ТОП 10:

IV СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА



Субъектом национального права называют носителя индивидуальных прав и юридических обязанностей. Аналогичное понятие используется также и в области международного права, однако имеет свои особенности. Субъект международного права:

а) может вместе с другими субъектами создавать нормы международного права путем заключения международных договоров и участия в них;

б) в состоянии добровольно и добросовестно выполнять принятые на себя обязательства – нормы международного права, и добиваться от других субъектов их выполнения, распоряжаясь средствами международного принуждения;

в) обладает самостоятельностью и независимостью в международных правоотношениях.

Следовательно, субъект международного права – это независимый участник международных отношений, обладающий правами и обязанностями, предусмотренными для него международными договорами. Существует два вида субъектов международного права: первичные и производные.

Первичные субъекты международного права – это государства, а также народы и нации, борющиеся за свободу и независимость против колониализма.

Производные субъекты международного права создаются первичными субъектами, которые наделяют их международной правоспособностью в определенном объеме. Ими могут быть международные межправительственные организации или государственно подобные образования. Например, Ватикан является производным субъектом международного права, поскольку его авторитетный международный статус установлен Италией по конкордату от 18 февраля 1984 г. Ватикан вправе заключать международные договоры, вступать в дипломатические отношения с государствами. Он представлен постоянным наблюдателем в ООН. Западный Берлин с 1971 по 1990 г. имел статус производного субъекта международного права, определенного по соглашению между СССР, США, Великобританией и Францией. К этой категории субъектов следует отнести и ушедшие в историю «вольные города» – Краков (1815–1846), Данциг (1920—19З9), Свободную территорию Триест (1947–1954) и др.

Суверенное государствокак субъект международного права[57] характеризуют следующие обязательные признаки:

а) население;

б) территория;

в) власть, способная самостоятельно управлять населением в пределах своей территории и вступать в правоотношения с другими государствами.

Выделяют следующие виды государств:

♦ независимые государства – свободные от политического управления другими государствами и способные самостоятельно вступить в соглашения с другими субъектами международного права;

♦ зачаточные государства, которые не имеют всех свойств, присущих независимому государству;

♦ зависимые государства, юридически уступившие другому субъекту международного права свои полномочия в области внешней политики и международных отношений, в том числе:

♦ колонии под иностранным владычеством или несамоуправляющиеся территории, «народы которых не достигли еще полного самоуправления» (Устав ООН, ст. 7З);

♦ подопечные территории ООН, на которые распространяется действие глав XII и XIII Устава ООН. В международную систему опеки входили: Тихоокеанские острова (с 1947), Науру (с 1947), Сомали (с 1950), Намибия – территория Юго-Западной Африки (с 1966) (теперь все эти территории обрели независимость);

♦ «связанные государства», которые по соглашению предоставляют другому государству свои права по осуществлению внутреннего самоуправления и внешних международных связей, как правило, под гарантии своей безопасности или получения финансово-экономической помощи.

Образование новых суверенных государств – субъектов международного права часто происходило в результате войн и революций. Так, в XIX в. группа кантонов попыталась выйти из состава Швейцарии, образовав свое объединение – Зондербунд (особый союз). Они были возвращены в федерацию с помощью вооруженных сил. В США попытка выхода из федерации одиннадцати южных штатов вызвала гражданскую войну 1861–1865 гг. После Второй мировой войны на месте бывших колоний и заморских владений образовалось более 100 независимых государств.

Новый субъект международного права может образоваться тремя путями:

♦ слияния двух или нескольких государств. Так, в 1964 г. из двух государств – Танганьики и Занзибара – была образована Танзания;

♦ раздела государства на части. Например, в 1960 г. Федерация Мали распалась на два государства – Мали и Сенегал, который впоследствии объединился с Гамбией, образовав конфедерацию Сенегамбия, распавшуюся в 1988 г. В 1965 г. Сингапур вышел из Федерации Малайзии. В 1971 г. Бангладеш (Бенгалия) в ходе вооруженного конфликта была отделена от Пакистана. В 1990-х годах произошел распад государств социалистической системы. Вначале из состава Югославии вышли Словения, Хорватия, а к 2002 г. и сама Югославия перестала существовать, разделившись на Сербию и Черногорию. Чехословакия разделилась на два государства: Чехию и Словакию. Советский Союз, образованный в 1922 г., распался в 1991 г., из его состава вышли сначала Латвия, Литва и Эстония, а затем в результате Беловежских соглашений независимыми государствами провозгласили себя Россия, Белоруссия, Украина, позднее и другие бывшие союзные республики – Азербайджан и Армения (вступившие в войну друг с другом из-за Карабаха), Грузия (от которой военным путем отделились Абхазия и Южная Осетия), Казахстан, Киргизия, Молдавия (в результате вооруженного конфликта от нее отделилась Приднестровская Республика), Узбекистан и Таджикистан;

♦ создания или образования новых государств. Так, Генеральная Ассамблея ООН в 1947 г. приняла резолюцию № 181, в соответствии с которой на территории Палестины должны были быть созданы два независимых государства – арабское и еврейское. Выполнение этого решения ООН растянулось почти на 60 лет. Вооруженные столкновения продолжаются и в настоящее время на территории Палестины и Государства Израиль.

По своему государственному устройству субъекты международного права могут быть как простыми (унитарными), так и сложными (федерации, конфедерации). Федерации[58] выступают на международной арене как единый субъект международного права.[59] Члены большинства современных федераций не являются субъектами международного права. Как субъекты международного права члены федерации могут выступать лишь в том случае, если законодательство федерации признает за ними это свойство.

Субъекты Российской Федерации не обладают международной правосубъектностью в силу Конституции, которая определяет, что в ведении Российской Федерации находятся: «федеративное устройство и территория» (ст. 71, п. «б»); «внешняя политика и международные отношения Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации; вопросы войны и мира» (ст. 71, п. «к»); «внешнеэкономические отношения» (ст. 71, п. «л»). Однако к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов относится «координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации, выполнение международных договоров» (ст. 72, п. «о»).

Иное положение существовало в Советском Союзе согласно Конституции СССР: союзная республика была суверенным советским социалистическим государством (ст. 76); она самостоятельно осуществляла государственную власть на своей территории; имела свою конституцию (ст. 76); определяла свое административно-территориальное устройство (ст. 79); имела право «вступать в отношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представителями, участвовать в деятельности международных организаций» (ст. 80). Так, УССР и БССР в 1947 г. подписали мирные договоры с Италией, Финляндией, Болгарией, Румынией, Венгрией; были членами-учредителями ООН и 26 июня 1945 г. вместе с Союзом ССР подписали Устав ООН. Для ведения внешних связей все союзные республики имели министерства иностранных дел.

Союзные республики были суверенными государствами и считались субъектами международного права. В созданном в 1996 г. союзе Белоруссии и России также существуют общие органы, решения которых могут иметь обязательную силу для обоих государств, являющихся самостоятельными субъектами международного права.

Государственный суверенитет –главная особенность государства, на основании которой оно рассматривается как основной субъект международного права. Суверенитет – неотъемлемое политико-правовое свойство государства. Его юридическими признаками являются верховенство государственной власти на своей территории и независимость государства на международной арене.

Верховенство –полная и исключительная власть государства над определенной территорией и подчинение этой власти лиц и социальных групп, проживающих в пределах данной территории. Суверенитет государства означает, что никто не должен, ссылаясь на те или иные соображения внутреннего или внешнего характера, пытаться диктовать другим народам, как им устраивать свои внутренние дела.[60]

Независимостьгосударства выражается в его неподчинении каким-либо другим государственным правопорядкам. Это внешний аспект суверенитета государства, означающий его право и способность вступать в отношения с другими государствами и проводить внешнюю политику без диктата и давления извне, без вмешательства и контроля со стороны других государств. Независимость государства на международной арене – не беспредельная свобода действий, а свобода, объективно ограниченная общепризнанными и общеобязательными принципами и нормами международного права; она означает лишь независимость государства от правопорядка другого государства, но не от общепризнанных норм и принципов современного международного права.

При осуществлении своей внутренней и внешней политики каждое государство должно уважать суверенитет других государств и соблюдать общепризнанные нормы и принципы международного права. Уважение суверенитета других государств обеспечивает международный правопорядок, и, наоборот, нарушение суверенитета других государств может привести к нарушению всеобщего мира и безопасности. Суверенитет не только предоставляет право государству самостоятельно решать свои внутренние и внешние проблемы. Он накладывает на каждое государство обязанность учитывать интересы других государств и соблюдать принципы международного права. Суверенитет государства реализуется совокупностью не только прав, но и обязанностей.

На защите суверенитета России стоят ее Вооруженные силы, другие войска, органы внутренних дел и силы национальной безопасности.

Юрисдикциягосударства означает неотъемлемое свойство суверенитета, выражающее компетенцию государства по рассмотрению уголовных, гражданских и иных дел, а также деятельность органов государства, обеспечивающих исполнение национального законодательства. На своей территории государство осуществляет юрисдикцию в полном объеме. На некоторых территориях государства осуществляют юрисдикцию в ограниченном объеме. Например, в соответствии с Договором о космосе (1967) государство, запустившее космический объект, сохраняет юрисдикцию и контроль над этим объектом и над любым экипажем объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле (ст. VIII). Прибрежное государство имеет юрисдикцию в исключительной экономической зоне в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований, защиты и сохранения морской среды (Конвенция ООН по морскому праву, ст. 56). На континентальном шельфе прибрежное государство осуществляет суверенные права в целях разведки и разработки природных ресурсов шельфа (ст. 77), оно осуществляет также юрисдикцию в отношении создания и эксплуатации искусственных островов, установок и сооружений (ст. 80). Государство осуществляет юрисдикцию в отношении своих граждан и имущества, если они находятся на так называемой ничейной территории (например, в Антарктиде).

Понятие международной правосубъектности колониальных стран и народовдано в Декларации Генеральной Ассамблеи ООН (1960), провозгласившей необходимость ликвидации колониализма и неоколониализма, поставив всякое колониальное господство вне норм международного права. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 54 от 21 февраля 1984 г. установление и сохранение колониального господства квалифицируется как международное преступление. Правомерная борьба с ним должна вестись путем создания легальных органов власти, которым подчиняются законные вооруженные формирования. Сепаратизм – борьба за отделение части территории от государства, – не имеет ничего общего с борьбой против колониальной системы. Сепаратисты не вправе претендовать на статус борющейся нации как субъекта международного права и приобретать правоспособность:

а) вступать в сношения с другими субъектами международного права;

б) заключать с ними международные соглашения, в соответствии с которыми они принимают на себя определенные права и обязанности;

в) обмениваться официальными представительствами;

г) иметь свое представительство при международных организациях.

Международные организации– производные субъекты международного права, которые приобретают правосубъектность в объеме, делегированном им государствами-учредителями, предусмотренном их уставами или иными учредительными актами, договорами и соглашениями.[61] Кроме того, международные организации своими действиями могут приобретать права и брать на себя обязательства; они несут международно-правовую ответственность. Согласно своим уставам, международные организации могут заключать международные договоры, что является основным критерием международной правосубъектности. Международные организации и их должностные лица пользуются привилегиями и иммунитетами. Однако признание за международной организацией статуса субъекта международного права не ведет к уравниванию ее правового положения со статусом государства.

Международные договоры международных организаций отличаются от договоров, заключаемых между государствами. Если суверенное государство практически не ограничено в заключении международных договоров (это его суверенная воля), то международная организация может заключать только такие международные договоры, которые затрагивают проблемы, находящиеся в ее компетенции. Представительства при международных организациях и по функциям, и по правовому статусу отличаются от дипломатических представительств государств. Международно-правовая ответственность международных организаций не тождественна ответственности государств.

Международные организации не обладают ни суверенитетом (основным качеством субъекта международного права), ни территориальным верховенством. И каким бы ни был объем прав международных организаций – это производная правосубъектность, существенно отличающаяся от коренной правосубъектности суверенных государств по содержанию и предназначению. Поскольку само существование международных организаций зависит от воли государств, которые вправе прекратить или ограничить их деятельность, в консультативном заключении Международного суда от 11 апреля 1949 г. отмечается, что ООН в значительной мере обладает правосубъектностью и способностью совершать правовые действия на международном уровне, ибо иначе эта организация не могла бы выполнять своих функций. ООН является субъектом международного права. Это не означает признания ее государством или «сверхгосударством».

Таким образом, чтобы быть субъектом международного права, международная организация должна соответствовать следующим критериям:

а) иметь собственные права и обязанности по отношению к государствам, вытекающие для нее из учредительного акта или из международного договора, одной из сторон которого она является;

б) цели и принципы международной организации должны отвечать основным принципам международного права;

в) для выполнения своих функций она должна обладать соответствующими привилегиями и иммунитетами.

Международная правосубъектность транснациональных корпорацийшироко обсуждается в отечественной юридической литературе. Транснациональные корпорации вступают в отношения между собой и создают для урегулирования своих отношений правила взаимного общения. Наиболее мощные из корпораций активно вторгаются в международную политику, экономику и другие области. Учредители наделяют корпорации правом выступать в межгосударственных отношениях от собственного имени. Однако их правоспособность ограничена и определяется международными договорами, заключенными с участием государств, и в конечном счете является производной.

Международная правосубъектность физических лицне признается российской доктриной международного права по следующим основаниям: действительно, в международном праве имеется ряд соглашений, которые непосредственно распространяются на физических лиц (царствующих особ, дипломатов, военнопленных, международных военных преступников, лиц, ищущих убежища, и др.). Однако эти соглашения предоставляют права индивидам исключительно посредством установления прав и обязанностей для государств. Любой индивид проявляет себя в пределах юрисдикции определенного государства постольку, поскольку это государство предоставило ему такую возможность, исходя из национального законодательства. Международное право производно от воли государств, а не от желаний индивидов.

Тот факт, что физические лица предстают как участники судебных процессов и привлекаются к ответственности за нарушение норм международного права (о геноциде, апартеиде, работорговле и др.), не делает их субъектами международного права, так как ответственность физических лиц наступает только потому, что на это согласились государства, заключив соответствующие международные договоры.

Устав ООН непосредственно обязывает только государства и никоим образом не порождает персональной правосубъектности физических лиц, имея в виду необходимость уважать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, пола, языка и религии (ст. 1, п. З). Кроме того, признание международной правосубъектности физических лиц опасно тем, что оно открывает безграничные возможности для произвольного и непредсказуемого вмешательства индивидов во внутренние дела государств по мотивам правоспособности субъекта международного права.

Признание в международном праве – это юридический акт, с помощью которого устанавливается объем отношений между вновь возникшим государством и существующими государствами, призванными жить в мире друг с другом и развивать дружественные отношения между нациями (Устав ООН, ст. 1, п. 2). В результате признания новые государства обретают международно-правовой статус и возможность свободно устанавливать и развивать свои отношения с другими субъектами международного права, осуществлять свои права и обязанности.

В современном международном праве существует две основные теории признания: конститутивная и декларативная. Согласно конститутивнойтеории акт признания нового государства является предварительным условием его существования, т. е. правосубъектность государства зависит от решения других государств. Государство становится субъектом международного права только путем признания. Декларативнаятеория исходит из того, что появление нового государства лишь принимается к сведению другими государствами, т. е. подтверждается (декларируется) существующее правовое и фактическое положение, поскольку правосубъектность возникла раньше в силу самого факта появления государства.

В современном международном праве нет норм, устанавливающих форму и сроки признания нового субъекта международного права. По ф о р м е признание может быть прямым(непосредственным), когда признаваемому государству направляется послание о признании или по этому поводу происходит обмен нотами, или подразумеваемым,когда последствия признания реализуются в практике отношений между государствами. Сроки признания определяются политикой и дипломатией государств. Промедление или поспешность в признании могут быть расценены другими участниками международного общения как недружелюбие или даже враждебный акт и стать поводом для упреков за вмешательство во внутренние дела других государств. Историческая практика длительного непризнания некоторых государств свидетельствует о том, что институт признания в международном праве чрезмерно политизирован.[62]

Различают также признание de fakto, de jure и ad hoc.

Признание de fakto(де-факто) – это официальное, но не окончательное, не полное признание, ограниченное лишь некоторыми отношениями (например, торговыми, политическими и экономическими). Таким признанием признающее государство выражает неуверенность в эффективности и жизнеспособности нового правительства (государства), с которым не обязательно установление дипломатических отношений.

Признание de jure(де-юре) – это полное официальное признание, которое влечет за собой установление всесторонних (прежде всего дипломатических и консульских) отношений между государствами; признание прав государства на распоряжение имуществом, ценностями, находящимися за границей; признание его иммунитета от юрисдикции признающего государства; признание де-юре имеет обратную силу, т. е. признающее государство обязуется уважать законодательство признанного субъекта международного права, изданное им ранее срока его признания.

Признание ad hoc(для частного случая) происходит, когда государства и правительства вынужденно вступают в контакты друг с другом для урегулирования частного случая. Так, достижение Парижских соглашений 197З г. об окончании войны во Вьетнаме стало возможным после признания ad hoc трех вьетнамских правительств Соединенными Штатами Америки.

Дестинаторами (объектами) признания могут быть государства, правительства, эмигрантские правительства, борющиеся против колониализма нации, воюющие стороны.

Признание государстваподытоживает его внутреннюю борьбу либо внешнюю экспансию, социальную революцию, отделение какой-либо территории или распад колониального государства. Так, в 1981 г. Советский Союз признал «в качестве независимого суверенного государства» Белиз и в 1988 г. – Вануату (бывшие колонии).

Признание государства имеет место также в случаях конституционного изменения территориального или национального состава государства. Например, признание Исландии после расторжения ею датско-исландской унии в 1944 г.; Соединенные Штаты дважды признавали Гавайи: в 1826 г. – в качестве Королевства и в 1994 г. как этническое государство; в 1984 г. китайско-британской декларацией был признан суверенитет Гонконга, который в 1997 г. воссоединился с КНР; Дэйтонскими соглашениями 1995 г. США была признана независимость Боснии и Герцеговины и одновременно введена в действие их Конституция, являющаяся приложением к названным соглашениям. Однако высшим правом оценки правомерности создания нового государства обладает только мировое сообщество в лице Генеральной Ассамблеи ООН.[63]

Признание правительстваимеет место обычно в тех случаях, когда к власти приходит новое правительство в результате революции или государственного переворота, т. е. так называемым неконституционным путем. В 1996 г. страны АСЕАН де-факто признали правительство Мьянмы (Бирмы), когда правившая там военная хунта смягчила режим и обязалась принять новую Конституцию. При этом существовавший субъект международного права сохранился. В других случаях государства, признавая новое правительство, как правило, учитывают следующие критерии: фактический контроль новым правительством территории и населения; степень поддержки власти нового правительства населением страны; готовность и способность нового правительства выполнять свои международные обязательства.[64]

Признание правительств в эмиграции (изгнании),как правило, связано с войнами. Во время Второй мировой войны СССР и другие государства антигитлеровской коалиции при признании правительств в изгнании исходили из того, насколько эффективны действия этих правительств, поддерживают ли они тесную связь со своим народом в руководстве борьбой с оккупантами, в осуществлении регулярного контроля над воинскими формированиями, действующими в составе союзных армий.

Признание воюющей сторонойвозникает в связи с началом вооруженной борьбы и регулируется правом вооруженных конфликтов. Различают воюющую сторону в международном вооруженном конфликте (государства и борющиеся за свободу и независимость народы и нации) и в вооруженном конфликте немеждународного характера (стороны в гражданской войне). Признание воюющей стороны в международном вооруженном конфликте возникает, например, в случае вооруженной борьбы против вторгшегося противника или когда народ восстает против колониального, расистского режима. Так, в ходе Второй мировой войны в качестве воюющей стороны была признана сражавшаяся Франция.

Признание повстанцев (мятежников),сепаратистов в качестве воюющей стороны, как правило, не допускается, поскольку вооруженный мятеж – это тягчайшее уголовное преступление. Однако в определенной политической ситуации мятежники получали признание. Так, некоторые государства в 80-х годах XX в. признали Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти (Сальвадор) в качестве «представительной политической силы». Однако подобные вопросы должны рассматриваться только при наличии совокупности условий, если повстанцы:

а) имеют свою легальную организацию;

б) имеют во главе лиц, ответственных за их действия;

в) установили свою власть на определенной территории;

г) соблюдают в своих действиях нормы и принципы права вооруженных конфликтов.

Несоблюдение хотя бы одного из этих условий делает невозможным и противоправным международное признание повстанцев.

Правопреемство в международном праве – это переход международных прав, обязанностей и ответственности от одного государства к другому применительно к какой-либо территории.[65] Правопреемство государств возникает в случаях, когда суверенитет одного государства на определенной территории заменяется суверенитетом другого государства. Исчерпывающего перечня обстоятельств правопреемства нет, но наиболее существенные из них определены Венскими конвенциями о правопреемстве государств в отношении договоров (1978), о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов (198З).

Различают ситуации, вызывающие международное правопреемство:

♦ передача части территории одним государством другому государству (Конвенция 198З г., ст. 14, п. 1);

♦ отделение части территории государства и объединение с другим государством (цессия, аннексия территории) (Конвенция 1978 г., ст. 15) – например, аннексия Австрии в 19З8 г. Германией;

♦ возникновение нового государства – субъекта международного права в результате обретения им независимости (деколонизация) либо образование государства на части (или частях) территории, отделившейся (отделившихся) от существующего государства (Конвенция 198З г., ст. 18, п. 1);

♦ объединение двух или нескольких государств в одно государство, получающее статус преемника: создание федерации, слияние государств, инкорпорация государства (Конвенция 1978 г., ст. З1, п. 1, Конвенция 198З г., ст. 16) – например, объединение Сирии и Египта в ОАР в 1958 г., объединение Германии в 1990 г.;

♦ разделение государства или прекращение его существования и образование на частях его территории двух или нескольких государств; расчленение унитарного государства, распад федерации (Конвенция 1978 г., ст. З4, п. 1), объединение части территории, отделившейся от государства, с другим государством (Конвенция 198З г., ст. 17, п. 1–2) – например, распад Колумбии в 1829—18З1 гг., разделение Германии после 1945 г. на ГДР и ФРГ.

Объекты правопреемства – это все международные правоотношения, включающие ответственность, права и обязанности в отношении населения, территории, материальных и нематериальных благ, собственности и ресурсов, которые находились под суверенитетом государства-предшественника. Государство-преемник, следовательно, перенимает все заботы, которые вытекают из существа государства, его природы и державности. К ним относятся социально-экономический строй и государственное устройство. Такие вопросы иногда специально оговаривались в ситуациях правопреемства. Так, в англо-китайской декларации о Гонконге (1984) было определено, что после воссоединения Гонконга с Китаем социалистическая система не будет применяться в Специальном административном регионе Гонконг, а капиталистическая система останется неизменной в течение 50 лет. Однако фактическое пользование государством всеми правами в полном объеме зависит от признания его международной правосубъектности. Объектом правопреемства может выступать также и международная ответственность в случаях возмещения ущерба, причиненного противоправными действиями государства-предшественника. Правонарушения, порождающие материальную ответственность, обычно выражаются в действиях, которые вытекают из суверенитета, действий государственной власти вследствие осуществления контроля над территорией. В международно-правовой практике имелись случаи полного освобождения территории государства-преемника от всякой связи с последствиями противозаконных действий ее прежнего суверена.

Правопреемство при социальной революции (перевороте)всегда вызывало научные споры. Аристотель полагал, что с переменой формы правления сущность государства не меняется. Гуго Гроций писал, что государства бессмертны: они могут быть таковыми потому, что народ представляет собой целое, состоящее из отдельных членов, которые объединены одним названием. Согласно Гроцию, народы образуют «искусственные тела» наподобие естественного тела. Естественное тело не перестает быть тем же, несмотря на постепенную замену частиц при сохранении формы. Так же не имеет существенного значения и образ правления – будь то власть царя, нескольких лиц или множества людей. Если избранный царь умрет или прекратится царский род, то право властвования возвращается к народу.

По мнению Э. де Ваттеля, когда свободный народ, народное государство или аристократическая республика заключают договор, то это значит, что договаривается само государство и его обязательства вовсе не зависят от жизни тех людей, которые заключали этот договор. Так как государство и нация остаются всегда теми же, какие бы изменения они ни осуществляли в форме правления, то и договор, заключенный с какой-либо нацией, сохраняет свою силу, пока существует эта нация.[66] И. – К. Блюнчли утверждал, что, несмотря на перемены формы правления, государство остается одним и тем же «международным лицом», поскольку индивидуальность народа и непрерывность его связи с территорией – два необходимых условия для существования государства, а они не уничтожаются с переменой формы его правления.

В сентябре 1792 г. Конвент Франции провозгласил, что суверенитет народов не связан договорами тиранов. В соответствии с этой декларацией революционная Франция не только разорвала многие политические договоры старого правительства, категорически отвергла всякие виды сервитутов, признавая их как явления противные «основным началам естественного права», но и отказалась от уплаты государственного долга бывшего правительства, в том числе от погашения так называемых «одиозных долгов», руководствуясь тем, что народ не обязан платить по договорам, навязанным ему властью тиранов.

Классики русской школы международного права Ф. Ф. Мартенс, Л. А. Камаровский и В. А. Ульяницкий полагали, что преобразования или перевороты в государстве не изменяют его юридического положения. Необходимо только, чтобы народ существовал как независимый политический организм, имеющий все атрибуты государства. Такой народ и при новых внутренних порядках удержит присущие ему качества «международной личности», останется субъектом международного права. Как бы ни изменялись отдельные элементы государства, сколько бы ни уменьшалась его территория, «личность» этого государства продолжает существовать. Следовательно, по отношению ко всем другим субъектам, с которыми государство приходит в соприкосновение, оно сохраняет свои права и обязанности.

Австрийский юрист А. Фердросс писал, что «государство не прекращает существовать ни в результате революции, ни в результате государственного переворота. Народ может изменить свою организацию, но при этом не может перестать существовать. Не государство как организация, а государственно организованный народ (populus) является субъектом ответственности по международному праву».[67]

На Лондонской конференции России, Англии, Франции, Австрии и Пруссии 19 февраля 18З1 г., где обсуждался статус Бельгии, отделившейся от Норвегии, в составе которой она была в 1815—18З0 гг., утвердили принцип: «трактаты не теряют своей обязательности, каким бы изменениям ни подвергалась внутренняя организация народов».[68] Аналогично и договоры США о дружественных отношениях с Австрией (1921) и с Венгрией (1921) устанавливали объем обязательств этих стран по уплате возмещения за ущерб, нанесенный гражданскому населению США в результате агрессии государства-предшественника – Австро-Венгрии и ее союзников.

После Октябрьской революции 1917 г. советское правительство отвергло утвердившийся в практике государств принцип, согласно которому «нация является ответственной за свое правительство, и перемена власти не затрагивает наложенных обязательств».[69] Советское правительство так же, как некогда деятели Великой французской революции, заняло позицию пересмотра международных договоров с точки зрения идеологии социалистической революции. Однако общего отказа от прежних договоров, полной их отмены со стороны советского государства не было. С провозглашением советской власти Россия не порвала автоматически связи с союзниками по Антанте (Францией, Великобританией, Италией, США, Японией, Бельгией и др.) в войне с четверным союзом (Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария). Руководствуясь Декретом о мире (1917), советская Россия призывала союзников заключить мирный договор.[70] Она не аннулировала всех прав и обязательств Российской империи в отношениях с иностранными государствами.

Советская дипломатия вела переговоры не о признании нового государства, а о признании нового правительства России. Согласно Версальскому мирному договору, за Россией было признано право на возмещение и репарации (ст. 116, п. З). Продолжительное непризнание советского правительства после революции не затрагивало международной правосубъектности государства. То, что советская республика не рассматривалась как субъект международного права, подтверждают и двусторонние мирные договоры, заключенные ею с Польшей, Эстонией, Литвой, Латвией, Грузией, Арменией, образовавшими независимые государства согласно Декларации прав народов России (1917).[71]







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.017 с.)