Фольклорные элементы в структуре произведений



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Фольклорные элементы в структуре произведений



Фольклор - традиционная народная культура и художественный фонд, питающий своими мотивами и образами национальную литературу и искусство. Фольклор был универсальной формой познания жизни и освоения мира. Все перипетии пережитого прошлого, большие события и значимые повороты в судьбах людей нашли художественное отражение в разнохарактерных произведениях устной поэзии [Буряты. 2004 – с. 305].

Фольклор концентрирует в себе богатство, мудрость, весь жизненный и духовный опыт народа. Анализ прозы Гатапова в фольклорном аспекте, безусловно, позволяет раскрыть многозначность содержания его произведений.

Национальный колорит достигается использованием в речи героев образных народных выражений, пословиц и поговорок: «Сытый волк теряет сноровку, сытый медведь теряет отвагу» («Первый нукер Чингисхана», с.7), «Щенки любят пробовать зубы, юнцы любят пробовать силы» («Анда», с. 40). В некоторых случаях пословицы и поговорки вводятся в виде цитаты. Например: «Изворотливый ум в десять раз могущественнее, чем темная сила» («Волк», с.95); «Плохой мужчина думает о еде, хороший – о деле» («Волк», с.80); «Лучше десять раз украсть, чем один раз солгать» («Волк», с. ); «Ум подведет, а чутье никогда не обманет» («Волк», с. 78); «цели достигнет идущий, истину постигнет думающий» («Путь к миру», с. 190).

Обращение к улигеру в повести «Путь к миру» в самый трудный период жизни (в период войны) свидетельствует о том, что в старину улигеры пели не только на праздниках, но и для поднятия боевого духа: «Голос Унну с новой силой загремел над кострищем, взмывая вместе с жаром и искрами огня, взлетавшими ввысь: Имея прославленных предков, Грозивших десяткам народов, Топтавших такие пространства, Что выехав ранней весною, Доедешь глубокой зимою, Разве могут их дети потомки, Дрожать перед злыми врагами, Бояться их черных нападок? («Путь к миру», с.187). В старину улигеры пели и слушали не только при проведении различных, важных в жизни бурят мероприятий, но и во время бедствий и войн.

Для прозы Гатапова характерны традиционные фольклорные образы мудрого старца, улигершина, коня, юрты, очага, а также фольклорные мотивы выбора пути (в рассказе «Первый нукер Чингисхана»), странствий (повесть «Волк»), боевых походов, скитаний и гонений (рассказы «Первый нукер Чингисхана», «Анда»), мотив возвращения домой (повесть «Волк»), мотив побратимства (рассказ «Анда»).

Образ мудрого старца обобщен, он не выведен конкретным персонажем: «Сразу же из рядов старейшин вышли два белобородых старца, один от эхиритов, другой от булагатов. Озабоченно нахмурив седые брови, с согнутыми от старости спинами, натужно вздыхая, они направились к середине круга» («Волк, с. 126).

Очаг– связывает звено между предками и потомками, символ преемственности поколений, символ объединения определенной группы людей и одновременно противопоставления ее всем другим (чужой огонь, чужие люди) [Бабуева В.Д.. 2004 – с. 99] . Образ очага встречается очень часто: «Доной, в наброшенном на голые плечи новом халате из овечьей шерсти, сидел у очага, развалившись на толстых кожаных подушках» («Волк», с. 90). «Боорчи подбросил несколько кусков аргала в тлеющий очаг» («Рождение вождя», с. 4). Огонь, как олицетворение женского начала, считался источником плодородия, богатства, а очаг – хранителем и дарителем жизненной силы – hулдэ детей и животных [Бабуева В.Д.. 2004 – с. 101].

Улигеры бурят – это большие стройные поэмы, богатырские эпопеи стихотворной формы, которые по большей части распеваются улигерши, чаще всего под аккомпанемент музыкального инструмента – хуура, а изредка просто рассказываются [Шаракшинова Н.О.. 1959 - с. 198]. Улигеры, как и всякое народное творчество, развиваются в условиях живой устной традиции. Носителями этой традиции являются народные сказители-улигершины. Певцы улигеров относились к повествованию серьезно, с большой ответственностью и благоговением, стараясь не пропустить ни одной детали. В повести «Путь к миру» образ улигершина описан достаточно подробно: « В застывшей тишине хрипловато и напевно гремел, крепкий еще, голос старого улигершина Унну. Унну пел громко и самозабвенно, по-молодому резко бил в воздухе руками, ударяя невидимой саблей, натягивая лук, целясь в невидимых врагов и гневными речами разоблачал их подлость и вероломство. Слушавшим его соплеменникам порой казалось, что душа его перенеслась сквозь ушедшие века и он, находясь среди предков, сам воюет со злыми завоевателями. Коричневое лицо его, изрезанное глубокими бороздами морщин, было каменно сурово, в глазах придавленных старческими веками, вспыхивали искры былой отваги» («Путь к миру», с. 186). Видно, что соплеменники слушают его с живым интересом и гордятся своими предками.

В повести «Волк» встречаются шаманские призывания (дуудалга), относящийся к жанрам обрядового фольклора. Пример: «Арзу с десяти перегонок, хорзу с двадцати перегонок, с чистейших котлов беспорочных, подносим с нижайшим поклоном…» («Волк», с.126).

Призывания – это поэтические произведения, исполнявшиеся во время коллективного или частного молебствия, от заклинаний и гимнов они отличались значительно большими размерами (до нескольких сотен стихотворных строк). Призывания имели свои определенные формы, принципы и требования. Многие состояли из четырех частей: а) зачина или вступления; б) эпической части, в которой описывалась жизнь деяние соответствующих богов и духов, воздавалась хвали их силе и способностям; в) просьбы; г) восклицания: “Соок!”. В призываниях часто содержались: имена реально живших и что-то совершивших людей; места, где происходили события, связанные с данным божеством или духом, с предками рода, улуса или шаманским корнем данного рода; описание одежды, жилища и пищи богов, духов, заянов, святых, орудий труда и вооружения, указание родовой или племенной, даже социальной принадлежности; упоминание отдельных исторических событий. Так, в повести «Волк» старейшины эхиритов и булагатов обращаются с призываниями с просьбой помочь наказать Доноя к западным, добрым богам, помогающим людям, и особенно к младшему сыну Хана Хюрмас Тэнгэри – Шингис Ширэтэ Богдо, издавшему для людей законы и придумавшему обычаи, которые племена должны соблюдать: «Ныне на думу собравшись, Мы судим средь нас недостойных, Позорящих ваших потомков, Чтоб племя от грязи очистить, Чтоб гниль от себя отделить, И просим у вас вспоможенья, В решении думы тяжелой. Всевидящим оком узрите, сыщите срединную суть, и нам, недостойным, подайте, Нетленную высшую мудрость, Чтоб в наше решенье коварно, Не вкрались ошибка и промах. Подайте нам мудрость законов, Что создали вы для народов, А мы поклянемся правдиво, Прямо и точно исполнить…» («Волк», с. 127).

 

Где выводы?



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.03 с.)