Что ж, в этом есть смысл.

Альбус стремительно подходит к передней части сцены.

РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА: Альбус Поттер.

Надевает шляпу на голову Альбуса — и в этот раз, кажется, она решает очень долго — как-будто она в замешательстве.

СЛИЗЕРИН!

Тишина. Безупречная, глубокая тишина. Слышны только ерзанья учеников на стульях.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Слизерин?

КРЭЙГ БОУКЕР МЛАДШИЙ: Вау! Поттер? В Слизерине.

Альбус неуверенно осматривается. Скорпиус улыбается, радуясь, кричит ему.

СКОРПИУС: Ты можешь сесть рядом со мной!

АЛЬБУС (сильно смущенный): Хорошо. Да.

ЯНН ФРЕДЕРИКС: Похоже, у него не те же волосы.

РОУЗ: Альбус? Но это неправильно, Альбус. Так не должно быть.

И внезапно мы оказываемся на уроке полетов Мадам Трюк.

МАДАМ ТРЮК: Ну, чего вы все ждете? Встаньте все рядом со своими метлами. Давайте, пошевеливайтесь.

Дети торопятся встать рядом со своими метлами.

Поднимите свои руки над метлами и скажите: “Вверх!”.

ВСЕ: ВВЕРХ!

Метлы Роуз и Янна поднимаются в их руки.

РОУЗ и ЯНН: Да!

МАДАМ ТРЮК: Давайте же. У меня нет времени на прогульщиков. Скажите: “Вверх”. “Вверх” — будто имеете это в виду.

ВСЕ (кроме Роуз и Янна): ВВЕРХ!

Метлы поднимаются вверх, включая метлу Скорпиуса. Только метла Альбуса остается на земле.

ВСЕ (кроме Розы, Янна и Альбуса): ДА!

АЛЬБУС: Вверх. ВВЕРХ. ВВЕРХ.

Его метла не двигается. Ни на миллиметр. Он смотрит на нее с отчаянием. По всему классу разносятся смешки.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Мерлинова борода, как унизительно! Он действительно совсем не похож на отца?

КАРЛ ДЖЕНКИНС: Альбус Поттер, Слизеринская дрянь.

МАДАМ ТРЮК: Хорошо, дети. Время летать.

И внезапно из ниоткуда рядом с Альбусом появляется Гарри, в то время как пар распространяется по сцене. Мы снова на платформе девять и три четверти, и время беспощадно движется. Альбус теперь на год старше (как и Гарри, но менее заметно).

АЛЬБУС: Папа, ты не мог бы встать чуть дальше от меня?

ГАРРИ (удивленно): Второкурсникам не пристало появляться с отцами?

Очень наблюдательный волшебник начинает показывать на них пальцем.

АЛЬБУС: Нет. Просто ты — это ты, а я — это я.

ГАРРИ: Люди просто смотрят, хорошо? Люди смотрят. И они смотрят на меня, не на тебя.

Очень наблюдательный волшебник протягивает что-то Гарри, и он подписывает это.

АЛЬБУС: На Гарри Поттера и его разочаровывающего сына.

ГАРРИ: Что это значит?

АЛЬБУС: На Гарри Поттера и его сына из Слизерина.

Джеймс мчится мимо них со своей сумкой.

ДЖЕЙМС: Склизкий слизеринец, хватить дрожать! Пора садиться на поезд!

ГАРРИ: Необязательно, Джеймс.

ДЖЕЙМС (через некоторое время): Увидимся на Рождество, пап.

Гарри беспокойно смотрит на Альбуса.

ГАРРИ: Ал…

АЛЬБУС: Мое имя Альбус, не Ал.

ГАРРИ: Другие дети плохо к тебе относятся? Дело в этом? Может, если ты попытаешься завести еще нескольких друзей… без Гермионы и Рона я бы не выжил в Хогвартсе, я бы вообще не выжил.

АЛЬБУС: Но мне не нужны Рон и Гермиона, у меня… у меня уже есть друг — Скорпиус. Знаю, тебе он не нравится, но мне не нужна больше ничья дружба.

ГАРРИ: Послушай, для меня главное, чтобы ты был счастлив.

АЛЬБУС: Тебе не обязательно провожать меня до станции, пап.

Альбус поднимает свой чемодан и уходит.

ГАРРИ: А мне бы хотелось…

Но Альбус исчез. Драко Малфой, одетый в безупречную мантию и с идеально уложенным белокурым хвостом, появляется из толпы, чтобы встать рядом с Гарри.

ДРАКО: Мне нужна услуга.

ГАРРИ: Драко.

ДРАКО: Эти слухи о родителях моего сына, они не собираются утихать. Другие студенты Хогвартса постоянно дразнят Скорпиуса… если Министерство заявит о том, что все Маховики времени были уничтожены в битве в Отделе тайн…

ГАРРИ: Драко, не волнуйся, слухи скоро стихнут.

ДРАКО: Мой сын от этого страдает, и Астории тоже нездоровится в последнее время, поэтому ему нужна вся поддержка, которую он может получить.

ГАРРИ: Если ты обращаешь внимание на слухи, то ты их кормишь. Слухам о том, что у Волан-де-Морта был ребенок, много лет. Скорпиус не первый обвиняемый. Министерству, как для тебя, так и для нас, нужно держаться подальше от этого.

Драко раздраженно хмурится, в то время как сцена освобождается, и Роуз с Альбусом стоят готовые со своими чемоданами.

АЛЬБУС: Как только поезд отъедет, тебе не нужно будет разговаривать со мной.

РОУЗ: Я знаю. Мы просто должны притворяться перед взрослыми.

Вбегает Скорпиус — с большими надеждами и с еще большим чемоданом.

СКОРПИУС (с надеждой): Привет, Роуз.

РОУЗ (категорично): Пока, Альбус.

СКОРПИУС (все еще с надеждой): Она еще подобреет.

И вдруг мы в Большом зале, и профессор Макгонагалл стоит у стойки с большой улыбкой на лице.

ПРОФЕССОР МАКГОНАГАЛЛ: Я рада сообщить вам, что в команде Гриффиндора по Квиддичу новый участник — наш (она понимает, что должна быть беспристрастной) ваш великолепный новый охотник — Роуз Грейнджер-Уизли.

Зал взрывается аплодисментами. Скорпиус хлопает вместе с ними.

АЛЬБУС: Ты тоже хлопаешь? Мы же ненавидим Квиддич, и она играет за другой факультет.

СКОРПИУС: Она же твоя двоюродная сестра, Альбус.

АЛЬБУС: Думаешь, она бы тоже мне хлопала?

СКОРПИУС: Я думаю, она потрясающая.

Студенты снова окружают Альбуса, начинается урок Зельеварения.

ПОЛЛИ ЧАПМАН: Альбус Поттер. Бесполезный. Даже портреты отворачиваются в другую сторону, когда он поднимается по лестнице.

Альбус склоняется над зельем.

АЛЬБУС: И теперь мы добавляем… это рог двурога?

КАРЛ ДЖЕНКИНС: Не мешайте ему и сыну Волан-де-Морта…

АЛЬБУС: И пару капель крови саламандры…

Зелье громко взрывается.

СКОРПИУС: Ладно. Какой ингредиент неправильный? Что нам нужно изменить?

АЛЬБУС: Все.

При этом время двигается вперед — глаза Альбуса становятся мрачнее, лицо бледнеет. Он все еще привлекательный мальчик, но старается этого не признавать.

И вдруг он возвращается на платформу девять и три четверти с отцом, который все еще пытается убедить своего сына (и себя), что все в порядке. Оба стали на год старше.

ГАРРИ: Третий год. Большой год. Вот твое разрешение на поездки в Хогсмид.

АЛЬБУС: Я ненавижу Хогсмид.

ГАРРИ: Как ты можешь ненавидеть то место, в котором ни разу не бывал?

АЛЬБУС: Потому что я знаю, что там будет полно студентов из Хогвартса.

Альбус скручивает лист бумаги.

ГАРРИ: Давай же, просто попробуй… тебе выпал шанс вволю насладиться пребыванием в Сладком королевстве без ведома мамы… Нет, Альбус, не смей!

АЛЬБУС (направляя палочку): Инсендио!

Шарик из бумаги загорается в огне и поднимается над сценой.

ГАРРИ: Как глупо!

АЛЬБУС: Самое ироничное — я не думал, что это сработает. Я ужасен в этом заклинании.

ГАРРИ: Альбус, я получаю совиную почту от профессора Макгонагалл… Она говорит, что ты изолируешь себя от других людей, ты несговорчив на уроках, угрюм, ты…

АЛЬБУС: Что ты хочешь, чтобы я сделал? Использовал магию, чтобы стать популярным? Переехал в новый дом? Стал лучшим студентом с помощью трансфигурации? Просто произнеси заклинание, пап, и преврати меня в того, кем бы ты хотел меня видеть, договорились? Это будет лучше для нас обоих.

Альбус бежит к Скорпиусу, который сидит на своем чемодане, онемевший.

(Радостно.) Скорпиус… (Обеспокоенно.) Скорпиус… ты в порядке?

Скорпиус молчит. Альбус пытается прочесть по глазам друга.

Твоя мать? Ей стало еще хуже?

СКОРПИУС: Случилось худшее, что только могло случиться.

Альбус садится возле Скорпиуса.

АЛЬБУС: Я думал, что ты пришлешь сову.

СКОРПИУС: Я не знал, что написать.

АЛЬБУС: Теперь я не знаю, что сказать.

СКОРПИУС: Ничего не говори.

АЛЬБУС: Могу ли я чем-нибудь…

СКОРПИУС: Приходи на похороны.

АЛЬБУС: Конечно…

СКОРПИУС: И будь моим хорошим другом.

Внезапно Распределяющая шляпа появляется в центре сцены и мы возвращаемся в Большой зал.

РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА:

Вы боитесь того, что вы услышите?

Боитесь, что я назову ваше имя?

Не Слизерин! Не Гриффиндор!

Не Пуффендуй! Не Когтевран!

Не волнуйтесь, дети, я знаю свою работу,

Вы научитесь смеяться, если сначала рыдали.

Лили Поттер. ГРИФФИНДОР!

ЛИЛИ: Да!

АЛЬБУС: Великолепно.

СКОРПИУС: Ты правда думал, что она присоединятся к нам? Слизерин — не место для Поттеров.

АЛЬБУС: Одному место нашлось.

В то время как он пытается уйти на второй план, другие студенты смеются. Он смотрит на них всех.

Я не выбирал, вы понимаете? Я не выбирал быть его сыном.

СЦЕНА ПЯТАЯ. МИНИСТЕРСТВО МАГИИ. ОФИС ГАРРИ

Гермиона сидит напротив кипы бумаг в офисе Гарри, где царят беспорядок и неразбериха. Она не торопясь сортирует все это. Гарри стремительно вбегает. Из раны на его щеке сочится кровь.

ГЕРМИОНА: Как прошло?

ГАРРИ: Это была правда.

ГЕРМИОНА: Теодор Нотт?

ГАРРИ: Под стражей.

ГЕРМИОНА: Что насчет Маховика времени?

Гарри раскрывает Маховик времени. Он заманчиво сияет.

Настоящий? В рабочем состоянии? Этот маховик ведь возвращает в прошлое намного дальше, чем на час?

ГАРРИ: Мы пока еще ничего не знаем. Я хотел проверить его там, но вовремя образумился.

ГЕРМИОНА: Ну, теперь он у нас.

ГАРРИ: И ты уверена, что хочешь хранить его?

ГЕРМИОНА: Не думаю, что у нас есть выбор. Посмотри на него. Он совершенно не похож на тот Маховик времени, который был у меня.

ГАРРИ (сухо): Очевидно, колдовство изменилось, с тех пор как мы были детьми.

ГЕРМИОНА: Ты истекаешь кровью.

Гарри смотрит в зеркало. Он вытирает рану своей мантией.

Не беспокойся, это хорошо сочетается со шрамом.

ГАРРИ: Гермиона, что ты делаешь в моем офисе?

ГЕРМИОНА: Я очень хотела услышать о Теодоре Нотте и… проверить, сдержишь ли ты свое обещание заняться бумажной работой.

ГАРРИ: Оу. Получается, не сдержал.

ГЕРМИОНА: Нет. Не сдержал. Гарри, как ты можешь работать в таком хаосе?

Гарри взмахивает палочкой и все бумаги и книги раскладываются в аккуратные стопки. Гарри улыбается.

ГАРРИ: Уже не в хаосе.

ГЕРМИОНА: Но все еще пренебрежительно! Знаешь, здесь есть кое-что интересное… Горные тролли, летящие на грифонах через Венгрию, гиганты с крылатыми татуировками на спинах, гуляющие по Греческим морям, и оборотни, которые полностью ушли под землю…

ГАРРИ: Отлично, давай пойдем отсюда. Я соберу команду.

ГЕРМИОНА: Гарри, я понимаю. Бумажная работа — это скучно…

ГАРРИ: Не для тебя.

ГЕРМИОНА: Мне хватает своих дел. Эти люди и звери сражались на стороне Волан-де-Морта в великих магических войнах. Они — союзники тьмы. Вместе с тем, что у нас есть на Теодора Нотта, это может что-то означать. Но если уж Глава магического правопорядка не читает эти файлы…

ГАРРИ: Мне не нужно читать об этом, я наслышан об этом извне. Теодор Нотт — именно до меня дошли слухи о Маховике времени, и именно я предпринял действия на этот счет. Тебе действительно незачем меня отчитывать.

Гермиона смотрит на Гарри.

ГЕРМИОНА: Хочешь ириску? Не говори Рону.

ГАРРИ: Ты отходишь от темы.

ГЕРМИОНА: Так и есть. Ириску?

ГАРРИ: Не могу. Сейчас мы не едим сладкого. Ты знаешь, что от этого можно стать зависимой?

ГЕРМИОНА: Что я могу сказать? Мои родители были дантистами, я была обязана восстать в какой-то момент. В сорок, конечно, поздновато, но… То, что ты сделал, было великолепно. Тебя, безусловно, не за что ругать, я просто хочу, чтобы ты читал каждую бумажку, вот и все. Считай это мягким указанием от Министра магии.

Гарри слышит подтекст в ее акценте. Он кивает.

Как Джинни? Как Альбус?

ГАРРИ: Похоже, из меня такой же хороший отец, как и бумажный клерк. Как Роуз? Хьюго?

ГЕРМИОНА (с усмешкой): Ну знаешь ли… Рон говорит, что я со своей секретаршей Этель вижусь чаще, чем с ним. Думаешь, имеет значение, что мы выбрали: быть родителем года или Министром года? Давай. Иди домой к своей семье, Гарри. Хогвартс-экспресс скоро уедет еще на один год. Проведи с пользой оставшееся время, а потом возвращайся со свежей головой и прочти эти документы.

ГАРРИ: Ты действительно считаешь, что все это может что-то значить?

ГЕРМИОНА (с улыбкой): Может. Но если это так, мы найдем способ бороться. Мы всегда находим его.

Она вновь улыбается, кладет еще одну ириску в рот и покидает офис. Гарри остается один. Собирает вещи. Выходит из офиса и идет вниз по коридору. Ответственность за весь мир лежит на его плечах.

Уставший, он заходит в телефонную будку и набирает номер «62442».

ТЕЛЕФОННАЯ БУДКА: Прощай, Гарри Поттер.

Он поднимается прочь из Министерства магии.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.188.251 (0.014 с.)